Налоговые споры с банками

Споры с банками

За помощью к юристам должники по кредитам обращаются в случаях, когда по каким-либо причинам не могут погашать кредит в требуемые сроки и в нужных объемах. Так происходит, например, если человек лишился работы и, соответственно, основного источника дохода. Или попал в сложную ситуацию в связи с девальвацией национальной валюты (что сейчас и происходит с валютными ипотечными заемщиками, которые пострадали от резкого падения курса рубля). Человек может заболеть и, увы, утратить дееспособность. В общем, любое нарушение финансовой стабильности может стать для заемщика роковым и тогда ему будет полезна помощь квалифицированного юриста, хорошо разбирающегося в тонкостях законодательства по части кредитования.

Юристы Тульской экспертно–правовой компании помогут:

  • смягчить условия погашения займа;
  • добиться отсрочки выплат;
  • избежать штрафов или минимизировать их.

В банках есть свои юридические службы, которые в большинстве случаев заинтересованы в возврате своих денег. Поэтому чаще всего финансисты настроены на конструктивный диалог с должником. Однако в своем стремлении вернуть кредитные средства во чтобы то ни стало, они могут перегнуть палку и нарушить закон. Действуют банки по-разному. Начисляют штрафы и пени за просрочку, превышающие договорные; запрещают досрочно погашать заем; самовольно увеличивают размер процентной ставки. Если же кредиторы подают иски в суд, то под угрозой отъема может оказаться практически любое имущество заемщика. Именно в таких ситуациях может потребоваться помощь юристов по кредитным делам, поскольку клиенту сложно разобраться самому в тонкостях законодательства. Судебная практика своей статистикой подтверждает, что самостоятельно решить проблемы у должников не получается. Что вполне логично: в распоряжении банков находятся целые юридические службы, ревностно отстаивающие интересы своих организаций. Противостоять им могут только равные по квалификации специалисты.


Только грамотному юристу под силу дать четкое объяснение причин, по которым заемщик перестал погашать долг. Что и требуется в суде, ведь там нужны четкие обоснования, а не эмоциональные речи.

Суду требуется документальное подтверждение падения уровня платежеспособности заемщика. Нужны и конкретные ссылки на законодательные акты, в которых указаны права должников на отсрочку выплат и другие послабления.

Участие адвоката по кредитным делам в судебном процессе, переговорах с представителями кредитора гарантировано улучшает положение должника и повышает шансы на благополучный исход разбирательств.

В 2015 году начал действовать закон о банкротстве физических лиц , и у должников по кредитам появилась возможность сбросить ярмо задолженностей при помощи процедуры банкротства. Является ли признание себя банкротом оптимальным выходом из ситуации? Дело в том, что новый закон не освобождает человека от уплаты долга, а вот ограничений налагает немало (например, невозможность брать новые кредиты на протяжении долгих лет, запрет на работу в статусе руководителя и т.д.). Если суд признает гражданина банкротом, то ему назначается куратор, который наделен правом распоряжаться имуществом, в том числе и реализовывать его в счет долга.

Очевидно: банкротство следует рассматривать лишь как исключительный способ погасить кредитные долги. Именно обращение к юристу поможет разобраться в целесообразности процедуры. Профессионал подскажет, в каком случае без банкротства уже не обойтись, а в каком еще можно договориться о реструктуризации и отсрочке.

При поиске специалистов лучше всего обращать внимание на серьезные юридические фирмы с подтвержденной временем репутацией. Юристы Тульской экспертно–правовой компании имеют большой опыт в разрешении споров с банками. Мы поможем найти правильное решение в трудной ситуации.

tepgroup.ru

Налоговые споры

Кризис не помешал налоговикам бороться со «схемами» с участием банков.

О финансовых и посткризисных проблемах банков сказано немало. Это нехватка длинных ресурсов для наращивания кредитного портфеля, недостаток качественных «розничных» заемщиков, сложность привлечения хорошего корпоративного заемщика плюс высокая собственная долговая нагрузка. К тому же, над банками будто прохудившаяся крыша, которая вот-вот обрушится, нависают дорогостоящие пассивы в виде депозитов физлиц, набранных по «антикризисным» высоким ставкам.

Среди сложностей кредитных организаций также можно назвать различные нормативы, которые надо соблюдать, причем, после кризиса требования начали ужесточаться. То ли еще будет, когда, например, убыточные банки начнут исключать из системы страхования вкладов. Не хватает финансовым организациям и квалифицированных топ-менеджеров, способных эффективно управлять рисками. Но все упомянутые вопросы теряют остроту, так как это – всего лишь отголоски кризиса. В то же время, есть у банков систематические проблемы, которые требуют постоянного внимания и непрерывного мониторинга.

К таким можно отнести налоговое планирование и контроль. Гром и гроза, буря и тайфун, смог и пожары, кризис и банкротства — ревизорам все равно. Они строго блюдут исполнение банками налогового законодательства. Впрочем, иногда под их орлиный взор попадают действительно «схемы», но зачастую налоговики просто придираются. Чтобы доказать правонарушения, для фискалов все средства хороши: они переквалифицируют смысл бизнес-операций банков, пытаются доказать взаимозависимость по всем направлениям и даже заявляют об отсутствии деловой цели у кредитных организаций. В этом случае банкиры идут в суды, искать правду.

