Налог на прибыль 2000 год

Снижение налога на прибыль не приведет к легализации прибыли

Погоня за тенью.
Государство хочет перекрасить бизнес из серого в белый. Бизнес сопротивляется.
«Пора выходить из тени», — гласит до навязчивости часто встречающийся на улицах Москвы слоган Министерства по налогам. Призыв, надо сказать, весьма миролюбивый: «Пора, брат, пора. «. Правда, нередко эти плакаты соседствуют с куда более энергичным лозунгом Налоговой полиции «Верой и правдой по закону» (насколько можно разобрать, именно так — без запятой). Однако на фоне благополучия с доходами бюджета активность ФСНП сейчас заметно ослабла: ужесточение налогового режима перестало быть первым вопросом повестки дня. Однако кампания по борьбе с «тенью» продолжается, и важнейшим ее элементом в сезоне 2001/2002 года стало снижение налога на прибыль. Попробуем разобраться, действительно ли правительство сделало все необходимое для вывода финансовых и товарных потоков компаний из тени.

Царство тени
Во избежание недоразумений скажем, что речь идет не о криминальной экономике, а о «серой» — большинство вполне законопослушных компаний в силу уродливости нашей налоговой системы и непомерного налогового бремени привыкли «показывать» лишь часть своих операций. В результате к середине 90-х доля теневого сектора в экономике оценивалась в 25 — 40%.
Зависимость здесь обратная: чем тяжелее бремя, тем выше доля спрятанных доходов. Собственно, именно за это налоговую систему тогда и критиковали все кому не лень. По негласному правилу выплата налогов по действовавшим ставкам никем и не предполагалась — реальные ставки были много ниже номинальных. Государство делало вид, что взимает налоги, а предприятия — что они их платят. Все были довольны.

Погоня за тенью начинается
После 1998 года порочность этой практики сомнению не подвергалась. И с лета 2000-го началась кампания по приведению налогов в соответствие с реальностью. Смысл ее был чрезвычайно прост: государство снижает налоги, но требует их полной уплаты, то есть легализации бизнес-операций. Несогласных должны были убедить операции типа «Импорт-2000», «маски-шоу» и другие не менее сильные доводы.
Однако вскоре выяснилось, что всерьез снижать налоги правительство боится. Больше того — каждое снижение номинальной ставки налога оставляло ее более высокой, нежели реальная ставка по этому же налогу (средства, которые удается собрать консолидированному бюджету). Это касалось всех основных «послаблений»: снижения подоходного налога, взносов во внебюджетные фонды, импортных пошлин, и вот теперь — налога на прибыль.
В результате широко разрекламированное «снижение налогового бремени» всякий раз заканчивалось повышением налоговых доходов бюджета. Выходит, правительство в совершенстве овладело искусством снижать номинальное бремя, увеличивая в то же время реальные налоги. Так, доходы от соцналога (в который объединены взносы в Пенсионный фонд, соцстрах, а также в федеральный и территориальный медстрах) в первом полугодии 2001 года превысили аналогичные прошлогодние показатели более чем на 15%. Ставка, напомним, была снижена с 38,9% до 35,6% (это не учитывая возможность регрессии, если официальные зарплаты на предприятии высоки).
С другой стороны, доходы от соцналога выросли меньше, чем доходы бюджета в целом (доходы по линии МНС в первом полугодии выросли на 36,7%). Это означает, что трехпроцентное снижение ставки предприниматели сочли недостаточным для того, чтобы показывать зарплаты своих сотрудников. Абсолютно аналогична ситуация с таможней. Но особенно впечатляет рост подоходных сборов: в январе — мае они дали почти 12% доходов консолидированного бюджета (для сравнения: НДС дал 22,5% доходов). Разумеется, снижение ставок — это попытка заключить более честный договор между государством и бизнесом. Но пока — только попытка. По нынешним ставкам платить 100% полагающихся налогов могут только те, кому это для чего-либо надо. Или те, кто не боится ни проигрыша в ценовой конкуренции с «соседом», ни снижения продаж и прибылей — то есть самые «отмороженные», которым вообще ничего не страшно. Либо представительства инофирм, торгующие эксклюзивными товарами и услугами. Остальным с полным выходом из тени пока придется повременить, хотя каждое снижение ставок делает эту перспективу все более близкой.

