Юристы бо

Даже если Вы живете на территории, где юристы занесены в Красную книгу местного значения, повода впадать в уныние быть не должно, бо мы вступили в век информационных технологий, когда дистанционное юридическое обслуживание развивается невиданными темпами. Все больше юристов выходят на это поле и даже кучкуются на специальных интернет-площадках, администрация которых не только создает условия для выбора юриста, но и по мере сил участвует в разрешении конфликтов меж юристами и клиентами, стараясь находиться «над схваткой», чтобы не распугать ни клиентов, несущих деньги, ни юристов, помогающих площадке эти деньги заработать. Ссылки на некоторые такие сайты Вы можете найти на нашем сайте в разделе бесплатные юридические консультации. Так что ищите и обрящете!

Положительный результат сотрудничества с юристом обеспечивается совпадением возможностей и желаний сторон в части качества и цены. Неспособность юриста решить Вашу проблему или Ваша неспособность оплатить его услуги равно могут привести к взаимному неудовольствию. Из этого, а также из заявленных выше критериев качества и бум исходить.

1. Ищите юриста по средствам и в соответствии с поставленными целями.

Найти юриста сейчас можно практически на любой кошелек. Можно даже получить безвозмездную юридическую помощь в рамках, установленных Федеральным законом от 21.11.2011 N 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», и за пределами этих рамок, обратившись к услугам:

— органов власти в пределах и полномочий;

— интернет-площадок, на которых юристы консультируют бесплатно или за символическую плату;

— юридических клиник, создаваемых при вузах, дающих юридическое образование, где ради практики студенты под контролем преподавателей безвозмездно дают письменные правовые заключения по интересующим клиентов вопросам;

— некоммерческих организаций, специализирующихся на защите прав граждан.

Если же с халявой не срослось, то трезво соотнесите свои потребности с финансовыми возможностями и руководствуйтесь полученными в результате установками.

Надо напомнить, что собственно работают юристы мозгами, а не внешностью.

Офисные роскошества, навороченность сайта, внешний лоск и прочие атрибуты респектабельности однозначно свидетельствуют о качестве маркетинга юриста и его гонорарных аппетитах, но не гарантируют на все 100 % качество оказываемых им услуг. Хотя шансы получить суперуслугу в этом случае, безусловно, повышаются. Ведь не с неба же это изобилие свалилось, а заработалось трудами праведными, хочется надеяться. Кроме того, в комфорте и уюте обсуждать юридические проблемы много приятнее, чем в подвале с крысами. Да и вообще, самооценка повышается, когда люксовый юрист на тебя работает.

Однако если Вам нет нужды мериться крутизной с олигархами, то деймсбондоподобный юрист для эскорта да с бешеным гонораром Вам без надобности. В этом случае разумнее будет не пантоваться, а поискать специалиста в среднем ценовом сегменте. Кстати, некоторые крупные компании предлагают разные ценники на услуги работающих в их компании юристов разных категорий.

Если же с деньгами сей момент совсем беда, не тушуйтесь. Немало есть крепких юристов в летах и талантливых выпускников, а то и вовсе студентов, не преуспевших в маркетинге или начинающих с нуля, которые в борьбе за клиентов готовы демпинговать, но не могут себе позволить схалтурить. Тут главное — цель поставить и терпеливо к ней шагать.

2. Адвокат или юрист?

Есть категории дел, по которым без адвоката не обойтись (например, в соответствии со ст.49 УПК РФ адвокаты к защите обвиняемого/подозреваемого допускаются безусловно, а участие юристов без адвокатского статуса существенно ограничено).

Адвокаты, лоббируя свой монополизм, на рынке юруслуг кичатся предъявляемыми к ним квалификационными требованиями и муторностью процедур, необходимых для получения статуса (диплом о высшем юридическом образовании получи, потом два года по специальности или в адвокатском образовании отработай, квалификационный экзамен сдай, присягу принеси, внесения в реестр и выдачи удостоверения дождись…)

Таки да, нудно, а профессионализьму не гарантирует, бо в нашей стране на поверку кандидаты и доктора наук липовые, что уж тут об адвокатах, количество которых в разы боле, говорить?! Уследишь ли за всеми?

А в государственной программе Российской Федерации «Юстиция», утвержденной Распоряжение Правительства РФ от 04.04.2013 N 517-р, об адвокатах не так, чтобы оченно лестно, сказано:

«Повышение качества работы адвокатского корпуса станет возможным только в том случае, если лучшие юридические кадры будут стремиться попасть в адвокатуру, а не в общий юридический консалтинг.

…Только тогда, когда экономические стимулы привлекут в адвокатуру тех специалистов, которые сегодня выбирают юридические отделы корпораций и консалтинговые компании, станет возможным предъявлять к адвокатам реальные требования по квалификации и осуществить в адвокатском сообществе необходимую «чистку рядов».

… суть реформирования института адвокатуры состоит в повышении ответственности и компетентности адвокатов в обмен на предоставление им гарантированной экономически привлекательной части рынка юридических услуг.»

(Извлечение из общей характеристики сферы реализации подпрограммы «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций»)

Однако, поскольку мы – сторонники честной конкуренции, то и скажем откровенно: процентное соотношение бездарей, гениев и просто крепких профессионалов в адвокатской среде не отличатся от того, что имеет место среди юристов без адвокатского статуса.

