А47 суд

Решение Арбитражного суда Оренбургской области от 10 июня 2004 г. N А47-2816/2004-18ГК Суд удовлетворил заявление о признании факта нахождения автомобиля на праве собственности у заявителя, поскольку заявитель открыто владеет автомобилем как своим собственным свыше пяти лет, вследствие чего у него возникло право собственности в силу приобретательной давности (извлечение)

Решение Арбитражного суда Оренбургской области
от 10 июня 2004 г. N А47-2816/2004-18ГК
(извлечение)

ОАО «Разрез Тюльганский» п.Тюльган обратилось с заявлением об установлении факта владения и пользования транспортным средством как своим собственным.

Заявитель уточнил свои требования и просит признать факт нахождения у него на праве собственности автомобиля МАЗ 5334 ТЗА7 г/н В 228 ОА 56 двигатель N 236/27402 (шрифт номера двигателя не соответствует заводскому, с последующим приложением фотографии номера двигателя) шасси N 113036 1989 г. выпуска, что судом принимается в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Заинтересованное лицо извещенное надлежащим образом о дне и месте судебного заседания в суд не явилось, в отзыве просило суд удовлетворить заявление ОАО «Разрез Тюльганский».

Отводов судье и ходатайств по делу не заявлено.

Заслушав доводы заявителя, исследовав материалы дела, суд установил следующее:

В 1989 году ОАО «Разрез Тюльганский» приобретен автомобиль МАЗ 5334 ТЗА7.

В этом же году на указанном автомобиле заменен двигатель и установлен с N 236/27402 (шрифт номера двигателя не соответствует заводскому, с последующим приложением фотографии номера двигателя).

Замена двигателя надлежащим образом не оформлена.

По сведениям ГИБДД Тюльганского района замененный двигатель в розыске не значится.

Вышеуказанный автомобиль с замененным двигателем числится на балансе заявителя с момента приобретения, что подтверждается инвентарной карточкой.

Каких либо прав третьих лиц на владение указанными автомобилем и двигателем не выявлено, что подтверждается пояснениями ГИБДД Тюльганского района.

Автомобилем автомобиля МАЗ 5334 ТЗА7 г/н В 228 ОА 56 двигатель N 236/27402 (шрифт номера двигателя не соответствует заводскому, с последующим приложением фотографии номера двигателя) шасси N 113036 ОАО «Разрез Тюльганский» открыто владеет как своим собственным с августа 1989 года, т.е. свыше пяти лет, вследствие чего у последнего возникает право собственности в силу приобретательской давности в порядке ч. 1 ст. 234 ГК РФ.

При таких обстоятельствах требования заявителя подлежат удовлетворению в силу ч. 2 ст. 218, ч. 1 ст. 234 ГК РФ.

В соответствие со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по госпошлине в сумме 500 руб. относятся на заявителя.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 219 — 222 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

1. Установить за ОАО «Разрез Тюльганский» п.Тюльган Тюльганского района Оренбургской области факт владения на праве собственности в отношении автомобиля МАЗ 5334 ТЗА7 г/н В 228 ОА 56 двигатель N 236/27402 (шрифт номера двигателя не соответствует заводскому, с последующим приложением фотографии номера двигателя) шасси N 113036 1989 г. выпуска.

2. Решение может быть обжаловано в порядке ст.ст. 257 — 260, 273 — 273 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изготовлено 10 июня 2004 г.

Решение Арбитражного суда Оренбургской области от 10 июня 2004 г. N А47-2816/2004-18ГК (извлечение)

Текст решения предоставлен Арбитражным судом Оренбургской области по договору об информационно-правовом сотрудничестве

Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника

Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Решение Арбитражного суда Оренбургской области от 20 декабря 2006 г. N А47-7250/2006-19ГК Суд удовлетворил требования территориального органа ПФ РФ о взыскании со страхователя недоимки по страховым взносам и пени, поскольку страхователь не выполнил возложенную на него обязанность по своевременной и полной уплате страховых взносов на пенсионное страхование (извлечение)

Решение Арбитражного суда Оренбургской области
от 20 декабря 2006 г. N А47-7250/2006-19ГК
(извлечение)

Государственное учреждение — Управление Пенсионного фонда РФ в Кувандыкском районе Оренбургской области обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением о взыскании с Общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Адонай», г. Кувандык, Оренбургской области, 58739 руб. 63 коп. — недоимки по страховым взносам и пени, в том числе: 51848 руб. — недоимка по страховым взносам на страховую часть трудовой пенсии, 5853 руб. — недоимка по страховым взносам на накопительную часть трудовой пенсии, 933 руб. 27 коп. — пени на недоимку по страховым взносам на страховую часть пенсии, 105 руб. 36 коп. — пени на недоимку по страховым взносам на накопительную часть пенсии.

Стороны, надлежащим образом в соответствии со ст. 123 Арбитражного процессуального кодекса РФ извещенные о времени и месте судебного заседания, не явились. Заявителем в материалы дела представлено письменное ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие. Дело в порядке п. 2 ст. 215 Арбитражного процессуального кодекса РФ рассматривается в отсутствие представителей сторон.

Исследовав материалы дела, судом в открытом судебном заседании установлено следующее.

Как следует из материалов дела, в результате несвоевременного внесения платежей по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование у Общества с ограниченной ответственностью «Надежда», г. Бузулук, Оренбургской области, правопреемником которого в результате реорганизации в форме присоединения является ответчик, за 2005 год образовалась задолженность по уплате страховых взносов в размере 57701 руб., в том числе: на страховую часть трудовой пенсии в размере 51848 руб., на накопительную часть трудовой пенсии в размере 5853 руб.

