Месть наказание

Месть наказание

Система мщения и уголовная система отличаются друг от друга целым рядом черт, но они также и не следуют хронологически друг за другом.

Отличительные черты мести и наказания. С XVIII в. начинает вызывать сомнение «расплатная» функция наказания, и мысль о том, что наказание должно подвергать виновного такому страданию, которое эквивалентно страданию, перенесенному жертвой, начинает рассматриваться как абсурдная (отмена смертной казни, имевшая место a posteriori , явилась одним из следствий эво-

Рулан Н. Юридическая антропология. – М.: Издательство НОРМА, 2000. С. 180

люции в данном направлении). С тех пор наказание должно было учитывать не только ущерб, понесенный жертвой, но, главным образом, отношение, существующее между преступником и преступлением, оценку его ответственности, которая определяет ответную реакцию общества. Таким образом, жертва преступления несколько отходит в сторону перед обществом, которое представлено государственными агентами, причем это в равной степени относится как к монархическому государству (абсолютизм запрещает дуэль), так и к демократическому государству.

В нашем уголовном процессе гражданская сторона и государство действуют заодно против преступника, но распределение ролей дает явное преимущество государству. Магистраты, представляющие государство, относятся к прокуратуре потому, что теоретически они должны бы находиться на том же уровне, что и гражданская сторона и адвокаты. На деле же прокурор доминирует над ними и находится на возвышении вместе с судьями (обвиняемый тоже находится на возвышенном месте по отношению к месту, где находятся адвокаты и гражданская сторона, но он там находится для того, чтобы его лучше видела публика). Такая эволюция наказания доказывает, что наказание выражает больше идею исправления преступления, нежели идею «расплаты» за него: после того, как будет определена степень ответственности преступника, представители государства изолируют его от общества: если существует смертная казнь, то прибегают к ней, либо его заключают в тюрьму под стражу на более или менее длительный срок, либо ему угрожают лишением свободы (наказание в виде условного осуждения). Во всех этих возможных случаях наказание подчиняется логике, отличной от логики системы мщения, где в основе лежит принцип обмена и взаимности. Эта другая логика, заключающаяся в отмежевании группы от личности, ей принадлежащей, не свойственна современным обществам. Как показывают этнографические данные, в традиционных обществах считают, что когда кто-то преступает основные нормы и его поведение (например, рецидивы) становится опасным для общества, то в данном случае нужно думать не о том, чтобы прийти к нему на помощь, а, напротив, его нужно либо изолировать, либо устранить (уголовная система), причем санкция может исходить как от людей, так и от богов.

Таким образом, как мы видим, наказание и месть существенно различаются, и различие это состоит в том, что в первом случае личность отделяется от общества, а во втором случае мы видим наличие внутренней солидарности в группах, находящихся в состоянии мести. Несмотря на их различия, эти обе системы могут, однако, сосуществовать в одном и том же обществе.

Сосуществование мести и наказания. Трудно отрицать тот факт, что история современных обществ обнаруживает явный про-

Рулан Н. Юридическая антропология. – М.: Издательство НОРМА, 2000. С. 181

гресс государственного наказания по отношению к системе мщения. Однако исторические и этнографические данные ясно показывают, что обязательной хронологической последовательности между местью, договором и наказанием не существует. В демократическом Афинском государстве убийство, в зависимости от обстоятельств, при которых оно было совершено, могло иметь в качестве следствия либо развязывание мести, либо соглашение с различными выплатами, либо процессуальные действия, направленные против виновного. В Древнем Риме, например, до конца II в. до н. э. считалось, что преступление означает посягательство на суверенитет государства. Прелюбодеяние, изнасилование, похищение человека, кровосмешение, убийство – все это частные преступные деяния, которые наказываются с помощью смешанной процедуры, сочетающей в себе элементы наказания и мести: ущемленная сторона обращается в суд, который в самых серьезных случаях выносит решение, в соответствии с которым виновный выдается истцу. В течение всего времени существования Римской республики обращение в суд могло прекрасно сочетаться с элементами системы мщения стороны являются уполномоченными представителями своих групп, которые стараются отомстить друг другу путем судебных процессуальных действий. Нужно было дождаться образования империи, утверждения и централизации государственной власти, чтобы уголовная система утвердила свое превосходство: как и эволюционисты XIX – XX вв., Сенека сводит роль мести к проявлению почти дикой силы. Он отводит ей место между тем, что свойственно гражданину, и тем, что свойственно животной природе. По его мнению, она хороша только для варваров, женщин и детей в младенчестве [1] .

Случаи подобного сосуществования между различными системами имеют место и на других широтах. Так, например, у индейцев, живущих в прериях Северной Америки, некоторые убийства могли вызвать возникновение мести, другие разрешались с помощью заключаемых соглашений, тогда как в компетенцию племенных властей входили преступления, которые касались интересов общества в целом (главным образом, бунты).