Причем, исход у судебных разбирательств всегда разный – и в пользу налогоплательщика бывает, и против него. Проблема заключается только в том, что подчас судьи просто не разбираются в нюансах банковского дела. Вот и приходится финансистам проходить все круги ада – апелляцию, кассацию и даже Высший арбитражный суд. Представляем вашему вниманию список наиболее актуальных тем для налоговых споров с участием банков, которыми с Bankir.Ru поделились руководители юридической компании Taxadvisor и один из основателей налогового портала и идеолог TaxPravo.Ru Дмитрий Костальгин.

«Вексельные» споры

Основными причинами «вексельных» споров, по мнению Александра Разгильдеева, руководителя практики компании Taxadvisor, является творческое толкование налоговыми органами вексельного и налогового законодательства. Хотя, часто действительно имеют место быть пресловутые схемы. Фискалы считают их фактами получения необоснованной налоговой выгоды банками. В качестве поводов для повышенного интереса со стороны ревизоров, в частности, могут быть вексельные сделки с «проблемными» контрагентами или отсутствие разумной деловой цели в операциях с данными ценными бумагами.

Несмотря на то, что налоговики очень «любят» вексельные операции, и уже должны были изучить все аргументы, чтобы посадить банк в лужу, арбитражная практика, тем не менее, чаще на стороне кредитных организаций. Вексель удостоверяет обязательство займа. Поэтому, являясь долговым обязательством, он не может отождествляться ни с денежными средствами, ни с другой формой эквивалента, используемого в товарном обращении. Замена стороны (векселедержателя) по вексельному обязательству не меняет содержания первоначального обязательства векселедателя.

Согласно постановлению президиума Высшего арбитражного суда РФ (ВАС) от 24 ноября 2009 года № 9995/09 реализация собственных векселей не признается реализацией ценных бумаг. Ведь путем выпуска и продажи собственных векселей банк фактически привлекает заемные средства. Выдача векселя удостоверяет наличие между сторонами обязательств, вытекающих из договора займа.

Тот факт, что выдача банком собственных векселей первому держателю сопровождается оформлением договоров купли-продажи, на суть дела не влияет, ведь займ остается займом. Согласно другому постановлению президиума ВАС от 16 февраля 2010 года № 13158/09 наличие векселя у третьего лица, предъявляемого к оплате, вообще, в целях налогообложения само по себе не подтверждает факта передачи векселедержателем суммы займа продавцу этого векселя. Его оплата сама по себе также не означает возврата займодавцу именно того займа.

Рассмотрим пример судебного разбирательства с банком «Судостроительный» (постановление Федерального арбитражного суда (ФАС) Московского округа (МО) от 20 сентября 2008 года № КА-А40/8647-08, определение ВАС от 3 апреля 2009 года № ВАС-854/09). Банк передавал свои векселя некой фирме по договору купли-продажи, а затем, в тот же день, погашал вексель с процентами, минимизируя тем самым налог на прибыль.

Инспекторы обнаружили, что в рамках этой схемы проценты начисляются со дня, следующего за днем выдачи векселя. Дисконт является процентом (ст. 43 Налогового кодекса), поэтому он не мог быть начислен в день продажи, уверены налоговики. А вот высшие арбитры посчитали иначе. Реализация ранее выкупленных векселей и их погашение в тот же день не противоречит нормам гражданского законодательства. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, включая ценные бумаги, к которым относятся и векселя. Следовательно, по мнению судей, проценты подлежат начислению с момента передачи векселя векселедержателю.

Да и вообще. «Условие о дате начала начисления процентов действует в сфере гражданско-правовых отношений и касается векселедателя и лица, предъявившего вексель к оплате, — говорится в довольно-таки старом, но по-прежнему актуальном постановлении президиума ВАС от 15 ноября 2005 года № 5348/05. — Между органом, осуществляющим налоговый контроль, и векселедателем такого спора не возникает, поскольку налоговый орган в этих отношениях не участвует».

Проблемные контрагенты

Арбитры иногда принимают совсем интересные решения. Взять, к примеру, постановление президиума ВАС от 25 мая 2010 года №15658/09, где судьи пришли к выводу, буквально, что если человек, подписавший финансовые бумаги по сделке с банком, вдруг отрицать это начал, то ничего страшного не произошло. В принципе, конечно, это не значит, что кредитная организация погрязла в схемах, но в качестве подозрительности сделки это может выступать. Ан нет, — считают арбитры. Поясним, откуда такая логика.

В признании расходов может быть отказано банку, если он точно знал, что имеет дело с мошенниками, лгунами, недостоверными сведениями или подставными контрагентами. Причем, обосновать это должны налоговики – на них лежит то самое бремя доказывания. Если доказательств не нашлось, то банк является добропорядочным финансовым налогоплательщиком, поэтому спроса с него нет.

Так что, раз сделка реальная – проведена по документам, оформлена надлежащим образом, то подложная подпись контрагента банка не является безусловным доказательством против кредитной организации. Вопросы к контрагенту, как говорится. По описанному прецеденту «отличился», в частности, Балтийский банк. Налоговая инспекция решила привлечь его к ответственности за то, что тот нарушал закон, осуществлял противоправные схемы и финансировал приобретение третьими лицами собственных векселей.

Фирмы «Лагуна» и «Надежда» (см. схему 2) оказались конечными владельцами векселей банка. При этом операции по оплате векселей производились в один день, остатков денежных средств на счетах было недостаточно, все операции оформлялись внутрибанковскими проводками. А руководитель одного из эмитентов векселей для полноты картины отказался от своей подписи на векселе. Таким образом, векселя недействительны, — уверены налоговики.