За несвоевременную уплату ответчиком страховых взносов на обязательное пенсионное страхование заявителем на основании ст. 26 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» начислена пеня в размере 1038 руб. 63 коп., в том числе: 933 руб. 27 коп. — на недоимку по страховым взносам на страховую часть пенсии, 105 руб. 36 коп. — на недоимку по страховым взносам на накопительную часть пенсии, а также выставлено Требование N 18-у от 26.05.2006 г. об уплате недоимки по страховым взносам и пени.

В связи с тем, что Требование N 18-у от 26.05.2006 г. об уплате недоимки по страховым взносам и пени добровольно в срок, установленный в требовании, ответчиком не исполнено, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о принудительном взыскании с ответчика недоимки и пени.

Ответчик письменного отзыва на заявление, документально обоснованных возражений либо доказательств полного и своевременного внесения платежей по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование не представил.

Требования заявителя о взыскании недоимки по страховым взносам и пени за несвоевременную уплату страховых взносов в Пенсионный фонд РФ признаются судом обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям.

Ответчик в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ) является страхователем по обязательному пенсионному страхованию и в соответствии со ст. 24 названного закона обязан своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд РФ.

В силу статьи 2 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ правоотношения, связанные с уплатой обязательных платежей на обязательное пенсионное страхование, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой, регулируются законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Согласно статье 11 Налогового кодекса РФ недоимкой признается сумма налога или сумма сбора, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок.

Порядок исчисления, порядок и сроки уплаты страховых взносов страхователями установлены ст. 24 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ. Согласно пункту 2 указанной статьи уплата сумм авансовых платежей производится ежемесячно в срок, установленный для получения в банке средств на оплату труда за истекший месяц или в день перечисления денежных средств на оплату труда со счетов страхователя на счета работников, но не позднее 15 числа месяца, следующего за месяцем, за который начисляется авансовый платеж по страховым взносам. Разница между суммами авансовых платежей, уплаченными за отчетный (расчетный) период, и суммой страховых взносов, подлежащих уплате в соответствии с расчетом ( декларацией ), подлежит уплате не позднее 15 дней со дня, установленного для подачи расчета ( декларации ) за отчетный (расчетный) период либо расчету в счет предстоящих платежей по страховым взносам или возврату страхователю. При этом сумма страховых взносов на обязательное пенсионное страхование считается поступившей с момента зачисления ее на счет соответствующего органа Пенсионного фонда РФ.

В соответствии со ст. 23 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ под расчетным периодом понимается календарный год, расчетный период состоит из отчетных периодов, отчетными периодами признаются первый квартал, полугодие, девять месяцев календарного года.

Факт существования обязанности по уплате страховых взносов и не исполнения данной обязанности в срок, установленный законом, а также наличие задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за расчетный период — календарный 2005 г. в сумме 57701 руб. ответчиком не оспаривается и, кроме того, подтверждается материалами дела, в том числе: расчетом авансовых платежей по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование для лиц, производящих выплаты физическим лицам; реестрами учета платежей страхователя; расчетом заявителя.

В силу положений ст. 26 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ исполнение обязанности по уплате страховых взносов обеспечивается пенями.

Согласно п. 2 ст. 26 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ пеней признается установленная указанной статьей денежная сумма, которую страхователь должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм страховых взносов в более поздние сроки по сравнению с установленными законом. Пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате страховых взносов, начиная со дня, следующего за установленным днем уплаты страховых взносов, и уплачиваются одновременно с уплатой сумм страховых взносов или после уплаты таких сумм в полном объеме. Пени за каждый день просрочки определяются в процентах от неуплаченной суммы страховых взносов. Процентная ставка пеней принимается равной одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ.

Расчет суммы пени произведен заявителем верно, исходя из процентной ставки, равной одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка РФ. Пени начисляются заявителем по итогам расчетного периода в соответствии с установленным законом порядком. Расчет пени составлен заявителем по состоянию на 01.05.2006 г. Замечаний по расчету пени от ответчика в материалы дела не поступало.

В соответствии с п. 4 ст. 25 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ в случае, если размер причитающейся к уплате суммы превышает в отношении юридических лиц — пятьдесят тысяч рублей, взыскание недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов осуществляется территориальными органами Пенсионного фонда РФ в судебном порядке.

Срок давности обращения в суд с требованием о взыскании недоимки и пени, установленный п. 3 ст. 48 Налогового кодекса РФ, заявителем соблюден.

Учитывая изложенное, с ответчика в доход Пенсионного фонда РФ взыскивается 58739 руб. 63 коп. — недоимки по страховым взносам и пени, в том числе: 51848 руб. — недоимка по страховым взносам на страховую часть трудовой пенсии, 5853 руб. — недоимка по страховым взносам на накопительную часть трудовой пенсии, 933 руб. 27 коп. — пени на недоимку по страховым взносам на страховую часть пенсии, 105 руб. 36 коп. — пени на недоимку по страховым взносам на накопительную часть пенсии.

Госпошлина в размере руб. коп., подлежащая уплате по делу в соответствии со ст. 333.21 Налогового кодекса РФ, относится в полном объеме на ответчика и подлежит взысканию в доход федерального бюджета.