Снижение налога на прибыль: хорошо тем, кто не инвестирует
В 2000 году впервые за постсоветские годы налог на прибыль обогнал НДС и оказался первым по значимости для федерального бюджета. В этом году ничего не изменилось: сборы по налогу на прибыль почти на 21% выше платежей по НДС. В этой ситуации правительство великодушно снижает ставку почти на треть — с 35% до 24%. Правительственные СМИ представляют этот шаг как смелое и рискованное решение.
Правда, при этом компании лишаются всех льгот по налогу (по словам чиновников Минфина, льготы сейчас «съедают» восемь процентных пунктов ставки налога. Иначе говоря, 35% с льготами — это все равно что 27% без льгот). Значит, бремя снижено на три пункта. По расчетам РСПП выходит не так: льготы составляли не 8%, а порядка 14%, — то есть 40% налогооблагаемой базы по налогу на прибыль списывались на различные льготы. Если расчеты РСПП справедливы, то теперь бремя повышается на те же три пункта. В бюджетных документах Минфин и не отрицает, что рассчитывает на рост своих доходов от прибыли: налог на прибыль с 5,7% ВВП в 2000 году вырастет в 2002 году до 6,3% ВВП. При этом тот же Минфин в бюджетных расчетах полагает, что при сохранении льгот списанию из прибыли подлежит 380 млрд руб., или 3,7% ВВП. То есть 37% потенциальной базы по налогу на прибыль, что очень похоже на 40% из расчетов РСПП.
Если отбросить риторику относительно стремления компаний выйти из тени на свет, то рост доходов бюджета может быть достигнут только «благодаря ликвидации имеющихся у субъектов налогообложения возможностей законного снижения налоговой базы», как полагает Дмитрий Тушунов из Центра развития. Основной льготой по налогу на прибыль была льгота инвестиционная, по которой направляемая на инвестиции прибыль исключалась из базы налога. Например, если предприятие получило 100 руб. прибыли и половину из них инвестировало, то налог составлял не 35 руб., а 17,5 руб. Теперь он вырастет до 24 руб. — более чем на треть.
Получается, как отмечают эксперты Центра развития, странный парадокс: выгоду от снижения ставки получают только те, кто не инвестирует. Обмен льгот на ставку будет эквивалентным для предприятия только в том случае, если инвестируется примерно треть прибыли. Если больше — бремя увеличивается. И наоборот. Правительство подталкивает компании к сокращению инвестиций. Если же посмотреть, кто от новой ставки налога на прибыль в наибольшей степени выигрывает, а кто — проигрывает, то получится следующая картина. В 1999 — 2000 годах средняя ставка налоговой нагрузки на прибыль составляла, по расчетам Центра развития, 26,6%. Но это — как средняя температура по больнице. В промышленности нагрузка меньше — 21,3%. Особенно сильно отмена льгот ударит по предприятиям связи, где нагрузка составляла 16,3% прибыли, а также по черной и цветной металлургии (18,1%). Меньше проигрыш ТЭКа, пищевиков и машиностроения, а строители (отдавали государству 27,9% прибыли) даже выиграют. Вот такая интересная получается структурная политика. Самое же примечательное состоит в том, что в правительстве о таких последствиях «снижения» налога на прибыль, кажется, не подозревают. Там довольны тем, что ловко провели депутатов, незаметно обеспечив рост бюджетных доходов. Так выведут ли компании свою прибыль из тени? Конечно, нет. Благо возможности для минимизации налогов за счет амортизационной политики и калькуляцией себестоимости (то есть за счет политики затрат) остаются. Поэтому поставленная правительством задача в исторически короткий срок вывести российских предпринимателей из тени остается так же далека от решения, как и месяц-другой назад.