Итак, с одной стороны, можно утверждать, что уголовная система тоже существует в традиционных обществах и что наказание не обязательно должно быть связано с наличием государства как такового. С другой стороны, можно сказать, что месть в равной степени присутствует и в современных государствах, где доминирует уголовная система.

Существование наказания находится в прямой зависимости от того, какой характер имеют совершаемые отдельным индивиду-

Рулан Н. Юридическая антропология. – М.: Издательство НОРМА, 2000. С. 182

умом или группой преступления и вписываются ли они в рамки простого ущерба, причиняемого какому-нибудь лицу или какой-либо группе, или же степень их серьезности и повторяемости такова, что они несут угрозу всему обществу в целом. В частности, в мифах много рассказывается о подобных нарушениях, герой старается перевернуть порядок, созданный Творцом, который низводит его за это до состояния, унижающего человеческое достоинство (например, в легенде «Ослиная шкура» рассказывается о том, как принцессу, которая едва не уступила своей пагубной страсти кровосмешения со своим отцом, рядят в шкуру животного).

Принято считать, что порядок в видимом мире восстанавливается через очищающие жертвоприношения, восстановление виновного в его правах или его изгнание. Современные уголовные процессы применяют в своей практике похожие способы. Уголовный процесс, как мы это увидим дальше, использует такую судебную процедуру, которая одновременно напоминает и жертвоприношение, и очищение, тогда как наказание направлено на то, чтобы подвергнуть виновного каре, изолировать его от общества, а в будущем – вернуть его снова в общество. Одновременно с этим исчезновение системы мщения не является обязательно неизбежным следствием централизации и специализации политической власти независимо от ее формы: окружной, королевской или имперской. У мундангов учреждение нерушимого королевства не упразднило родового правосудия. В самом начале Римской республики создание институтов civitas и правосудия не отменило внутреннего правосудия и мести среди населения.

А что мы имеем, когда степень концентрации власти достигает такого уровня, что образуется государство современного типа? Как нам кажется, если это государство не может сразу положить конец мести, то его укрепление приводит к закату системы мщения точно так же, как его ослабление способствует ее возрождению (упадок монархической власти Каролингов был одной из причин придания всеобщего характера междуусобным войнам в феодальную эпоху). В действительности месть в условиях государства больше не противопоставляет группы, что главным образом характерно для системы мщения, а лишь отдельных индивидуумов: другими словами, она уже не предстает более как структурный процесс в обществе. Она может находить свое выражение как вне, так и внутри права. Вне права: самозащита, за исключением четко определенных правообразующих понятий законной защиты, в принципе запрещена; на практике же судьи относятся очень снисходительно к тем, кто к ней прибегает. Внутри права: как отмечает М. Дельмас-Марти [2] , влияние мести очень чувствительно в борьбе,

Рулан Н. Юридическая антропология. – М.: Издательство НОРМА, 2000. С. 183

организованной нашим уголовным кодексом, против нанесения различных ударов и ран. Диапазон наказания очень широк (от месяца тюремного заключения до десяти лет), причем срок в меньшей степени зависит от совершенной ошибки (в какой мере виновный мог предвидеть или хотеть последствий совершенного им акта?), нежели от результата деяния (характера и тяжести нанесенных ран): здесь ясно просматривается тенденция к объективной оценке нанесенного ущерба, что является одной из характеристик мести.

Итак, по поводу урегулирования конфликтов мы должны еще раз констатировать то, что мы уже несколько раз устанавливали, изучая основные разделы правового бытия. Что касается составных элементов, то ни традиционные, ни современные общества не отличаются друг от друга: месть и наказание могут сосуществовать; месть не является характерным свойством только лишь традиционных обществ, как, впрочем, и наказание – только лишь современных обществ. Однако в своих окончательных формах каждый тип общества имеет тенденцию к установлению верховенства одного способа над другим. Четко сознавая свой социологический плюрализм и отдавая ему предпочтение, традиционные общества устанавливают такую систему урегулирования конфликтов, где доминирующая роль отводится отношениям между группами, которые выражаются через систему возмездия (мщения). В противоположность этому, современные общества отвергают группы и изолируют индивидуума от государства; эти же общества устанавливают такую систему урегулирования конфликтов, где превалирует наказание, означающее разрыв связи, соединяющей данного индивидуума со всем обществом, в котором государство претендует на роль исключительного представителя.

[1] Seneca De dementia, 1,5,5, 1,25,1, De Ira 1,11,1 sq, 1,20,3, 2,15, 2,21.

[2] См .: Delmas-Marty M. Les chemins de la repression. Paris , 1980. P . 74

www.kursach.com

Око за око, зуб за зуб.
Библия — Левит

Мстить или не мстить, вот в чем вопрос. Если я правильно понимаю Шекспира, то человек, который постоянно находится в состоянии выбора – это по-настоящему свободный человек. Но будучи свободным, он несет ответственность за свой выбор, соглашаясь принять те последствия, которые за ним последуют. Месть – это всегда выбор между желанием отомстить и возможностью простить. И надо сказать, что сделать этот выбор непросто. У каждого решения будут свои последствия – и положительные, и отрицательные. С одной стороны, чувство обиды, чувство злости, чувство ненависти, чувство несправедливости – вызывают у человека жгучее желание отомстить. А с другой, далеко не всегда месть необходима, поэтому можно простить того, кто когда-то причинил тебе вред, не ради него, а ради себя, ради своего будущего. В этой статье, дорогие друзья, мы с вами поговорим о том, что такое месть, в каких случаях она нужна, а в каких нет и как можно отомстить своим обидчикам, если вы решите это сделать.

