Апелляционная жалоба 132 ук

Постановление Московского городского суда от 03 августа 2016 г. N 10-11922/16

Постановление Московского городского суда от 03 августа 2016 г. N 10-11922/16

Московский городской суд в составе председательствующего судьи Александровой С.Ю.,

с участием прокурора прокуратуры г.Москвы Исаченкова И.В.,

заинтересованного лица Головушкиной Е.М.,

при секретаре Сафарине Б.М.,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу заинтересованного лица Головушкиной Е.М. на постановление Басманного районного суда города Москвы от 25 января 2016 года, которым

наложен арест на имущество обвиняемого Головушкина А.В. — однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: . 4 земельных участка, расположенных по адресу: . 2 легковых автомобиля КИА Соренто и Тойота Рав-4 с запретом распоряжаться данным имуществом.

Изучив материалы, выслушав выступление заинтересованного лица Головушкиной Е.М., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Исаченкова И.В., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения, суд апелляционной инстанции

Настоящее уголовное дело возбуждено органом следствия 04 сентября 2009 года по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ, по факту изнасилования и совершения насильственных действий сексуального характера в отношении малолетней .

С данным уголовным делом по признаку серийности в одном производстве соединено 4 уголовных дела о совершении аналогичных преступлений, а именно: уголовное дело, возбужденное 01 июня 1987 года органом прокуратуры по ч.4 ст.117 УК РФ, по факту изнасилования в отношении малолетней . ; уголовное дело, возбужденное органом прокуратуры 17.01.2005 года по п. «д» ч.2 ст.131 УК РФ, по факту изнасилования в отношении малолетней . ; уголовное дело, возбужденное 09.02.2005 года органом прокуратуры по п. «в» ч.3 ст.131 УК РФ, по факту изнасилования малолетней . ; уголовное дело, возбужденное 30.05.2014 года органом следствия по п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ, по факту совершения насильственных действий сексуального характера в отношении малолетней .

Срок предварительного следствия по уголовному делу продлен до 02 апреля 2016 года.

08 февраля 2015 года в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении указанных преступлений был задержан Головушкин А.В.

11 августа 2015 года Головушкину А.В. предъявлено обвинение по п. «в» ч.3 ст.132, п. «в» ч.3 ст.131 УК РФ (два преступления), п. «б» ч.4 ст.131, п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ.

Законным представителем несовершеннолетней потерпевшей . . потерпевшей . потерпевшей . заявлены гражданские иски, и они признаны гражданскими истцами по делу.

В ходе предварительного следствия установлено, что на Головушкина А.В. зарегистрировано на праве собственности однокомнатная квартира по адресу: . четыре земельных участка по адресу: . два легковых автомобиля КИА Соренто и Тойта Рав-4.

Следователь с согласия руководителя следственного органа обратился в суд с ходатайством о наложении ареста на имущество обвиняемого Головушкина А.В. — однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: г. . 4 земельных участка, расположенных по адресу: . 2 легковых автомобиля КИА Соренто и Тойота Рав-4 с целью обеспечения приговора в части гражданских исков путем установления запрета распоряжаться данным имуществом.

Постановлением Басманного районного суда г. Москвы от 25 января 2016 года ходатайство следователя удовлетворено, разрешено наложение ареста на имущество обвиняемого Головушкина А.В. — однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: . 4 земельных участка, расположенных по адресу: . 2 легковых автомобиля КИА Соренто и Тойота Рав-4 с запретом распоряжаться данным имуществом.