Руководствуясь ст. ст. 110 , 167-171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

1. Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Адонай», г. Бузулук, Оренбургской области, ИНН 5605005074, ОГРН 1045607402614, регистрационный номер ПФ РФ 066-224-030175, в доход Пенсионного фонда РФ 58739 руб. 63 коп. — недоимку по страховым взносам и пеню, в том числе: 51848 руб. — недоимка по страховым взносам на страховую часть трудовой пенсии, 5853 руб. — недоимка по страховым взносам на накопительную часть трудовой пенсии, 933 руб. 27 коп. — пеня на недоимку по страховым взносам на страховую часть пенсии, 105 руб. 36 коп. — пеня на недоимку по страховым взносам на накопительную часть пенсии.

2. Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Адонай», г. Бузулук, Оренбургской области, ИНН 5605005074, ОГРН 1045607402614, регистрационный номер ПФ РФ 066-224-030175, в доход федерального бюджета госпошлину в сумме 2262 руб. 19 коп.

3. Исполнительные листы выдать заявителю и Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы России N 8 по Оренбургской области с расположением в г. Новотроицке, Оренбургской области после вступления решения в законную силу.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в арбитражный суд апелляционной инстанции в месячный срок с момента изготовления решения в полном объеме.

www.garant.ru

Решение Арбитражного суда Оренбургской области от 6 декабря 2010 г. N А47-6979/2010 Инспекция не доказала, что налогоплательщик осуществлял реализацию товаров по ценам выше, чем им указывается в налоговой отчетности, в связи с чем суд отменил оспариваемое решение о доначислении налога на добавленную стоимость

Решение Арбитражного суда Оренбургской области
от 6 декабря 2010 г. N А47-6979/2010

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 9 июня 2011 г. N Ф09-2732/11 и постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 февраля 2011 г. N 18АП-432/2011 настоящее решение оставлено без изменения

Резолютивная часть решения объявлена 29 ноября 2010 г.

Решение изготовлено в полном объеме 6 декабря 2010 г.

Арбитражный суд Оренбургской области в составе судьи Хижней Е.Ю., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Киреевой Т.М., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «ВОСТОК 2009», г. Оренбург к Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга о признании недействительными решения налогового органа от 15.06.2010 г. N 10-26/1688 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения от 15.06.2010 г. N 10-26/355 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению,

от заявителя — представителей Борисова А.Н. (доверенность от 12.04.2010 г.), Лихачева А.Н. (доверенность от 12.04.2010 г.), Лихачева А.Н. (доверенность от 12.04.2010 г.), Филатова В.В. (доверенность от 12.08.2010 г.);

от ответчика — начальника юридического отдела Шарыпова Р.М. (доверенность N 03/07 от 31.12.2009 г.), главного специалиста-эксперта Семенова А.В. (доверенность N 03/15 от 11.01.2010 г.), представителя Молоткова С.В. (доверенность от 22.01.2010 г. N 03/11).

В судебном заседании в соответствии со ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) объявлялись перерывы с 22.11.2010 г. по 24.11.2010 г., с 24.11.2010 г. по 29.11.2010 г.

При рассмотрении дела в открытом судебном заседании арбитражный суд установил:

Инспекцией Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга (далее — налоговый орган, инспекция, ответчик) проведена камеральная налоговая проверка уточненной налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость (далее — НДС) за 3 квартал 2009 г., представленной Обществом с ограниченной ответственностью «ВОСТОК 2009» (далее — ООО «ВОСТОК 2009», общество, налогоплательщик, заявитель).

По результатам проверки налоговый орган составил акт камеральной налоговой проверки N 10-26/10794/0913 от 13.05.2010 г. и принял решение N 10-26/1688 от 15.06.2010 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым общество привлечено к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость в виде штраф в сумме 522778 руб. Указанным решением налогоплательщику также доначислены налог на добавленную стоимость в сумме 2613889 руб., пени за его несвоевременную уплату в сумме 178082 руб.

Одновременно с решением N 10-26/1688 от 15.06.2010 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения налоговым органом принято решение от 15.06.2010 г. N 10-26/355 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, которым обществу отказано в возмещении НДС в сумме 6599517 руб.

В рамках соблюдения досудебного порядка урегулирования спора общество обжаловало решение инспекции в вышестоящий налоговый орган. Решением Управления Федеральной налоговой службы по Оренбургской области от 02.08.2010 N 17-15/12101 оспариваемое решение инспекции от 15.06.2010 г. N 10-26/1688 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения оставлено без изменения, жалоба налогоплательщика — без удовлетворения.

Как следует из материалов дела, обществом в режиме выпуска для внутреннего потребления ввезен товар (плодоовощная продукция) из республики Узбекистан. В ходе проведения камеральной налоговой проверки инспекцией установлено, что покупателями плодоовощной продукции общества являлись ООО «Артвил», ООО «Вернисаж», ООО «АЛАНКОМ», ООО «Техснаб», ООО «ДиаМакс», ООО «СпектрТорг», ООО «Триумф», ООО «ТРИАДА», ООО «ТД «Литесс», ООО «МИРИДИАН», ООО «АЛИВЕР», ООО «АРКА», ООО «УниверсалТоргКом», ООО «Консалт-Торг», ООО «ТрастКом», ООО «Арсенал», ООО «ПРЕМИУМ».

По результатам анализа цен, применяемых заявителем при реализации плодоовощной продукции (слива, персики, нектарин, дыни, виноград свежие) вышеуказанным организациям-покупателям, инспекция пришла к выводу о том, что цена, установленная заявителем при реализации товара, отклоняется более чем на 20 процентов в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным товарам (плодоовощная продукция) в пределах непродолжительного периода времени.