У судей оказалось другое мнение (постановление ФАС Северо-Западного округа (СЗО) от 9 июня 2009 года № А56-48706/2007). Ведь последствия нарушения порядка составления векселя обозначены лишь в вексельном законодательстве. При этом банк не может располагать информацией об источнике денежных средств контрагентов и о том, как контрагенты будут распоряжаться полученными деньгами. То, что контрагенты банков (обе упомянутые выше фирмы) заводят счета в этих кредитных организациях, вообще, не является чем-то странным — это обычная хозяйственная практика любого банка.

Деловая цель

С одной стороны, банк (как и любая другая компания) может экономить на налогах всеми законными способами. Ведь если в каких-то направлениях Налоговый кодекс дает льготы или еще какие-то фискальные послабления, то грех ими не воспользоваться. Да ведь это и вполне себе разрешено законом. Однако налоговая экономия не должна быть основной целью деятельности для банка. Об этом, в частности, сказано в постановлении пленума ВАС от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Таким образом, если судом установлено, что главной целью, преследуемой кредитной организацией, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды, банковские операции (сделки, договора) могут признать нереальными, а налоговый «выигрыш» необоснованным. То есть придется доплатить денег в бюджет, причем не только на сумму неуплаченного налога, но и штрафы и пени.

Налоговики очень любят придираться к отсутствию разумной деловой цели, так как, по большому счету, это что-то весьма абстрактное и эфемерное. То, что трудно доказать обеим сторонам. Но если банки зачастую забывают запастись доказательствами своих разумных задач и целей, то инспекторы здесь стараются быть во всеоружии.

На схеме 3 изображены деловые взаимосвязи Балтийского инвестиционного банка (БИБ), попавшие под недобрый взгляд налоговика:

Инспекторов заинтересовало то, что банк приобретал векселя с наступившими сроками платежа, оплачивал их по номиналу путем перечисления денежных средств, меной или зачетом. И в этот же день продавал или обменивал эти же векселя по более низкой цене, относя убытки по операции на расходы. То есть сделки, по сути, заведомо были направлены на получение убытка.

Арбитры долго исследовали эту ситуацию, и в итоге судебная правда оказалась за ревизорами. Изначально арбитражный суд принял решение о правомерности доначисления налога по одной убыточной сделке, без анализа совокупности операций и их конечного результата, который, между прочим, был положительным.

Затем дело слушали в кассации (постановление ФАС СЗО от 12 марта 2010 года № А56-30109/2009), в ходе которого так и не разобрались, в чем же состоит деловая цель, и есть ли экономическая оправданность у этих расходов банка. В результате дело пошло на новое рассмотрение, заслушивания сторон суд перенес на декабрь.

Другое дело коснулось Россельхозбанка (РСХБ), но тут уже арбитры стали на сторону кредитной организации. РСХБ была предоставлена кредитная линия ФГУП «Федеральное агентство по регулированию продовольственного рынка». В какой-то момент происходит взаимозачет: РСХБ покупает вексель у банка «Национальный стандарт» на 800 млн. рублей под 5,5%, взамен передавая ему за 773 млн. рублей право требования по кредиту ФГУП.

Фискалы решили, что в рамках такого зачета РСХБ занизил доход: разница процентной ставки по кредитной линии и по векселю налицо. Уступка долга же была лишь формальной сделкой, которая позволила сэкономить на налогах через убыток. То есть в результате сделки произошла замена более выгодного актива на менее выгодный.

Позиция банка здесь изначально четко прослеживалась и с точки зрения здравого смысла была понятна. Она заключалась в том, что у кредитной организации не было иной возможности минимизировать кредитные риски. Именно ее и поддержали судьи (определение ВАС от 28 августа 2009 года № ВАС-10461/09).

Как известно, банк обязан соблюдать норматив риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков. Проще говоря, создавать под проблемных заемщиков резервы. Длительный опыт кредитования ФГУП и подвиг РСХБ подойти к устранению вероятности нарушения норматива риска особенно серьезно, говорится в судебном решении.

После повышения резерва, банк продолжал кредитовать ФГУП, но ведь это — директива Правительства, указывается в материалах дела. При этом снижение риска каким-то иным путем не могло быть произведено финансовой организацией из-за ограниченных сроков для подготовки кредитования. Деловая же цель банка при покупке векселя — получение дохода по векселю в течение всего срока его действия.

Налог на добавленную стоимость

Большинство банковских операций НДС не облагаются, но споров от этого не меньше. Начнем с дела Азия-инвест банка. По словам Александры Алексеевой, партнера юридической компании Taxadvisor, инспекция посчитала что банк, нарушил порядок исчисления и уплаты НДС, установленный в пункте 5 статьи 170 Налогового кодекса (НК) и указанный в собственной учетной политике. При продаже здания банк заплатил НДС с разницы между ценой приобретения и ценой реализации.

Судьи же сослались на Минфин по вопросу включения НДС в стоимость имущества, неиспользуемого в банковской деятельности (письмо от 31 мая 2007 года № 03-07-05/30), а также указали, что и в самом пункте 5 статьи 170 НК нет запрета на это. Таким образом, согласно постановлении ФАС МО от 28 мая 2010 года № КА-А40/5229-10-П, налоговая база рассчитана банком верно, недоимки не возникло.

Другой интересный случай — дело банка «Ренессанс Капитал». Он работал по агентскому договору с иностранным посредником. А дальше прямо как «масло масляное». Иностранный агент оказывал услуги «Ренессанс Капиталу» по поиску компаний, опять-таки оказывающих различные услуги. Например, агент нашел банку кадровое агентство в России.

