Конвенционные преступления в международном праве

3. Конвенционные преступления

Конвенционные преступления — преступления, состав которых определен международными конвенциями, обязывающими участвующие государства ввести соответствующие нормы в свое уголовное право.

Зачастую конвенции содержат постановления, обязывающие государства в соответствии с международным и внутренним правом принимать все практически осуществимые меры с целью предотвращения соответствующих преступлений.

В случае с преступлениями по общему международному праву международный уголовный суд выносит приговор непосредственно на основе международного права. Суды государств могут это делать на основе как международного, так и внутреннего права. В случае конвенционного преступления приговор выносится судом государства на основе внутреннего права.

Количество конвенций, определяющих состав преступлений, велико. Наиболее важные из них приведены в приложении к проекту устава Международного уголовного суда, принятому Комиссией международного права. Это конвенции о незаконном обороте наркотиков, пытках, об апартеиде и др. Но основную массу составляют конвенции, которые можно охарактеризовать как антитеррористические.

Помимо уже упоминавшихся существуют такие конвенционные преступления, как торговля рабами и обращение в рабство; торговля людьми и эксплуатация проституции третьими лицами; изготовление и сбыт порнографических изданий; подделка денежных знаков; незаконная торговля наркотиками; незаконные ввоз, вывоз и передача права собственности на культурные ценности.

На региональном уровне устанавливаются и другие такого рода преступления. Так, в связи с широким распространением взяточничества при заключении контрактов в 1996 г. страны Латинской Америки подписали конвенцию о сотрудничестве в искоренении грязного правительственного бизнеса.

lib.sale

Конвенционные преступления (преступления международного характера)

Понятие и классификация конвенционных преступлений

В международном уголовном праве в качестве синонимов, определяющих одно юридическое явление, используются понятия: конвенционные преступления, преступления международного характера. Еще Д. Анцилотти объединял все эти понятия единым термином «международный деликт», под которым понимал любое нарушение обязательства, налагаемого в силу международно-правовой нормы, или противоречащее обещанию, данному одним государством другому, влекущее привлечение к уголовной ответственности [1] . По мнению Ф. Ф. Мартенса, «всякое преступление есть посягательство на общий правовой порядок, обнимающий все государства» [2] . «Право каждого образованного государства содержит в себе уголовно-правовые постановления, касающиеся разных нарушений международного права» [3] . «Государства обязаны на основе международного права преследовать определенные неправомерные деяния, которые регулируются отчасти общим международным правом, а отчасти международными договорами» [4] .

Конвенционные преступления, или преступления международного характера, предусмотрены международными договорами и относятся к деяниям с универсальной юрисдикцией. Каждое государство – участник соответствующего международного документа согласно принципу международного уголовного права о том, что определение преступления, признанного таковым международным уголовным правом, и применимых юридических возражений входит в сферу внутреннего законодательства государства, устанавливает уголовную ответственность за такое преступление с учетом особенностей своей правовой системы. Кодификация преступлений международного характера па настоящий момент еще не осуществлена [5] .

В 1979 г. И. И. Карпец определял преступления международного характера следующим образом: «Это деяния, предусмотренные международными соглашениями (конвенциями), не относящиеся к преступлениям против человечества, но посягающие на нормальные отношения между государствами и наносящие ущерб мирному сотрудничеству в разных областях отношений (экономических, социально-культурных, имущественных и т.п.), а также организациям, гражданам, наказуемые согласно нормам, установленным в международных соглашениях (конвенциях), ратифицированных в установленном порядке, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими соглашениями» [6] .

Преступления международного характера (конвенционные преступления) – посягательства на законные интересы и прерогативы нескольких или всех государств, вследствие чего представляющие международную общественную опасность, признаваемые таковыми по договоренностям между государствами, получая в многосторонних конвенциях соответствующую международную квалификацию [7] . «Путем международного соглашения государство может быть обязываемо к введению в свое национальное законодательство известных норм уголовного права» [8] . Эти преступления совершаются вне связи с государственной политикой. В отношении этих деяний заключаются специальные международные соглашения, в силу которых они и приобретают международный характер.