Чем больше юристов всяких и разных, тем выше конкуренция, что клиенту во благо. Загон же всех под сень Федеральной палаты адвокатов мы категорически не одобрям – у нее и без нас кормильцев море, пущай ими и рулит, да качество средь них, как Программой «Юстиция» предписано, обеспечит. А до того на нас, вольных юристов, ей зариться не след!

Есть один нюанс, о котором не следует забывать, нанимая адвоката. Вольные юристы, не желающие именоваться «ИП», кучкуются в фирмах, а адвокаты – в адвокатских образованиях. Но фирма несет ответственность за работу своих сотрудников, а в случае с адвокатами соглашение Вы заключаете неизменно с конкретным лицом, которое единолично перед Вами и отвечает. Так что, не прельщайтесь громким именем в названии адвокатского образования, в котором работает Ваш адвокат, это чужое громкое имя за него ни работать, ни отвечать за халтуру не станет.

Зато, в отличие от юридической фирмы, адвокат, ликвидироваться не может и даже лишенный адвокатского статуса продолжает нести гражданско-правовую ответственность перед клиентом за некачественно оказанную в адвокатскую бытность услугу. То же можно сказать и о юристах — индивидуальных предпринимателях.

Так что в пределах действующего законодательства решайте сами, кто к сердцу или дому Вашему ближе.

3. По принципиальным для Вас, сложным, прецедентным проблемам перестрахуйтесь, обратившись за правовой экспертизой к нескольким взаимонезависимым юристам.

Да, это Вам дороже встанет – нескольким юристам за одно и то же платить. Но, во-первых, в условиях, когда три юриста – восемь мнений, это даст Вам возможность более-менее объективно оценить ситуацию и увереннее определиться с выбором юриста. Во-вторых, как уже говорилось ранее, можно сэкономить, сыскав того, кто даст Вам одно из заключений бесплатно. В-третьих, на себе не экономьте.

4. Обращайтесь к юристам, рекомендованным Вам людьми, заслуживающими доверия, и избегайте тех, о ком те же люди отозвались дурно.

С рекомендациями ближних, в принципе, все ясно – совет человека, пользующегося доверием, вызывает доверие, а учитывая очевидно доверительный характер отношений меж юристом и клиентом, значение рекомендаций возрастает еще более.

Если найти юриста по рекомендации не удалось, то сыскав вроде подходящего юриста «с улицы», до принятия окончательного решения поспрошайте ближних и дальних, нет ли у них компромата на выбранного Вами юриста, бо присоветовать хорошего и отсоветовать плохого — не одно и то же.

5. Первичный поиск юриста «с улицы».

5.1. Источники информации.

В ходе нашего мини-опроса выяснились весьма занимательные вещи.

В отсутствие юристов, вызывающих доверие в ближнем кругу, потенциальные клиенты принимаются шарить в интернете.

На третьем месте, как ни странно, оказалась наружная реклама в виде вывесок.

Рекламу в печатных СМИ изучают в четвертую очередь.

Разбрасываемые где ни попадя календари, буклеты, листовки и прочие бумажные огрызки с адресами и телефонами в качестве побудителя к выбору юриста по результатам нашего мини-опроса уверенно плелись в хвосте.

Поиски юриста в интернете , как правило, начинаются с поисковиков.

Клиенты-бизнесмены, перед которыми стоит предельно конкретный вопрос (допустимость конкретного действия, правовые последствия конкретного правонарушения и т.п.), зачастую прежде пытаются разобраться самостоятельно и на первом этапе ищут в интернете не юриста, а ответ на вопрос. Если вопрос оказывается слишком сложным для самостоятельного решения, обращаются к тем, чьи рассуждения на тему показались наиболее привлекательными (доходчивыми, профессиональными или склоняющимися к предпочтительной точке зрения).

Ценители халявы обращаются на сайты, мобилизующие множество несвязанных меж собою юристов для предоставления бесплатных или почти бесплатных юридических консультаций. Пользоваться платными услугами склонны мало. Люди же, готовые заплатить, такие сайты практически не посещают. А НАПРАСНО!

На таких сайтах можно не только сыскать координаты близработающих юристов, но и просмотрев профайлы, увидеть, на какие вопросы и как отвечает юрист, каких отзывов удостоился, сколько времени на сидение на этом сайте может себе позволить потратить и т.д. ТАК ЧТО ВОЗЬМИТЕ НА ЗАМЕТКУ! Ссылки на некоторые такие сайты Вы можете найти на нашем сайте в разделе бесплатные юридические консультации.

Сайты, специализирующиеся на создании простых каталогов адвокатов, юристов, юридических фирм и т.п., среди участников нашего мини-опроса сколько-нибудь значимой популярностью не пользовались.

Вывески, прилично выглядящие, свидетельствующие о присутствии здесь юристов и висящие долгое время вблизи от часто посещаемых мест, большинством запоминаются и держатся в памяти на всякий случай, чтобы при наступлении часа Х меньше метаться.

Печатные СМИ менее всего интересуют как источник рекламы, но приобретаются, главным образом, ради получения свежей информации в сфере специализации данного СМИ. По прочтении они чаще всего выбрасываются, если в них не содержится статей, пригодных для длительного использования.

Интерес к многокилограммовым печатным адресным справочникам тает на глазах в связи с развитием интернета.

Буклеты, листовки и т.п. устилают улицы, подъезды и мусорные корзины. У сердца рядом с фото дорогих и любимых хранятся редко ( за исключением особо занимательных и эксклюзивных экземпляров типа «Адвокат-врач – вред здоровью, жизни, псих.заболевания, осложнения лечения» или книжки со скромным названием «Почему юристы правят миром») и вызывают желание обратиться разве что в экстренных случаях (сей момент юрист нужен, а вот и телефончик).