Что такое месть?

Месть – это такие действия, к которым человек побуждается для того, чтобы навредить людям, которые ранее навредили ему. Побуждающим моментом являются такие чувства, как сильная обида, злость, ненависть, чувство несправедливости, а в некоторых случаях к мести людей побуждает и здравый расчет. Да, месть может быть не только оправданной, но и необходимой. Ниже вы узнаете почему. Вообще, если углубиться в понимание мести, то можно еще много всего интересного и полезного о ней узнать. В частности, можно сказать, что месть долго живет в человеке в виде глубокой обиды и чувства несправедливости, и эти чувства сидят в человеке до тех пор, пока он не отомстит. Это проблема исключительно психологического характера. При необходимости психолог может помочь человеку избавиться от тяжелых душевных ран и тогда этому человеку не нужно будет никому мстить, чтобы успокоиться и чувствовать себя комфортно. Но бывает, что люди мстят по убеждениям, считая месть своим долгом. А иногда бывает и такое, что человек долго носит в себе обиду, но мстить не планирует. Но в один прекрасный момент в его жизни абсолютно случайно возникает такая ситуация, когда он может отомстить своим обидчикам и он это делает – он пользуется появившейся возможностью и мстит. Так что месть может подогреваться чувствами, может руководствоваться разумными соображениями, а может и просто стать чистой случайностью. И довольно непросто вот так взять и сказать, что мстить нужно или не нужно, что это правильно или неправильно. В разных ситуациях решения могут быть разными. Давайте теперь посмотрим, когда нужно и можно мостить, а когда от мести лучше отказаться.

Зачем нужно мстить?

Вначале рассмотрим аргументы за то, чтобы мстить. Первое, чему способствует месть – это душевный покой, комфорт. Тот вред, который нам причиняют другие люди, травмирует нашу психику, ранит нашу душу. И эти травмы переходят в глубокую душевную обиду, которая остается в человеке до тех пор, пока он или не отомстит своим обидчикам, или не простит их. Не будет покоя в душе человека, пока он не разберется со своими обидами. И если месть – это единственная возможность обрести покой, то в принципе, можно и отомстить, особенно если есть такая возможность. Месть может стать для человека своего рода восторжествованием справедливости, наказанием зла, компенсацией за причиненный ущерб, вред. В каждом человеке живет чувство справедливости, которое позволяет ему противостоять злу и бороться с ним. Оно толкает человека к мести, как к единственной возможности восстановить справедливость и обрести душевный покой. Если мы считаем, что все в этой жизни возвращается бумерангом, в том числе и зло, то почему бы нам самим этот бумеранг не запустить в обратную сторону, чтобы тот, кто причинил нам вред, боль, ущерб, зло – не получил в ответ то же самое?

В этом мире постоянной борьбы человек может прибегнуть к разным способам защиты, в том числе и к мести, которая является для его врагов отложенным наказанием. Прощать никто никого не обязан, это вопрос личного выбора. Те, кто говорят о том, что нужно прощать, а не мстить, не могут понять того, что значит жить с чувством злобы и обиды или униженным чувством собственного достоинства, когда человек перестает видеть в себе личность, когда теряет веру в себя, когда он застревает в прошлом и снова и снова испытывает боль, страдания, унижения от своих обидчиков, своих врагов. Эта боль разъедает его душу, обессмысливает его жизнь, делает заложником той ситуации, в которой ему был причинен моральный и/или физический вред, когда он понес какую-то утрату, с которой не может смириться. Сказать такому человеку, что нужно простить зло, значит призвать его это зло возвеличить и преклониться перед ним. Поэтому не стоит осуждать тех, кто желает отомстить своим обидчикам и врагам, чтобы просто снова начать жить, а не убиваться своей злобой и обидой. Если покоя в душе нет, если боль, обида, злость мешают жить нормальной жизнью, то человек вправе расквитаться с тем, кто когда-то этого покоя его лишил. Некоторые люди живут только ради мести, ибо ничего другого в их жизни нет, ради чего стоило бы жить. Может это и неправильно, но так есть.

Я считаю, что каждый человек вправе отомстить тем, кто причинил зло ему самому и всем тем, кто для него дорог. Не от того душа человека не может найти покоя, пока зло не будет наказано, что всем нам свыше предписано прощать тех, кто причинил нам вред. Поэтому каждый сам решает, с помощью чего он будет обретать душевный покой – с помощью мести или с помощью других способов очищения своей души от обид и излечения ее от ран, включая прощение. Это что касается психологической стороны данного вопроса.