Кажется, зачем эта громоздкая схема работы банку? Все просто. По взаимоотношениям между кредитной организацией и иностранным посредником нет возмещения затрат, а значит – нет и НДС. Кадровое же агентство плательщиком НДС является.

Общайся банк с рекрутерами напрямую, ему пришлось бы уплатить НДС со всей стоимости услуг и со стоимости компенсированных расходов иностранного контрагента (посредника) – в качестве налогового агента. У налоговиков сложилось именно такое мнение. Несмотря на то, что банк работал через иностранного посредника, фискалы посчитали нужным доначислить кредитной организации НДС.

Суд не принял аргументов фискалов. Ведь если речь идет об услугах, то по Гражданскому кодексу именно агент оказывает услуги. В таких взаимоотношениях налог платится с комиссии, а не со всей полученной суммы: норма про «все полученное» по сделке применяется только к вещам и имуществу. Таким образом, по мнению судей, переквалифицировать сделку нельзя.

Между банком и компанией заключен именно агентский договор, а не что-то другое. На это, в частности, указывает тот факт, что компания была привлечена для поиска третьих лиц, способных оказать необходимую банку услугу, а не для предоставления сервиса (постановление ФАС МО от 24 июня 2009 года № А40-70273/08-109-271).

НДФЛ по топ-менеджменту

Здесь в некотором роде не повезло даже Сбербанку. Основной игрок на банковском поле попал под внимание налоговых контролеров. А все только потому, что не удержал как налоговый агент и не уплатил в бюджет НДФЛ с суммы доходов. Пени и штраф были начислены фискалами на всю сумму дохода.

Однако судьи указали, что пени могут относиться лишь на сумму налога, подлежащую уплате налогоплательщиком, то есть на сумму, указанную в декларации физическим лицом (Решение АС города Москвы от 3 декабря 2009 года № А40-97657/09-107-655). Точку в этом вопросе поставил ФАС МО (постановление от 25 мая 2010 года № КА-А40/4967-10), встав на сторону Сбербанка.

До какого же момента начисляются пени? В вышеуказанном постановлении судьи поддержали банк. Но есть и другие решения, к примеру, постановление ФАС СЗО от 19 октября 2010 года № А56-81805/2009 (банк «Центрокредит»). В этом документе сказано, что НДФЛ является единым налогом, поэтому пени могут быть начислены при наличии недоимки в целом по налогу.

Это два момента, все-таки не связанные по сути своей с желанием кредитных организаций уклониться от выплат в бюджет. Но есть и конкретные схемы налоговой оптимизации, причем, в некоторых случаях даже при работе по схеме банку удается отбиться от обвинений. Взять, к примеру, дело банка «Русский Стандарт», который выплатил сотрудникам большую премию. Работники кредитной организации разместили ее на депозит в своем же банке под процент на уровне ставки рефинансирования. На тот момент она составляла 10%. Затем в банке принималось решение, что премию надо вернуть. В результате: 3,5 млн. рублей на процентах, и никаких налогов с них — ни «зарплатных» взносов в бюджет, ни НДФЛ.

Налоговики пришли к выводу, что выплаты процентов экономически необоснованны, так как премия возвращена, а средства размещались на депозиты банка самими работниками. «Хороший способ не платить ЕСН (Его на момент судебного разбирательства российские организации еще платили – прим. ред.) и НДФЛ, — поясняет Дмитрий Костальгин. – Легко подсчитать, что при действующей на тот момент ставке рефинансирования ЦБ премия составляла 350 млн. рублей. Ее получили два сотрудника из правления банка». Согласно материалам дела, премию «Русский Стандарт» выплатил председателю правления Дмитрию Левину и первому зампреду правления Дмитрию Руденко.

Однако же, банк выиграл дело. По мнению арбитров, проценты по депозитам соответствуют статье 269 НК, и ставки такие же, как и для других вкладчиков. Запрета на размещение работниками депозита в банке-работодателе в законе нет (определение ВАС от 27 августа 2009 года № ВАС-10699/09).

А вот дело банка «Центрокредита» сложилось не так положительно, и не только в части, касающейся работы финансовой организации в качестве налогового агента. Самая «соль» заключалась в том, что в банке работала хорошо построенная система зарплаты «в конвертах». Деньги поступали в виде зарплаты работникам топ-уровня. Те конвертировали «зарплату» в доллары США. Затем переводили их на счета другим специалистам (переводы от физлица физлицу). Это избавляло банк от «зарплатных» налогов и взносов.

По подсчетам экспертов, кредитная организация сэкономила порядка 20 млн. рублей на ЕСН, который на момент судебного разбирательства еще существовал. Инспекция подошла к доказательству налогового правонарушения основательно. Налоговики допросили 7 уволенных сотрудников (общая численность – 500). Сумма средств, снимаемых топами, оказалась равна сумме, поступившей простым сотрудникам.

Дело в том, что в банке все переводы проходили четко по документам, так что отследить конкретные суммы было легко. Кроме того, налоговики нашли тексты объявлений банка о поиске специалистов, где размер зарплаты явно превышал официальный.

Первая инстанция посчитала, что «обналичка» была доброй волей топ-менеджеров. А вот апелляционная инстанция оштрафовала банк на 20% от суммы всех неуплаченных налогов (постановления 13 Арбитражного апелляционного суда от 22 июня 2010 года № А56-81805/2009, ФАС СЗО от 19 октября 2010 года № А56-81805/2009).

bankir.ru

Судебные споры с банками

Ведение дела в суде общей юрисдикции от 5000 рублей!

