Фраза если иное не установлено законом

ВАС РФ ограничил «свободу договоров»

Свобода договора и… арбитров

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда № 16 от 14 марта 2014 года производит неоднозначное впечатление. На первый взгляд – документ пропитан стремлением «высших» арбитров как можно дальше отстраниться от «бича» нашей судебной системы – формализма. Во многих их постановлениях «красной нитью» тянется постулат, что, разбирая споры и анализируя сделки, судьям надлежит видеть не бумагу, а реалии – при каких обстоятельствах совершалось то или иное оспариваемое правоотношение, в какой ситуации при этом находились стороны сделки, какова была действительная воля сторон и т. п. (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 г. № 2341/12). Но практически всегда в такой ситуации арбитры расширенно толковали лишь диспозитивные нормы права, и, усилив свои выводы указанием на необходимость преодоления формализма, «передавали» очередное постановление «в народ».

И вот теперь арбитры сделали поистине революционный вывод – расширенному толкованию подлежат не только диспозитивные нормы, касающиеся гражданско-правовых договоров, но и императивные, то есть те, которые содержат категорические, обязательные предписания.

Согласно утверждениям «высших» арбитров, если какая-то норма закона позволяет сторонам договора поступить иначе, чем предусматривает закон, судьи имеют полное право ограничить такую свободу, если заподозрят, что «вольница» используется во вред «слабой» стороне сделки.

«По сути, данное постановление создает все условия для того, чтобы арбитры имели возможность и право толковать нормы исходя не из их буквального грамматического прочтения, а из целей законодательного регулирования, – признает Максим Колезаев, адвокат из г. Тула. – То есть суд должен принимать во внимание не только буквальное значение слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель. Кстати, это очень полезно для адвокатов – теперь есть реальная возможность предложить и полноценно защитить свое видение ситуации, не смущаясь при этом императивностью некоторых постулатов, если последние «ухудшают положение слабой стороны».

Впрочем, у предоставления арбитрам возможности преобразования императивных норм права в диспозитивные и наоборот в зависимости от их субъективного мнения (внутреннего убеждения) есть и «оборотная сторона»

«На мой взгляд, Постановление № 16 предлагает судьям толковать нормы о договорах настолько расширительно, что по сути, это уже граничит с их нормотворчеством, – предупреждает московский адвокат Сергей Воронин. – Теперь все будет зависеть от субъективной оценки спорной ситуации во много раз больше, чем это было ранее. Да, «чистый» формализм тоже не целесообразен, но позволять арбитрам настолько свободно толковать нормы права – шаг опасный. Можно сказать, что, обращаясь в арбитраж, предприниматель иногда даже не сможет предположить, под каким углом увидит их с партнером конфликт тот или иной служитель Фемиды, и кто из них сможет убедительнее доказать, что именно его компания является «слабой стороной договора». Да и рассчитано Постановление, на мой взгляд, только на применение в последней судебной инстанции, поскольку судьи первой и даже апелляционной инстанций будут элементарно бояться строить свое решение на столь зыбком и субъективном фундаменте».

Что ж, адвокаты, каждый со своей стороны, обрисовали нам общую картину, которую, по их мнению, создаст применение Постановления № 16. Теперь рассмотрим самые знаковые из выработанных «высшими» арбитрами положений более подробно.

Свобода ограничений

Итак, начать, на мой взгляд, стоит с положения, посвященного ограничению обязательности исполнения императивных норм (п. 2 ПП ВАС РФ № 16). Суть его в том, что если норма буквально, четко и недвусмысленно запрещает сторонам фиксировать в договоре другие правила, чем те, которые уже указаны (т. е. последняя является императивной), то такой запрет иногда может ограничиваться из-за обстоятельств сделки. Ситуация станет возможной, если арбитры решат, что отказ от запрета улучшит положение «слабой стороны» договора. Например, компания, работающая с гражданами, как с кончеными потребителями, не может зафиксировать в договоре свое право на одностороннее изменение условий контракта или на полный отказ от его исполнения (тогда как при сотрудничестве фирм и предпринимателей установление такой возможности будет, согласно ст. 310 ГК РФ, вполне законным). Причина тут проста – физическое лицо всегда считается более слабой стороной договора.