Однако у этого вопроса есть еще и практическая сторона, которая делает месть необходимым для нашей жизни явлением. Дело в том, что месть – это такое наказание, которое может настигнуть каждого. Это действительно так – отомстить можно любому человеку, кем бы он не был. Мы все прекрасно знаем о том, что одни поступки людей нужно поощрять, чтобы люди стремились совершать их чаще, а другие необходимо наказывать, чтобы люди их не совершали. Обычно мы поощряем условное добро и наказываем условное зло, считая это не только справедливым, но и полезным для нашей жизни делом. Таким образом мы потворствуем добру и останавливаем зло. Это делает нашу жизнь более спокойной. Но если человек совершил плохой поступок в отношении других людей и не понес за него наказания, то с высокой степенью вероятности он совершит его в будущем снова. Безнаказанность порождает вседозволенность и это приводит к тому, что зла в нашем мире становится больше. Задача мести – остановить зло с помощью ответной агрессии. А точнее, с помощью страха. Когда агрессор боится наказания – он ведет себя более сдержанно. А если он все-таки решится на злой поступок, то понесет адекватное наказание в назидание другим. В данном случае одно зло уравновешивает другое зло. Месть здесь выступает в виде гарантии того, что зло непременно будет наказано, от кого бы оно не исходило.

Есть люди, у которых напрочь отсутствуют такие чувства, как совесть, жалость, сострадание. Они живут по другим правилам, по другим законам, у них свои убеждения, свое понимание жизни. И от причинения вреда другим людям их останавливает только одно – страх. Он позволяет держать таких людей в узде. Тупой, примитивный животный страх – это единственное, что может сдержать зло, живущее в них. И чтобы этот страх в них пробудить – им нужно дать понять, что в случае совершения ими плохих дел, в случае причинения ими вреда другим людям – наказание их обязательно настигнет. Таким образом, месть – это своего рода закон жизни [принцип талиона], который призван карать зло. Око за око, зуб за зуб – это именно тот принцип, которые призван уравнять наказание с причиненным ущербом. Но этот принцип небезупречен, так как очень часто люди причиняют друг другу вред, совершенно не задумываясь о последствиях. Они, что называется, не ведают, что творят. И поэтому последующая месть в таких случаях – это часто не столько устрашение зла, сколько его раскручивание. Тут уже уместно вспомнить слова Махатмы Ганди, который сказал, что принцип “око за око” сделает весь мир слепым. Поэтому грань между необходимой местью и местью, порождающей цепную реакцию, очень тонка.

Тем не менее, в политике, спецслужбах, криминальном мире – месть имеет очень важное значение. Она является проявлением силы. Если ты можешь отомстить – тебя боятся, тебя уважают, с тобой считаются. Никакая агрессия, никакой причиненный врагом вред, никакое предательство не должны оставаться безнаказанными, иначе это будет проявлением слабости, которая, как вы знаете, провоцирует агрессора на проявление еще большей агрессии. Поэтому с этой точки зрения, месть – это не столько обида, сколько вполне практичное действие, практичность которого заключается в том, что ваши враги и недоброжелатели видят в вас силу и поэтому считаются с вами. Но несмотря на практичную сторону мести, она не всегда полезна и не всегда нужна. Давайте теперь посмотрим, в каких случаях от нее лучше отказаться.

Почему не надо мстить?

Теперь мы рассмотрим аргументы против мести. Все-таки, в одних ситуациях мстить можно и нужно, а в других, от мести лучше отказаться. Первый и основной аргумент против мести – это смысл. Вы должны просто понять, что вы получите и что потеряете, если будете кому-то мстить. Плюсы должны перевесить минусы. В некоторых ситуациях месть приводит к тому, что жизнь того человека, который отомстил, становится только хуже. И получается, что такая месть наносит вред не только обидчику, но и тому, кто мстит. И если это вред мстителя довольно существенный, то в такой мести нет никакого смысла. Да и просто важно всегда понимать – что вы получите, если отомстите, какую пользу вам ваша месть принесет. Если даже на душе у вас из-за этого легче не станет, по тем или иным причинам, то зачем вообще тратить на месть свою жизнь? Не надо думать о тех, кому вы мстите – думайте прежде всего о себе. Зло в этом мире все равно никуда не исчезнет, оно будет всегда, а вот ваша жизнь у вас вроде как одна, и разумнее прилагать усилия для того, чтобы сделать ее лучше, а не стремиться ухудшить жизнь другим.

Следующий момент – это ресурсы. Месть требует самых разных ресурсов, прежде всего временных. Чем качественнее ваша месть и чем сложнее вам отомстить человеку из-за его статуса и возможностей, тем больших ресурсов она от вас потребует. Конечно, всегда можно воспользоваться удобным случаем и отомстить человеку легко и быстро, без особых усилий, воспользовавшись его слабостью, проблемами, ошибками. Но рассчитывать на такие случаи, естественно, не приходится. Так что если мстить целенаправленно, обдуманно и эффективно, то потребуются определенные ресурсы. Учитывая это, можно сказать, что не всегда игра стоит свеч. Потому что те же самые ресурсы вы можете пустить на улучшение своей жизни и расширение своих возможностей, а не на бессмысленную месть. А имея большие возможности – вы обретете власть над людьми и при необходимости сможете расквитаться с теми из них, кто когда-то причинил вам вред. Так что в этом смысле лучшей местью вашим обидчикам и врагам будет ваш успех в жизни, который сделает вас сильным и главное счастливым.