Теневые налоги борются с официальными
Казалось бы, история со «снижением» налога на прибыль полностью соответствует черномырдинскому закону: «Хотели как лучше. » Но есть и другая точка зрения: выход из тени — это вопрос гарантий. Помните, как напугали всех сообщения о том, что подоходный налог снижается не навсегда, а на время, а потом его опять увеличат? Дескать, будут у бизнеса гарантии — он и «легализует» потоки.
Кажется, это не совсем так: предприниматели выйдут из тени ровно тогда, когда это станет выгодно. Ведь теневой бизнес платит свои, теневые налоги. Конверт «крыше», процент за «обналичку», расходы на «отмазку» от проверок (приносим извинения за жаргон: каков рынок, такова и лексика. — Прим. «Ко»), немного региональным властям, побольше торговым посредникам, плюс расходы на создание офф-шорных компаний, гонорары юристам, «лишние» траты на ведение двойной бухгалтерии и проч. Грубо говоря, предприниматель максимизирует свою выгоду, сравнивая объем теневых налогов с объемом официальных. Пока что сравнение не располагает к стопроцентному выходу из тени.
Очевидно, Россия еще очень далека от предела, за которым снижение налогов будет вести к уменьшению доходов государства. Пока же все с точностью до наоборот — в соответствии с известной «кривой Лаффера». Почему правительство так боится снижения налогов, если любое снижение ведет только к росту поступлений — вопрос сложный. Можно лишь сказать, что конкуренция между легальным и теневым налогообложением остается довольно острой. И если бы бюрократический аппарат в одночасье снизил официальные налоговые ставки, делающие теневое налогообложение невыгодным, то сразу пропал бы сам смысл существования «теневого аппарата». Но именно от него кормятся чиновники, чья официальная зарплата столь же далека от их доходов, сколь далеки официальные налоговые ставки от реальных. Выбирать между светом и тенью нужно не только предпринимателям, но и чиновникам. При нынешних официальных зарплатах чиновников их выход из тени был бы сравним с поступком унтер-офицерской вдовы.

Эксперты и бизнесмены пока не разделяют оптимизма правительства.
Как бы ни распространялись представители власти о том, что налоговая реформа не может пройти бесследно, и бизнес просто не имеет права не учитывать сделанных властью уступок, сами бизнесмены до сих пор не определились с тем, как реагировать на происходящие перемены. С одной стороны, налицо снижение слишком высокой для всех планки. С другой — не до конца понятно, кому это снижение пойдет на пользу.
«Несмотря на все старания налоговиков, коренного перелома в ближайшем будущем точно не произойдет, — считает экономист Леонид Григорьев. — Сейчас многие бизнесмены затаились, а заметные шаги они начнут предпринимать только в следующем году, когда появятся инструкции Минфина и распоряжения МНС по налогу на прибыль. Именно тогда участники рынка сядут и прикинут — каждый для себя, — действительно ли стоит рассекречивать бухгалтерию и «показывать» реальные доходы без страха лишиться их большей части». Более оптимистичен Олег Вьюгин, вице-президент инвестиционной компании «Тройка-Диалог»: «Я думаю, что по зарплате при новых ставках большинство предпринимателей с радостью вышли бы в «белую» бухгалтерию. И сейчас поведение бизнеса уже нацелено на то, чтобы работать «в белую». Проблема в том, что стоит это очень дорого и не все пока к этому готовы».
Несмотря на то что официально все компании называют себя примерными налогоплательщиками, особой радости в голосе во время рассуждений о перспективах вывода бизнеса из тени не ощущается ни у одного из руководителей. По мнению президента торговой сети спортивных магазинов «СпортМастер» Николая Фартушняка, общего снижения отдельных налоговых ставок недостаточно, чтобы легализовать уже сейчас весь бизнес: «Суммарная налоговая нагрузка все равно слишком велика, и сейчас на легализацию бизнеса согласились максимум 50% компаний, работающих в России». Поэтому те, кто надеялся на рассекречивание прибыли, вряд ли будут приятно удивлены, поскольку это не тот уровень снижения, который приводит к сильным сдвигам. Финансовый директор розничной сети «Перекресток» Анна Соломатина считает, что часть компаний будут стремиться к легализации, но тогда теневой розничный бизнес останется без основного конкурентного преимущества и его доля в секторе заметно снизится.
«Если разделить рынок условно на две части, одна из которых — сложившейся сектор, ориентированный на развитие, а другая — фирмы, живущие одним днем, то последние будут рассматривать уменьшение ставки налогов как некую поблажку и, используя старые схемы, платить еще меньше. Это тупиковый путь. Если следовать ему, то о легальности можно забыть, — говорит вице-президент сети «М-Видео» Алексей Максимов. — Нормальной компании увеличить показатель в своей отчетности должно быть даже выгодно, поскольку, увеличивая прибыль, она может использовать бизнес-вычеты в полном объеме — к примеру, отчисления на рекламу без ограничений и т.д.».
В настоящее время некоторое количество компаний уже вышли из тени. В будущем показать свою фактическую прибыль смогут и другие предприятия, но компании будут все время оглядываться друг на друга и смотреть, как поступают конкуренты, чтобы самим не бросаться в глаза и не оказаться в «белых воронах». Если отдельный бизнесмен выйдет из тени и заплатит огромную сумму налогов — он сразу разорится. Приблизительно так же рассуждают и компании. Если одна компания платит честно, а конкурент скрывает свои доходы, то первая сразу попадает в число неконкурентоспособных и выбывает из игры. «Залогом успешности бизнеса сейчас являются инвестиции — они нам очень нужны. А какой разумный инвестор, тем более западный, будет инвестировать средства в теневую экономику? Именно инвестиции побуждают компании становиться все более прозрачными. Но инвестиции — не единственный фактор, определяющий открытость компании», — подчеркивает Алексей Максимов. По мнению Олега Вьюгина, России не хватает общего доверия и культуры корпоративного управления. Менеджеры, которые хотят украсть деньги у акционеров, естественно, будут скрывать прибыль. И рассуждать здесь о системе налогообложения бессмысленно. Плюс ко всему большое значение имеют эффективность работы налоговых органов и уровень исполнения законов. Над повышением своей инвестиционной привлекательности работает и торговая сеть «Перекресток». В компании считают, что отмена инвестиционной льготы не будет способствовать реализации инвестиционной программы развития компании, поэтому «Перекресток» намерен бороться за сохранение существующей льготы. «Я считаю, что отмена инвестиционной льготы повысила налог на прибыль, поскольку раньше льгота составляла половину от 35-процентного налога, теперь же введена единая для всех ставка в 24%» — говорит Леонид Григорьев.