«На первый взгляд, данное допущение выглядит весьма революционно, – признает Максим Колезаев. – Но с другой, как уже было отмечено, теперь у фирм есть возможность защитить то или иное спорное условие договора, которое раньше из-за несоответствия законодательству однозначно оказалось бы недействующим. Можно доказать, что норма, которую раньше считали императивной, является диспозитивной. А значит, условие договора, не соответствующее этой норме, является допустимым».

. компания, работающая с гражданами, как с кончеными потребителями, не может зафиксировать в договоре свое право на одностороннее изменение условий контракта или на полный отказ от его исполнения.

Если же норма права не содержит запрета на согласование в договоре других условий, нежели те, которые она содержит, то такое правило считается диспозитивным. В качестве примера арбитры привели ситуацию, когда передача покупателю некачественного товара не исключает право сторон своим соглашением предусмотреть иные последствия названного нарушения (ст. 475 ГК РФ).

Что же касается диспозитивных норм, то с ними – все «с точностью до наоборот»: если вольность, которую она дает сторонам договора, ставит его «слабую» сторону в невыгодное положение, то такую свободу следует ограничить (даже если там присутствует фраза «если иное не установлено договором»). Например, в статье 463 ГК РФ содержится следующая, довольно мягкая формулировка: «Если продавец отказывается передать покупателю проданный товар, покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи». Читая этот пункт ГК буквально, можно предположить, что покупатель может и не воспользоваться своим правом. Но, если вдруг в договоре будет прописан отказ от этого права, то, согласно Постановлению № 16, формальная диспозитивность пункта 1 статьи 463 ГК РФ будет ограничена, и сторона, права которой нарушены, сможет отказаться от получения и оплаты ненужной продукции, а заодно и от исполнения нечестно составленного соглашения.

Рука непрофессионала

Хотелось обратить внимание на еще один пункт Постановления № 16. Исходя из его смысла, теперь согласование условий договора человеком, не посвященным в тонкости той сферы бизнеса, которую будет регулировать это соглашение, дает этой стороне фору. Дело в том, что если в формулировке договора обнаружится неясность, которую нельзя будет прояснить традиционными способами, то, согласно напутствию «высших» арбитров, эта неясность должна толковаться в пользу «слабой стороны» (п. 11 Постановления № 16).

Физическое лицо всегда считается более слабой стороной договора.

Например, изначально «сильной стороной» признается фирма-лизингодатель при составлении договора, страховая компания – при толковании договора страхования. Сюда же можно отнести и кредитную организацию при толковании условий соглашения о банковской гарантии. Уже два года назад в своем постановлении № 6040/12 Президиум ВАС разъяснил, что кредитная организация является субъектом, осуществляющим профессиональную деятельность на финансовом рынке, толкование условий банковской гарантии должно осуществляться в пользу бенефициара. Другими словами, спорное, нечетко сформулированное условие договора будет трактоваться не в пользу фирмы, которая по роду своей деятельности регулярно заключает и исполняет подобные контракты. Поэтому, чтобы фирме-автору соглашения, которая изначально считается «сильным» контрагентом, при обращении в суд не превратиться в «слабое звено», следует избегать в договоре разного рода двусмысленных и «размытых» формулировок.

Самый слабый

Скорее всего, вы уже обратили внимание, что и в случае ограничения императивности и диспозитивности, и при решении вопроса: в чью сторону толковать нечетко сформулированные условия контракта, существенную роль играет определение «слабой стороны» договора. Поэтому самое время выяснить, кто именно из партнеров и при каких обстоятельствам может быть признан таковым.

Итак, на мой взгляд, слабой стороной следует считать того, кто, в силу ряда причин, не может наравне со своим компаньоном участвовать в согласовании условий договора (т. е. не может полноценно выразить свою волю), а также не может проследить за его подписанием. Причины для этого могут быть самые разные: и уже упомянутое выше отсутствие опыта работы в той сфере бизнеса, которую будет регулировать данное соглашение, и неинформированность относительно особых, имеющих важное практическое значение, условий заключаемого контракта, и даже элементарная территориальная удаленность от места составления, согласования и под- писания соглашения.