Но еще более весомым аргументом против мести является ваше понимание того, что вы не должны и не обязаны мстить. Понимаете – не обязаны. Никто не вправе отговаривать вас от мести, и никто не вправе вас к ней призывать. Вы и только вы решаете, мстить вам или не мстить – это ваш личный выбор. Поступайте так, как вам хочется, как вам удобно и не думайте о чужом мнении на этот счет. Другие могут поступать так, как удобно и как нужно им, а вы поступайте так, как удобно именно вам. И если вы хотите кому-то отомстить, то задайте себе всего один вопрос: зачем вам это делать? Не почему, а именно зачем? То есть, не смотрите в прошлое – не поднимайте свои обиды и не используйте их в качестве мотивации к мести, от них вы можете избавиться другими способами – посмотрите в будущее и скажите, что даст вам ваша месть? Если вы видите в ней пользу для себя – мстите. Если нет – не нужно заставлять себя это делать.

Как отомстить?

Если вы приняли решили мстить тем, кто когда-то причинил вам какой-то вред, обидел, оскорбил, унизил вас, то тогда вам нужно понимать, как правильно это сделать. Отомстить обидчикам можно разными способами, в зависимости от того, кто именно причинил вам вред. Важно понимать главное: месть это блюдо, которое нужно подавать холодным, как гласит итальянская пословица. Чем более холодным будет ваш разум, тем серьезнее вы подойдете к этому делу и тем более успешной окажется ваша месть. Поэтому с местью ни в коем случае не нужно спешить. Время играет вам на руку. Чем дольше ваш обидчик будет оставаться безнаказанным, тем сильнее он расслабится и потеряет бдительность. А вы тем временем разработаете безупречный план мести, который затем воплотите в жизнь.

Месть также требует от человека гибкости. Если вы будете действовать прямолинейно, вы рискуете потерпеть неудачу, последствия которой могут быть такими, что вы вообще можете потерять все возможности отомстить. Поэтому ищете разные возможности отомстить – чем больше их будет, тем лучше. Изучите своего врага, найдите его слабые стороны, узнайте о том, что делает его сильным – высокое положение в обществе, надежные источники дохода, связи с влиятельными людьми, прочее. Все эти опоры можно и нужно будет пошатнуть, чтобы ослабить этого человека. Особенно важно узнать о том, что для вашего обидчика является самым ценным в жизни, самым дорогим, что он боится потерять – это та мишень, ударив в которую, вы гарантированно причините ему существенный вред, а значит, сможете отомстить. Обычно то, что для человека самое ценное в жизни – он тщательно скрывает и охраняет, так как в этом заключается его слабость. А вам надо эту слабость найти и нанести по ней удар. Это как кощеева смерть, которая запрятана в яйце – найдете яйцо, сможете победить кощея, то есть, отомстите своему обидчику.

Ваша месть необязательно должна быть зеркальной. Мстите так, как можете, а не так, как условно будет правильным отомстить. Ассиметричные действия часто намного эффективнее симметричного ответного удара, для которого у вас просто может не хватить ресурсов и возможностей. Так что за око, можно требовать не только око, а за зуб не только зуб. Вы также можете использовать в своих целях врагов своего обидчика. Для этого вам необходимо будет их выявить и затем либо вступить с ними в союз, по принципу: враг моего врага – мой друг, либо просто помочь им разными способами нанести вред вашему обидчику, например, тайно или открыто снабдив их полезной информацией о нем. Так вы сможете отомстить чужими руками. Имейте в виду, что чем более высокое положение в обществе занимает человек, тем больше у него врагов. И слабость этих врагов, как правило, заключается в их не сплоченности. Но если вы поможете им объединить свои усилия, то тогда они смогут справиться даже с очень могущественным человеком. Вообще, хочу заметить, что месть, осуществленная чужими руками – это самая лучшая месть. Стравить своих врагов друг с другом или натравить кого-то на своего обидчика, чтобы тот причинил ему вред, вместо того, чтобы вредить ему своими руками, значит успешно отмстить и остаться при этом чистым. В общем, вариантов мести может быть много. Поэтому всегда ищите именно такой вариант, который окажется наиболее удобным для вас. Неважно, как он будет выглядеть – месть необязательно должна быть красивой и условно справедливой – она должна осуществиться, чтобы вы о ней забыли.