www.sostav.ru

Об уплате налога на прибыль


Об уплате налога на прибыль

В.Е. Мурзин,
советник налоговой службы I ранга

Какой порядок уплаты налога на прибыль Сбербанком России с 01.01.2000 по филиалам и представительствам?

До введения в действие с 1 января 1999 года части первой Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) в соответствии с Законом РФ от 27.12.1991 N 2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций» (с изменениями и дополнениями) самостоятельными плательщиками налога на прибыль являлись филиалы (территориальные банки) Сберегательного банка Российской Федерации, созданные в республиках, краях, областях, городах Москве и Санкт-Петербурге.

Федеральным законом от 09.07.1999 N 155-ФЗ «О внесении изменений и (дополнений в Федеральный закон «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации» введен новый порядок уплаты налога на прибыль для филиалов и представительств организаций, признававшихся до 1 января 1999 года самостоятельными налогоплательщиками.

Данным Федеральным законом установлено, что до введения в действие части второй НК РФ признававшиеся до 1 января 1999 года самостоятельными налогоплательщиками по отдельным налогам филиалы и представительства организаций исполняют обязанности этих организаций по уплате налогов в порядке, предусмотренном действующими федеральными законами, регулирующими порядок взимания конкретных налогов, уплаты налогов филиалами и представительствами, не имеющими отдельного баланса и (или) расчетного (текущего) счета.

В связи с изложенным в 2000 году Сбербанк России должен был производить расчеты по налогу на прибыль за свои филиалы (территориальные банки), созданные в республиках, краях, областях, городах Москве и Санкт -Петербурге (далее — территориальные банки), в порядке, предусмотренном письмом МНС России от 29.02.2000 N ВГ-6-02/[email protected] «О порядке исполнения филиалами и представительствами, имеющими отдельный баланс и расчетный (текущий, корреспондентский) счет, обязанности по уплате налога на прибыль предприятий и организаций с 2000 года», централизовано, исходя из средней величины удельного веса среднесписочной численности работников (фонда оплаты труда) и удельного веса стоимости основных производственных фондов территориальных банков, а также филиалов (отделений), входящих в их состав, соответственно в среднесписочной численности работников (фонде оплаты труда) и стоимости основных производственных фондов по Сбербанку России в целом.