Международным договором признается соглашение между государствами независимо от его конкретного наименования [9] . Под международным договором, в значении источников международного права, понимаются обязательства любого рода, взаимно принимаемые на себя государствами, выражены ли они в трактатах и конвенциях или нотах и декларациях [10] . По сути, наименование международного договора не имеет принципиального значения для уголовного права [11] .

Преступления международного характера – деяния, состав которых определен международными договорами, обязывающими участвующие государства ввести соответствующие нормы в свое национальное законодательство. Это деяние конкретного физического лица, влекущее уголовную ответственность лишь для него вне политической или материальной ответственности государства. Преследование за него осуществляется по национальному праву при условии его адаптации в соответствии с нормами международного права на основании имплементации международного правового акта. Конвенции, устанавливающие ответственность за преступления международного характера, распространяют свое действие исключительно на государства, присоединившиеся к данным конвенциям.

Признаки преступлений международного характера:

а) помимо того, что они посягают на интересы юридических лиц и граждан, они также затрагивают интересы двух или нескольких государств;

б) эти преступления совершаются отдельными физическими лицами вне связи с политикой государства;

в) они влекут персональную уголовную ответственность в рамках национальной юрисдикции;

г) эти деяния признаются таковыми универсальными международными договорами;

д) противодействие этим преступлениям обусловлено потребностью государств в совместной защите своих интересов;

е) их общественная опасность высока в международном масштабе;

ж) их основной непосредственный объект – общеуголовный, а дополнительный – международный (ущерб международным отношениям причиняется попутно, как средство достижения менее значимой в мировом масштабе задачи);

з) правовое основание ответственности за них – инкорпорация международных нормативных актов в национальный закон;

и) в отличие от международных преступлений, ответственность за которые устанавливается актами международного права императивно (независимо от того, присоединилось ли государство к конвенции, имплементировало ли ее во внутреннее законодательство), ответственность за преступления международного характера основана на международных договорах, заключаемых добровольно (диспозитивность состоит в том, что если страна не присоединилась к конвенции, то и требования такого международного договора на это государство не распространяются, возможно присоединение к конвенции с определенными оговорками, подобные соглашения часто носят региональный характер);

к) ответственность за их совершение лишена политического элемента [12] .

Борьба с этими посягательствами включает в себя сочетание национально-правовых и международно-правовых средств. Отдельному виду преступлений, закрепленному в универсальном международном договоре, могут соответствовать до нескольких видов преступлений, предусмотренных национальным уголовным законодательством, которые могут отличаться друг от друга признаками их составов, не нашедшими своего отражения в составе, определенном в международном нормативном правовом акте. То есть международный стандарт устанавливает минимальную «планку» уголовно-правовой репрессии в противостоянии рассматриваемому виду международных деликтов; национальное же право может вполне «поднять эту планку» и развить вектор противостояния преступлению международного характера. Например, вместо одного состава преступления закрепить несколько составов (квалифицированных, особо квалифицированных, специальных и т.д.).

Преступление международного характера не может относиться к преступлениям против мира и безопасности человечества [13] . Общественная опасность таких деяний заключается не столько в характере и степени воздействия на международные отношения (фундаментальные основы мирового правопорядка не затрагиваются, имеет место лишь ущемление какой- либо стороны международных отношений), сколько в их международной распространенности.

В. П. Панов к преступлениям международного характера относит общеуголовные преступления, «осложненные иностранным элементом». И в зависимости от того, какой элемент состава преступления затрагивается данным «осложнением», предлагается следующая градация признаков таких преступлений:

1) по субъекту преступления – исполнители и их соучастники являются гражданами нескольких стран;

2) по объекту посягательства – он не всегда совпадает с местом совершения преступления;

3) по объективной стороне – она изначально закреплена в международных договорах в силу их международной общественной опасности и особых международных обязательств государств по борьбе с ними.