Анна Мишина, для журнала «Расчет»

Профессиональная пресса для бухгалтера

Для тех, кто не может отказать себе в удовольствии полистать свежий журнал, почитать проверенные экспертами качественно сверстанные статьи. Выбрать журнал >>

www.buhgalteria.ru

Правоведение для чайников – 5. Система права (часть 1)

Итак, мы успели выяснить, что такое право, правоотношения и источник права. Вкратце напомню: право – это система правил поведения, установленных государством; правоотношения – это общественные отношения, урегулированные этими правилами; а источник права – это документ, где подобные правила содержатся.

Теперь самое время перейти к понятию «система права».

Дело в том, что государство создаёт не беспорядочный и хаотичный набор правил, а упорядоченную систему с определёнными элементами, подчинёнными друг другу. Эта система организует все правила так, что мы точно понимаем две вещи: первое – что за правоотношения у нас есть, второе – какой источник права нужно к ним применять.

Эта система так и называется – «система права». Или, по-другому, «правовая система». Теоретики, правда, иногда говорят, что «система права» и «правовая система» – это разные понятия, но мы в такие тонкости вдаваться не будем.

Ну и теперь официальное определение: система права – это исторически сложившаяся внутренняя структура права.

Поскольку государства самостоятельно устанавливают правила поведения на своей территории, то и система права у каждого государства своя. Я буду, разумеется, рассматривать российскую систему права.

Система права состоит из отраслей права, каждая из которых регулируют какую-то сферу жизни общества (или, выражаясь научным языком, определённые общественные отношения). Примеры отраслей права – конституционное право, гражданское право, уголовное право и т. д. Отрасли права, в свою очередь, состоят из правовых институтов, каждый из которых регулирует определённую ситуацию или явление. Например, в конституционном праве есть институт референдума, институт гражданства и др., в гражданском праве – институт договора, институт собственности и др. А правовые институты, в свою очередь, состоят из норм права – правил поведения, установленных государством.

В упрощённом виде эта схема выглядит следующим образом:
Система права (она же «правовая система»)
Отрасли права (они же «правовые отрасли»)
Институты права (они же «правовые институты»)
Нормы права (они же «правовые нормы»)

Это всё можно изобразить с помощью такой схемы (в качестве примеров взяты нормы гражданского права):

Я буду рассказывать об этой схеме, двигаясь от нижних элементов к верхним. Сегодня речь пойдёт о нормах права и правовых институтах. А в следующий раз я расскажу про отрасли права и систему права.

Норма права – правило поведения, установленное государством. Можно сказать, что норма права – это первичная элементарная частица права. Как звук в лингвистике или число в алгебре. И право, и государство появились вместе с нормами права, когда какая-то группа людей установила для себя и других правила «делай так», «не делай так» и «можешь делать так» и начала наказывать за их невыполнение.

В правовой науке принято говорить не просто о правилах, а именно о «правилах поведения», потому что они адресованы людям и говорят о том, как люди должны себя вести. Ведь в мире есть много других правил, которые с человеком напрямую не связаны. Например, есть правило в физике: два любых тела притягиваются друг к другу с силой, прямо пропорциональной произведению масс этих тел и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними (закон всемирного тяготения, открытый Исааком Ньютоном). Такие правила называют законами природы, и они, в отличие от человеческих законов, никак от человека не зависят и ничего ему не предписывают.

А вот те правила, которые содержатся в законах, созданных государством, напрямую адресованы человеку. И хотя норма права может напрямую не говорить, кто и как должен поступать, но она так или иначе корректирует поведение людей. Например, если норма права говорит, что кража наказывается таким-то образом, она фактически предписывает людям определённое поведение, а именно – не совершать кражи.