Таким образом, друзья, если вы все-таки решитесь мстить, тогда подходите к тому делу творчески. Обязательно угомоните свои эмоции и включите голову, чтобы все сделать правильно. Используйте манипуляции, чтобы сделать месть скрытой и неожиданной, а также для того, чтобы использовать других людей, в том числе и врагов своего врага, в этом деле. Я не берусь судить, правильно это или нет, мстить другим людям – это ваш собственный выбор и вам его делать. Но вы должны понимать, что ответственность за этот выбор лежит на вас. Вы можете отомстить и ухудшить свою жизнь, а можете испытать глубокое и абсолютное удовлетворение от своей мести. Вам необходимо быть морально готовым к обоим этим последствиям.

psichel.ru

Э та история началась с того, что мы купили новый дом — просторнее прежнего и ближе к работе. В бумагах на дом предыдущие владельцы указали, что все известные им дефекты устранены. Но их агент все равно порекомендовал знакомого консультанта-архитектора, просто чтобы мы были абсолютно уверены, что все в порядке. Я наивным образом посчитал, что нам попался приличный агент.

Консультант-архитектор оказался крупным мужчиной лет 35. Он заверил меня, что от его сертифицированного глаза не уйдет ни одна деталь в доме. Я попросил его обратить особое внимание на крышу. Не о чем беспокоиться, ответил консультант. Я отвалил больше $400 и через две недели получил в почту толстое досье с описанием всех уголков и трещин нового дома. Крыша не идеальна, но значительный ремонт ей потребуется через 10 лет, писал архитектор. Он также отметил несколько косметических дефектов, но в целом ничего серьезного.

Так что мы купили этот дом. А через неделю после переезда пошел сильный дождь, и вода закапала с потолка в гостиной. К вечеру то там, то сям из-под свежей краски, как сыпь, стали проступать старые подтеки. Разъяренный, я позвонил инспектору и потребовал, чтобы он все исправил. Не знаю, был ли он в сговоре с продавцом, но его «инспекция» крыши была не просто халатностью — это пахло чистым жульничеством.

Вместо того чтобы все отрицать, он просто рассмеялся. «Прочитай договор, — сказал он. — Я тебе ни черта не должен». Я бросил трубку. Те наши сбережения, которые не попали в карман к мошеннику, теперь будут потрачены на починку крыши, чтобы в доме можно было жить. Но я не хотел новую крышу. Я хотел старый добрый огнемет.

Жажда воздаяния — это так же нормально для людей, как горе, счастье, страх и голод. Этот инстинкт выработался в процессе естественного отбора, потому что он помогал человечеству решать многие задачи

Драматургия питается такими сюжетами. От шекспировского Гамлета до тарантиновского Джанго — праведники в поисках мести являются одним из самых стойких архетипов в литературе. А реальная жизнь сталкивает нас со школьными хулиганами, любителями чужих подружек, аферистами, начальниками-тиранами, коллегами-клеветниками и множеством других ублюдков, готовых вонзить нож в спину и самоутвердиться за наш счет. И когда мы становимся их жертвами, кто из нас в этот момент отказался бы от вполне определенного набора умений, который герой Лиама Нисона демонстрирует в фильме «Заложница»?

Жажда крови может быть сильнее жажды секса — в том, насколько яркие фантазии она рождает и с какой силой заставляет тебя добиваться беспощадно счастливого конца. Как будто потребность обрести воздаяния вшита в мужскую психику.

И «как будто» здесь лишнее. Еще в 2004 году новаторское исследование Университета Цюрих показало: за стремление к мести отвечает отдельная область человеческого мозга, одна из самых древних его частей, доставшаяся нам чуть ли не от ящеров, — стриатум (полосатое тело). Стриатум является частью центра удовольствия и активируется в том числе при употреблении кокаина. Неудивительно, что предвкушение мести так сладко и соблазнительно: так уж устроен наш мозг.

«Стороннему наблюдателю месть сегодня может представляться бессмысленно деструктивной, — говорит Майкл Маккаллох, директор лаборатории проблем эволюции Университета Майами. — Но жажда воздаяния — это так же нормально для людей, как горе, счастье, страх и голод. Этот инстинкт выработался в процессе естественного отбора, потому что он помогал человечеству решать многие задачи».

Какие задачи? Объясняю сухим языком энциклопедий: прямое сдерживание (месть снижает вероятность, что некто, причинивший вред тебе или твоим близким, сделает это снова) и работа на репутацию (те, кто известен своей мстительностью, проецируют четкое послание всему миру: «Не обижайте меня»). «И мы обнаружили, что у многих живущих группами животных, от шимпанзе и ворон до волков и дельфинов, месть работает почти точно так же», — добавляет Маккаллох.

Жажда крови может быть сильнее жажды секса — в том, насколько яркие фантазии она рождает и с какой силой заставляет тебя добиваться беспощадно счастливого конца

Но даже самые гибкие и нужные инструменты иногда переживают свою полезность. Поэтому у нас — по историческим меркам сравнительно недавно — появился еще один участок мозга (тебе этот термин не понадобится, но все же: медиальная префронтальная кора). С его помощью мы научились осознавать долгосрочные последствия своих действий, а также оценивать издержки и выгоды. Так что когда на тебя, например, наорал начальник, в голове начинается форменное перетягивание каната: стриатум склоняет врезать мерзавцу по уху, а префронтальная кора сомневается, что овчинка стоит выделки.