5.2. Оценка и проверка информации, составление представления о специализации, квалификации, репутации.

Следует отметить, что если в процессе поисков получено несколько равно значимых рекомендаций, то дальнейший выбор осуществляется, как правило, на основании дополнительной информации по той же схеме, что и теми, кто вынужден искать юриста «с улицы».

Приходится признать, что немногие в процессе выбора проводят углубленные изыскания отзывов о юристе (фирме), их публикаций вне собственного сайта и прочих упоминаний в различных источниках. Отчасти из лени, отчасти в силу понимания, что такого рода информация может оказаться недостаточно объективной, поскольку:

— положительные отзывы в интернете можно и самому о себе настрочить;

— отрицательные отзывы могут оказаться злостными враками конкурентов;

— статьи могут быть опубликованы там и сям не в силу их несомненной практической или научной ценности, а потому что на множестве сайтов публикуется все присланное, если оно не содержит явных признаков экстремизма, порно и т.п., либо потому что за размещение статьи заплачено юристом.

Вне зависимости от первичного рекламного источника, сбор дополнительных сведений о юристе необходим для составления более объективного представления о нем.

Типичная схема сбора дополнительной информации о юристе:

1. Посещение сайта;

2. Проверка заявленного на сайте с помощью иных интернет-ресурсов;

3. Телефонный звонок;

Увиденное/услышанное оценивается клиентом сугубо субъективно на основании представлений клиента о юристах, его личных пристрастий и финансовых возможностей. Но кое-что все же порекомендую.

Сайт . Прелесть веб-представительства заключается в том, что Вы посещаете его инкогнито, в наиболее приемлемом для себя режиме и объеме изучаете то лучшее, что смог сообщить о себе владелец ресурса. Никто Вас не отвлекает болтовней и не мешает неторопливо и критично оценить, а по возможности и проверить предложенную информацию.

При изучении сайта всех потенциальных клиентов интересуют:

— опыт и специализация (сколько лет на рынке, максимально конкретизированный перечень услуг);

— прайс-лист (чем подробнее, тем убедительнее для клиента, но… не всегда честно) и условия оплаты;

— сроки выполнения заказов;

— территориальное расположение (близость к клиенту) и режим работы (удобство этого режима для клиента).

Навигация на сайте должна обеспечивать доступ к этой информации из любой точки сайта.

Но не стоит этим ограничиваться.

Помните, что сайт компании – это маркетинговый инструмент, основное назначение которого – продавать, продавать и продавать, а потому к размещенной на нем информации следует относиться критично.

Изучая заявленный перечень партнеров, документальные подтверждения успехов – судебные акты по выигранным делам, дипломы, упоминания в СМИ, не забывайте, что:

— не все клиенты, ценящие конфиденциальность, жаждут увидеть на чужих сайтах решения по делам со своим участием и информацию о себе, как о чьем-то партнере, особенно если клиент о-го-го кто, а юрист — есть никто и звать никак (ни в телевизоре не засвечен, ни в интернете не раскручен. );

— партнерство с крупными компаниями, имеющими собственные юридические департаменты, как правило, ограничивается выполнением мелких разовых поручений, нередко в Тьмутараканьках, куда собственных юристов гнать не с руки;

— партнерство могло быть прекращено в прошлом веке и со скандалом;

— в решениях не упоминаются юридические фирмы, сотрудники которых представляли стороны (в отличие от адвокатов), а работает ли упомянутый в решении юрист в этой фирме, поди знай. Вот если адвокат Иванов выложил на своем сайте решение по делу, рассмотренному с участием адвоката Иванова, то знайте, дело выиграл он (ведь полные тезки встречаются не так уж часто);

— выложенный победоносный акт первой инстанции может быть отменен вышестоящим судом;

— грамотки, дипломы и даже ордена с медальками у нас сейчас продают все кому не лень.

Упоминания в СМИ тоже бывают разные: материалы рекламного характера свидетельствуют лишь о том, что деньги у фирмы на рекламу водятся и учтены в стоимости услуг. Публикации же в специализированных изданиях, не печатающих все подряд и платящих авторам, действительно следует принимать всерьез.

Выложенные на сайте статьи, нормативные акты, новости, вопросы-ответы, образцы документов изучают, как правило, только те, кто пришел на сайт за поиском ответа на свой вопрос и поиском юриста пока всерьез не озабочен.

Меж тем эти материалы позволяют сориентироваться относительно специализации, а написанные юристом статьи помогут оценить его квалификацию.

Так не поленитесь почитать, что и как писано: воды ли безграмотно налито или доходчиво толковые советы изложены. Проверить на плагиат тоже нелишне бывает.

Как бы то ни было, обилие и разнообразие полезных материалов на сайте — свидетельство уважения юриста к себе и своим потенциальным клиентам.

Оценивайте колористику, дизайн и стилистику сайта сугубо субъективно.

Если Вы полагаете настоящими юристами хвастливо заумствующих зануд, обратите внимание на практически бесцветные сайты с сухо изложенными и сдобренными специальными терминами материалами, обилием нормативных актов и полным собранием благостных упоминаний где-бы то ни было и кем бы то ни было о себе, любимых.