Критерием разграничения данных преступлений на виды автор предлагает принять объект преступного посягательства, степень общественной опасности и т.д. Их анализ позволяет вычленить и рассмотреть следующие виды деликтов:

1) преступления против стабильности международных отношений (международный терроризм; захват заложников; угон и захват самолетов и других авиатранспортных средств и иные деяния, совершенные на борту воздушного судна и в международных аэропортах; хищение ядерного материала; вербовка, использование, финансирование и обучение наемников, а также участие наемника в военных действиях; незаконное радио- и телевещание, пропаганда войны);

2) деяния, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств (фальшивомонетничество; легализация преступных доходов; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ; контрабанда; незаконная эмиграция; посягательство па культурные ценности);

3) преступные посягательства на личные права человека (рабство, работорговля; торговля женщинами и детьми; эксплуатация проституции третьими лицами; распространение порнографии; пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие человеческое достоинство виды обращения и наказания; насильственные исчезновения и др.).

4) преступления, совершаемые в открытом морс (пиратство (морской разбой); разрыв или повреждение морского кабеля или трубопровода; столкновение морских судов, неоказание помощи на море; загрязнение морской среды вредными веществами; нарушение правового режима континентального шельфа и особой экономической зоны; нарушение установленных правил морских промыслов);

5) военные преступления международного характера (применение запрещенных средств и методов ведения войны; насилие над населением в зоне военных действий; незаконное ношение или злоупотребление знаками Красного Креста и Красного Полумесяца; мародерство; дурное обращение с военнопленными; небрежное исполнение обязанностей по обращению с ранеными и больными военнопленными; совершение действий, направленных во вред другим военнопленным и др.) [14] .

За основу классификации преступлений международного характера И. В. Гетьман-Павлова приняла объект посягательства и предложила следующую градацию:

1) преступления, приносящие ущерб мировому сотрудничеству и нормальному осуществлению межгосударственных отношений (международный терроризм; бомбовый терроризм; финансирование терроризма; преступления против лиц, пользующихся международной защитой; захват заложников; акты незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации; незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства и стационарных платформ на континентальном шельфе (насилие на море, кроме пиратства); посягательства на безопасность ядерного материала). Эта группа деяний характеризуется повышенной общественной опасностью, она прямо или косвенно связана с терроризмом;

2) преступления, наносящие ущерб экономическому и социально-культурному развитию государств и народов (фальшивомонетничество; хищение культурных ценностей; загрязнение моря вредными веществами; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ; разрыв или повреждение подводных кабелей и трубопроводов; пиратское радио- и телевещание; коррупция; транснациональная организованная преступность; отмывание доходов от преступной деятельности);

3) преступления, наносящие ущерб личности, личному и государственному имуществу, моральным ценностям и т.д. (столкновение судов и неоказание помощи на море; морское пиратство; рабство, работорговля или обычаи, сходные с рабством (принудительный труд), торговля людьми; эксплуатация проституции третьими лицами; распространение порнографических изданий) [15] .

Более сложную классификацию предложили И. И. Лукашук и А. В. Наумов, взяв за основу направленность причинения вреда соответствующим интересам и отношениям. Эта классификация уже рассматривалась нами в параграфе 3.2 настоящего учебника.

В юридической литературе отражено множество различных классификаций, которые с некоторыми вариациями повторяют тождественные моменты. На общем фоне выделяется классификация преступлений международного характера, предложенная А. К. Князькиной и А. И. Чучаевым [16] . В качестве критерия классификации был принят процесс юридического закрепления уголовной ответственности за данные деяния. Такая классификация позволяет установить процесс взаимосвязи и взаимовлияния международного и национального уголовного права, соответствия российского уголовного законодательства международным правовым актам, по которым у Российской Федерации есть соответствующие обязательства. Они выделяют:

1) непосредственно конвенционные преступления – ответственность за их совершение устанавливается национальным уголовным законодательством во исполнение международных договоров (конвенция первична, национальное право вторично, иерархическое подчинение второго первому);

2) преступления, ответственность за совершение которых первоначально была установлена в национальном законодательстве отдельных государств, а затем по данному вопросу была заключена конвенция, положения которой стали общеобязательными. Конвенционный характер деяние приобрело в силу особой значимости его для нескольких государств. Например, Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков (вначале национальное право первично, международный договор вторичен, но после его заключения все государства должны адаптировать свое внутреннее законодательство в соответствии со стандартами, сформулированными в нем; на данном этапе первичным становится международный договор, а национальное уголовное право – вторично);