Предполагается, что с плохим парнем вместо нас должны расправиться полицейские и судьи. Люди разные, да и многое зависит от обстоятельств, но стриатум — серьезный боец. По оценке ученых, от 10 до 20% всех убийств в мире совершается из мести.

Ч ем больше я раздумывал о том, как меня ободрал «сертифицированный» профессионал, тем хуже мне становилось. Меня переполняла ярость, я чувствовал свое бессилие. Я попробовал убедить себя, что в конце концов карма достанет его. Я попытался выпустить пар в спортзале. Ничего не помогало. И я позвонил адвокату.

Назовем его Спайком. «Ненавижу этих тараканов», — сказал Спайк, услышав мою историю. На слушание дела через месяц мой враг явился со своим адвокатом; оба нагло ухмылялись. Враг заявил: в договоре четк­о прописано, что консультант ни при каких условиях не обязан платить за ошибки. Спайк возразил: тут не ошибка, а подделка фактов. На удивление, судья вынес решение в нашу пользу: консультант должен вернуть мои $400 и оплатить половину стоимости ремонта крыши.

Я боялся, что победная улыбка свихнет мне челюсть. Но мой экстаз длился недолго — пока я не обернулся, чтобы взглянуть на своего заклятого врага (как говорят: «Мне мало моего успеха, я должен видеть, как другие терпят неудачу»). Невыносимая ухмылка не просто не исчезла с лица консультанта — она теперь располз­лась на ползала. «Ты, может, и «победил», — проблеял его адвокат, изобразив кавычки пальцами в воздухе, — но ты ничего не получишь. Мой клиент позаботился о том, чтобы защитить себя от таких решений».

Еще хуже мне становилось от мысли, что мой заклятый враг обо мне уже и думать забыл: беззаботно нежится у бассейна или несется по шоссе в открытом автомобиле, а я тут корчусь в тис­ках гнева и обиды!

Я не знал, что это значит, но сама фраза вызвала во мне инстинктивное отвращение. Позже в коридоре Спайк рассказал мне, как мошенники прячут свои активы от судебных исполнителей. Консультант, проходивший мимо, открыто заржал. Желание удушить его буквально захлестнуло меня. Спайк положил руку мне на плечо. «Не переживай, — сказал он. — Я еще не сдался».

Но и спустя три месяца от Спайка ничего не было слышно. Ухмылка мошенника все так же стояла перед моими глазами. Еще хуже мне становилось от мысли, что мой заклятый враг, скорее всего, обо мне уже и думать забыл. Он, например, беззаботно нежится у бассейна или несется по шоссе в открытом автомобиле, а я тут корчусь в тис­ках гнева и обиды! «Это обычная история, — комментирует психолог Арлин Стиллуэлл. — Обидчики и их жертвы обычно совсем по-разному оцениваю­т произошедшее. Когда мы наносим другим вред, мы склонны занижать его масштабы в собственных оценках, оправдывать себя и вытеснять вину из памяти. Но когда точно так же вредят нам, мы чувствуем себя жертвами не­справедливости вселенского масштаба».

Мой стриатум мучил меня соблазнительными видениями: вот я швыряю шлакоблок в окно дома моег­о врага, вот поджигаю его машину. Моя префронтальная кора задавалась вопросом: не развяжет ли враг в отве­т тотальную войну, которая затронет и мою жену, и моих маленьких сыновей? Я прислушивался к «голосу разума», но я чувствовал себя не в своей тарелке.

Не зря влиятельный отчет 1948 года в American Journal of Psychoanalysis определил неудовлетворенную жаж­ду мести как причину психических расстройств и всплесков агрессивного поведения. «Автор отчета считал, что у слабовольных людей это становится идеей фикс, и в их психике воцаряется хаос», — комментирует биолог Маккаллох. Если не принять меры, то это может стать смыслом жизни человека, исказив все его сознание.

Адвокат Спайк позвонил утром в канун Рож­дества. «Я добрался до него, — сказал он. — Я добрался до этого таракана». Спайк объяснил, что отправил копии постановления суда во все банки штата. «Я подумал, что у него должен быть скрытый счет хоть где-то, чтобы он мог обналичивать чеки и оплачивать секретаря, — сказал Спайк. — И я оказался прав». В одном малоизвестном банке в сельской час­ти штата у мошенника на счету оказалось достаточно средств, чтобы заплатить по суду мне, и даже хватило на вполне заслуженную долю Спайку. «С Рождеством!» — сказал он.

В последний раз я видел Спайк­а несколько месяцев назад. Но сейчас я представлял его этаким Клинтом Иствудом в крутых чапсах. Я поблагодарил его восторженным воплем, повесил трубку и вприпрыжку отправился в торговый центр. Я потратилс­я на подарки своей жене и сыновьям, а мне самому подарок не требовался — достаточно было представлять, как угасает ухмылка на лице этого ублюдка.