Если же Вам не чуждо чувство юмора, а право на него Вы признаете и за юристом, ищите на сайте хоть какой-то живости в цвете, слове, графике…

При обращении к юристу через он-лайн форму не задавайте вопросов, ответ на который потребует краткого изложения для Вас пары учебников (типа, как составить договор или как управлять налоговыми рисками). Только задав короткий конкретный вопрос, можно оценивать как соответствие скорости ответа заявленному на сайте времени, так и полноту и внятность ответа.

Проверка заявленного на сайте. Пошарьте в поисковиках на предмет подтверждения/опровержения наиболее заинтересовавших Вас утверждений с сайта, поищите отзывов, оцените количество и качество ссылок на сайт. И опять-таки отнеситесь ко всему критично, ведь позитивные отзывы могут быть инициированы самим юристом, а негативные – мстительными конкурентами, громкая репутация может основываться на проигрыше громких дел…

Если желание посотрудничать с держателем сайта не иссякло, звоните.

Телефонный звонок . Чтобы сэкономить время и не дать себя заболтать, подготовьте заранее список конкретных вопросов (могут ли сделать вот это, в такой-то срок, сколько это будет стоить, порядок взаимодействия и расчетов…), четко и кратко сформулируйте свою проблему. Не уклоняйтесь от ответов на уточняющие проблему вопросы, но пресекайте разговоры ни о чем. Сравнивайте информацию, полученную по телефону, с той, что добыли до того.

Алгоритм ответов на звонки, как правило, тщательно разработан, варианты ответов заучены и все это является логическим продолжением красивой обложки. Выявить существо можно, только инициировав спонтанность некоей провокацией (нестандартностью вопроса или интонации, придирками и т.п.).

Но ничто не мешает Вам проявить критичность. Оценивайте результаты беседы, руководствуясь народной мудростью «мягко стелет – жестко спать» и не водитесь с теми, кто готов что-либо обсуждать только в офисе.

Визит. Итак, завеса виртуальности спала окончательно, пришло время прямого визуального контакта и собственно спонтанности, поскольку Ваша проблема, надо надеяться, индивидуальна и неповторима, как и Вы сами, а потому так ли, сяк ли, а сценарий Вашей личной беседы будет писаться/меняться/дополняться по ходу действия в Вашем соавторстве с юристом. Тут-то и старайтесь его разъяснить, как можно тщательнее.

Как Вам относиться к офису и внешнему виду юриста, дело Ваше, мы же все больше относительно качества услуг печалуемся, а оно, как было уж говорено, не красой ногтей, а порядочностью и интеллектом обеспечивается, а потому избегайте юристов:

— дурно отзывающихся о коллегах/конкурентах;

— дающих ответы сходу, без вопросов, уточнений, заглядывания в Ваши бумажки..;

— не обосновывающих свою позицию;

— дающих безусловную гарантию успеха;

— признающихся в коррупционных связях;

— разглашающих информацию о других клиентах.

В остальном руководствуйтесь интуицией и личными пристрастиями. Плодотворные отношения с юристом основаны на доверии и взаимопонимании, чему личная неприязнь — страшенная помеха.

bizkonsalt.ru

Юмадилов Булат Гумерович

Президент Адвокатской палаты Республики Башкортостан

Адвокаты республики приняли участие на Конференции БО Ассоциации юристов России, приуроченной ко Дню юриста.

5 декабря 2014 г. Башкортостанским отделением Ассоциации юристов России проведено отчетно-перевыборное собрание и торжественная церемония награждения ежегодной юридической Премией «Юрист года-2014», посвященное профессиональному празднику – Дню юриста. Мероприятие проходило в здании Уфимского юридического института МВД РФ.

В мероприятии приняли участие Президент Адвокатской палаты Юмадилов Булат Гумерович, заместитель начальника государственно-правового Управления Администрации Президента Республики Башкортостан Игорь Викторович Бреймаер, руководитель Башкортостанского отделения АЮР Фаим Баязитович Мухаметшин, председатель Попечительского совета БО АЮР, сопредседатель Всероссийской общественной организации «Деловая Россия» Андрей Геннадьевич Назаров, а также представители органов исполнительной власти, правоохранительных органов, юридического сообщества, студенты специализированных факультетов уфимских вузов.

Благодарственным письмом за поддержку деятельности Ассоциации юристов России по правовому просвещению, повышению правовой культуры и оказанию юридической помощи населению на торжественной церемонии был награжден Президент Адвокатской палаты Республики Башкортостан Юмадилов Булат Гумерович.

Ежегодную Премию «Юрист года» в номинации «Правовое просвещение» получил руководитель Белорецкого городского филиала БРКА Моргунов Алексей Иванович.

В рамках празднования Дня юриста прошло награждение победителей профессионального конкурса «Юрист – профессионал-2014». В номинации «Аргументированное обоснование актуальности проблемы» победил адвокат Демского специализированного филиала БРКА Кинзикеев Данил Рашитович

В номинации «Уголовное право и Уголовный процесс» 3 место занял адвокат Мишкинского районного филиала БРКА Муртазин Динар Накифович.