В апелляционной жалобе заинтересованное лицо Головушкина Е.М. выражает несогласие с постановлением суда, считая его незаконным, немотивированным и необоснованным, вынесенным с существенными нарушениями норм материального и процессуального права. В обоснование доводов жалобы указывает, что в постановлении суда не обозначена дата подачи в суд ходатайства следователя, в связи с чем не представляется возможным определить соблюдение установленного законом срока для рассмотрения ходатайства. Сведений об извещении прокурора и следователя о судебном заседании по рассмотрению ходатайства в материалах дела не имеется. Спорное имущество, кроме однокомнатной квартиры, не является индивидуальной собственностью обвиняемого, а является совместно нажитым имуществом в браке с автором апелляционной жалобы Головушкиной Е.М. Доказательств, подтверждающих принадлежность имущества непосредственно обвиняемому либо лицу, несущему по закону материальную ответственность за его действия, в материалах дела не представлено, а судом не установлено. Судом не соблюден принцип соразмерности принятия мер по обеспечению иска заявленным исковым требованиям, так как стоимость имущества, на которое наложен арест, явно превышает сумму гражданских исков. Автору апелляционной жалобы непонятно, каким образом судом определен срок наложения ареста на имущество до 14.12.2015 года. Судебный акт ущемляет охраняемые законом права и интересы Головушкиной Е.М., предусмотренные СК РФ, ГК РФ, гарантированные Конституцией РФ, лишает автора апелляционной жалобы права и возможности распоряжаться своей частью совместной собственности, нарушая ее права. С учетом изложенного Головушкина Е.М. просит постановление суда отменить и вынести новое решение, которым отказать в удовлетворении ходатайства о наложении ареста на имущество — земельные участки и автомашины, являющееся совместной собственностью.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнения сторон, суд апелляционной инстанции находит постановление суда законным и обоснованным.

Так, в соответствии со ст. 111 УПК РФ в целях обеспечения установленного уголовно-процессуальным законом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора суд вправе применить к подозреваемому, обвиняемому меры процессуального принуждения, в том числе наложение ареста на имущество.

Согласно ч.1 ст.115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части 1 ст. 104.1 УК РФ, следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лица, несущего материальную ответственность за их действия.

В силу ст.165 УПК РФ судья вправе вынести постановление о разрешении производства следственного действия, предусмотренного п.9 ч.2 ст.29 УПК РФ, с указанием мотивов принятого решения.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 31 января 2011 года N 1-П, наложение ареста на имущество в рамках предварительного расследования по уголовному делу является мерой процессуального принуждения, которая может применяться как в публично-правовых целях для обеспечения возможной конфискации имущества, имущественных взысканий в виде процессуальных издержек или штрафа в качестве меры уголовного наказания, а также для сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу, так и в целях защиты субъективных гражданских прав лиц, потерпевших от преступления.

Принимая решение по ходатайству следователя о наложении ареста на имущество суд руководствовался требованиями ст. 165 УПК РФ и действовал в пределах полномочий, предоставленных ч. 2 ст. 29 УПК РФ.

Судебное решение принято на основании обоснованного и мотивированного ходатайства следователя, которое вынесено по возбужденному уголовному делу и в рамках его расследования, в течение срока предварительного следствия, надлежащим лицом, с согласия надлежащего руководителя следственного органа. При этом в обоснование ходатайства следователем представлены необходимые документы.

Суд апелляционной инстанции находит, что, вопреки доводам апелляционной жалобы, судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства дела, исследованы представленные следователем материалы, а также юридически значимые для разрешения ходатайства обстоятельства и дана надлежащая оценка представленным следователем доказательствам, в связи с чем суд обоснованно сделал вывод об удовлетворении ходатайства следователя, с которым соглашается и суд апелляционной инстанции.

Из представленного органом следствия материала следует, что суду были представлены сведения, дающие достаточные основания полагать, что наложение ареста на имущество необходимо для обеспечения возмещения вреда потерпевшим, причиненного преступлением.

Таким образом, в постановлении суда приведены фактические обстоятельства, которые позволили суду принять решение о наложении ареста на указанное имущество.

Постановление суда надлежаще мотивировано, ставить под сомнение изложенные в нем выводы оснований не имеется.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции соглашается с правильностью принятого судом решения о наложении ареста на имущество обвиняемого Головушкина А.В. — однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: . 1, 4 земельных участка, расположенных по адресу: . 2 легковых автомобиля КИА Соренто и Тойота Рав-4 с запретом распоряжаться данным имуществом, поскольку у суда первой инстанции имелись законные основания для наложения ареста на указанное имущество, предусмотренные ст.115 УПК РФ, для обеспечения исполнения приговора в части гражданских исков.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, ходатайство следователя рассмотрено судом в установленный законом срок, предусмотренный ч.2 ст.165 УПК РФ, с момента поступления материала в суд 22.01.2016 года, с учетом выходных дней.

Согласно требованиям ст.165 УПК РФ следователь и прокурор вправе участвовать в судебном заседании, при этом о том, что им было известно о месте и времени рассмотрения ходатайства, свидетельствует факт передачи следователем материала в суд 22.01.2016 года, а также наличие в материалах заключения прокурора по ходатайству следователя.