3) преступления, ответственность за совершение которых была установлена на национальном уровне до принятия государством обязательств по международному договору, но вследствие подписания или присоединения к нему содержание уголовного запрета (состав преступлений) было изменено. Например, после ратификации Российской Федерацией Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма были внесены изменения в ранее действовавшие ст. 205 и 205.1 УК РФ;

4) преступления, ответственность за которые была установлена в связи с международным договором, но до принятия государством обязательств по нему (в превентивном порядке). Например, хотя Россия и не присоединилась к Европейской конвенции по защите домашних животных [17] , тем не менее редакция ст. 245 УК РФ соответствует требованиям данного международного акта;

5) преступления, предусмотренные международным договором, имеющим обязательную силу для государства, однако положения которого не имплементированы во внутреннее законодательство. Например, Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него [18] . Уголовное законодательство ни СССР/РСФСР, ни Российской

Федерации не содержало и не содержит такого состава преступления, следовательно, привлечение к уголовной ответственности в Российской Федерации за совершение деяний апартеида весьма проблематично.

  • [1] См.: Анцилотти Д. Курс международного права: в 2 т. Т. 1 / под ред. Д. Б. Левина. М., 1961. С. 394.
  • [2]Мартенс Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов: в 2 т. Т. 2. СПб., 1883. С. 360.
  • [3] См.: Казанский П. Введение в курс международного права. Одесса, 1901. С. 176; Шуршалов В. М. Основные вопросы теории международного договора. М., 1959. С. 345.
  • [4]Фердросс А. Международное право / пер. с нем. Ф. А. Кублицкого, Р. Л. Нарышкиной; под ред. Г. И. Тункина. М., 1959. С. 148.
  • [5] См.: Иногамова-Хегай Л. В. Международное уголовное право. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 242.
  • [6]Карпец И. И. Преступления международного характера. С. 48.
  • [7] См.: Международное право / под ред. Г. И. Тункина. М., 1982. С. 356.
  • [8]Лист, Ф. фон. Международное право в систематическом изложении / пер с нем.; под ред. В. Э. Грабаря. Юрьев (Дерпт), 1902. С. 321.
  • [9] См.: Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г.
  • [10] См.: Мартенс Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 1. С. 187.
  • [11] См.: Лукашук И. И. О наименованиях международных договоров // Вопросы теории и практики современного международного права. Вып. 3 / под ред. Л. А. Моджорян. М., 1960. С. 67-68.
  • [12] См.: Международное право: учебник для вузов / отв. ред. Г. В. Игнатенко, О. И. Тиунов. М., 1999. С. 445; Гетьман-Павлова И. В. Международное уголовное право и российское уголовное законодательство. М., 2004. С. 96–98; Международное публичное право / под ред. К. А. Бекяшева. М., 2005. С. 602; Бирюков Π. Н. Международное право. М., 2007. С. 103; Ромашев Ю. С. Концептуальная модель преступлений международного характера, совершаемых на море // Государство и право. 1999. № 12. С. 68–69.
  • [13] См.: Карпец И. И. Преступления международного характера. С. 48.
  • [14] См.: Ианов В. П. Международное уголовное право. М., 1997. С. 68–72.
  • [15] См.: Гетмюн-Павлова И. В. Международное уголовное право и российское уголовное законодательство. С. 20, 99–100.
  • [16] См.: Князькина А. К., Чучаев А. И. Конвенциональные преступления в Уголовном кодексе РФ и международных актах. М., 2007. С. 49.
  • [17] Принята в г. Страсбурге 13 ноября 1987 г. Вступила в силу 1 мая 1992 г.
  • [18] Принята резолюцией 3068 (XXVIII) Генеральной Ассамблеи ООН от 30 ноября 1973 г. Подписана от имени СССР 12 февраля 1974 г. Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 15 октября 1975 г. Вступила в силу для СССР 18 июля 1976 г.
  • Конвенционные преступления в международном уголовном праве

    IV. Преступления, посягающие на свободу человека. Преступления, относимые к этой группе, причиняют вред неотъемлемым правам человека, присущим ему в силу факта своего существования (личным правам). При этом надо оговориться, что очень многие другие преступления по международному уголовному праву самым непосредственным образом затрагивают важнейшие права человека (на жизнь, физическую неприкосновенность, личную свободу, сексуальную свободу и т.д. – например, в преступлениях против безопасности человечества, военных преступлениях). Но в названных деяниях личные права и свободы расцениваются как дополнительный объект посягательства. К преступлениям против свободы относятся, в первую очередь, проявления рабства и работорговли.