Адвокат Октябрьского специализированного филиала Башкирской республиканской коллегии адвокатов Крылова Надежда Николаевна отмечена благодарственным письмом за поддержку деятельности АЮР по правовому просвещению, повышению правовой культуры и оказанию юридической помощи населению. Также Башкортостанское отделение АЮР отметило благодарственными письмами деятельность следующих адвокатов, за успешную совместную работу и большой личный вклад в деятельность АЮР и повышения правовой культуры граждан:

Антонову Ольгу Андреевну – руководителя Нефтекамского городского филиала БРКА

Иванова Радима Николаевича – адвоката Уфимского специализированного филиала БРКА

Муртазина Динара Накифовича — адвоката Мишкинского районного филиала БРКА

Юнусову Гузель Ривкатовну – адвоката Стерлитамакского городского филиала БРКА

Латыпова Ханифа Хамитовича – руководителя Буздякского районного филиала БРКА

Шаймарданова Зульфата Шамсиевича — руководителя Бакалинского районного филиала БРКА

Мухамеджанову Веру Владимировну – адвоката, учредившего адвокатский кабинет в г. Мелеуз

Лукманову Альфию Зифовну — руководителя Кушнаренкоского районного филиала БРКА

Хубетова Венера Мизбаховича — руководителя Нуримановского районного филиала БРКА

Гаршину Елену Юрьевну – руководителя Давлекановского районного филиала БРКА

Каримова Эдуарда Ивановича – адвоката Краснокамского районного филиала БРКА

www.ap-rb.ru

Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

    Андрей Паранич поговорил с Леонидом Итальянцевым о сервисах юридической помощи

    Заместитель директора СРО «МиР» Андрей Паранич побеседовал с директором по развитию Национальной Юридической Службы «Амулекс» Леонидом Итальянцевым о том, как можно повысить уровень юридической и финансовой грамотности с помощью круглосуточного сервиса юридической помощи.

    Андрей Паранич: Леонид, у вас один из самых интересных и старейших legaltech-проектов на рынке. Я читал, что благодаря вашей успешной работе в финансовом секторе сервис дистанционного юриста можно подключить в 7,5тысячах отделений банков, страховых компаний и МФО по всей России. Но одно дело — прогрессивные технологии и совсем другое — готовность людей пользоваться ими. Не так давно Виктор Климов (руководитель проекта Общероссийского народного фронта «За права заемщиков». — Ред.), выступая на телевидении, сказал, что, поскольку легальные МФО работают в рамках закона, бояться следует не их, а собственной финансовой безграмотности. Ведьбольшая частьпроблем возникает из-за того, что люди не уделили должного внимания анализу необходимости использования того или иного финансового продукта или воспользовались им неграмотно и получили в итоге не тот результат, на который рассчитывали.

    Леонид Итальянцев: Безусловно, когда мы говорим о взаимоотношениях клиентов и финансовых организаций, ответственность обоюдная. Однако мы также понимаем, что клиент находится в заведомо более слабой позиции, и в случае в МФО это особенно актуально, потому что они работают с категорией людей с низким уровнем дохода и практически нулевой финансовой грамотностью. К нам ежедневно обращаются с жалобами на «серых микрофинансистов»: многие, например, предлагают дополнительно подписать документ, не относящийся к кредитному договору, который увеличивает стоимость займа в 20 раз.

    Цикл такой сделки состоит из трех-четырех этапов, где клиент подписывает соответствующее количество документов. Каждый из них абсолютно законен и юридически безупречен. Но вся цепочка в совокупности является схемой. Например, человек приходит в автоломбард за займом, а там с ним заключают договор купли-продажи автомобиля, по которому он продает машину. Далее — договор обратного лизинга, и только после этого предлагается договор займа, под который ему дают деньги на этот лизинг плюсдокумент за техническую работу.То есть он пригнал машину, лишился права собственности, взял ее же в аренду, подписал кабальный договор по выплатам и заплатил за технические услуги и экспертизу еще 30 тыс. рублей. Что же получается? МФО выдала абсолютно легальный заем. Дружественная организация абсолютно нормально оформила лизинг. Другое юрлицо как комиссионер выкупило машину. Но только почему-то в результате человек стал должником, машины нет, и у него лизинг. При этом каждый договор отдельно — легален, но вкупе — это схема. Чтобы научить людей видеть это, мы организовали федеральную информационную кампанию и сняли с блогерами серию роликов о том, как распознать мошенников.

    Андрей Паранич: Такая практика была и на рынке недвижимости, но сейчас она фактически отмерла, потому что люди, которым предлагали подобную схему, отказываются от нее. В случае с недвижимостью цена ошибки существенно больше, чем в случае с автомобилем. Если человек оценивает последствия, то он понимает, какие потери может понести в случае, если схема реализуется не так, как он рассчитывает. Риск лишиться своего жилья заставляет людей подумать. Но в некоторых ситуациях человек готов подписаться практически под любым договором, лишь бы получить деньги прямо сейчас. Это недопустимо.

    Леонид Итальянцев: Действительно, в этот момент человек не всегда способен просчитать свои гражданские и процессуальные риски, даже при понимании цены договора. К нам в «АМУЛЕКС» приходит много вопросов о том, как выбраться из просрочки, и, конечно, здесь вопрос не в банке и хитросплетениях договора с ним, а в непонимании того, что стоит за самим кредитным договором. Это говорит о необходимости повышения финансовой и правовой грамотности, и делать это надо, конечно, со школы.

    Андрей Паранич, СРО «МиР» и Леонид Итальянцев, «Амулекс». Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

    Мы все живем в обществе чрезмерного потребления, когда можем себе позволить все, но в кредит. И поэтому одна из первых задач программ финансовой грамотности: донести до людей, что кредит — это серьезный финансовый инструмент и что не надо жить в парадигме потребления.