Норма права регулирует не конкретную ситуацию и не конкретное правоотношение, а рассчитана на неограниченное применение в случае появления подобных ситуаций и отношений. Вот несколько примеров:

«Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника» (Трудовой кодекс РФ, ст. 3)

«Сотрудник подразделения ППСП в любых условиях должен быть вежливым и тактичным с гражданами, обращаться к ним на «Вы», свои требования и замечания излагать в убедительной и понятной форме, не допускать споров и действий, оскорбляющих их честь и достоинство» (Устав Патрульно-постовой службы полиции, ст. 226)

«Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» (Конституция РФ, ст. 31)

Структура правовой нормы

В юридической науке принято делить норму права на три элемента – гипотезу, диспозицию и санкцию. Гипотеза – это условия, при которых нужно следовать определённому правилу, диспозиция – это, собственно, само правило, а санкция – это последствия нарушения этого правила. Можно выразить это таким образом: «если … (гипотеза) …, то … (диспозиция) …, иначе … (санкция)…».

Исходя из этого, мы можем увидеть, что норма права почти никогда полностью в законе не выражена. Бывает, что гипотеза находится в одном месте, диспозиция – в другом, а санкция – в третьем.

Возьмём, например, приведённую выше цитату из Трудового кодекса. Гипотеза – если кто-то поступает на работу или уже работает, диспозиция – его трудовые права нельзя ограничивать или давать ему преимущество из-за пола, расы, цвета кожи и т. д. А вот санкция как таковая не прописана.

Тут может быть несколько видов санкций. Во-первых, несколькими абзацами ниже в той же статье указано: «Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда». Т.е. если работник докажет, что его права были нарушены именно из-за дискриминации, то может восстановить их – например, отменить наложенное взыскание или восстановиться на работе, а также взыскать компенсацию материального или морального вреда. А, во-вторых, работодателя могут привлечь к административной ответственности по ст. 5.62 Кодекса РФ об административных правонарушениях («Дискриминация», штраф на юрлиц – 50-100 тыс. руб.).

Таким образом, в данном случае гипотеза и диспозиция находятся вместе, а санкции – либо в другом месте того же закона, либо вообще в другом законе.

А в Уголовном кодексе обычно наоборот – диспозиция и санкция вместе, а гипотеза – отдельно. Считается, что гипотезы по поводу всех преступлений указаны в ст. 19-21 УК РФ – там написано, кого можно привлекать к уголовной ответственности. Ну а диспозиции (запрет на совершение каких-то действий) и санкции (последствия нарушения этих запретов) находятся в Особенной части УК РФ.

Например, простая кража. Гипотеза из статей 19-21 УК РФ – если человек вменяем и достиг возраста 14 лет. Диспозиция из статьи 158 УК РФ – ему запрещено тайно похищать чужое имущество (совершать кражу). Санкция из той же статьи 158 УК РФ – иначе его должны подвергнуть одному из видов наказаний, самым серьёзным из которых будет лишение свободы на срок до двух лет.

Возьмём другое преступление – незаконная охота на особо охраняемой природной территории (п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ). Гипотеза здесь почти та же, что и в случае с кражей (см. 19-21 УК РФ) – если человек вменяем и достиг определённого возраста (но не 14, а 16 лет). Санкция – большой набор наказаний, от штрафа в пределах 200 тыс. руб. до ареста в пределах шести месяцев (ч. 1 ст. 258 УК РФ). А вот с диспозицией сложнее. Что считать незаконной охотой и что такое особо охраняемые природные территории? Чтобы понять это, нам нужно изучить другие нормативные правовые акты – ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» и ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях».

Приведу ещё пару примеров. Все правила поведения водителя на дороге (гипотезы и диспозиции) находятся в Правилах дорожного движения (утверждённых Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090), а наказания за их нарушение (санкции) – в главе 12 КоАП РФ и немного в ст. 264-264.1 УК РФ. Правила прохождения военной службы (гипотезы и диспозиции) содержатся в законах «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих», «О военном положении», «Об обороне» и нескольких общевоинских уставах Вооруженных Сил РФ, а наказания за наиболее серьёзные нарушения (санкции) – в главе 33 УК РФ.

В общем, не всегда бывает легко сразу выделить гипотезу, диспозицию и санкцию какой-то нормы. Для этого желательно представлять себе в общих чертах всю систему права, чтобы знать, где можно найти какой-то из элементов нужной вам нормы.