Несмотря на доводы апелляционной жалобы, в представленных материалах имеются сведения о принадлежности на праве собственности Головушкину А.В. указанного имущества, информация об иных собственниках данного имущества отсутствует.

В настоящее время предварительное расследование не завершено, точная сумма причиненного потерпевшим вреда не установлена и может быть увеличена, в связи с чем довод о несоразмерности принятия мер по обеспечению иска заявленным исковым требованиям выдвинут преждевременно.

Нарушений судом уголовно-процессуальных норм, которые путем лишения и ограничения прав участников уголовного судопроизводства повлияли на постановление законного, обоснованного, справедливого решения, допущено не было.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции находит постановление суда законным и обоснованным и не усматривает оснований для его отмены, в том числе и по доводам апелляционной жалобы Головушкиной Е.М.

При этом суд, разрешая наложение ареста на имущество обвиняемого Головушкина А.В., запретил распоряжаться им, не ограничивая права собственника и пользователя указанного имущества, связанные с владением и пользованием данным имуществом.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части ссылку на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2014 года N 25-П и указание о наложении ареста на имущество обвиняемого Головушкина А.В. до 14 декабря 2015 года, которые были внесены судом в постановление ошибочно, поскольку арест наложен на имущество, принадлежащее обвиняемому Головушкину А.В.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

Постановление Басманного районного суда г. Москвы от 25 января 2016 года, которым наложен арест на имущество обвиняемого Головушкина А.В. — однокомнатную квартиру, четыре земельных участка и два легковых автомобиля с запретом распоряжаться данным имуществом, изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части ссылку на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2014 года N 25-П и указание о наложении ареста на имущество обвиняемого Головушкина А.В. до 14 декабря 2015 года.

В остальной части постановление суда оставить без изменения, апелляционную жалобу заинтересованного лица Головушкиной Е.М. — без удовлетворения.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Апелляция разобрала судейские ошибки, совершенные из-за адвокатов

Верховный суд Республики Башкортостан представил на своем сайте обзоры апелляционной практики ВС РБ по уголовным делам за май – июнь и июль – август 2014 года.

Как отмечает ВС Башкортостана, анализ изученных определений (постановлений), вынесенных его судебной коллегией за рассматриваемый период, показал, что районными (городскими) судами допускаются ошибки как в применении и толковании норм материального права, так и процессуальные нарушения.

В обзорах разбираются вопросы квалификации преступлений, назначения наказания, практика применения норм уголовно-процессуального закона.

Так, в частности анализируя вопросы обеспечения права обвиняемого на защиту, Верховный суд РБ напоминает, что по смыслу ч. 7 ст. 49 УПК РФ адвокат не вправе действовать вопреки воле доверителя (подзащитного).

Судебная коллегия ВС РБ отменила приговор Буздякского районного суда от 24 января 2014 года в отношении Л. и З., осужденных по п. «а» ч. 2 ст. 131, п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ в связи с нарушением их права на защиту.

Как следует из материалов дела, З. и Л. в ходе следствия и при рассмотрении дела в суде первой инстанции отрицали применение физического насилия в отношении потерпевшей, как по эпизоду изнасилования, так и по эпизоду насильственных действий сексуального характера, то есть фактически вину в предъявленном обвинении не признали по обоим эпизодам.

Интересы З. в суде первой инстанции представлял адвокат Х. И. И., который, выступая в прениях, предложил переквалифицировать действия его подзащитного на ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК РФ и просил назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, т. е., как отмечает ВС РБ, фактически заявил о совершении З. преступлений.

Защитник осужденного Л. адвокат Х. Г. В., выступая в прениях, также просила назначить ее подзащитному по ст. 132 УК РФ наказание, не связанное с лишением свободы, тем самым признав совершение ее подзащитным данного преступления.

Как подчеркивает апелляционный суд, обеспечение права обвиняемого на защиту, закрепленное ст. 16 УПК РФ, является одним из принципов уголовного судопроизводства. Данный принцип распространяется на все стадии уголовного процесса.