Для исследования рыночной цены плодоовощной продукции, применяемой в г. Оренбурге, инспекцией использован отчет от 25.12.2009 г. N 064/09/2 об определении рыночной стоимости плодов свежих овощей, фруктов, зелени, реализованных в г. Оренбурге, представленный ООО «Центр экономических и юридических экспертиз». Согласно указанному отчету при оценке рыночной стоимости учтены состояние оцениваемого объекта в совокупности со сложившимися физическими и экономическими факторами, влияющими на его стоимость, и состояние рынка предложения аналогичных объектов по состоянию на июль — сентябрь 2009 г.

Вывод инспекции об отклонении цены реализации плодоовощной продукции более чем на 20 процентов в сторону занижения от уровня цен, указанных в представленном ООО «Центр экономических и юридических экспертиз» отчете об определении рыночной стоимости плодов свежих овощей, фруктов, зелени, реализованных в г. Оренбурге, от 25.12.2009 г. N 064/09/2, явился основанием для доначисления обществу НДС в сумме 2613889 руб. и уменьшения предъявленной к возмещению из бюджета суммы НДС за 3 квартал 2009 г. в размере 6599517 руб.

В ходе проверки налоговым органом также был сделан вывод о том, что контрагенты-покупатели заявителя являются «проблемными» налогоплательщиками.

Не согласившись с принятыми решениями Общество с ограниченной ответственностью «ВОСТОК 2009» обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с соответствующим заявлением, просит решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга от 15.06.2010 г. N 10-26/1688 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, от 15.06.2010 г. N 10-26/355 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, признать недействительными.

Свои требования и незаконности оспариваемых решений заявитель мотивирует отсутствием у налогового органа правовых оснований для применения положений ст. 40 НК РФ, поскольку не представлены доказательства того, что имело место отклонение цены товара более чем на 20% от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам.

Заявитель также ссылается на то, что не могут быть поставлены в вину налогоплательщика и установленные в ходе проверки факты ненадлежащего исполнения контрагентами заявителя собственных обязанностей налогоплательщиков, поскольку каждое лицо самостоятельно отвечает за свои действия, а принцип презумпции добросовестности налогоплательщика не предполагает ответственность последнего за действия всех его контрагентов, не зависящие от его волеизъявления

Кроме того, заявитель указал на неправомерное использование специалистами ООО «Центр экономических и юридических экспертиз» метода, не предусмотренного нормами НК РФ.

Налоговый орган требования заявителя не признал, в представленном отзыве свою позицию мотивировал теми же обстоятельствами, что и изложены в оспариваемых решениях: налогоплательщиком необоснованно занижены цены реализации товаров на внутреннем рынке Российской Федерации, в результате чего в излишнем размере заявлено возмещение налога из бюджета.

В ходе судебного заседания в порядке статей 65 — 66 АПК РФ инспекция заявила ходатайство о приобщении копии протокола допроса представителя ООО «Триада» Иванова А.Н. по делу N А47-3190/2010 в материалы настоящего дела.

Необходимость приобщения протокола допроса в материалы дела налоговый орган мотивирует тем, что представитель ООО «Триада» Иванов А.Н., согласно произведенного судом допроса в рамках дела N А47-3190/2010, пояснил, что в третьем квартале 2009 г. он продукцию от ООО «Восток 2009» не получал. Данное обстоятельство, по мнению ответчика, является доказательством недобросовестности общества и направленности его действий на неправомерное возмещение НДС.

Суд отклоняет указанное ходатайство ответчика, так как из оспариваемого решения следует, что НДС по сделке общества с ООО «Триада» не доначислялся. Указанное обстоятельство не оспаривается и налоговым органом.

Следовательно, протокол допроса представителя ООО «Триада» Иванова А.Н. не имеет отношения к рассматриваемому делу и не может повлиять на исход его рассмотрения.

Заслушав доводы и пояснения представителей сторон, исследовав материалы дела и оценив представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Пунктами 2 и 3 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации (здесь и далее нормы Налогового кодекса Российской Федерации приводятся в редакции, действовавшей в проверяемые налоговые периоды) установлено, что по окончании камеральной проверки налоговой декларации по НДС, в которой заявлено право на возмещение названного налога, налоговый орган обязан в течение семи дней принять решение о возмещении соответствующих сумм, если при проведении данной проверки не были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах. В случае выявления таких нарушений уполномоченными должностными лицами налогового органа должен быть составлен акт налоговой проверки в соответствии со статьей 100 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ).

Акт и другие материалы камеральной налоговой проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные налогоплательщиком возражения должны быть рассмотрены руководителем налогового органа, проводившим проверку, и решение по ним должно быть принято в соответствии со статьей 101 НК РФ.

По результатам рассмотрения материалов камеральной проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Одновременно с этим решением выносится решение о возмещении (полностью или частично) суммы налога, заявленной к возмещению, или решение об отказе в возмещении суммы налога, заявленной к возмещению.

Из материалов дела следует, что оспариваемое, в том числе, налогоплательщиком решение от 15.06.2010 г. N 10-26/355 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, вынесено налоговым органом одновременно с решением от 15.06.2010 г. N 10-26/1688 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

При таких обстоятельствах следует признать, что мотивы отказа в возмещении НДС в размере 6599517 руб., изложенные в решении от 15.06.2010 г. N 10-26/355 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, основаны на решении от 15.06.2010 г. N 10-26/1688 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 154 НК РФ налоговая база при реализации товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено статьей 154 НК РФ, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг) исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров и подакцизного минерального сырья) и без включения в них налога на добавленную стоимость и налога с продаж.

В соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика ( пункт 7 статьи 3 ). Исходя из названного принципа, законодатель закрепил в пункте 1 его статьи 40 общее правило, согласно которому для целей налогообложения принимается цена товаров, работ, услуг, указанная сторонами сделки (если иное не предусмотрено той же статьей); пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

В случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 40 НК РФ, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги ( абзац первый пункта 3 ).

Условные методы расчета налоговой базы, предусмотренные для этих случаев статьей 40 НК РФ, применяются только когда есть основания полагать, что налогоплательщик искусственно занижает налоговую базу. В Определении от 04.12.2003 года N 441-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что такое регулирование направлено на обеспечение безусловного выполнения всеми физическими и юридическими лицами обязанности платить законно установленные налоги, как того требует статья 57 Конституции Российской Федерации, и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы.

В соответствии с п.п. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

В силу п. 3 ст. 40 НК РФ в случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

Рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 — 11 настоящей статьи. При этом учитываются обычные при заключении сделок между невзаимозависимыми лицами надбавки к цене или скидки. В частности, учитываются скидки, вызванные: сезонными и иными колебаниями потребительского спроса на товары (работы, услуги); потерей товарами качества или иных потребительских свойств; истечением (приближением даты истечения) сроков годности или реализации товаров; маркетинговой политикой, в том числе при продвижении на рынки новых товаров, не имеющих аналогов, а также при продвижении товаров (работ, услуг) на новые рынки; реализацией опытных моделей и образцов товаров в целях ознакомления с ними потребителей.

Из п. 4 ст. 40 НК РФ следует, что рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии — однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

При этом из п. 5 ст. 40 НК РФ следует, что рынком товаров (работ, услуг) признается сфера обращения этих товаров (работ, услуг), определяемая исходя из возможности покупателя (продавца) реально и без значительных дополнительных затрат приобрести (реализовать) товар (работу, услугу) на ближайшей по отношению к покупателю (продавцу) территории Российской Федерации или за пределами Российской Федерации.

Пунктом 6 ст. 40 НК РФ определено, что идентичными признаются товары, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки.

При определении идентичности товаров учитываются, в частности, их физические характеристики, качество и репутация на рынке, страна происхождения и производитель. При определении идентичности товаров незначительные различия в их внешнем виде могут не учитываться.

Как следует из п. 7 ст. 40 НК РФ, однородными признаются товары, которые, не являясь идентичными, имеют сходные характеристики и состоят из схожих компонентов, что позволяет им выполнять одни и те же функции и (или) быть коммерчески взаимозаменяемыми.

При определении однородности товаров учитываются, в частности, их качество, наличие товарного знака, репутация на рынке, страна происхождения.

Согласно п. 9 ст. 40 НК РФ при определении рыночных цен товара, работы или услуги учитывается информация о заключенных на момент реализации этого товара, работы или услуги сделках с идентичными (однородными) товарами, работами или услугами в сопоставимых условиях. В частности, учитываются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров (например, объем товарной партии), сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно применяемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цены.

При этом условия сделок на рынке идентичных (а при их отсутствии — однородных) товаров, работ или услуг признаются сопоставимыми, если различие между такими условиями либо существенно не влияет на цену таких товаров, работ или услуг, либо может быть учтено с помощью поправок.

В силу п. 11 ст. 40 НК РФ при определении и признании рыночной цены товара, работы или услуги используются официальные источники информации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках.

Пунктом 12 ст. 40 суду предоставлено право при рассмотрении дела учесть любые обстоятельства, имеющие значение для определения результатов сделки, не ограничиваясь обстоятельствами, перечисленными в пунктах 4 — 11 настоящей статьи.

Согласно выводу, изложенному в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.05 года N 11583/04, определение рыночных цен производится по правилам статьи 40 НК РФ, официальные источники информации не могут использоваться без учета этих положений, то есть они должны содержать данные о рыночной цене идентичных (однородных) товаров (работ, услуг), реализуемых в сопоставимых условиях в определенный период времени.

В силу положений п. 1 ст. 40 НК РФ бремя доказывания несоответствия цен, применяемых при оказании услуг либо при реализации товара по рыночным ценам, возлагается на налоговый орган.

В п. 2 ст. 40 НК РФ приведен исчерпывающий перечень случаев, когда налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам, в том числе при отклонении более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, налоговый орган, делая вывод о том, что цена, установленная заявителем при реализации товара, отклоняется более чем на 20 процентов в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком, не установил уровень цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени, в то время как применение положений п.п. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ предполагает выявление налоговым органом фактов колебания цен, которое должно превышать 20%, применяемых самим налогоплательщиком, при реализации идентичных (однородных) товаров по различным сделкам в пределах непродолжительного периода времени. При этом волеизъявление на превышающее или понижающее применение цен по таким сделкам должно исходить непосредственно от налогоплательщика.

Исходя из положений этой нормы, отклонение рассчитывается как средневзвешенное значение цен, применяемых налогоплательщиком. Для расчета уровня цен следует использовать сумму умножений, в которых множители представляют собой цену единицы товара по сделке и отношение количества товара по сделке к общему количеству реализованного товара за весь проверяемый период. Если налогоплательщик использует заниженные (или завышенные) цены, и при этом соблюдает допустимые отклонения или совершает разовую сделку, то основание для контроля цены сделки отсутствует. Если налогоплательщик совершает все сделки с идентичными (однородными) товарами по ценам, которые не отклоняются у него более чем на 20%, налоговый орган не сможет применить ст. 40 НК РФ и доначислить налоги. Другими словами, при использовании постоянно заниженных (или завышенных) цен и соблюдении при этом допустимых отклонений или совершении разовой сделки основание для контроля цены сделки отсутствует.