    Особенностью Источниковой базы этих преступлений является то, что она применима практически ко всем основным институтам международного уголовного права (в силу того, что человек объявлен высшей ценностью в современном мире). Ее образуют:

    • Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. [1] ;

    • Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. [2] ;

    • Международный Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. [3] ;

    • Конвенция относительно рабства от 25 сентября 1926 г. [4] ;

    • Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством от 7 сентября 1956 г. [5] ;

    • Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г. [6] ;

    • Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 12 марта 1950 г. [7] ;

    • Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. [8]

    V. Преступления против основ общественной безопасности. Родовым объектом данной группы преступлений являются интересы обеспечения безопасности неопределенного круга лиц от любых угроз.

    • Международная Конвенция о борьбе с захватом заложников от 18 декабря 1979 г. [9] ;

    • Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 г. [10] ;

    • Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации от 23 сентября 1971 г. [11] ;

    • Конвенция о физической защите ядерного материала от 3 марта 1980 г. [12] ;

    • Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом от 16 декабря 1997 г. [13] ;

    • Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов от 14 декабря 1973 г. [14] ;

    • Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27 января 1977 г. [15]

    К рассматриваемой группе преступлений можно отнести следующие.

    1. Международный терроризм – собирательное понятие, включающее в себя, в частности: угон и захват с целью угона судна воздушного транспорта; совершение актов насилия в отношении лиц, находящихся на борту судна воздушного транспорта; разрушение или повреждение судов воздушного транспорта и аэровокзальных комплексов; преступления, связанные с захватом заложников.

    2. Преступления против безопасности морского судоходства (в первую очередь, угрозу общественной безопасности среди таких преступлений создает пиратство «как любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого- либо частновладельческого судна. » [16] ; к этой подгруппе преступлений можно отнести разрыв или повреждение морского кабеля, неоказание помощи терпящему бедствие судну, столкновение морских судов и ряд других).

    3. Незаконный оборот ядерного материала (также собирательное понятие, включающее в себя незаконные приобретение, сбыт и совершение иных действий в отношении ядерного материала, а также его хищение; некоторые деяния, составляющие объективную сторону оборота ядерного материала, могут подпадать под определение международного терроризма, например, при «распылении» радиоактивных веществ).

    VI. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности. Эти деяния посягают на интересы обеспечения здоровья населения (т.е. обеспечение здоровья неопределенного круга лиц, проживающих на той или иной территории), а также на интересы общественной нравственности как исторически сложившейся совокупности правил поведения, отражающих представления о добре и зле, справедливости, чести, достоинстве.

    Среди основных источников для данной группы преступлений надо отметить следующие:

    • Единая конвенция о наркотических средствах от 30 марта 1961 г. [17] ;

    • Конвенция о психотропных веществах от 21 февраля 1971 г. [18] ;

    • Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г. [19]

    К преступлениям против здоровья населения и общественной нравственности в международном уголовном праве можно отнести следующие.

    1. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ (включая их производство, а также выращивание наркотикосодержащих растений, а также незаконный оборот оборудования, используемого для получения названных предметов).

    2. Посягательства на культурные ценности народов (главным образом во время вооруженных конфликтов).

    3. Незаконный оборот порнографической продукции.

    VII. Преступления против мировой финансово-экономической системы. Данная группа преступлений посягает на интересы нормального функционирования и развития финансовых и экономических институтов как в мировом, так и в региональном масштабе. В настоящее время в международном уголовном праве установлена преступность таких деяний в сфере экономической деятельности, как фальшивомонетничество (подделка денежных знаков) [20] , легализация преступных доходов (на европейском уровне борьба с этим преступлением осуществляется на основе Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности), а также ряд иных преступлений.

    VIII. Коррупционные и иные должностные преступления. В литературе отмечается, что характер международного экономического преступления приобрела коррупция. Справедливость такого суждения подтверждается принятием Декларации ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях от 16 декабря 1996 г.