Исходя из положений ч. 1 ст. 49 УПК РФ, адвокат осуществляет в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого (подсудимого) и оказывает ему юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В соответствии с пп. 3, 4 ч. 4 ст. 6 Федерального закона № 63 от 31 мая 2002 г. (в ред. от 21 ноября 2011 г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя, делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает.

В нарушение данных требований закона, адвокаты Х. И. И. и Х. Г. В. не выполнили своих обязанностей по защите З. и Л., выступив, по сути, на стороне обвинения, чем лишили осужденных права на защиту, гарантированного Конституцией РФ и УПК РФ.

По указанным мотивам судебная коллегия ВС РБ отменила приговор суда и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство (дело № 22-4423/2014).

С полными текстами обзоров апелляционной практики по уголовным делам ВС РБ за май – июнь и за июль – август 2014 года можно ознакомиться соответственно здесь и здесь.

pravo.ru

Апелляционная жалоба 132 ук

город Иваново 24 февраля 2016 года

Ивановский областной суд

в составе председательствующего судьи Кругловой Н.С.,

при секретаре Мартасовой А.С.,

защитника — адвоката Кравченко Е.В.,

прокурора Кулемина Д.Ю.,

рассмотрел в открытом судебном заседании 24 февраля 2016 года в апелляционном порядке апелляционную жалобу Ч. (наименование органа прокуратуры, фамилия, инициалы прокурора)на(приговор или иное обжалуемое судебное решение) постановление Кинешемского городского суда Ивановской области от 24 декабря 2015 года, которым отказано в принятии к производству жалобы

на постановление заместителя *** городского прокурора К. от 02 апреля 2014 года об отказе в удовлетворении жалобы.

Изучив материалы дела, содержание обжалуемого постановления, доводы апелляционной жалобы, заслушав мнение участников процесса, суд апелляционной инстанции

24 марта 2014 года Ч. обращался в *** городскую прокуратуру Ивановской области с заявлением о прекращении в отношении него уголовного дела, по которому он обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.131 и ч.1 ст.132 УК РФ, в связи с отсутствием события преступления.

Постановлением заместителя *** городского прокурора К. от 02 апреля 2014 года в удовлетворении указанной жалобы было отказано, поскольку предварительное расследование по уголовному делу не завершено, и по его итогам действиям Ч. будет дана юридическая оценка.

Приговором Кинешемского городского суда Ивановской области от 23 мая 2014 года Ч. признан виновным и осуждён по ч.1 ст.132, ч.1 ст.131 УК РФ, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 07 августа 2014 года приговор вступил в законную силу.

22 декабря 2015 года в Кинешемский городской суд Ивановской области поступила жалоба осуждённого Ч., в которой он просил признать незаконным и необоснованным постановление заместителя прокурора К. от 02 апреля 2014 года.

Постановлением Кинешемского городского суда Ивановской области от 24 декабря 2015 года в принятии жалобы Ч. к рассмотрению отказано в связи с отсутствием предмета обжалования.

В апелляционной жалобе (основной и дополнительной) Ч. просит признать незаконными, необоснованными и немотивированными постановление суда от 24 декабря 2015 года и постановление заместителя прокурора от 02 апреля 2014 года и прекратить в отношении него уголовное преследование. Указывает на незаконность возбуждения уголовного дела и привлечения его в качестве обвиняемого без проведения потерпевшей освидетельствования для установления факта полового сношения. Выражает несогласие с постановлением об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу от 06 января 2014 года и постановлением о продлении срока действия данной меры пресечения от 28 февраля 2014 года. Оспаривает законность проведённого у него в квартире изъятия вещей. Считает, что в период досудебного производства были основания для отмены и изменения меры пресечения и прекращения уголовного дела в связи с отсутствием в деянии события и состава преступления. Полагает, что основания для рассмотрения судом его жалобы в порядке ст.125 УПК РФ имелись, поскольку постановление об отказе в удовлетворении его жалобы было вынесено на стадии досудебного производства. Обращает внимание на недопустимость и фальсификацию заключения судебно-медицинской экспертизы в отношении П. и протокола ознакомления обвиняемого и защитника с постановлением о назначении экспертизы; отсутствие доказательств его виновности; неотносимость установленных у потерпевшей телесных повреждений к изнасилованию; отказ следователя в удовлетворении его ходатайств. Отмечает, что обвинение ему было предъявлено не 01 марта 2014 года, как указано в постановлении суда, а 05 января 2014 года. Приводит показания допрошенных по уголовному делу свидетелей. Указывает, что в настоящее время незаконно несёт уголовную ответственность по приговору суда, основанному на предположениях со слов П., через которую неизвестное ему лицо преследует цель его осуждения и завладения его квартирой.