Таким образом, налог на прибыль, подлежащий уплате в бюджеты субъектов Российской Федерации по месту нахождения территориальных банков Сбербанка России, должен распределяться и в местные бюджеты применительно к порядку, установленному п. 1 письма Госналогслужбы России от 04.05.1995 N НП-4-01/46н. Распределение налога в местные бюджеты по месту нахождения филиалов (отделений) Сбербанка России, входящих в состав территориальных банков, а также в местные бюджеты по месту нахождения внутренних структурных подразделений (обменных пунктов, операционных касс вне кассового узла, дополнительных офисов), находящихся на территории данного субъекта Российской Федерации, не производится.

Если в состав Сбербанка России или территориального банка Сбербанка России входят внутренние структурные подразделения (дополнительные офисы, операционные кассы вне кассового узла, обменные пункты), расположенные не на территории субъекта Российской Федерации по месту нахождения Сбербанка России или территориального банка, налог на прибыль подлежит распределению в бюджет субъекта Российской Федерации по месту нахождения указанных внутренних структурных подразделений.

Банк просит разъяснить порядок обложения налогом на прибыль (доход) государственных бескупонных краткосрочных облигаций в условиях действия ст. 43 НК РФ. Аукционы состоялись на ММВБ 23 февраля 2000 года по размещению ГКБО выпусков «21138 RMFS N 21139 RMFS. Данные бумаги выпущены в период действия части первой НК РФ, и на них распространяется действие ст. 43 Кодекса. При этом не ясен вопрос, что является по вышеперечисленным облигациям заранее объявленным доходом, а также каким образом облагать налогом результаты переоценки находящихся на балансе банка облигаций налогом на доходы по ставке 15 %, либо какую-то часть налогом на прибыль по ставке 38 %?

В соответствии со ст. 9 Закона РФ от 27.12.1991 N 2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций» (с изменениями и дополнениями) доходы в виде процентов, полученных владельцами государственных ценных бумаг Российской Федерации государственных ценных бумаг субъектов Российской Федерации и ценных бумаг органов местного самоуправления, подлежат налогообложению по ставке 15 %.

Согласно ст. 43 НК РФ процентами признается любой заранее заявленный (установленный) доход, в том числе в виде дисконта, полученный по долговому обязательству любого вида (независимо от способа его оформления).

После вступления в силу НК РФ для целей налогообложения процентом по государственным краткосрочным бескупонным облигациям (ГКО) при их первичном размещении является дисконт облигаций, рассчитанный как разница между номинальной стоимостью и средневзвешенной ценой их размещения. На вторичном рынке процентный доход по ГКО определяется за время фактического нахождения облигаций на балансе налогоплательщика исходя из установленного дохода и общего срока обращения облигаций.

Данные разъяснения доведены до сведения территориальных управлений МНС России письмом МНС России от 16.05.2000 N ВП-6-05/[email protected] «О проценте по государственным краткосрочным бескупонным облигациям».

Кроме того, вышеуказанные положения нашли отражение в специальном расчете — Приложении N11 «Расчет (налоговая декларация) по налогу на доходы (проценты), полученные по государственным ценным бумагам Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и ценным бумагам органов местного самоуправления, исчисляемому и уплачиваемому их владельцами за ____ 200___ г.» к инструкции МНС России от 15.06.2000 N 62 «О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на прибыль».

В случае возникновения превышения результата от реализации (выбытия), рассчитанного как разница между ценой приобретения и ценой реализации, с учетом затрат, связанных с приобретением и реализацией, над рассчитанным процентным доходом по государственной ценной бумаге за время фактического нахождения облигаций на балансе налогоплательщика, исходя из величины дисконта, определенного как разница между номинальной стоимостью и средневзвешенной ценой их размещения, возникшее превышение подлежит обложению налогом на прибыль по общеустановленной ставке.