    Андрей Паранич: Если посмотреть на те материалы по финансовой грамотности, которые публикуют Банк России, Минфин и другие, то в центре стоит идея финансового планирования. У наших родителей не было необходимости самостоятельно планировать свою жизнь. Сейчас же мы говорим о других парадигмах, где уже нет универсального рецепта, как человек должен прожить жизнь, для того чтобы получить набор социальных благ. На первый план выходит вопрос постановки своих личных целей и разработки стратегии их достижения, в том числе с использованием финансовых инструментов.

    Леонид Итальянцев: При этом важно еще донести до людей мысль о правовой тактике. Вы наверняка слышали историю про депутата местной думы, которого лишили полномочий за то, что у него был полис инвестиционного страхования жизни. Очевидно, что человек финансово грамотен и занимался планированием. Он вложился в инвестиционное страхование жизни и, выбирая инвестиционные стратегии, отдал предпочтение золоту. Что он не учел? Оказывается, управляющая компания в рамках этого пакета инвестирует в иностранные ценные бумаги, которые номинированы в золоте и торгуются фьючерсами на Лондонской фондовой бирже. Таким образом, оказалось, что это косвенное вложение в иностранные ценные бумаги, что запрещено федеральным законом для госслужащих. Проконсультируйся он с юристом вовремя, этого можно было бы избежать.

    Андрей Паранич: Это то, что называется «не повезло».

    Леонид Итальянцев: Вот с этими «не повезло» мы сталкиваемся каждый день в своей работе и приучаем людей сначала спрашивать, а потом делать — что бы они ни планировали.

    Андрей Паранич: Финансисты придумали термин «ложная финансовая грамотность». Человек считает, что знает ответ на вопрос. Он поймет, что неправ, только когда случится неприятность. Наличие собственного мнения мешает задавать вопросы заранее. Как вы побуждаете людей обращаться к вам, если они считают, что и так в этом хорошо разбираются?

    Леонид Итальянцев: Мы всеми доступными путями пытаемся внушить людям мысль, что обращаться нужно всегда в момент возникновения вопросов. Не надо раздумывать, чтобы позвонить юристу. У всех ведь так же происходит с медициной: заболел — полечился сам, потом спросил у родственников, если не помогло — поискал в Интернете и, только оказавшись при смерти, пошел к врачу. С юриспруденцией — то же самое. Человек звонит тогда, когда страховая компания уже отказывает в выплате или занижает ее размер, при этом машину надо чинить, в автосервисе турбину поставили кривую, при покраске в цвет не попали и так далее. Мы с этим разбираемся и параллельно стараемся донести мысль, что, если в следующий раз нам позвонить в момент ДТП, юрист сразу скажет, что писать в протоколе, объяснит, что дальше надо будет звонить нам при прохождении группы разбора и во время написания заявления в страховую компанию, и т.д. Таким образом, мы даем понять, что, когда клиент будет все делать правильно, у нас будет достаточно фактуры, которая поможет нам защитить его права. Потому что любой бытовой вопрос имеет под собой правовую основу. И, если в жизни есть ощущение какого-то внутреннего дискомфорта и есть чувство, что где-то пытаются обмануть, это тот самый повод звонить юристам. Задача нашего адвоката — отсечь из разговора 95% эмоций и оставить 5% смысла, наложить на это правовое основание и выдать человеку понятный ответ. Не совет, в соответствии с какой статьей и что надо сделать, а конкретную «дорожную карту» с конкретными документами и действиями и с обязательным сопровождением его на этом пути.

    Леонид Итальянцев: В начале работы с нами банки опасались, что люди будут звонить в «Амулекс», как в антиколлекшн

    Наш генеральный директор Дмитрий Макаренко, который первым в Европе еще в 2005 году придумал и запустил сервис дистанционной юридической поддержки, любит говорить, что к 35 годам у людей накапливается большой чемодан жизненных обид и ошибок. Зачастую оказывается, что клиент, позвонивший первый раз, до этого успел завести ситуацию «сильно не туда», и юрист, помогая решить проблему, параллельно показывает ему, насколько важно все делать вовремя. В следующий раз клиент позвонит, что называется, «в моменте», например сразу после ДТП или перед покупкой квартиры. На следующем этапе — звонки иного рода: «Планирую сделать то-то. Как лучше?». И вот это уже как раз то, что нужно: как лучше оформить наследство, что прописать в трудовом договоре, как заключить договор со строительной бригадой, как получить налоговый вычет и т.д. То есть человек начинает задавать вопросы относительно будущего. Он начинает понимать, как этим инструментом пользоваться, начинает планировать. И это уже та ситуация, когда мы понимаем, что с этим можно работать.

    Андрей Паранич: То есть человек, получается, приходит к этой идеальной ситуации на основании своего собственного опыта?

    Леонид Итальянцев: Именно так. Вот еще интересный пример пользы аутсорсинга правовой грамотности. Мы с вами сидим в кафе. И сейчас нам, допустим, официант принесет счет, и в него будут включены блюда, которых мы не ели. Мы окажемся в ситуации «я против системы». Официант — это некая система: ресторан, менеджмент, камеры, охрана. Или, допустим, вы пришли в магазин сдать обувь, которая развалилась. Девочка за прилавком начинает вам говорить, что вы, наверное, неправильно ее эксплуатировали, вам нужно обратиться в экспертную организацию, провести экспертизу, и, если это будет признано заводским браком, то… и т.д. То есть, кто бы мы с вами ни были, мы в какой-то момент оказываемся в ситуации «я против системы». А не будучи участником этой системы, сложно знать ее правила. И если в этот момент позвонить юристу, ситуация превращается в «систему против системы», то есть юрист против девочки в магазине, которая понимает, что есть человек, для которого создание, в его понимании, сложностей — это просто работа. Ничего личного, только бизнес. И мы, стоящие перед ней, уже вообще никакого значения не имеем. Зачастую после разговора с юристом (а у нас есть такая услуга — «Поговорите с моим адвокатом») продавцы обувь берут обратно и меняют или сами отправляют на экспертизу. Таким образом, большинство вопросов снимается на уровне, когда вы предлагаете вместо себя защищающую вас систему. Плюс мы исключаем из этой истории эмоции: «Вот, пожалуйста, юрист, с ним и поговорите… Что писать в жалобную книгу? Да, пишу, диктуйте». Все становится очень просто. И вот это мы стараемся донести до людей. Чтобы звонили в момент, когда возникла ситуация, или до этого, тогда мы подскажем правильные шаги, чтобы не были нарушены ваши права либо чтобы можно было что-то с этим сделать в дальнейшем.

    Андрей Паранич: Мы с вами пока не придумали, как донести это до всей массы людей. Действительно, человек, который уже столкнулся с проблемой, имеет стимул поменять свои установки. Но как убедить людей обращаться заранее? Например, никто не ходит на семинары «Какие бывают кредиты и как ими правильно пользоваться», но все ходят на мероприятия «Что делать, когда я уже вляпался в кредит, и как из этого выпутаться».

    Леонид Итальянцев: Нужно чаще рассказывать людям конкретные истории, в которых они узнают себя, причем в сравнении — кто сколько потерял от собственной халатности и кто выиграл, заблаговременно воспользовавшись советом юриста. Мы регулярно публикуем дайджесты, где рассматриваем обычные клиентские кейсы, и они пользуются огромной популярностью в регионах. У нас ведь в стране нотариуса и юриста люди воспринимают, как небожителя, к которому лишний раз не сунешься: «Дорого, да и юристы нужны, когда в тюрьму сажают, а я вроде законопослушный». А мы объясняем, что юристы, наоборот, на их стороне и звонить нужно, чтобы сделать все правильно. Чтобы донести эту мысль, мы делаем дайджесты, проводим опросы, исследования, информационные кампании. В прошлом году мы, например, общались с 12 млн зрителей с помощью спецпроекта «Советы путешественникам» на телеканале «Пятница» в программе «Орел и решка», когда известные ведущие вместе с нашими юристами объясняли, как себя вести в самых различных ситуациях.

    Андрей Паранич: Согласен, можно попробовать донести информацию до массового сознания, если на эти темы будут высказываться лидеры мнений. Вопрос: кто из людей, близких к юридическим кругам, готов на эту тему говорить?

    Леонид Итальянцев: Лидеры мнений — это не только звезды, это в первую очередь те, с кем вы общаетесь бОльшую часть времени. Поэтому мы разработали и активно внедряем «Спутник» — принципиально новый для нашего рынка legaltech-продукт, который можно включать в соцпакеты. Сейчас работодатель оплачивает время нахождения сотрудников на работе даже тогда, когда они решают свои личные дела, причем решают сами, то есть плохо, долго, неэффективно и нервно. Будь то процесс развода, взаимоотношения с коллекторами, решение вопросов, связанных с ДТП, с автосервисом, и т.д. Мы же пошли по пути внедрения дистанционного сервиса юристов и врачей, по аналогии с добровольным медицинским страхованием. В этом случае работодатель говорит своим сотрудникам: «Если у вас есть какой-то жизненный вопрос, не теряйте время на поиски решения в Интернете, задавайте вопрос профильным людям и занимайтесь своими прямыми обязанностями. К вам вернутся с решением, и вы все сделаете, как нужно». То есть мы идем по пути максимальной доступности услуги для населения. А где количество — там и качество. Наш аналитический департамент недавно провел исследование, подтверждающее, что люди, которые к нам обращаются регулярно, существенно подняли уровень своей финансовой и правовой грамотности.

    Андрей Паранич: Насколько широкий круг вопросов человек может решить в этом случае?

    Леонид Итальянцев: Абсолютно любой. Мы не ограничиваем какой-то областью права.

    Андрей Паранич: А по объему?

    Леонид Итальянцев: В зависимости от того, сколько компания готова инвестировать на сотрудника в год. От двух тысяч рублей в год на сотрудника — и у него будет 12–15 жизненных ситуаций за год. В рамках каждого кейса он может звонить неограниченное количество раз, до того момента, пока у него эта ситуация не разрешится.

    Андрей Паранич: Сколько может стоить такая услуга в год?

    Леонид Итальянцев, «Амулекс». Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

    Леонид Итальянцев: Для включения в соцпакет она может составлять от 300 рублей до 5 тыс. в год на одного сотрудника. За 5 тыс. это будет хороший премиум-пакет.

    Андрей Паранич: За счет чего вы сможете обеспечить консультацию такому большому числу клиентов?

    Леонид Итальянцев: В первую очередь это автоматизация процессов, то, на чем строится наш legaltech-бизнес. Большой штат юристов и врачей (у нас их больше 300), три федеральных call-центра, работа в собственной ERP-системе, которая классифицирует задачи и позволяет мгновенно подключать юристов необходимой правовой практики к решению того или иного вопроса. На текущий момент у нас больше полутора миллионов клиентов из 1840 городов и населенных пунктов России. Каждый день мы принимаем несколько тысяч звонков со всей страны, и вопросы у них абсолютно по всем темам. Основные — это защита прав потребителя, имущественные вопросы: наследство, раздел, купля-продажа и т.д. На третьем месте автомобильные споры и ЖКХ.

    Андрей Паранич: Наверное, автоматизировать работу удается за счет большого количества типовых вопросов, которые поступают на линию?

    Леонид Итальянцев: Типовых ситуаций меньшинство, поскольку в текущих правовых реалиях большинство вопросов не могут быть шаблонными и на них невозможно найти ответы в Интернете. В недавнем исследовании Экономического совета при Президенте РФ о стабильности российского законодательства приводились данные по количеству внесенных изменений в нормативно-правовой акт за период времени с даты его принятия по текущий момент. Так вот, Кодекс об административных правонарушениях имеет период стабильности десять дней. То есть раз в десять дней в Кодексе что-то меняется. Какое изменение туда вносится, касается оно вас конкретно или нет — вы не знаете. Надо вникнуть, чтобы разобраться. Раз в 14 дней меняется налоговое законодательство. Раз в 40 дней меняется Гражданский кодекс, раз в 53 — Трудовой. Всего в год выходит больше 1 200 000 законов, подзаконных актов, локальных, нормативных документов всех уровней, от муниципального до федерального. При этом в Европе стабильность законодательства — больше 400 дней. Таким образом, на типовой вопрос «Можно ли в доме, условно говоря, серии П-44Т снести перегородку между комнатой и кухней и сделать студию?» нет правильного ответа. Потому что Градостроительный кодекс Москвы может это разрешать для этой серии домов, а например, аналогичный Кодекс Санкт-Петербурга — не разрешать. И, чтобы ответить на этот вопрос, юрист просит первым делом прислать документы, которые есть у клиента, берет локальные нормативные акты субъекта Федерации и только после этого может дать человеку ответ: снести или нет и, если да, то каким образом это нужно выполнить и оформить. В США, например, роботы уже предсказывают решение судей по тому или иному делу, потому что все понятно — прецедентное право. Робот смотрит, как конкретный судья принимал решение в конкретном округе по этой статье и дает прогноз, что надо написать, чтобы выиграть, поскольку ориентируется на решения по аналогичным запросам. У нас на одну и ту же ситуацию в одном субъекте Федерации суды говорят «да», а в другом — «нет». Сейчас наши юристы ведут несколько десятков таких дел, по которым в планах — дойти до Верховного Суда.

    Андрей Паранич: Соглашусь, у нас аналогичная ситуация. Имеем десять типовых договоров и десять заемщиков, которые не вернули средства. Подаем иски в десяти судах, получаем четыре отказа от рассмотрения, три положительных решения и три отрицательных решения. На абсолютно одну и ту же ситуацию, с одинаковым типовым договором. Насколько вы активно сотрудничаете, общаетесь с госорганами? На федеральном уровне существует программа финансовой грамотности, а вот программ повышения юридической грамотности я там не вижу. А ведь они должны идти рука об руку.

    Леонид Итальянцев: У нас есть рабочие отношения с Минфином, с Советом Федерации, Государственной думой. Мы делимся своей аналитикой, прежде всего связанной с провалами в законодательной деятельности и с обращениями к нам по правовой оценке той или иной инициативы. Мы всегда даем обратную связь, чтобы законодатель на своем уровне мог понять, в какую сторону улучшить норму. Мы, например, участвовали в консультациях и подготовке изменений в Закон № 209 о поддержке МСБ в части социального предпринимательства в России.

    Андрей Паранич: Человек, который уже столкнулся с проблемой, имеет стимул поменять свои установки

    Андрей Паранич: А если вернуться к банковской сфере, какие регионы лидируют по вопросам конфликтов с банками?

    Леонид Итальянцев: С этими вопросами к нам не обращаются, поскольку наша задача — не помочь человеку уйти от выплаты по кредиту, а исполнить свои обязательства и повысить свою правовую грамотность. В начале работы с нами банки опасались, что люди будут звонить в «АМУЛЕКС», как в антиколлекшн. Оказалось, что опасаться нечего, потому что у заемщика нет законного основания не исполнять условия договора. Это то, что скажет любой нормальный юрист. Зато мы можемобъяснить заемщику, каким образом вступить в переговоры с банком, реструктуризировать задолженность и как решить свои вопросы, которые влияют на платежеспособность.

    Андрей Паранич: Какие еще вопросы, по вашему мнению, влияют на платежеспособность?

    Леонид Итальянцев: Все банки глобально делят риски на три категории — мошеннический дефолт, социальный и протестный. Мошенник платить не собирался, и нам он не позвонит. Чаще обращаются те, у кого протестный дефолт: «Не буду платить, потому что не понял условий и меня обманули». Им мы разъясним последствия, ориентируем, как закрыть обязательства, на что смотреть в следующий раз и, вообще, как не испортить жизнь и сделать ее лучше. По социальному дефолту еще интереснее. Он звучит так: «Не могу платить, потому что денег нет, так как уволили/обокрали/обманули». Что-то привело к тому, что клиент не платит — это может быть гражданский иск, потеря работы, раздел имущества, развод, сильно заболел родственник и миллион других причин, по которым снижается платежеспособность. И мы как раз помогаем решить проблему, выявив первопричину потери дохода, в целях сохранения репутации перед кредитором и выхода из тупика. В общем, спасаем людей каждый день и, что важно, учитывая нашу модель продаж,это происходит в сотрудничестве с банками-партнерами, за что им огромное спасибо.

    Беседа состоялась 16 января 2018 года

    bosfera.ru