Заявитель Ч. является осуждённым и отбывает наказание в виде лишения свободы, в связи с чем, ограничен в свободе передвижения. О дате, времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещён своевременно. Реализовать свои права и довести до сведения суда свою позицию по рассматриваемой жалобе он может не только путём личного участия, но и путём допуска к участию в деле его адвоката или представителя, подачи письменных дополнений к ранее поданной апелляционной жалобе. Такая возможность ему разъяснена. Сведений о заключении заявителем соглашения с адвокатом у суда не имеется. Ходатайств о допуске иного представителя от Ч. не поступало. Защита его интересов в суде апелляционной инстанции обеспечена участием адвоката по назначению суда. Доводы апелляционной жалобы изложены подробно и понятно. Кроме того, предметом апелляционного разбирательства является проверка обоснованности судебного решения, принятого на стадии подготовки к судебному заседанию, по существу поданная заявителем в порядке ст.125 УПК РФ жалоба судом не рассматривалась. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает возможным рассмотрение апелляционной жалобы Ч. в его отсутствие.

Защитник — адвокат Кравченко Е.В. доводы апелляционной жалобы заявителя поддержала, просила её удовлетворить.

Прокурор Кулемин Д.Ю. полагал, что в удовлетворении апелляционной жалобы необходимо отказать, решение суда оставить без изменения.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела и оценив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для её удовлетворения.

В силу положений ч.1 ст.125 УПК РФ обжалованию в судебном порядке подлежат не любые решения и действия (бездействия) прокурора, а лишь те, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

В ходе предварительной подготовки к судебному заседанию судьям следует выяснять, имеется ли предмет обжалования в соответствии со ст.125 УПК РФ.

Изучив в порядке подготовки к рассмотрению жалобу Ч., суд первой инстанции пришёл к верному выводу о том, что она не отвечает критерию приемлемости в связи с отсутствием предмета обжалования, предусмотренного ст.125 УПК РФ, и обоснованно отказал в принятии данной жалобы к рассмотрению.

Доводы заявителя о том, что постановление об отказе в удовлетворении его жалобы было вынесено заместителем прокурора на стадии досудебного производства, правильности указанного вывода суда не опровергают.

В своём заявлении в прокуратуру Ч. ставил вопрос о прекращении уголовного дела по ч.1 ст.131 УК РФ в связи с отсутствием события преступления.

В жалобе, поданной в суд в порядке ст.125 УПК РФ, и в апелляционной жалобе заявитель также ссылается на обстоятельства, влекущие, по его мнению, прекращение в отношении него уголовного преследования, приводя доводы о незаконности возбуждения уголовного дела, недопустимости, недостоверности, неотносимости и недостаточности собранных доказательств.

Вместе с тем из материалов дела видно, что 23 мая 2014 года по данному уголовному делу Кинешемским городским судом Ивановской области постановлен приговор, которым Ч. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.132, ч.1 ст.131 УК РФ.

При таких обстоятельствах суд, отказывая в принятии жалобы Ч. к рассмотрению, сделал верный вывод о том, что по сути заявителем оспаривается вступивший в законную силу приговор.

Однако в порядке ст.125 УПК РФ ревизия судебных решений не осуществляется. Проверка законности действий и решений суда проводится вышестоящими судебными инстанциями в установленном уголовно-процессуальным законом порядке апелляционного и кассационного производства.

Как указал Конституционный Суд РФ в определении от 22 января 2014 года № 35-О, осуществление после вступления в законную силу приговора самостоятельной (т.е. отдельно от приговора в порядке ст.125 УПК РФ) проверки законности и обоснованности решения и действий (бездействия), имевших место на досудебных стадиях судопроизводства или в ходе судебного разбирательства, фактически означало бы подмену установленного порядка принятия решений по уголовным делам на различных стадиях уголовного судопроизводства.

Право обжаловать приговор суда в кассационном порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, Ч. разъяснено.