    • [1] Сборник стандартов Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия: Официальное издание ООН. Нью-Йорк, 1992. С. 275–279.
    • [2] Там же. С. 280–288.
    • [3] Там же. С. 289–304.
    • [4] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 17–18. М., 1960. С. 274– 278.
    • [5] Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. № 8. Ст. 224.
    • [6] Ведомости Верховного Совета СССР. 1982. № 25. Ст. 464.
    • [7] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 16. М., 1957. С. 280–289.
    • [8] Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 45. Ст. 747.
    • [9] Сборник международных договоров СССР. Вып. 43. М., 1989. С. 100–105.
    • [10] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 27. М., 1974. С. 292–296.
    • [11] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 33. М., 1979. С. 90–95.
    • [12] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 43. М., 1989. С. 105–115.
    • [13] A/RES/52/164.
    • [14] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 33. М., 1979. С. 90–94.
    • [15] Международные акты о правах человека. С. 602–606.
    • [16] Статья 101 Конвенции ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 г. // Международное право в документах. М., 1997. С. 394.
    • [17] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 23. М., 1970. С. 105–136.
    • [18] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 35. М., 1981. С. 416–434.
    • [19] Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. № 3. Ст. 54.
    • [20] Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков от 20 апреля 1929 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 7. М., 1933. С. 40–53.
    • studme.org

      В результате изучения главы 6 студент должен:

      знать понятие и виды конвенционных преступлений; особенности квалификации конвенционных преступлений по международному уголовному праву; проблемы установления объективных и субъективных признаков конвенционных преступлений;

      уметь ориентироваться и понимать особенности ответственности за конвенционные преступления; использовать знания в сфере международного уголовного права для понимания тенденций развития системы конвенционных преступлений; принимать правовые решения, связанные с квалификацией конвенционных преступлений по международному уголовному праву;

      владеть навыками применения норм об ответственности за конвенционные преступления по международному уголовному праву; работы с источниками международного уголовного права о конвенционных преступлениях; анализа различных международных уголовноправовых проблем, связанных с квалификацией конвенционных преступлений в международном уголовном праве.

      Конвенционные преступления – это преступления, предусмотренные международными договорами, не относящиеся к преступлениям против человечества, мира и безопасности, но посягающие на нормальные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях отношений (экономической, социальнокультурной, имущественной и т.п.), а также организациям и гражданам, наказуемые либо согласно нормам, установленным в международных договорах, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими договорами.

      В основу видовой классификации преступлений в международном уголовном праве должен быть положен родовой объект преступного посягательства как своего рода «интегрированный» знаменатель и степени тяжести совершенного деяния и его отличия от других преступных посягательств. При этом не следует забывать, что многие преступления могут одновременно посягать на несколько родовых объектов уголовно-правовой охраны в международном праве, поэтому такие преступления мы будем относить к той группе, для которой родовой объект посягательства является изначальным, определяющим.

      Традиционно выделяют несколько групп «конвенционных» преступлений.

      1. Преступления, посягающие на свободу человека (в первую очередь рабство и работорговля).

      2. Преступления против общественной безопасности, включающие в себя, в первую очередь, террористические преступления.

      3. Преступления против здоровья населения и нравственности (международный наркооборот, торговля порнографическими изделиями, посягательства на культурные ценности, невозвращение культурных ценностей).

      4. Преступления против мировой финансово-экономической системы. Данная группа преступлений посягает на интересы нормального функционирования и развития финансовых и экономических институтов как в мировом, так и в региональном масштабе.

      5. Коррупционные и иные должностные преступления.

      Преступления, посягающие на свободу человека

      Рабство и работорговля

      Борьба с данным международным преступлением регламентируется Конвенцией относительно рабства 1926 г. с изменениями, внесенными Протоколом 1953 г., и Дополнительной Конвенцией об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г. [1]

      Как социальное явление рабство и работорговля насчитывают не одно тысячелетие. Распад рабовладельческой общественно-экономической формации не означал упразднение рабства, а предполагал его существование в модифицированном виде. Достаточно вспомнить, что крепостное право, юридически закреплявшее рабство крепостных крестьян, в России было отменено лишь в 1861 г. Особенный расцвет работорговли наблюдался в XVIII в. в США – негры Африки явились источником дешевой рабочей силы для колонизации Северной Америки. Победа Севера в гражданской войне в США юридически провозгласила отмену рабства, но до его искоренения там, как и в других странах, было еще далеко.