Отмечу, что деление нормы права на эти три элемента носит больше теоретический, нежели практический характер. В судебных решениях и юридической литературе любое правило, прописанное в законе (т.е. диспозицию), называют нормой права. И если нет необходимости отдельно выделять гипотезу или санкцию, то про них обычно и не вспоминают.

Ещё одно важное замечание – не всегда за нарушение нормы установлено какое-то наказание. Иногда санкция заключается в том, что государство откажет вам в судебной защите. Особенно много таких норм в Гражданском кодексе. Например, вот отрывок из ч. 1 ст. 161 Гражданского кодекса РФ:
«Должны совершаться в простой письменной форме […]:
1) сделки юридических лиц между собой и с гражданами;
2) сделки граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки»

Здесь мы можем выделить следующую норму: если граждане заключают сделку на сумму, превышающую десять тысяч рублей (гипотеза), то они должны совершить её в простой письменной форме (диспозиция). А санкция указана чуть ниже, в ч. 2 ст. 162 ГК РФ: «Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства». То есть, как мы видим, наказание лишь одно – стороны не могут в качестве доказательства сделки приводить свидетельские показания. Например, если вы дали кому-то взаймы 30 тыс. руб., и никак письменно это не оформили, то даже наличие десяти свидетелей не будет доказательством в суде. Такая вот своеобразная санкция.

Классификация правовых норм

Выше я привёл примеры трёх норм – из Трудового кодекса, Устава Патрульно-постовой службы полиции и Конституции. Прошу ещё раз на них взглянуть, и тогда вам будет понятна первая классификация правовых норм. Как мы видим, есть нормы запрещающие (запрещают что-то делать – «никто не может быть ограничен. »), обязывающие (обязывают что-то делать – «сотрудник подразделения ППСП в любых условиях должен быть. ») и управомочивающие (дают право что-то делать – «граждане Российской Федерации имеют право….»).

Это деление, впрочем, немного условное. Ведь, как я уже рассказывал в теме «Правоотношение», если мы даём одному человеку право, то на другого накладываем обязанность – либо что-то делать (обязывающая норма), либо что-то не делать (запрещающая норма). И наоборот – если мы одному человеку что-то запрещаем или накладываем на него обязанность, то, соответственно, даём кому-то другому право требовать соблюдения этого запрета или этой обязанности.

Вторая классификация норм права – их разделение на диспозитивные и императивные.

Диспозитивная норма не требует от людей чёткого следования правилам и даёт им возможность определить свои права и обязанности самостоятельно. Действовать она начинает, только если люди не договорятся. Чаще всего диспозитивные нормы встречаются в гражданском праве. Ключевая фраза – «если иное не установлено договором» или «если иное не установлено соглашением между ними».

Пример – «когда цена установлена в зависимости от веса товара, она определяется по весу нетто, если иное не предусмотрено договором купли-продажи» (ч. 2 ст. 485 ГК РФ). Представим, что молочный завод и сеть супермаркетов заключили договор: завод поставляет сети масло по цене 100 руб. за килограмм. Они могут сами определить, что использовать – вес нетто (т.е. вес масла без учёта упаковки) или вес брутто (т.е. с учётом упаковки). Но если они этого не сделали, то суд в случае спора применит норму из ГК РФ и посчитает всё, исходя из веса нетто.

Другой пример – «клад… поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное» (ч. 1 ст. 233 ГК РФ). То есть кладоискатель и собственник участка могут договориться как хотят («установить соглашением иное») – например, 90% стоимости клада достаётся кладоискателю, а 10% – собственнику участка (или наоборот). Если же они не договорились об этом, то каждому будет принадлежать половина клада. Отмечу при этом, что в любом случае раскопки должны происходить с согласия собственника. Если же его нет, то кладоискатель не имеет на клад никаких прав (ч. 1 ст. 233 ГК РФ).