Оспариваемое постановление заместителя *** городского прокурора К., не усмотревшей оснований для прекращения уголовного дела и применения мер прокурорского реагирования, препятствий осуждённому в обжаловании приговора не создаёт, а следовательно, не может затруднить доступ заявителя к правосудию либо причинить ущерб его конституционным правам и свободам.

Законность судебных решений об избрании и продлении срока действия меры пресечения проверке в соответствии со ст.125 УПК РФ также не подлежит.

Ссылка Ч. в апелляционной жалобе на то, что обвинение ему было предъявлено не 01 марта 2014 года, как указано в судебном постановлении, а 05 января 2014 года, на обоснованность выводов суда никак не влияет. К тому же, в данном случае речь идёт не о первоначально предъявленном Ч. обвинении.

Таким образом, отказ в принятии жалобы заявителя к рассмотрению осуществлён судом в соответствии с действующим законодательством. Обжалуемое судебное решение в полной мере отвечает требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, и как законное, обоснованное и мотивированное ни отмене, ни изменению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

Постановление Кинешемского городского суда Ивановской области от 24 декабря 2015 года об отказе в принятии к производству жалобы Ч. на постановление заместителя *** городского прокурора К. от 02 апреля 2014 года об отказе в удовлетворении жалобы оставить без изменения, апелляционную жалобу Ч. — без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

sdp.oblsud.ivanovo.ru

Исправление судебных ошибок (Колоколов Н.)

Дата размещения статьи: 02.06.2015

К числу наиболее значимых событий 2013 года следует отнести введение на законных основаниях апелляции, многократно поруганной советской юридической наукой и возрожденной современными реформаторами. И хотя практика наглядно показывает эффективность апелляционного механизма, он пока не оправдывает ожиданий юридического сообщества.

Стороны к апелляции не готовы

Несмотря на то что опыт применения главы 45.1 «Производство в суде апелляционной инстанции» УПК РФ пока невелик, определенные выводы сделать уже можно.
Прав судья ВС РФ А. Червоткин, мудро заметивший, что «российская апелляция «отпочковывается» от кассации». Накануне введения в действие института апелляции многие участники процесса, в первую очередь адвокаты-защитники, грозились завалить апелляционные суды исследованием новых важных доказательств, но анализ их апелляционных жалоб, впрочем как и апелляционных представлений, позволяет сделать практически однозначный вывод, что основная нагрузка по сбору и закреплению доказательств по-прежнему лежит на следователе. Представленная им информация легко выдерживает как атаки защиты, так и строгость судебного контроля.
Что касается адвокатов-защитников, то объем новой информации, которую они представляют суду апелляционной инстанции, стремится к нулю. Максимум, на что они способны, — ходатайствовать о переоценке уже собранных и закрепленных следователем и судом доказательств. Совершенно очевидно, что полный повторный пересмотр уголовного дела для этого совершенно не нужен. Ранее с данной функцией всегда вполне успешно справлялась российская кассационная инстанция, всегда включавшая в себя элементы апелляции.
Так, в одном деле начальник оперативного отдела ФГУ «Исправительная колония N 17» УФСИН по Вологодской области России был осужден за совершение целого ряда преступлений.
В апелляционной жалобе он просил отменить обвинительный приговор, рассмотреть заново его дело в полном объеме, постановить оправдательный приговор. Помимо этого, осужденный указал на несправедливость приговора (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 12.04.2013 N 2-АПУ13-2).
Формально предмет апелляционного исследования — законность, обоснованность и справедливость обвинительного приговора. Осужденный, подавший апелляционную жалобу, вправе заявить ходатайство об исследовании как старых доказательств (тех, которые уже были исследованы судом первой инстанции), так и новых.
В анализируемом примере особенным является то, что осужденный — бывший оперативный работник ФСИН, профессионал, прекрасно знающий, что такое доказательства, подтверждающие его вину, какова цена и значимость каждого из них. Из материалов уголовного дела следует, что он своевременно — на этапах возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, разбирательства в суде первой инстанции — принял максимум мер к возможному парированию тех доказательств, которые изобличали его как преступника. Осужденный полностью отрицал вину и игнорировал очевидные факты.
Отсутствие в жалобах стороны защиты ходатайств о непосредственном исследовании каких-либо доказательств — яркое свидетельство того, что органы предварительного расследования, суд первой инстанции отработали все доказательства полностью. Как видим, данный факт признан и стороной защиты, даже не помышляющей о необходимости повторного исследования каких-либо старых доказательств. При этом в ее распоряжении новых доказательств нет.
Очевидно, что понятийно-категориальный аппарат апелляции нуждается в серьезном совершенствовании. В первую очередь это касается таких ключевых категорий, как УПК РФ, апелляция, инициатор апелляции, содержание апелляционных жалоб, предмет обжалования, избрание судом метода материалов уголовного дела, режим участия осужденного в процессе, проверка судом материалов уголовного дела, способ изложения результатов проверки в апелляционном определении.
Ввиду инфантильности стороны защиты процесс по приведенному выше делу в суде апелляционной инстанции фактически был сведен к анализу письменных материалов уголовного дела. Выбор именно такого режима проверки предопределен позицией стороны защиты, которая не отрицала, что в суде первой инстанции по делу были исследованы все доказательства в полном объеме. Спор между сторонами — лишь в их оценке.
В таких условиях определенный интерес представляют суждения тех авторов, которые утверждают, что рассмотрение жалоб, аналогичных поданным стороной защиты, в классическом апелляционном процессе нецелесообразно, идеальным вариантом проверки состоявшихся по делу решений будет не устное, а письменное производство. Это прямо предусмотрено, например, в УПК Украины.
Анализируемый процесс показал, что классическая состязательная апелляция в России по-настоящему пока еще не заработала. Причина кроется в непонимании участниками ее сущности — возможности непосредственного исследования в судебном заседании старых доказательств, представлении суду второй инстанции новых доказательств .
———————————
Скляренко М.В. Уголовно-процессуальное доказывание по делу о преступлениях, совершенных сотрудником ФСИН, в суде апелляционной инстанции // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2013. N 5.