      Впервые на недопустимость торговли африканскими неграми на международном уровне указала специальная декларация Венского конгресса 1815 г. Следующий шаг в этом направлении был сделан Аахенским конгрессом 1818 г., на котором торговля неграми не только запрещалась, но и объявлялась преступной. Однако оба этих решения оказались декларативными, не подкрепленными какими-либо практическими мерами, и рабство и работорговля продолжали существовать.

      Первые практические меры по борьбе с ними были предприняты Лондонским договором 1841 г., заключенным между Англией, Францией, Россией, Австрией и Пруссией. В соответствии с ним работорговля была приравнена к наказуемому уже в те времена пиратству, а военным кораблям договаривающихся государств предоставлялось право обыскивать суда, подозреваемые в занятии работорговлей, в пределах так называемого подозрительного пояса (Атлантический океан и западная часть Индийского океана). Упомянем и заключенное в 1862 г. между США и Англией соглашение о взаимном обыске подозреваемых судов.

      В 1885 г. уже 16 государств подписали Генеральный акт Берлинской конференции, в котором констатировалось, что работорговля запрещена международным правом. Кроме того, в нем запрещалось использование территории бассейна реки Конго в качестве рынка чернокожих рабов, а также транзитных путей при их перевозке (именно в этом регионе наблюдался небывалый расцвет работорговли).

      Следующим значимым международным правовым актом, направленным на борьбу с рабством и работорговлей, был Генеральный акт Брюссельской конференции 1890 г., предусмотревший принятие в этом направлении конкретных практических мер. Наиболее существенным следует признать обязательство договаривающихся государств принять законы, устанавливающие уголовное наказание за насильственный захват невольников (т.е. признать, что по их внутреннему законодательству это деяние признавалось преступлением).

      Страны – участники Договора обязывались также осуществить у себя ряд специальных мероприятий, направленных на предотвращение работорговли (учреждение специальных военных постов для блокировки дорог, по которым предполагалось занятие работорговлей; установление соответствующего порядка в портах и т.п.); устанавливался уточненный территориальный «подозрительный пояс» (куда были включены западная часть Индийского океана, Красное море и Персидский залив, через которые преимущественно и осуществлялась торговля невольниками, и где военные корабли договаривающихся государств приобретали право задерживать и осматривать подозрительные суда).

      Генеральный акт предусматривал также создание специальных органов по борьбе с работорговлей: международное морское бюро по сбору сведений и документов по вопросам работорговли (в Занзибаре) и специальное бюро, на которое возлагались функции посредника по обмену законами и статистическими данными в этой области (в Брюсселе) [2] .

      Перечисленные международно-правовые акты были направлены на пресечение работорговли, но не на ликвидацию рабства как такового. Лишь Сен-Жерменский договор 1919 г., отменивший постановления Брюссельского Генерального акта 1890 г., предусмотрел, что договаривающиеся стороны должны приложить все усилия для полного уничтожения рабства и работорговли [3] .

      Дальнейшая борьба международного сообщества с этим международным преступлением продолжалась в рамках Лиги Наций и ООН. Совет Лиги Наций создал Временную комиссию по рабству, которая подготовила проект Конвенции о рабстве, подписанной 25 сентября 1926 г. (ее участником стал и Советский Союз). В соответствии с Конвенцией 1926 г. под рабством понимается состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них, а под работорговлей («торговлей невольниками») – всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство, всякий акт приобретения невольника с целью его продажи или обмена, всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников. Участники Конвенции обязались предотвращать и пресекать торговлю невольниками, а также продолжать добиваться в возможно короткий срок полной отмены рабства во всех его формах.