Императивная норма, в отличие от диспозитивной, даёт прямое и чёткое правило поведения в какой-то ситуации. Например – «выезд на перекресток или пересечение проезжей части дороги в случае образовавшегося затора, который вынудил водителя остановиться, создав препятствие для движения транспортных средств в поперечном направлении, влечет наложение административного штрафа в размере одной тысячи рублей» (ч. 1 ст. 12.13 КоАП РФ). Тут сразу видно: водителю запрещено делать описанную вещь, иначе его ждёт штраф в тысячу рублей. Никаких других договорённостей здесь быть не должно – по крайней мере, официально. А если сотрудник ДПС и водитель договариваются как-то иначе (ну, скажем, что водитель платит триста рублей и едет дальше без оформления протокола), то это будет нарушением закона.

Большинство норм права – императивные. Среди императивных норм выделяют альтернативные нормы. Такие нормы дают несколько вариантов поведения в какой-то ситуации. Но каждый из этих вариантов всё равно чётко определён, поэтому они считаются разновидностью именно императивных, а не диспозитивных норм. Например, предприниматель, работающий на упрощённой системе налогообложения, может выбрать – платить 6% с доходов или платить 15% с разницы между доходами и расходами (ч. 1-2 ст. 346.20 Налогового кодекса РФ). А у суда обычно широкий выбор по уголовным делам, потому что есть много вариантов наказаний преступника. Например, «грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет» (ч. 1 ст. 161 УК РФ).

Третья классификация норм права – деление на материальные и процессуальные, а четвёртая – деление их на публичные и частные. О том, что это такое, я расскажу, когда речь пойдёт о классификации отраслей права.

Лирическое отступление: нормы без правил

Правовые нормы не всегда что-то запрещают, к чему-то обязывают или дают на что-то право. Есть нормы, в которых нет никаких правил поведения. Например, существуют нормы-дефиниции (дают определение тем или иным понятиям), нормы-декларации (говорят, какие задачи преследует закон), нормы-принципы и т. д. Такие нормы тоже очень важны, особенно нормы-дефиниции, потому что по ним мы можем судить о других нормах – что подразумевается под тем или иным термином.

Вот пара примеров норм-дефиниций: «автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано» (ст. 1257 ГК РФ) или «потребитель — гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности» (преамбула закона РФ «О защите прав потребителей»).

Как мы видим, такие нормы не имеют гипотез, диспозиций и санкций, поэтому теоретическая структура правовой нормы на них не распространяется.

Ещё важно упомянуть коллизионные нормы – они прямо не указывают на правило поведения, но говорят о том, какое из нескольких правил нужно применять. Например, ч. 1 ст. 1224 ГК РФ: «Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в РФ, – по российскому праву».

Слово «институт» происходит от латинского institutum, что означает «установление» или «учреждение» (в том смысле, что люди устанавливают или учреждают что-то). У большинства жителей России понятие «институт» ассоциируется с типом учебного или научного учреждения. Но есть у этого слова и другие значения: например, в общественных науках институтом называют определённую устойчивую форму взаимодействия людей. Семья, государство, наука, армия, торговля – это всё институты общества или общественные институты.

Нечто похожее есть и в правоведении. Здесь институт – это правовое регулирование каких-то похожих ситуаций. Или, иначе говоря, правовой институт – это набор правовых норм, установленных или применяемых в определённых случаях.

Пример – у людей, имеющих схожие риски (например, то, что их дом сгорит, или то, что они заболеют во время заграничной поездки), возникает потребность как-то обезопасить себя. Они готовы заплатить немного и перераспределить риски на всех, кто имеет такую же проблему. С другой стороны, есть организации, которые готовы собирать эти деньги, хранить и в случае наступления несчастья выплачивать деньги пострадавшему. Так появляется в гражданском праве институт страхования, где прописаны разные нормы и правила, касающиеся этой ситуации. Институт этот весьма обширный, регулируется он следующими источниками права – главой 48 ГК РФ «Страхование», ФЗ «Об организации страхового дела в РФ» и много чем ещё.

У других людей или организаций возникает необходимость срочно купить какую-то вещь, но в данный момент нет денег. Они готовы заплатить даже больше, чем стоит товар сейчас, но позже. С другой стороны, есть банки, готовые дать им эти деньги сейчас, чтобы потом получить от них больше. Так появляется в праве институт кредита. Регулируется он главой 42 ГК РФ «Заем и кредит», рядом положений ФЗ «О банках и банковской деятельности» и множеством других источников.