В случае реализации (выбытия) государственной ценной бумаги с результатом меньшим, чем рассчитанный процентный доход, определенный в вышеуказанном порядке, возникшая расчетная разница признается убытком по операциям с государственными ценными бумагами.

Данный убыток принимается при исчислении налога на прибыль по операциям с ценными бумагами в размере, установленном п. 4 ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций» (с изменениями и дополнениями).

Что касается налогообложения переоценки находящихся на балансе облигаций, то при рассмотрении данного вопроса следует принимать во внимание следующее.

В соответствии с п. 6 ст. 2 вышеуказанного Закона в состав доходов (расходов) от внереализационных операций включаются другие доходы (расходы) от операций, непосредственно не связанных с производством продукции (работ, услуг) и ее реализацией, определяемые федеральным законом, устанавливающим перечень затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и порядок формирования финансовых результатов, учитываемых при расчете налогооблагаемой прибыли.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 31.12.1995 N 227-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций»» до принятия федерального закона, предусмотренного п. 3 ст. 1 настоящего Федерального закона, при расчете налогооблагаемой прибыли следует руководствоваться действующим порядком определения состава затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость, и формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли.

Порядок определения состава затрат кредитной организации определен Положением об особенностях определения налогооблагаемой базы для уплаты налога на прибыль банками и другими кредитными учреждениями, утвержденным постановлением Правительства РФ от 16.05.1994 N 490.

Таким образом, положительное сальдо от переоценки является внереализационным доходом, относится к п. 57 указанного Положения и подлежит обложению налогом на прибыль по общеустановленной ставке.

При этом следует иметь в виду, что при реализации (выбытии) облигаций прибыль от реализации (выбытия) необходимо скорректировать на сумму положительного сальдо от переоценки, ранее включенную в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль или на сумму отрицательного сальдо, ранее не учитываемую для целей налогообложения. Вышеуказанным письмом МНС России сообщило также информацию Минфина России о средневзвешенной цене их размещения, дате выпуска и сроке обращения для определения процента по обращающимся в настоящее время на организованном рынке ценных бумаг выпускам ГКО.

В связи с поставленным вопросом сообщаем, что по выпуску SV21138RMFS процентный доход (дисконт) не установлен (по информации Минфина России средневзвешенная цена размещения заявлена в размере 100,29 %. По выпуску SV21139RMFS средневзвешенная цена размещения составила 94,88 %, а срок обращения с 23.02.2000 по 31.05.2000 составил 98 дней.

Просим разъяснить: подлежат ли обложению налогом на прибыль доходы в виде взысканных процентов по кредитам банка, по которому в настоящее время осуществляется конкурсное производство?

Порядок конкурсного производства установлен Федеральным законом от 08.01.1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Его положения применяются для кредитных организаций с учетом положений главы IV Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

С момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения всех денежных обязательств должника, а также отсроченных обязательных платежей должника считается наступившим. Кроме того, с этого момента прекращается начисление неустоек (штрафов, пени), процентов и иных финансовых (экономических) санкций по всем видам задолженности должника (ст. 98).

Статьей 103 указанного Федерального закона предусматривается, что все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу.

При этом конкурсный управляющий обязан использовать в ходе конкурсного производства только один счет должника в банке или иной кредитной организации (основной счет должника). На основной счет должника зачисляются также денежные средства должника, поступающие в ходе конкурсного производства.

С основного счета должника осуществляются выплаты кредиторам в порядке, предусмотренном ст. 106 и оплачиваются расходы, указанные в п. 3 ст. 105 указанного Федерального закона.

Однако согласно ст. 106 Федерального закона вне очереди покрываются судебные расходы, расходы, связанные с выплатой вознаграждения арбитражным управляющим, текущие коммунальные и эксплуатационные платежи должника, а также удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам должника, возникшим в ходе наблюдения, внешнего управления и конкурсного производства.

В связи с изложенным в случае возникновения у организации обязанности по уплате обязательных платежей в бюджет в ходе конкурсного производства требования кредиторов удовлетворяются раздельно с обязательствами, возникшими до введения конкурсного производства.