      Дополнительная Конвенция 1956 г. направлена на интенсификацию национальных и международных усилий к упразднению рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством. В соответствии с ней каждое из государств-участников обязуется принять все возможные и необходимые законодательные и иные меры к тому, чтобы осуществить постепенно и в кратчайший по возможности срок полную отмену или упразднение институтов и обычаев, независимо от того, охватываются ли они определением рабства, содержащимся в Конвенции 1926 г. К ним относятся:

      • долговая кабала, т.е. положение или состояние, возникающее вследствие заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда независимого от него лица, если надлежаще определяемая ценность выполняемой работы не засчитывается в погашение долга или если продолжительность этой работы не ограничена и характер ее не определен;

      • крепостное состояние, т.е. такое использование земли, при котором пользователь обязан по закону, обычаю или соглашению жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, и выполнять определенную работу для такого другого лица или за вознаграждение, или без такового, и не может изменить это свое состояние;

      • любой институт или обычай, в силу которых: а) женщину обещают выдать замуж без права отказа с ее стороны ее родители, опекуны, семья или любое другое лицо или группа лиц за вознаграждение деньгами или натурой; б) муж женщины, его семья или его клан имеют право передать ее другому лицу за вознаграждение или иным образом, или в) женщина после смерти мужа передается по наследству другому лицу;

      • любой институт или обычай, в силу которых ребенок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими своими родителями или своим опекуном другому лицу за вознаграждение или без такового с целью эксплуатации этого ребенка или подростка или его труда.

      Перевозка или попытка перевозки рабов из одной страны в другую любыми транспортными средствами или соучастие в этом, согласно Конвенции, признается уголовным преступлением по законам государств – участников этой Конвенции, а лица, признаваемые виновными в этих преступлениях, подлежат суровым наказаниям.

      Уголовным преступлением считается и наказывается по законам участвующих в Конвенции государств искалечение, клеймение выжиганием или иным способом раба или лица в подневольном состоянии, чтобы отметить такое его состояние, или с целью наказания, или по какой-либо иной причине, а равно и соучастие в таких действиях.

      Также считается уголовным преступлением, наказуемым по законам государств – участников Конвенции, обращение другого лица в рабство, или склонение другого лица в рабство, склонение другого лица к отдаче себя или лица, зависимого от этого другого лица, в подневольное состояние, являющееся результатом институтов или обычаев, сходных с рабством, или покушение на совершение таких действий, или соучастие в них, или участие в тайном сговоре для совершения любого из этих действий.

      Создание ООН усилило борьбу с рабством и работорговлей. Во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1946 г. ООН провозгласила: «Никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (ст. 4). В 1949 г. Генеральная Ассамблея ООН принимает решение о выработке дополнительной конвенции (к Конвенции 1926 г.), которая охватывала бы все современные виды порабощения. В 1953 г. Генеральная Ассамблея одобрила Протокол о внесении изменений в Конвенцию 1926 г., и в 1956 г. Женевская конференция одобрила представленную на ее рассмотрение Дополнительную конвенцию об упразднении рабства, работорговли и обычаев, сходных с рабством.

      Конвенция 1956 г. подтвердила определение рабства, данное в Конвенции 1926 г., дала определение понятия раба и лица, находящегося в подневольном состоянии. Под рабом понимается лицо, находящееся в положении или состоянии рабства, а лицом в подневольном состоянии – лицо, находящееся в состоянии или положении, создавшемся в результате институтов или обычаев, сходных с рабством. В слегка измененной редакции (не меняющей сути) по сравнению с редакцией Конвенции 1926 г. в Конвенции 1956 г. дается и определение работорговли.

      Участвующие в Конвенции государства обязаны принимать все эффективные меры для воспрепятствования тому, чтобы суда и летательные аппараты, законно пользующиеся их флагом, перевозили рабов, а также меры для наказания лиц, виновных в таких деяниях или использовании государственного флага для этой цели, а также принимать эффективные меры для воспрепятствования тому, чтобы их порты, аэродромы и побережье использовались для перевозки рабов.

      Абсолютное запрещение рабства и работорговли подтверждено и в Международном пакте о гражданских и политических правах, в котором указывается: «Никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (ст. 8).

      В соответствии с проектом Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества рабство и работорговля, совершаемые во время военных действий, относятся к военным преступлениям как разновидность преступлений против мира и безопасности человечества.

    • [1] Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 19. М., 1960. С. 146–153.
    • [2] См.: Казанский П. Всеобщие административные союзы государств. Т. III. Одесса, 1897. С. 175–183.
    • [3] См.: Галенская Л. Н. Международная борьба с преступностью. М., 1972. С. 27–28.