Компания «Легис групп» 1 марта 2013 года организовала круглый стол «Обсуждение возможностей защиты при обжаловании приговора в связи с изменениями в УПК РФ, вступившими в действие с 1 января 2013 года». Цель данного мероприятия — определить перспективы адвокатской деятельности в условиях апелляции.
Участники круглого стола — в основном адвокаты, специализирующиеся в сфере уголовного судопроизводства. Беседа с ними показала, что об институте апелляции они имеют весьма туманное представление. Многие из них воспринимают апелляцию как обязательное повторное «полноразмерное» судебное разбирательство, проведение которого ими ничем не мотивируется.
При этом лишь 60% адвокатов заявили, что апелляция будет эффективным средством выявления и устранения нарушений законности. Оставшиеся 40% сказали, что никакого особого потенциала апелляция не имеет.
Впрочем, пять из шести опрошенных заявили, что апелляция все же предоставляет защитнику гораздо больше возможностей, чем кассация.
Адвокаты высказывают опасение, что судьи апелляционной инстанции будут покрывать ошибки судов первой инстанции. В апелляции дела по существу рассматривать не будут. Защитникам всячески будут препятствовать в предоставлении новых доказательств, в суть доводов апелляционных жалоб суды вникать не будут. Апелляция сведется к кассации.
О чем еще говорили адвокаты? Вот некоторые из их высказываний:
— «Состязательность? Кто вам об этом сказал?»
— «Судей еще только предстоит научить апелляционному производству» (в адвокатском сообществе встречается мнение, что учеба адвокату не нужна. — Прим. автора).
— «Нас пугает возможность поворота к худшему.»
— «Наши участники процесса не умеют уступать друг другу.»
— «Зачем нужна апелляция?»
— «Можно ли припасти доказательства на черный день?»
— «Судьи — «табуретки», «шапки», которые не знают дела, в процессе отмалчиваются.»
— «Мы ждем от судов полной ревизии.»
Как видим, адвокаты ничего не смогли рассказать ни о тактике, ни о стратегии своего поведения в судах апелляционной инстанции, более того, они зачастую путают свою точку зрения с доказанностью.

Эффективная апелляция

Появились апелляционные приговоры, которые наглядно демонстрируют качественно новый уровень экономии процессуального времени , совершенно недоступный «старой» кассации.
———————————
Поляков М.П., Смолин А.Ю. Принцип процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве. Нижний Новгород, 2011.