Кроме того, согласно Обзору практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве), доведенному до арбитражных судов письмом ВАС РФ от 07.08.1997 N 20, налоги и иные обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, обязанности по уплате которых возникли после открытия конкурсного производства, подлежат уплате в порядке, установленном налоговым законодательством Российской Федерации.

Налоги и другие обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, обязанность по уплате которых возникает после открытия конкурсного производства, относятся к расходам, связанным с продолжением функционирования организации-должника, которые покрываются из конкурсной массы вне очереди.

НК РФ предусмотрено, что налогоплательщиками и плательщиками сборов признаются организации и физические лица, на которых в соответствии с Кодексом возложена обязанность уплачивать налоги и (или) сборы.

При этом обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора (ст. 44).

Обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается, в том числе с ликвидацией организации-налогоплательщика после проведения ликвидационной комиссией всех расчетов с бюджетами (внебюджетными фондами) в соответствии со ст. 49 НК РФ, которой определено, что обязанность по уплате налогов и сборов (пеней, штрафов) ликвидируемой организации исполняется ликвидационной комиссией за счет денежных средств указанной организации, в том числе полученных от реализации ее имущества.

Таким образом, в случае реализации имущества кредитной организации, взыскания ссуд с дебиторов ранее отнесенных на убытки и т. д в ходе конкурсного производства налогоплательщик обязан исчислить и перечислить в бюджет налоги, по которым в результате произведенных операции возникает налоговая база.

Банк просит разъяснить: должен ли он, а также налоговые органы руководствоваться информационным письмом Президиума ВАС РФ от 01.06.2000 N 53 при отнесении на затраты банка расходов по аренде основных фондов (недвижимого имущества), необходимых для осуществления банковской деятельности, арендуемых на срок менее одного года при определении налоговой базы по налогу на прибыль?

Письмом от 11.01.2000 N 85-ЭР Минюст России разъяснил, что договоры аренды нежилых помещений в зданиях или сооружениях подлежат государственной регистрации в порядке, установленном законом, независимо от сроков, на которые они заключены, пока иное не будет предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 16 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» в полномочия президиума ВАС РФ входит рассмотрение отдельных вопросов судебной практики и информирование арбитражных судов о результатах их рассмотрения.

Информационным письмом от 01.06.2000 N 53 «О государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений» Президиум ВАС РФ сообщил арбитражным судам о выработанные рекомендации.

Однако в соответствии с письмом ВАС РФ от 04.10.1996 N ОУ-30/1-533 информационные письма Президиума не носят обязательного характера для арбитражных судов и иных государственных органов Российской Федерации.

Согласно ст. 13 АПК РФ вступивший в законную силу судебный акт обязателен для всех государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории Российской Федерации.

В связи с тем что по вопросу отнесения на себестоимость продукции (работ, услуг) затрат по осуществлению арендных платежей на основании договора аренды нежилых помещений, заключенного на срок менее одного года, арбитражные суды могут выносить решения с учетом рекомендаций, изложенных в информационном письме Президиума ВАС РФ от 01.06.2000 N 53, налоговые органы при осуществлении налогового контроля могут руководствоваться судебно-арбитражной практикой.

Кредитная организация просит разъяснить: уменьшают ли налоговую базу по налогу на прибыль расходы банка по изготовлению визитных карточек у для своих сотрудников?

Согласно подпункту «и» п. 2 Положения о составе затрат в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты, связанные с материально-техническим обслуживанием деятельности работников аппарата управления организации.

В связи с изложенным расходы по изготовлению визитных карточек для работников аппарата управления банка, которые по своим должностным обязанностям призваны для осуществления банковской деятельности поддерживать контакты с другими организациями, включаются в себестоимость оказываемых банком услуг, учитываемых при расчете налогооблагаемой базы для уплаты налога на прибыль.

Причем должностные обязанности работников аппарата управления (как правило, руководители высшего и среднего руководящего звена) должны быть определены соответствующими должностными инструкциями, утвержденными в соответствующем порядке.

www.nalvest.ru