Аналогичный вывод следует также из п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.03.2003 года N 71 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

Доказательств того, что колебание цен от уровня цен, применяемых налогоплательщиком, при реализации товара по отдельным хозяйственным операциям превышало 20%, налоговым органом не представлено.

Следовательно, у налогового органа отсутствовали основания для проверки правильности применения обществом цен реализации плодоовощной продукции.

В судебном заседании установлены и иные нарушения налоговым органом требований ст. 40 НК РФ.

Из п. 3 ст. 40 НК РФ следует, что рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 — 11 настоящей статьи.

В частности, при определении рыночной цены товара учитываются информация о заключенных на момент реализации этого товара сделок как с идентичными (однородными) товарами в сопоставимых условиях, количество (объем) поставляемых товаров, сроки исполнения обязательств и др.

К сопоставимым условиям в силу пункта 9 статьи 40 НК РФ относятся количество (объем) поставляемых товаров (например, объем товарной партии), сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно применяемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цены. При этом условия сделок на рынке идентичных (а при их отсутствии — однородных) товаров, работ или услуг признаются сопоставимыми, если различие между такими условиями либо существенно не влияет на цену таких товаров, работ или услуг, либо может быть учтено с помощью поправок.

Как установлено судом, налоговым органом при исследовании цены реализации использован отчет от 25.12.2009 г. N 064/09/2 об определении рыночной стоимости плодов свежих овощей, фруктов, зелени, реализованных в г. Оренбурге, представленный ООО «Центр экономических и юридических экспертиз».

Вместе с тем, из представленного в материалы дела отчета не следует, что специалистом устанавливалась цена реализации за единицу товара, в нем лишь указана величина рыночной стоимости такой реализации в полном объеме по всей плодоовощной продукции, поставленной в спорный период времени, а не по спорным позициям.

Между тем, ст. 40 НК РФ не предусматривает возможности применения такой методики определения средней цены товара.

Инспекцией также не представлено надлежащих и достаточных доказательств, входящих в предмет доказывания по настоящему делу, а именно доказательств, свидетельствующих о том, что цена, примененная в решении, является рыночной ценой идентичных (однородных) услуг, реализуемых в сопоставимых условиях в определенный период времени; не установлены факты отклонения применяемых цен по сделкам от уровня цен.

Поэтому суд считает, что налоговым органом мероприятия налогового контроля с целью получения информации о рыночных ценах проведены не полностью. Налоговый орган ограничился лишь сведениями, предоставленными ООО «Центр экономических и юридических экспертиз».

Суд также считает, что рыночная цена реализации плодоовощной продукции налоговым органом определена с нарушениями п. 10 ст. 40 НК РФ. Налоговый орган при определении рыночной цены не учел обычные в подобных случаях затраты, понесенные покупателем при перепродаже и продвижении на рынок приобретенных у покупателя товаров, работ или услуг, а также обычной для данной сферы деятельности прибыли покупателя; различия в условиях поставок, влияющие на цену; не дана оценка качеству спорного товара. Кроме того, налоговым органом не учтен тот факт, что речь идет о крупнооптовых партиях скоропортящихся продуктов, по которым риски убытков очень высоки.

Более того, правила определения рыночных цен изложены в п. 4 — 11 ст. 40 НК РФ.

Установлено три метода определения рыночных цен:

— метод признания рыночной цены, сложившейся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии — однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях, информация о которой содержится в официальных источниках (метод использования информации от официальных источников о рыночных ценах);

— метод цены последующей реализации;

Перечисленные методы применяются последовательно, на что особо указано в п. 10 ст. 40 НК РФ, в связи с чем, определение рыночной цены затратным методом возможно только в случае невозможности использования иных методов определения рыночной цены.

Как установлено судом в ходе судебного разбирательства, при определении рыночной цены по спорным сделкам инспекция в качестве официального документа информации о рыночных ценах использовала сведения, изложенные в отчете от 25.12.2009 г. N 064/09/2 ООО «Центр экономических и юридических экспертиз», специалистами которого применен сравнительный подход определения стоимости товара.

Невозможность применения затратного и доходного подходов, предусмотренных Федеральным законом от 29.07.1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», оценщик обосновал тем, что невозможно определить себестоимость овощей и фруктов из-за недостатка информационной базы и ввиду отсутствия информации, необходимой для проведения расчетов.

Вместе с тем, законодателем в статье 40 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрен такой способ определения рыночной цены товара, как использование сравнительного подхода, в связи с чем, суд приходит к выводу о том, что налоговым органом необоснованно применены результаты оценки.

Отсутствие возможности применения методов определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения, определенных в ст. 40 НК РФ, равно как и необходимость использования метода, примененного оценщиком ООО «Центр экономических и юридических экспертиз» как наиболее достоверного, инспекцией в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что налоговый орган не вправе был осуществлять контроль за правильностью применения обществом цен реализации плодоовощной продукции, им был применен неверный метод определения рыночной цены реализации, были допущены нарушения в примененном методе определения рыночной цены реализации.

В силу изложенного суд полагает о недоказанности инспекцией факта несоответствия цены реализованного обществом товара уровню рыночных цен, и, следовательно, о неправомерности изменения цены по спорным сделкам.

При этом ссылка налогового органа на правовую позицию, сформированную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2010 г. N 5/10, в силу которой при расчетном методе начисления налогов не ставится цель достоверного исчисления налогов по объективным причинам, не принимается судом во внимание в виду того, что вышеуказанное постановление не имеет отношения к рассматриваемому делу.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что налоговым органом нарушен порядок определения рыночной стоимости, что является основанием для признания решения о доначислении НДС недействительным.