У государства возникает необходимость как-то защитить людей, дающих показания в суде – чтобы их не нашли преступники, против которых они дают показание. Если эти показания очень важны, а опасность серьёзна, то государство может обеспечить свидетелям охрану, изменить им место жительства, документы и даже внешность. Так в середине 2000-х годов в России появился институт защиты свидетелей, который регулируется законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и несколькими постановлениями правительства.

У людей возникает необходимость обсудить какой-то вопрос, важный для города, региона или страны, и принять его на голосовании. Так появляется институт референдума. Институт, правда, не очень действенный – с 1993 г. у нас не проводился ни один общенародный референдум.

Правовые институты могут быть как очень небольшими, так и весьма обширными. Некоторые институты состоят из нескольких норм и основаны на нескольких статьях одного закона (например, институт соучастия в преступлении – ст. 32-36 УК РФ), некоторые регулируются преимущественно одним законом (в частности, институт референдума – законом «О референдуме»), а некоторые могут включать сотни и тысячи правовых норм из очень разных законов (скажем, институт кредита).

Некоторые из правовых институтов делят на субинституты (или подинституты). Например, в составе института кредита есть субинституты потребительского кредита и ипотечного кредита, в составе института страхования – субинституты страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) и обязательного медицинского страхования (ОМС). Правда, таким образом правовые институты можно делить много раз. Скажем, у нас есть институт сделки в гражданском праве. Договор – это разновидность сделки, т.е. уже правовой субинститут. Но, например, договор купли-продажи – это разновидность договора, а договор энергоснабжения – это разновидность договора купли-продажи. Чтобы не составлять конструкции типа «субсубсубинститут», проще любую совокупность норм, регулирующих определённую ситуацию, называть институтом, вне зависимости от того, входит ли он в состав другого института или нет.

Таким образом, любую совокупность правовых норм, касающихся определённой темы, можно назвать правовым институтом (даже если такой институт полностью входит в состав другого института). И только если эта тема очень обширна и важна для жизни общества, мы называем такую совокупность норм не институтом, а отраслью права. Но об этом в следующий раз.

Итак, система права – это исторически сложившаяся внутренняя структура права. Она состоит из отраслей права, каждая из которых регулируют какую-то сферу жизни общества (конституционное право, гражданское право, уголовное право и т. д.). Отрасли права состоят из правовых институтов, каждый из которых регулирует определённую ситуацию или явление (институт референдума, институт гражданства, институт договора, институт собственности). Правовые институты, в свою очередь, состоят из норм права – правил поведения, установленных государством.

В науке принято делить норму права на три элемента – гипотезу, диспозицию и санкцию. Гипотеза – это условие, при которых нужно соблюдать определённое правило, диспозиция – это, собственно, само правило, а санкция – это последствия нарушения этого правила.

Нормы права бывают запрещающие, обязывающие и управомочивающие. Также нормы права делят на диспозитивные и императивные. Диспозитивная норма даёт участникам правоотношений возможность определить свои права и обязанности самостоятельно. Действовать она начинает, только если они не договорятся. А императивная норма даёт прямое и чёткое правило поведения в какой-то ситуации. Разновидность императивных норм – альтернативные.

Кроме того, существуют нормы-дефиниции (дают определение тем или иным понятиям), нормы-декларации (говорят, какие задачи преследует закон), коллизионные нормы (прямо не указывают на правило поведения, но говорят о том, какое из нескольких правил нужно применять) и ряд других.

Правовой институт – это набор правовых норм, установленных и применяемых в определённых случаях. Примеры правовых институтов – институт страхования, институт кредита, институт сделки, институт соучастия, институт референдума. Любую совокупность норм, касающейся определённой темы, можно назвать правовым институтом. Иногда правовые институты делят на субинституты. Но чаще любую группу норм на определённую тему называют правовым институтом, даже если он полностью входит в состав другого института.

Следующая статья из цикла «Правоведение для чайников» — «Система права (часть 2)«

hitch-hiker.livejournal.com