Обычно люди доверяют банкам, ведь это организации, где можно брать кредиты и хранить свои вклады. Но, к сожалению, бывают такие ситуации, когда приходится оспаривать в кредитном суде некоторые моменты. Чаще всего это сложности при выплатах по кредитам.

В политике большинства банков принято не показывать договор до дня его подписания. Это рассчитано на то, что беглого взгляда на такой громоздкий и сложный документ простому обывателю будет мало. И даже несмотря на то, что банки наделены правом одностороннего расторжения договора при существенном нарушении условий кредита, зачастую они прибегают к услугам коллекторов , что довольно-таки осложняет жизнь заемщику. Поэтому судебные споры по кредитам лучше осуществлять при поддержке компетентных юристов.

Причины судебных споров с банками

В последнее время граждане все чаще обращаются за квалифицированной помощью кредитных юристов для ведения судебных споров с банками по поводу неправомочных условий кредитования. На сегодня существует вполне ясная классификация незаконных комиссий, и граждане могут рассчитывать на защиту со стороны закона. Приведем ряд примеров, когда банк грубо нарушает права заемщика:

  • опосредованное или прямое установление процентов на проценты (так называемые сложные проценты)
  • условие о том, что все кредитные споры с банком должны осуществляться только по месту нахождения самого банка
  • прописанное в договоре положение о досрочном погашении кредита при ухудшении материального положения заемщика
  • запрет в договоре на досрочное погашение кредита
  • обязательное страхование заемщика без возможности отказаться от данной услуги
  • Когда банк подаст в суд?

    Если ваша задолженность по кредиту достаточно велика, и у Вас не получается убедить банк в реструктуризации долга, то можете быть уверены, что дело закончится кредитным судом. При какой суме задолженности по кредитам банк подает в суд? Здесь все конкретного банка и от региона России. Как правило сумма (вместе с пени, штрафами) должна превышать хотя бы 50 000 рублей.

    Срок обращения банком в суд по кредиту

    • через 3-4 месяца после образования задолженности по ипотечным кредитам
    • через 5-10 месяцам по автокредитам
    • через 4-5 месяц по потребительским кредитам
    • Если же неплательщик пытается наладить с банком диалог или вносит какие-либо (даже маломальские платежи), указанные сроки могут растянуться на несколько лет. В редких случаях (но бывает и так) банк может просто «забыть» про задолженность, вплоть до полного истечения срока исковой давности по кредиту.

      Крупные банки (Сбербанк, ВТБ и т. д.) обращаются в суд достаточно быстро. Банки поменьше, особенно если они активно пользуются услугами коллекторов, обращаются в суд заметно медленнее – пока не поймут, что взять с Вас больше нечего.

      Сколько длится суд по взысканию задолженности по кредиту

      Если говорить конкретно о Смоленске, то стандартный суд по неуплате кредита длится от 4 до 6 месяцев. Если ваши интересы будет представлять юрист по кредитам, он сможет как сократить, так и существенно увеличить этот срок в зависимости от того, какие задачи Вы перед ним поставите. При желании клиента мы увеличиваем длительность суда по кредиту примерно до полутора-двух лет. Как правило, за это время должники успевают поправить свое финансовое положение или «грамотно» перераспределить имущество в преддверии процедуры банкротства.

      Банк подал в суд — что делать?

      В случае судебного спора с банком сначала изучаются условия кредитного договора, правильность его оформления и остальные формальности.

      В случае же если с точки зрения легитимности договора все в порядке, тогда производится точный пересчет произведенных платежей, начисленных процентов, штрафов и пени. Этот момент крайне важен для дальнейшего доказательства необходимости снижения штрафов через суд.

      Зачастую условия договора имеют целый ряд незаконных требований, к примеру, оплату за ведение ссудного счета. Также в ходе судебных споров с банками нужно требовать компенсацию морального ущерба (который придется доказать).

      Проводятся переговоры с банком о реструктуризации задолженности.

      В случае несогласия банка на реструктуризацию долга, наши специалисты квалифицированно остоят Ваши интересы в суде.

      Получение решения кредитного суда первой инстанции.

      Подача заявления о рассрочке решения суда.

      Работа с судебными приставами.

      Консультация юриста по кредитам всего 400 руб.

      Три основных преимущества нашей компании

      — Работаем с 1996 г. и имеем обширную практику разрешение кредитных споров
      — Наши кредитные юристы являются бывшими сотрудниками судебных департаментов банков
      — Мы крупнейшая юридическая компания в регионе

      smoladvocat.ru

      Налоговые споры с участием банков

      В статье рассматриваются актуальные положения Пленумов ВАС РФ, касающиеся спорных моментов в правоотношениях между банками и налоговыми органами. В частности, речь пойдет о вопросах предоставления в налоговые органы документов/информации о деятельности проверяемого налогоплательщика, уплаты налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника, признанного банкротом, и о некоторых других спорных моментах в правоотношениях между банками и налоговыми органами.

      Правовые позиции, изложенные в постановлениях Пленума ВАС РФ, носят для нижестоящих арбитражных судов обязательный характер*(1), и арбитражные суды при рассмотрении конкретных судебных споров должны руководствоваться позицией, изложенной в постановлении Пленума ВАС РФ. Из этого следует, что правовая позиция, зафиксированная в постановлении Президиума ВАС РФ по конкретному делу обязательна для арбитражных судов при рассмотрении споров, где применены те же нормы права, и она может фактически быть положена в основу мотивировочной части решения дела, рассматриваемого арбитражным судом.