Что касается довода непродолжительного периода времени календарного месяца, то суд считает его необоснованным.

В соответствии с подп. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ налоговые органы получают право на осуществление контроля за ценами для целей налогообложения при отклонении цен, применяемых налогоплательщиком в пределах непродолжительного периода времени.

Однако содержание данного положения в нормах НК РФ не раскрывается. Именно поэтому можно предположить, что условие о «непродолжительности» относится к оценочным категориям и поэтому должно определяться индивидуально в каждой конкретной ситуации и применительно к каждому конкретному случаю.

Учитывая, что понятие «непродолжительного периода времени», в котором усматривается отклонение цены на 20 процентов, нормативно не определено и носит оценочный характер в зависимости от тех или иных особенностей рынков различных товаров, суд считает обоснованным то, что налоговым органом в рассматриваемом случае в качестве непродолжительного периода времени был определен один календарный месяц в связи с тем, что он является минимальным периодом времени, за который организация должна формировать финансовые результаты, оформлять регистры бухгалтерского учета и составлять бухгалтерскую отчетность согласно пункту 3 статьи 14 Федерального закона Российской Федерации от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», а также учитывая факт сезонной реализации плодоовощной продукции, и что в течение указанного периода — месяца у налогоплательщика отсутствовало существенное колебание закупочных цен.

Также не принимается судом довод общества о том, что налогоплательщик не может быть привлечен к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в случае доначисления налогов на основании ст. 40 НК РФ в силу того, что п. 3 ст. 40 НК РФ содержит специальную норму, предоставляющую налоговому органу возможность вынесения мотивированного решения о доначислении налога и пени и не содержащую положений о возможности взыскания штрафов.

Так, по сфере действия нормы ст. 40 НК РФ «Принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения», относящейся к разд. IV НК РФ «Общие правила исполнения обязанности по уплате налогов и сборов», являются нормами общего действия, распространяющимися на все качественно однородные общественные отношения. Иными словами, ст. 40 НК РФ является общей нормой, единообразно применимой в случае наличия соответствующих ссылок ко всем налогам.

В этом случае к ст. 40 НК РФ, равно как к ст. 20 НК РФ, применима позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в Определении от 04.12.2003 года N 441-О, в соответствии с которой поскольку нормы законодательства о налогах и сборах различны по характеру и значению, пределы детализации таких его норм, как абстрактно сформулированные нормы-принципы, определяются законодателем с учетом необходимости их эффективного применения к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций.

При этом целью ст. 40 НК РФ является, прежде всего, определение оснований и механизма проведения налогового контроля за полнотой исчисления налогов в разрезе правильности применения налогоплательщиками цен по сделкам, а не определение видов налоговых правонарушений и ответственности за их совершение.

Вопросы налоговой ответственности, включая общие положения об ответственности за совершение налоговых правонарушений, их виды и размеры, установлены самостоятельным разд. VI НК РФ.

В связи с этим представляется полностью оправданным изложение регулятивных норм ст. 40 НК РФ без отсылок к охранительным нормам налогового законодательства, устанавливающих конкретные составы налоговых правонарушений.

Из п. 1 ст. 122 НК РФ следует, что неуплата или неполная уплата сумм налога означает возникновение у налогоплательщика задолженности перед соответствующим бюджетом (внебюджетным фондом) по уплате конкретного налога в результате совершения указанных в данной статье деяний (действий или бездействия), т.е. в результате не только занижения налоговой базы, но и иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2005 года N 9-П, разъясняя правовой механизм исполнения конституционной обязанности по уплате налогов и правовую природу налоговых правонарушений, указал, что в соответствии со ст. 114 НК РФ мерой ответственности за совершение налогового правонарушения являются налоговые санкции ( п. 1 ), которые устанавливаются и применяются в виде денежных взысканий, то есть штрафов ( п. 2 ). При этом за правонарушения, предусмотренные ст. 119, п. 3 ст. 120 , ст.ст. 122 и 123 НК РФ (за правонарушения, непосредственно связанные с недополучением государством налогов и сборов либо создающие непосредственную угрозу такого недополучения), налоговые санкции определяются в процентном отношении от суммы неуплаченного (подлежащего уплате) налога.

В соответствии с правовыми позициями, выраженными Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 17 декабря 1996 года N 20-П , от 11 марта 1998 года N 8-П , от 15 июля 1999 года N 11-П , от 27 апреля 2001 года N 7-П , а также в Определениях от 14 декабря 2000 года N 244-О и от 5 июля 2001 года N 130-О , суммы штрафных санкций, взыскиваемые с лиц за нарушение ими требований налогового законодательства и определяемые Налоговым кодексом Российской Федерации, выходят за рамки налогового долга как такового; этим они отличаются от недоимок и налоговой пени и, по существу, представляют собой разновидность публично-правовой ответственности имущественного характера. Полномочие же налогового органа, действуя властно-обязывающим образом, осуществлять привлечение к ответственности за совершение лицами налоговых правонарушений означает, что применяются особого рода публично-правовые штрафные санкции, направленные на обеспечение фискальных интересов государства и назначаемые за совершение правонарушений, предусмотренных нормами налогового законодательства.

Таким образом, учитывая, что в результате применения налогоплательщиком в сделке такой цены, которая отклоняется в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20% от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), происходит занижение налоговой базы, что очевидно влечет неуплату (неполную уплаты) суммы налога в бюджет и соответственно образует объективную сторону налогового правонарушения, привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 122 НК РФ, законно и обоснованно.