Органы предварительного расследования квалифицировали действия Ш. по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Суд первой инстанции пришел к выводу, что содеянное виновным охватывает ч. 3 ст. 135 УК РФ. За совершение данного преступления Ш. назначено наказание — 6 лет лишения свободы.
Суд второй инстанции приговор отменил и постановил новый, апелляционный приговор, согласно которому по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ Ш. назначено 12 лет лишения свободы (Апелляционный приговор Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 17.07.2013 N 72-АПУ13-10).
Для российского уголовного процесса решение, безусловно, революционное, хотя не исключено, что со временем криминологи усомнятся в целесообразности подобных жестких решений.
Впрочем, затронутые вопросы находятся преимущественно за рамками уголовного процесса, мы же констатируем наглядный факт эффективной работы апелляционного механизма. В частности, до 1 января 2013 года уголовное дело Ш. еще долгое время «гуляло» бы инстанциям.
Существуют и иные наглядные примеры эффективности апелляционного механизма обжалования, проверки и пересмотра судебных решений в уголовном процессе.
Суд первой инстанции осудил Б. по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы, в счет возмещения морального вреда с него взыскан 1 млн. руб.
В апелляционном представлении государственный обвинитель просил отменить данное решение ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, ибо Б., жестоко избивая потерпевшего, высказывал намерение его убить, и назначить виновному 17 лет лишения свободы.
Судебная коллегия ВС РФ приговор отменила, признала Б. виновным по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначила ему наказание — 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.
С осужденного в счет возмещения морального вреда взыскано 1,5 млн. руб. (Апелляционный приговор Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 01.07.2013 N 33-АПУ13-4).

Апелляция есть — доктрины нет!

В Нижегородском областном суде 24 октября 2013 года состоялась всероссийская межведомственная научно-практическая конференция «Апелляция: реалии, тенденции и перспективы», которая была приурочена к 75-летию Нижегородского областного суда.
В работе конференции приняли участие ведущие процессуалисты России, в их числе Л. Воскобитова, Л. Головко, Л. Инжина, В. Лазарева, возглавляющие профильные кафедры ведущих юридических вузов, а также ряд иных известных теоретиков и практиков.
Запомнилось высказывание Л. Воскобитовой о том, что к учреждению апелляции готовились долго, однако она явилась юридическому миру неожиданно, как первый снег зимой. Сказано исключительно точно, ибо апелляция есть, а ее приемлемой доктрины нет. По нашему мнению, российская юридическая наука обладает пока лишь некой механической суммой отдельных знаний об апелляции, которым до истинного учения еще далеко. К этому следует добавить, что подавляющее большинство организаторов апелляции получили юридическое образование при советской власти, максимум в постсоветский период, в течение которого апелляция по-прежнему была не в чести. Опрос практиков показывает, что многие из них против апелляции.
Рассуждая об апелляции, нельзя забывать, что речь идет лишь об одном элементе сложнейшей системы контроля в судопроизводстве. Именно системность последнего требует, чтобы апелляция как разновидность обжалования, проверки и пересмотра судебных решений была гармонично вписана в процесс .
———————————
Колоколов Н.А. Система обжалования, проверки и пересмотра судебных решений в России: генезис, эволюция и перспективы развития // Апелляция: реалии, тенденции и перспективы: Материалы всероссийской межведомственной и научно-практической конференции к 75-летию Нижегородского областного суда. М.: Актион-Медиа, 2013.

Если говорить просто о сложном, то апелляционную инстанцию легко можно «перегрузить», если упадет качество работы суда в первой инстанции. Производство в апелляции неизбежно затормозится, если не будет налажен надлежащим образом фильтеринг (термин предложен В. Зорькиным ) жалоб и представлений. В текущий момент времени приходится констатировать, что настоящих апелляционных жалоб практически нет. И это неудивительно, ведь в российском процессе, особенно в уголовном, стороны обозначены лишь номинально.
———————————
Зорькин В.Д. Право в условиях глобальных перемен. М.: Норма, 2013.

Судьи низовых судов утратили страх, ибо практически полностью исчезла опасность возвращения уголовного дела на новое судебное разбирательство, у них появилась и крепнет надежда, что за них все сделает вторая инстанция. Но ее мощности на это не рассчитаны.
Более того, многие неверно трактуют принцип свободы обжалования: в большинстве своем необходимости подавать дело в суд второй инстанции нет.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai