Факультативный признаки субъективной стороны преступления

Факультативные признаки субъективной стороны преступления

К факультативным признакам субъективной стороны преступления относятся, как уже ранее отмечалось, мотив, цель и эмоциональное состояние личности (эмоции).

Мотив преступления – осознанное побуждение к совершению преступления. Это движущая сила преступления, внутренняя причина его совершения.

Цель преступления – представление лица о ближайшем или отдаленном результате своей преступной деятельности. Цель и результат неразрывно связаны, но не совпадают. Цель – признак субъективной стороны преступления, а результат – признак объективной стороны преступления. Цель предшествует результату, который, если цель преступления не будет достигнута, может и не наступить.

Эмоциональное состояние личности (эмоции) – чувства и переживания человека. Уголовно-правовое значение эмоций в основном уже было рассмотрено в параграфе 8.3 данного учебника применительно к понятию аффектированного умысла. Именно физиологический аффект в основном принимается во внимание для решения различных уголовно-правовых вопросов: квалификации преступлений, предусмотренных ст. 107, 113 УК РФ; назначения наказания (совершение преступления в состоянии аффекта может выступать в качестве смягчающего наказания обстоятельства). Особое эмоциональное состояние матери, вызванное наличием психотравмирующей ситуации, является (хотя об этом прямо не сказано в тексте уголовного закона) необходимым признаком одной из форм убийства матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ).

Уголовно-правовое значение мотивов и целей заключается в следующем:

1) указание в статье Особенной части УК РФ на определенные мотивы и цели означает, что они являются необходимыми признаками состава преступления; отсутствие их исключает уголовную ответственность за данное деяние;

2) мотивы и цели, указанные в статье Особенной части УК РФ, свидетельствуют о наличии преступления, совершаемого с умышленной формой вины (при совершении неосторожных преступлений правильнее говорить о мотивах и целях поведения человека, а не преступления);

3) содержание мотивов и целей, в частности деление их в юридической литературе на низменные (корысть, хулиганские побуждения, кровная месть, цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение и т.п.) и лишенные низменного характера (любопытство, ревность, ложно понятые интересы службы), влияет на квалификацию содеянного. Так, наличие низменных мотивов и целей в случаях, указанных в уголовном законе, повышает ответственность за совершение преступления (см., например, п. «б», «з»–»м» ч. 2 ст. 105 УК РФ) либо учитывается при назначении наказания в качестве обстоятельств смягчающих или отягчающих наказание (см. п. «д» ч. 1 ст. 61, п. «е», «е.1», «ж», «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ);

4) мотивы и цели преступления учитываются при освобождении от уголовной ответственности и наказания;

5) установление мотивов и целей преступления имеет уголовно-процессуальное значение (например, при определении предмета доказывания, избрании мер пресечения);

6) установление мотивов и целей преступления имеет и криминологическое значение, в частности, для изучения личности преступников, причин совершения конкретных преступлений, разработки мер по их предупреждению.

Ошибка в уголовном праве и ее значение

Ошибка в уголовном праве – неправильное представление (заблуждение) лица относительно юридических или фактических свойств совершенного деяния и его последствий.

Традиционно выделяют два вида ошибок: юридическую и фактическую.

Юридическая ошибка (лат. error juris) – неправильное представление лица относительно сущности и правовых последствий совершаемого деяния. При ее наличии можно выделить следующие типичные ситуации.

1. Лицо ошибочно считает, что совершенное им деяние есть преступление, в то время как на самом деле оно таковым не является. В таком случае уголовная ответственность исключается.

2. Лицо ошибочно считает, что совершаемое им деяние не является преступлением, в то время как оно в действительности преступно. По общему правилу незнание уголовного закона не освобождает от уголовной ответственности. Лишь в крайне редких случаях («эффект Агафьи Лыковой» [1] или Маугли) в подобной ситуации с учетом характера и степени совершенного деяния целесообразно исключить уголовную ответственность.

3. Лицо, совершившее преступление, заблуждается в квалификации и наказуемости содеянного им. Подобного рода ошибки не влияют на наступление уголовной ответственности такого лица, поскольку решение данных юридических вопросов – прерогатива уполномоченных на это государственных органов.

Фактическая ошибка (лат. error facti) – неправильное представление лица о фактических обстоятельствах содеянного.

В случаях фактической ошибки вопрос об уголовной ответственности решается в зависимости от содержания и направленности умысла либо наличия или отсутствия неосторожной вины.

Фактическая ошибка может касаться любых объективных обстоятельств уголовного дела (объекта, предмета, последствий, средств преступления, развития причинной связи, личности потерпевшего и др.).

В юридической литературе выделяются разнообразные виды фактических ошибок. Ниже приводятся наиболее распространенные из них.

1. Ошибка в объекте – неправильное представление лица о характере общественных отношений, на которые осуществляется посягательство. Так, стремясь совершить убийство, лицо наносит несколько ударов ножом в сердце спящего человека, нс зная, что незадолго до этого ои скончался от инсульта. С учетом общественной опасности поведения подобного лица и направленности его умысла он будет нести ответственность за покушение на убийство.

2. Ошибка в предмете преступления – заблуждение лица относительно свойств предмета посягательства. Здесь возможны ситуации, оцениваемые по-разному. Например, вор-карманник, надеясь завладеть денежными средствами, похищает кошелек из сумки женщины, в котором не было денег, но находилось золотое кольцо с драгоценным камнем. Это кольцо он оставил у себя, а кошелек выбросил. В подобной ситуации ошибка в предмете преступления не имеет значения, так как преступник получил достойный эквивалент денежным средствам. Действия виновного будут квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Однако ситуация изменится, если тот же кошелек был пуст. Тогда действия злоумышленника будут оцениваться как покушение на названное выше преступление. Наконец, подобная ошибка может повлиять на изменение квалификации деяния, если вор, обнаружив в кошельке только паспорт женщины, оставляет его у себя. Тогда содеянное следует квалифицировать как покушение на кражу из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ), и похищение у гражданина паспорта (ч. 2 ст. 325 УК РФ).

3. Ошибка в личности потерпевшего проявляется в том, что виновный наносит ущерб другому человеку, ошибочно принятому за того, кому этот вред предназначался. В подобной ситуации с учетом того, что уголовный закон одинаково охраняет интересы как одного, так и другого лица, квалификация содеянного не изменится.

4. Ошибка в средствах совершения преступления означает использование лицом иного, чем было запланировано, средства совершения преступления. В этом случае допустимы различные варианты решения:

а) если виновный использует иное, но не менее эффективное средство для достижения преступного результата, то это на квалификацию преступления не влияет;

б) если виновный использует средство, силу которого он занижает, то при наступлении более тяжких последствий, чем те, которые он предвидел, содеянное оценивается как неосторожное преступление;

в) если виновный по ошибке использует непригодное в данном случае средство для совершения преступления, содеянное квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла. Так, если лицо пытается произвести в человека выстрел из незаряженного пистолета, о чем он не знал, его действия рассматриваются как покушение на убийство;

г) если же лицо в силу заблуждения, суеверия выбирает в качестве средства совершения преступления, по сути, лишь формы обнаружения умысла (молитвы, наведение порчи, гадания, заклинания, заговоры, наговоры), то судебная практика не признает такое поведение влекущим уголовную ответственность.

5. Ошибка в общественно опасных последствиях – заблуждение относительно качественной или количественной характеристики этих последствий.

При ошибке в качестве последствий реальные последствия могут оказаться более либо менее тяжкими по сравнению с предполагаемыми. Если виновный стремился своими действиями лишить жизни другого человека, но причинил только тяжкий вред его здоровью, то с учетом направленности умысла он будет отвечать за покушение на убийство. И наоборот – лицо стремилось к причинению лишь определенного вреда здоровью потерпевшего, но наступила его смерть. Например, во время обоюдной драки один из дерущихся нанес удар в грудь другому, вследствие чего тот упал и, ударившись головой о лежавший на дороге камень, получил смертельную травму. В этом случае виновный может нести ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью, если таковое имело место в процессе драки, или побои (дела частного обвинения, возбуждаемые по заявлению потерпевшего) и будет привлекаться к ответственности за причинение смерти по неосторожности. Таким образом, при подобной ошибке в последствиях действия виновного по отношению к более тяжким последствиям оцениваются как совершенные с неосторожной формой вины.

При ошибке в количественной характеристике общественно опасных последствий возможны следующие юридические решения. Если уголовный закон не связывает квалификацию содеянного с размерами вреда (естественно, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14 УК РФ), то заблуждение в количестве причиненного поведением лица вреда не влияет на его квалификацию. Например, для привлечения к уголовной ответственности за вандализм (ч. 1 ст. 214 УК РФ) не имеет значения, 20 или 25 спинок сидений изрезал в электричке зарвавшийся 16-летний отрок. Но ситуация меняется, когда квалификация преступления напрямую связана с количеством общественно опасных последствий. В этом случае, если ошибочные действия виновного не привели к достижению нужного результата, поведение преступника квалифицируется как покушение на преступление, которое вызывает последствия, указанные в уголовном законе. Так, если лица, намереваясь завладеть зарплатой работников большого предприятия, ошиблись во времени доставки из банка денежных сумм и, проникнув в кассу и вскрыв сейф, обнаружили, что он пустой, содеянное будет квалифицироваться как покушение на кражу, совершенную в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ).

6. Ошибка в развитии причинной связи состоит в том, что лицо неправильно представляет причинный механизм между деянием и наступлением общественно опасных последствий.

По общему правилу ошибка в развитии причинной связи не влияет на квалификацию, если в результате деяния наступает общественно опасное последствие, охватываемое умыслом виновного. Например, не имеет юридического значения то обстоятельство, что виновный, желая лишить жизни другого человека, сталкивает его с высокого моста в воду, зная, что тот не умеет плавать, но смерть наступила не от утопления, а в связи с травмой головы, полученной в результате удара об опору моста при падении потерпевшего. В этом случае виновный отвечает за совершение убийства, каковое он и задумывал. Лишь в случае наступления иного, чем предвидел виновный, результата ошибка в развитии причинной связи приобретает самостоятельное уголовно-правовое значение. В частности, по мнению ряда специалистов, виновного нужно привлекать к ответственности не только за преступление, на совершение которого был направлен его умысел, но и за неосторожное наступление последствий, к которым привела ошибка в развитии причинной связи.

Ошибку в развитии причинной связи надо отличать от отклонения действия (хотя ряд юристов рассматривают этот вид фактических ошибок как разновидность ошибки в причинной связи). Например, лицо, желая лишить жизни потерпевшего, стреляет в него из ружья, однако промахивается и убивает внезапно появившегося прохожего. Здесь нет ошибки в личности, нет и ошибки в развитии причинной связи (так как не задействован механизм причинения вреда тому лицу, лишить жизни которого хотел виновный) – отклоняется лишь само действие, что приводит к последствию, к которому не стремился виновный. Ответственность в подобных случаях наступает но совокупности преступлений: за покушение на преступление в отношении первого потерпевшего и, как правило, за неосторожное преступление в отношении второго потерпевшего. В определенных ситуациях во втором случае может иметь место казус – например, если преступление совершается в безлюдном месте (в лесу, на развалинах давно необитаемой усадьбы в ночное время). И наоборот, речь может идти об умышленной вине в виде косвенного умысла. Например, наемный убийца, стреляя из огнестрельного оружия в потерпевшего, находившегося в толпе людей на перроне вокзала, промахнулся и убил случайного человека из числа пассажиров или встречающих их.

7. Ошибка в квалифицирующих признаках преступления – это заблуждение лица относительно наличия или отсутствия квалифицирующих обстоятельств в его преступном поведении. Общий подход здесь состоит в следующем: если заблуждение было основано на реальных объективных и субъективных факторах, позволявших виновному считать, что отсутствуют или присутствуют квалифицирующие обстоятельства в совершенном им преступлении, то оно имеет уголовно-правовое значение. Например, лицо совершает изнасилование несовершеннолетней, думая, что она уже достигла 18 лет. Но это заблуждение было основано на том, что сама потерпевшая во время знакомства сообщила ему, что ей 20 лет, да и по своему физическому развитию соответствовала возрасту совершеннолетней девушки.

При наличии таких обстоятельств виновный может нести ответственность только по ч. 1 ст. 131 УК РФ. Но ситуация может принять и другой оборот. Допустим, потерпевшей при этом преступлении будет являться совершеннолетняя девушка, которая во время знакомства, предшествовавшего изнасилованию, сообщила будущему насильнику, что ей еще нет 18 лет, да и по своему внешнему облику она напоминала худенькую девочку-подростка. Тогда виновный в совершении рассматриваемого преступления будет нести уже ответственность по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ за изнасилование несовершеннолетней (некоторые юристы, исходя из того, что фактически изнасилована была взрослая женщина, предлагают подобную ситуацию квалифицировать как покушение па изнасилование несовершеннолетней).

  • [1] Агафья Лыкова – дочь староверов, которые в 20-е голы XX в., будучи несогласными с установлением в Сибири Советской власти, удалились в тайгу. В 1978 г. в таежной глуши (Красноярский край) группа геологов случайно наткнулась на избушку, в которой проживала эта семья, много лет не имевшая никаких контактов с цивилизацией. Несмотря на просьбы властей вернуться к современной жизни, Лыковы отказались от этого предложения. До сих пор Агафья, которой в 2012 г. исполнилось 68 лет, оставшись одна после смерти родителей, двух братьев и сестры, находится в тайге, где она родилась и прожила всю жизнь.
  • studme.org

    Субъективная сторона преступления: понятие, содержание и значение, обязательные и факультативные признаки.

    Субъективная сторона преступления – это совокупность признаков, характеризующих психическое отношение субъекта к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям. Она представляет собой обязательный элемент состава преступления. Ее отсутствие исключает наличие состава преступления, а точное установление обеспечивает правильную квалификацию конкретного деяния и, как следствие, законную и обоснованную ответственность виновного. Кроме того, субъективная сторона служит основанием для разграничения преступлений между собой, а также для разграничения преступлений с иными правонарушениями.

    Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель.

    Вина в форме умысла или неосторожности является обязательным признаком любого состава преступления. Вина – это психическое отношение субъекта к совершенному им деянию и его последствиям. Уголовный закон предусматривает две формы вины: умысел и неосторожность.

    Большое влияние на характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, и индивидуализацию наказаний оказывают мотивы и цели преступлений, которые относятся к факультативным признакам субъективной стороны преступления.

    Под мотивом преступления принято понимать осознанное побуждение к действию. Основной мотива является человеческие потребности в материальных или нематериальных (духовных) благах. В основе мотивов преступных деяний, как правило, лежат низменные побуждения (корысть, зависть, ревность, карьеризм, хулиганские побуждения и т.д.).

    Цель – это представление виновного о конечном, желаемом результате, к достижению которого он стремится, совершая преступление.

    Значение субъективной стороны преступления, в частности как её обязательного признака, в общих основных чертах состоит в следующем:

    • субъективная сторона преступления – обязательный элемент любого состава преступления;
    • вина – обязательный признак субъективной стороны состава преступления. При её отсутствии нет ни субъективной стороны, ни самого состава в целом;
    • установление субъективной стороны состава преступления, всех её признаков, включенных в данный состав, — обязательное и необходимое условие правильной и обоснованной квалификации содеянного, отграничения одного преступления от другого;
    • точное установление субъективной стороны преступления является предпосылкой для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, назначения режима лишения свободы и т.д.;
    • в целом установление субъективной стороны преступления является непременным условием обеспечения и укрепления законности.
    • Субъективная сторона преступления: Видео


      legalquest.ru

      Субъективная сторона преступления

      В процессе своей жизнедеятельности человек, совершая те или иные действия, получая те или иные результаты, испытывает в отношении этих действий и результатов различные эмоции: стремление к результату, безразличие, огорчение; им движут определенные мотивы и цели. Это целиком касается и преступных деяний человека. Только тогда лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, когда в его деянии проявились его сознание и воля, выражающие отрицательное отношение к интересам личности и общества. Эти характеристики охватываются категорией вины.

      Субъективная сторона преступления — это психическое отношение лица к совершаемому им преступлению, которое характеризуется конкретной формой вины, мотивом и целью.

      Непременным элементом субъективной стороны преступления является вина.

      Рис. 13.5. Субъективная сторона преступления

      Вина — это психическое отношение лица к совершаемому им преступному деянию и его последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.

      Умысел — самая распространенная форма вины; имеет место, когда лицо сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит его общественно опасные последствия и желает (прямой умысел) или хотя и не желает, но сознательно допускает (косвенный умысел) их наступление.

      Осознание общественно опасного характера своего деяния предполагает понимание социальной значимости объекта посягательства, вредоносности действия (бездействия) для системы общественных отношений; лицо осознает, как бы заранее видит совершение преступления в конкретное время, в конкретном месте, при определенных обстоятельствах, определенным способом. Умысел не обязательно предполагает осознание уголовной противоправности деяния. Незнание закона не освобождает от ответственности. Однако понимание общественной опасности деяния все же в определенной степени связано с представлением о запрещенное деяния в нормах права.