      Рассмотрим актуальные положения из Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.13 N 11 «Об уплате налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника признанного банкротом» (далее — Постановление N 11) и Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 N 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового Кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 57).

      Оспаривание действий налоговых органов по истребованию документов

      В пункте 7 Раздела «Участники правоотношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах» Постановления N 57 суд обратил внимание на то, что при рассмотрении дел, связанных с оспариванием банками действий налоговых органов по истребованию документов (информации), касающихся деятельности проверяемого налогоплательщика, судам необходимо учитывать, что возложение НК РФ на банки специальных обязанностей в связи с их особым статусом в системе безналичных расчетов не освобождает названные организации от выполнения обязанностей, предусмотренных НК РФ для всех организаций, в том числе обязанностей, вытекающих из положений ст. 93.1 НК РФ.

      Статьей 93.1 НК РФ определены условия, при наличии которых налоговый орган вправе истребовать документы (информацию):

      • у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика;
      • при рассмотрении материалов налоговой проверки на основании решения руководителя налогового органа при назначении дополнительных мероприятий налогового контроля;
      • относительно конкретной сделки у участников этой сделки или у иных лиц, располагающих документами (информацией) об этой сделке;
      • в случае возникновения обоснованной необходимости за рамками проведения налоговых проверок.
      • Лицо, получившее требование о представлении документов (информации), исполняет его в течение пяти дней со дня получения или в тот же срок сообщает, что не располагает запрашиваемыми документами (информацией). Если истребуемые документы (информация) не могут быть представлены в указанный срок, лицо, получившее требование о представлении документов (информации), вправе обратиться в налоговый орган с ходатайством о продлении срока представления этих документов (информации) и налоговый орган вправе удовлетворить данное ходатайство. Также лицо, получившее требование о представлении документов (информации), обязано в тот же срок сообщить, что не располагает истребуемыми документами (информацией)*(2).

        В статье 93.1 НК РФ также разъяснено, что отказ лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную ст. 129.1 НК РФ.

        Как указал Президиум ВАС РФ, ответственность банка как кредитного учреждения, установленная гл. 18 НК РФ, не исключает возможности привлечения его к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 129.1 НК РФ, как любого юридического лица, располагающего документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика, в соответствии со ст. 93.1 НК РФ.

        Таким образом, отказ банка от представления запрашиваемых налоговым органом в порядке ст. 93.1 НК РФ документов или непредставление банком данных документов в установленные сроки влечет за собой взыскание штрафа в размере 5 тыс. руб., предусмотренное ст. 129.1 НК РФ.

        В пункте 22 Раздела «Ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах» Постановления N 57 суд разъяснил, что в силу ст. 134 НК РФ невыполнение банком решения налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика влечет взыскание штрафа в размере 20% от суммы, перечисленной в соответствии с неподлежавшим исполнению поручением названных лиц, но не более суммы задолженности, а при отсутствии задолженности — в размере 20 тыс. руб. При этом в состав упомянутой в ней задолженности, свыше которой не может быть назначен размер штрафа за совершение предусмотренного указанной нормой правонарушения, необходимо включать не только сумму недоимки, но и сумму пеней, штрафа.

        В данном пункте идет речь о привлечении банка к ответственности за невыполнение особых обязанностей, возложенных налоговым законодательством на данные специализированные организации.

        Статьей 134 НК РФ установлена ответственность банка за исполнение последним поручения клиента на перечисление средств, не связанного с исполнением обязанностей по уплате налога (авансового платежа), сбора, пеней, штрафа либо иного платежного поручения, имеющего в соответствии с законодательством Российской Федерации преимущество в очередности исполнения перед платежами в бюджетную систему Российской Федерации при наличии у банка решения налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента.

        Данные действия банка влекут взыскание штрафа в размере 20% от суммы, перечисленной в соответствии с поручением налогоплательщика, но не более суммы задолженности, а при отсутствии задолженности — в размере 20 тыс. руб.

        Иными словами, при исполнении банком поручения клиента на перечисление средств (не налоги) на 100 тыс. руб. при наличии неисполненного банком решения налогового органа о приостановлении операций по счетам с суммой задолженности (налог, пени, штраф) в сумме 5 тыс. руб., размер взыскиваемого с банка штрафа не может быть более 5 тыс. руб.

        При исполнении же банком поручения клиента на перечисление средств (не налоги) на 100 тыс. руб. при наличии неисполненного банком решения налогового органа о приостановлении операций по счетам с суммой задолженности (налог, пени, штраф) в сумме 105 тыс. руб., размер взыскиваемого с банка штрафа не может превышать 20 тыс. руб.

        Кроме ст. 134 НК РФ за невыполнение специальных обязанностей, возложенных налоговым законодательством на банки (ст. 86 НК РФ), последние могут быть привлечены к ответственности в соответствии с иными нормами (например, ст. 132, 133, 135, 135.1, 135.2 гл. 18 НК РФ).

        При применении положений ст. 135.1 НК РФ необходимо учитывать, что Президиум ВАС РФ в своих Постановлениях от 23.06.2009 N 1681/09; от 13.11.2008 N 10407/08 и от 13.11.2008 N 10846/08 разъяснил, что банк вправе отказать налоговому органу в выдаче выписки по операциям на счетах налогоплательщика-клиента, если в запросе отсутствуют надлежащие основания, подтверждающие необходимость предоставления банком информации о налогоплательщике — клиенте банка.