Кроме того, толкование положений ст. 40 НК РФ как не позволяющих привлекать налогоплательщика к налоговой ответственности, нарушает фундаментальные принципы права.

Как определено в ст. 57 Конституции Российской Федерации, каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом. Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации ( ч. 2 ст. 6 Конституции Российской Федерации).

Соответственно закрепленный ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации принцип равенства всех перед законом подразумевает в том числе несение равной обязанности соблюдения гражданами и организациями законов в том виде, в каком они приняты законодателем, в том числе в части, равной обязанности по уплате налога и несения равной ответственности за его неуплату.

В противном случае налогоплательщик, занизивший налоговую базу в результате манипулирования ценами и не подлежащий привлечению к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 122 НК РФ, в силу упоминания в п. 3 ст. 40 НК РФ якобы ограничительной, специальной формулировки «мотивированное решение о доначислении налога и пени» получил бы неправомерное преимущество перед тем налогоплательщиком, который подлежит привлечению к налоговой ответственности, поскольку совершил такие же деяния (занижение налоговой базы по конкретному налогу), но в результате действий, не связанных с применением трансфертных цен, что очевидно нарушает вытекающие из принципов равенства всех перед законом и несения гражданами Российской Федерации равных обязанностей такие принципы налогообложения, как юридическое равенство налогоплательщиков, всеобщность и соразмерность налогообложения, равное налоговое бремя.

Между тем нарушение в этом случае принципов справедливости, соразмерности и неотвратимости приводит к тому, что непривлечение к ответственности лица, нарушившего правила, регулирующие трансфертное налогообложение, не только не стимулирует соблюдение налогового законодательства, что является одной из задач налогового контроля, а, напротив, приводит к созданию ситуации безнаказанности и культивированию правового налогового нигилизма.

В соответствии со ст. 106 НК РФ налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (с нарушением законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое Налоговым кодексом РФ установлена ответственность.

Соответственно мотивированное решение налогового органа ( п. 3 ст. 40 НК РФ) должно содержать бесспорные доказательства, свидетельствующие о неосторожном либо умышленном применении должностными лицами хозяйствующего субъекта либо его представителей трансфертных цен, приведших к занижению налогооблагаемой базы по конкретному налогу.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 16.10.2003 года N 329-О указал, что истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу нормы, содержащейся в п. 7 ст. 3 Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.04 года N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Пленум ВАС РФ в Постановлении от 12.10.2006 года N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указал, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.

Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы ( п. 1 ).

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности ( п. 9 ).

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей ( п. 10 ).

Частью 1 ст. 65 АПК РФ также установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Вместе с тем доводы инспекции о недобросовестности налогоплательщика носят предположительный характер и в нарушении вышеуказанной нормы и требований ч. 5 ст. 200 АПК РФ не подтверждены соответствующими доказательствами, в том числе о фактах реализации заявителем товаров по ценам, выше, чем им указывается в своей налоговой отчетности. При этом налоговым органом не опровергнуты представленные заявителем и допустимые согласно ст.ст. 171 , 172 НК РФ доказательства, в связи с чем, суд исходит из установленной п. 7 ст. 3 НК РФ презумпции добросовестности налогоплательщика.

Иные доводы, приводимые сторонами по настоящему делу, судом не принимаются во внимание, как основанные на неверном толковании норм материального права и противоречащие материалам дела, а также в виду того, что данные обстоятельства не имеют правового значения и не влияют на исход рассмотрения настоящего дела.

С учетом правовой позиции, отраженной в пункте 42 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 5 от 28.02.2001 г., арбитражный суд пришел к выводу об отсутствии основания для привлечения общества к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, а также для доначисления налога и пеней.

Таким образом, доначисление НДС в размере 2613889 руб., а также привлечение к ответственности за его неполную уплату в виде штрафа в размере 522778 руб. и начисление пени за его несвоевременную уплату в размере 178082 руб., следует признать совершенным налоговым органом без достаточных на то правовых оснований.

Учитывая вышеизложенное, а также тот факт, что решение от 15.06.2010 г. N 10-26/355 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, находится во взаимосвязи с решением от 15.06.2010 г. N 10-26/1688 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и производно от него, суд приходит к выводу о том, что требования заявителя подлежат удовлетворению, оспариваемые решения инспекции — признанию недействительными.

Понесённые заявителем расходы по оплате государственной пошлины в размере 6000 руб. подлежат взысканию с ответчика в качестве судебных расходов в порядке, установленном ст.ст. 106 , 110 , 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 110 , 167 — 170 , 176 , 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

1. Требования Общества с ограниченной ответственностью «ВОСТОК 2009» (г. Оренбург) удовлетворить.

Признать недействительными решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга от 15.06.2010 г. N 10-26/1688 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, от 15.06.2010 г. N 10-26/355 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.

Обязать налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и охраняемых законом интересов налогоплательщика.

2. Обеспечительные меры отменить с момента вступления решения суда в законную силу.

3. Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга (г. Оренбург) в пользу Общества с ограниченной ответственностью «ВОСТОК 2009» (г. Оренбург) 6000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Исполнительный лист на взыскание возмещения расходов по уплате государственной пошлины выдать Обществу с ограниченной ответственностью «ВОСТОК 2009» (г. Оренбург) после вступления решения в законную силу.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме), а также в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня вступления решения по делу в законную силу через Арбитражный суд Оренбургской области, при условии, что оно было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.