Мой обидчик оказался не суперзлодеем, а обыкновенным пройдохой. Я услышал его приглушенный всхлип, и в тот же момент вся радость мести стала горькой

В 9 вечера в тот же день, когда дети уже были в постели, а завернутые подарки — под елкой, телефон зазвонил снова. У меня замерло сердце — я был уверен, что это Спайк с сообщением о новых юридических препонах. Но в трубке оказался какой-то разгневанный незнакомец, выкрикивавший угрозы убить меня.

Это был то самый консультант, который только что обнаружил недоста­ток средств на своем счету. «Как ты мог так поступить, чертов ублюдок?» — вопил он. Я не говорил вам, что я журналист? Я включил цифровой диктофон. «В соответствии с законом я должен сообщить, — сказал я, пытаясь удержать ровный тон, — что записываю этот разговор». А затем с гулко бьющимся сердцем стал ждать следующей угрозы.

Почти минуту в трубке была полная тишина. Я подумал, что архитектор схватил бейсбольную биту и уже едет ко мне.

«Сегодня ведь Рождество, мужик, — сказал он вдруг, нарушив тишину севшим голосом. — У меня дети, а я ничего не могу им купить. Мне даже за отоп­ление заплатить нечем».

В этот патетический момент я увидел его тем, кем он был на самом деле, — не суперзлодеем, а обыкновенным пройдохой, каких полным-полн­о повсюду. Я услышал приглушенный всхлип, и в тот же момент вся радость мести, которую я чувствовал весь день, стала горькой. Я не знал, что ответить, и через пять секунд просто повесил трубку.

Рождественская ночь прошла и сменилась утром следующего дня, а потом пришел следующий, и новый, и другой. Моя паранойя относительно возможной «ответки» со стороны архитектора постепенно сошла на нет, но вспоминать эту историю мне было все так же неприятно.

И з всех расхожих фраз о мести ни одна не употребляется так часто, как эта: «Месть сладка». Но громкое исследование 2008 года, опубликованное в Journal of Personality, опровергло это утверждение: месть только манит сладостью, обманывая на финише. Мы, люди, вообще часто ошибаемся, предсказывая свои будущие эмоции. Но месть даже на этом фоне — обманщик уникального уровня.

Социального психолога Марио Голл­витцера этот факт не удивляет. Голл­витцер полагает, что у мести есть более сложная цель, чем просто уравнять страдания. Высшая задача принципа «око за око»: не наказать за прошлые грехи, а изменить поведение преступника в будущем. Да, вот наше самое главное желание: чтобы преступник продемонстрировал полное понимание и раскаяние за то, что он нам сделал. «Только тогда мститель почувствует удовольствие и наступит катарсис — прощение, — поясняет Голлвитцер.

Но зачем нам такие высокоморальные излишества? Майкл Маккаллох вновь готов объяснить нашу этику требованиями эволюции: «Среди наших предков эгоистичный задира, например, мог быть одновременно и умелым охотником. Если он может осознать ошибочность своих поступков, то из обидчика он может стать союзником, и выгода от этого будет намного больше, чем если ты убьешь его».

Прощать — древний животный инстинкт. Такое дружеское поведение шимпанзе и других человекообразных обезьян, как поцелуи, прикосновения и объятия проявляется чаще после агрессивных конфликтов, чем в спокойные времена. «Кроме приматов мы изучили еще шесть видов животных на склонность к постконфликтной эмпатии — коз, овец, дельфинов, гиен, — вспоминает Маккаллох, — и единственный вид, у которого такое поведение обнаружено не было, это домашняя кошка. Что, наверное, не удивит кошатников».

За 19 лет, прошедших со времени тех событий, я больше никогда не видел и не слышал того человека — консультанта-архитектора. В те редкие моменты, когда я думаю о его судьбе, я скорее желаю ему добра. И я все-таки надеюсь, что та история изменила его к лучшему. В противном случае — д­ержите меня, если я встречу его на своем пути.

Обманул кого-то? Признай, чтобы испортить ему вкус мести и зарыть топор войны. Следуй советам эволюционного психолога Майкла Маккаллоха.

  1. Освободи место в календаре
    Когда будешь готов покаяться, попроси о встрече, и пусть обиженный сам определит место и время. Так ты уже начинаешь извиняться, а к жертве возвращается чувство собственного достоинства.
  2. Скажи вслух то, что у него на уме
    В начале разговора признайся, что был дураком (или еще хуже) и что тоже разозлился бы на его месте, как советует Маккаллох. И никаких «но», не юли.
  3. Признай вину полностью
    Даже если он и был в чем-то виноват, ты не можешь обвинять и извиняться одновременно. Так что четко дай ему понять, что он никоим образом не виноват в случившемся.
  4. Восстанови дружбу
    Признай, что ты потерял его доверие и хочешь вернуть, как говорит Маккаллох. Первый шаг: предложи возместить его убытки, если дело касалось денег или собственности.

mhealth.ru