      Субъект предвидит наступление вредных последствий своего деяния, представляет приблизительно, как его действия приведут к определенному результату.

      Желание наступления последствий (прямой умысел) означает стремление к конкретному результату. Так бывает, когда последствия являются конечной целью преступления, либо промежуточным, но необходимым этапом в достижении конечной цели, либо необходимым средством для достижения цели.

      Сознательное допущение последствий (косвенный умысел) означает, что виновному данные последствия не нужны, они ему безразличны, они — та цена, которую он готов заплатить за достижение определенных целей.

      Умысел — наиболее опасная форма вины, так как лицо сознательно направляет свои действия на причинение вреда пра- воохраняемым интересам, и соответственно наказываются такие преступления всегда более сурово, чем неосторожные.

      Неосторожность — не менее опасная форма вины. Наше время характеризуется ростом числа источников повышенной опасности, работа с которыми требует предельной четкости и осторожности. Поэтому растет удельный вес неосторожных преступлений в нашем обществе. Корни неосторожности заключаются в недостаточной значимости для лица правоохраняемых интересов, и как следствие — в недостаточной внимательности, легкомыслии, завышенной самооценке. Иногда неосторожность может иметь место вследствие обшей физической усталости, замедленной реакции.

      Для того чтобы признать в действиях лица вину в форме неосторожности, необходимо установить:

      • наличие обязанности лица решать и действовать в рамках установленных норм безопасности;
      • принятие лицом неправильного решения;
      • наличие конкретной возможности в конкретной обстановке действовать в рамках требований безопасности.

      Неосторожная форма вины подразделяется:

    • на легкомыслие, когда лицо предвидит, что в подобной ситуации в принципе возможно наступление вредных последствий, но легкомысленно, без достаточных на то оснований, рассчитывает на их предотвращение. Сознание и воля лица направлены на предотвращение этих последствий, оно рассчитывает на какие-либо обстоятельства, которые помогут предотвратить наступление последствий, но, к сожалению, расчеты лица не оправдываются;
    • небрежность, когда лицо не предвидело наступления последствий, но должно было и могло предвидеть. Ситуация должна создавать лицу объективную возможность предвидения последствий, лицо по индивидуальным качествам имело возможность оценить сложившуюся ситуацию, предвидеть последствия, и нет обстоятельств, препятствующих такому предвидению.
    • Сущность вины заключается в отрицательном отношении субъекта к охраняемым законом и нарушаемым им интересам общества — от откровенно враждебного до недостаточно внимательного.

      Иногда статья УК РФ, предусматривающая конкретный состав преступления, содержит указание на мотив и цель преступления. Например, служебный подлог — это внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. В этом случае такое же деяние, но совершенное в других целях, нежели указанные в статье, не будет квалифицироваться как преступление.

      В истории человечества к институту вины существовало неоднозначное отношение. В XIX в. тюремный врач Ч. Ломброзо, основоположник антропологической школы уголовного права, сделал вывод, что преступление — такое же естественное явление для человека, как рождение и смерть. Преступник генетически запрограммирован на совершение общественно опасных деяний, о чем говорят определенные особенности его физического строения (стигматы). Поэтому лицо, совершающее преступление, не виновато, такова уж его судьба. К таким лицам должны применяться уголовно-хирургические меры. Но ведь если установлена такая закономерность, можно не ждать, пока потенциальный преступник раскроет себя, его можно обезвредить и без вины.

      В конце XIX — начале XX в. широкое распространение получила социологическая школа уголовного права. Она провозгласила, что предпосылкой совершения преступлений является его социальное положение, принадлежность к тому или иному классу. Поэтому допускалось уничтожение людей но классовому признаку как потенциальных преступников, как это было в России в первые два десятилетия после установления советской власти.

      Согласно классической школе уголовного права наказание без вины невозможно. Таким образом, если человек не мог или не должен был предвидеть наступления вредных последствий своего деяния, то, какими бы страшными ни были эти последствия, об уголовной ответственности не может быть и речи.

      Понятие и значение субъективной стороны преступления

      Под субъективной стороной преступления понимается психическая деятельность субъекта преступления, которая имела место при подготовке, совершении и сокрытии данного преступления. Установление субъективной стороны преступного деяния для дознавателя, следователя и суда представляет определенные трудности, поскольку психические процессы при совершении лицом преступления не поддаются визуальному наблюдения и познаются логическим путем. Содержание субъективной стороны устанавливается прежде всего по характеру совершаемого лицом общественно опасного действия (бездействия), поскольку о реальных помыслах и чувствах реальных личностей судят по действиям этих личностей.

      Субъективная сторона преступления всегда обусловливается характером и направленностью совершаемых действий (бездействия). Внешне различные по характеру и направленности преступные действия обусловливают и различное содержание их субъективной стороны. На процесс формирования содержания субъективной стороны преступления влияет не только система внешних обстоятельств совершения преступного деяния, но и личностные качества субъекта, его воля, потребности, склонности и интересы. Субъективную сторону преступления составляют различные явления психического характера, однако не все из них имеют уголовно-правовое значение. К явлениям психического характера, имеющим уголовно-правовое значение, относятся: вина, мотив, цель преступления и эмоциональное состояние лица во время совершения преступления. Одни из названных признаков субъективной стороны принадлежат к обязательным (вина в форме умысла или неосторожности), а все другие — к факультативным.

      Вина в форме умысла или неосторожности является обязательным признаком субъективной стороны каждого состава преступления. Совершение лицом тех или иных запрещенных уголовным законом действий (бездействия) при отсутствии умысла или неосторожности исключает в содеянном состава преступления, а также его уголовную ответственность.

      Вина — важнейший признак субъективной стороны состава преступления. Она характеризует интеллектуальный и волевой аспекты общественно опасного поведения. При установлении вины прежде всего важно определить, осознавало ли лицо фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело ли оно возможность либо неизбежность общественно опасных последствий своих действий (бездействия). Вместе с тем наличие вины лица зависит также от волевого содержания его поведения во время совершения общественно опасного деяния. При этом важно определить, было ли это преступление актом свободно проявленной воли или воля лица была ограничена какими-то обстоятельствами внешнего и внутреннего характера, затруднившими свободное проявление воли.

      В каждом случае, когда решается вопрос об уголовной ответственности того или иного лица, необходимо определить характер психического отношения этого лица к совершаемому им общественно опасному действию (бездействию) и наступившим последствиям, а когда в статье УК на последствия не указывается — к самому действию или бездействию.

      Умысел или неосторожность не исчерпывают содержания психической деятельности лица, связанной с совершением преступления. Важное место в содержании субъективной стороны принадлежит мотиву и цели преступления. Мотив и связанная с ним цель накладывают отпечаток на весь волевой процесс преступного поведения. Содержанием мотива и цели определяется морально-этическая оценка совершенных лицом преступных действий (бездействия). При одинаковом сознании лицом фактического характера и общественной опасности совершаемых им действий вина и ответственность могут быть больше или меньше, если мотивы и цели преступления были различными.

      При характеристике субъективной стороны важное значение принадлежит эмоциональному состоянию лица во время совершения преступления. Любой вид деятельности человека сопровождается определенными эмоциями и переживаниями. Они иногда сказываются на осознании человеком совершаемых им действий и его воле, могут усилить восприятие им совершаемых действий либо, наоборот, значительно сузить пределы сознания, ослабить критическую и контрольную составляющие психики. Для уголовно-правовой оценки содеянного имеет значение эмоциональное состояние лица в предкри- минальной ситуации и во время совершения преступления. По общему правилу эмоциональные состояния не учитываются в качестве признаков состава преступления. В ст. 107, 113 УК указывается лишь на аффект как признак состава, т.е. на состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения. Сильное душевное волнение извращает осознание лицом фактического характера и общественной опасности совершаемых действий, влияет на содержание волевых и интеллектуальных моментов вины.

      Факультативные признаки субъективной стороны предусматриваются в статьях Особенной части УК в качестве конструктивных или квалифицирующих признаков некоторых составов преступлений и приобретают тогда значение обязательных признаков. Так, мотив или цель преступления указываются в качестве конструктивных признаков в составах подмены ребенка (ст. 153), торговли людьми (ст. 127′), террористического акта (ст. 205), захвата заложника (ст. 206), бандитизма (ст. 209) и др.

      В случаях когда факультативные признаки субъективной стороны оставляются за пределами состава преступления, они согласно закону учитываются судом в качестве смягчающих (пп. «д», «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК) либо отягчающих (пп. «е», «ж», «и» ч. 1 ст. 63 УК) обстоятельств при назначении наказания.

      www.grandars.ru