        Согласно позиции Президиума ВАС РФ налоговый орган вправе истребовать у банка информацию (документы) о его клиенте — справки о наличии счетов в банке и (или) об остатке средств на счете, выписки по операциям на счетах — только в том случае, если в отношении клиента банка проводятся мероприятия налогового контроля. При этом налоговый орган должен представить банку мотивированный запрос, в котором должно быть указано одно или несколько оснований (причин) для истребования документов: вынесение решения о взыскании налога (сбора, пеней, штрафа) с клиента банка; принятие решений о приостановлении операций или об отмене приостановления операций по счетам клиента банка и др.

        Банк вправе не исполнять требование налогового органа о представлении справки о наличии счетов в банке и (или) об остатке средств на счете, выписки по операциям на счетах клиента банка, если мероприятия налогового контроля проводятся в отношении контрагента(ов) клиента банка, а в отношении самого клиента банка такие мероприятия не проводятся. В этом случае взыскание с банка налоговым органом штрафа на основании ст. 135.1 НК РФ будет являться неправомерным.

        Исчисление НАС при реализации имущества в ходе конкурсного производства

        В пункте 1 Постановления N 11 указано, что в силу ст. 50.26, 50.27 и п. 5 ст. 50.40 Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (далее — Закон о банкротстве банков) обязательства по уплате НДС, возникающие при реализации имущества кредитной организации в ходе конкурсного производства, не относятся к текущим платежам и удовлетворяются за счет имущества кредитной организации, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, предъявленных в установленный срок и включенных в реестр требований кредиторов.

        В связи с этим, согласно позиции Пленума ВАС РФ, при реализации имущества кредитной организации в ходе конкурсного производства цена, по которой имущество было реализовано, подлежит перечислению полностью (без удержания НДС) покупателем имущества кредитной организации или организатору торгов, а также организатором торгов — кредитной организации. НДС в отношении операций по реализации имущества (в том числе предмета залога) кредитной организации, признанной банкротом, исчисляется кредитной организацией как налогоплательщиком по итогам налогового периода и уплачивается с учетом очередности, установленной п. 5 ст. 50.40 Закона о банкротстве банков.

        В пункте 2 Постановления N 11 разъяснено, что вопрос об обложении НДС суммы от реализации имущества должника в ходе конкурсного производства должен решаться с учетом того, является ли должник плательщиком такого налога или облагается налогом сумма от реализации определенного имущества с учетом соответствующих положений НК РФ.

        Положения гл. 21 и ряда иных глав НК РФ предусматривают случаи, когда организации не являются плательщиками НДС. Так, согласно позиции Пленума ВАС РФ в отдельных случаях не подлежит обложению НДС реализация в ходе конкурсного производства имущества, например:

      • реализация земельных участков (подп. 6 п. 2 ст. 146 НК РФ)
      • реализация ценных бумаг, в том числе акций акционерного общества, созданного в результате замещения активов (п. 4 ст. 141 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; подп. 12 п. 2 ст. 149 НК РФ).
      • Ответственность банков за налоговые правонарушения

        Президиум ВАС РФ довольно редко рассматривает дела, в которых анализируются положения НК РФ, применяемые в отношениях между банком и налоговым органом. Однако в 2013 г. был рассмотрен ряд дел с участием банков.

        Так, в ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил, что аэропорт на основании заключенного с банком договора оказывал услуги по обслуживанию в бизнес-салонах пассажиров, являющихся держателями выпущенных банком дебетовых карт.

        По условиям выпуска дебетовых карт услуги, получаемые в бизнес-салонах держателями этих карт, имевшими среднемесячный баланс на счетах в банке в сумме не менее 1,3 млн. руб., оплачивал банк. Учет пассажиров — клиентов банка — фиксировался сотрудниками аэропорта путем заполнения бланков, содержавших оттиск карточки банка, информацию о направлении пассажира, дате посещения и наименовании аэропорта. Стоимость обслуживания одного пассажира в бизнес-салоне составляла в зависимости от залов обслуживания аэропортов: от 610 до 1040 руб. Аэропорт ежемесячно выставлял банку счета на оплату.

        Названные обстоятельства, по мнению налогового органа, свидетельствовали о получении физическими лицами — клиентами банка — дохода в натуральной форме в виде услуг бизнес-салонов аэропорта, оплаченных банком, и этот доход в силу ст. 210 НК РФ подлежит включению в налоговую базу в целях исчисления налога на доходы физических лиц.

        Налоговый орган посчитал, что банк, не осуществляя выплату дохода физическим лицам, в силу п. 5 ст. 226 НК РФ был обязан в течение одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств письменно сообщать в налоговый орган о невозможности удержать налог и сумме задолженности налогоплательщиков.

        Неисполнение данной обязанности и несообщение информации о получении названного дохода владельцами дебетовых карт (число которых составило 356 человек) явилось основанием для привлечения банка к налоговой ответственности в виде взыскания 17,8 тыс. руб. штрафа на основании п. 1 ст. 126 НК РФ.

        Налоговым органом было принято решение о привлечении банка к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому доначислены налог на прибыль, налог на доходы физических лиц, а также начислены соответствующие суммы пеней. Банк также был привлечен к ответственности на основании п. 1 ст. 122, ст. 123, п. 1 ст. 126 НК РФ.

        Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, решение налогового органа частично признано недействительным. ФАС РФ отменил названные судебные акты в части признания недействительным решение налогового органа по указанному эпизоду и отказал банку в удовлетворении требования в этой части.

        Президиум ВАС РФ занял следующую позицию.

        Банк, оплачивая услуги держателей карт, которые поддерживали определенный среднемесячный баланс, обеспечивал привлекательность своего продукта. Клиенты, участвуя в программе и поддерживая требуемый баланс на счетах в банке, лишены возможности воспользоваться своими средствами иным способом и, например, разместить свободные денежные средства во вклад, но получают право пользоваться некоторыми привилегиями, в частности, услугами бизнес-салонов в аэропортах без дополнительной оплаты.

        В рассматриваемом случае между банком и его клиентами имеют место возмездные отношения: поддерживая требуемый остаток на счетах в банке, клиенты взамен получают право пользоваться услугами бизнес-салона в аэропортах без дополнительной оплаты. Учитывая изложенное, вывод суда кассационной инстанции о возникновении у физических лиц дохода в натуральной форме, является неправомерным, поскольку услуги бизнес-салонов были получены безвозмездно.

        Президиумом ВАС РФ обращено внимание судов на то обстоятельство, что признаки возмездности сделки не ограничиваются лишь прямым встречным представлением сторонами сделки оплаты, товаров, работ, услуг.

        Возмездность сделки может заключаться в выполнении стороной — участником программ лояльности — обусловленных соглашением сторон условий таких программ, в выполнении которых заинтересован «учредитель» программ.

        Таким образом, банк не подлежит привлечению к ответственности на основании ст. 126 НК РФ за непредставление им как налоговым агентом информации о получении физическими лицами, являвшимися владельцами дебетовых карт, дохода в натуральной форме, поскольку доход физические лица фактически не получили*(3).

        В другом случае банк в 2008 г. выплатил доходы в виде процентов иностранной компании по депозитному вкладу. С указанной суммы исчисление и удержание налога на доходы иностранной организации от источников в Российской Федерации банк не произвел, считая, что располагает надлежащими документами, подтверждающими постоянное местонахождение иностранной организации в государстве, на резидентов которого распространяется Конвенция, подписанная Правительствами Российской Федерации и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии*(4). Но налоговый орган посчитал, что банк неправомерно не удержал налог на доходы иностранной организации, поскольку представленные ею документы не отвечали требованиям Конвенции и п. 1 ст. 312 НК РФ.

        Исходя из этого, налоговый орган принял решение о привлечении банка к ответственности за совершение налогового правонарушения и начислил банку пени, исчисленные исходя из дат выплаты доходов до дня вынесения указанного решения, и штраф, предусмотренный ст. 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и перечислению налога на доходы. В итоге, налоговый орган направил банку требование об уплате названных сумм пеней и штрафа (неуплаченную сумму налога в резолютивную часть решения налоговый орган не включил, поскольку возможность ее удержания из выплаченных иностранной организации денежных средств банком утрачена).

        ФНС России апелляционную жалобу банка на решение налогового органа оставила без удовлетворения.

        Банк обратился в арбитражный суд. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда и постановлением арбитражного суда кассационной инстанции, требования банка в рассматриваемой части частично удовлетворены. Президиумом ВАС РФ оспариваемые судебные акты отменены в части признания недействительным решения налогового органа относительно начисления пеней и штрафа, в отмененной части в удовлетворении заявленных требований банка отказано, в остальной части указанные судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

        В соответствии с п. 3 ст. 108 НК РФ основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения правонарушения вступившим в силу решением налогового органа, в котором, как следует из п. 8 ст. 101 НК РФ, указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

        Положения ст. 123 НК РФ предусматривают применение мер налоговой ответственности в виде взыскания штрафа в размере 20% от суммы, подлежащей удержанию и (или) перечислению, за невыполнение налоговым агентом обязанности как по удержанию, так и (или) перечислению налогов.

        Состав такого правонарушения характеризуется неправомерным виновным бездействием лица, на которое НК РФ возложены обязанности по своевременному исчислению, удержанию у налогоплательщика и (или) перечислению налогов в бюджетную систему РФ. В данном случае из материалов дела усматривается нарушение банком подп. 1 п. 2 ст. 284, подп. 3 п. 1 ст. 309, п. 1 и 2 ст. 310, п. 1 ст. 312 НК РФ.

        Следовательно, банк совершил налоговое правонарушение, за которое установлена ответственность, поэтому судам следовало руководствоваться п. 44 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 «О некоторых вопросах применения части первой НК РФ Российской Федерации», согласно которому за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию с налогоплательщика, указанное правонарушение может быть вменено налоговому агенту только в том случае, если он имел возможность удержать соответствующую сумму у налогоплательщика, подразумевая, что удержание осуществляется из выплачиваемых налогоплательщику денежных средств.

        Предусмотренные ст. 75 НК РФ пени являются правовосстановительной мерой государственного принуждения, носящей компенсационный характер за несвоевременную уплату налога в бюджет, и взыскиваются с лица, на которое возложена такая обязанность.

        Таким образом взыскание штрафа за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога банком — налоговым агентом — производится независимо от того, была ли соответствующая сумма удержана последним у налогоплательщика*(6).

        В следующем примере, приведенном в Постановлении Президиума ВАС РФ от 14.05.2013 N 16805/12, суд указал, что затраты на добровольное страхование перевозимых инкассируемых денежных средств признаются налоговым законодательством в качестве расходов, соответствующих критериям ст. 252, 263 НК РФ. Этот вывод основан на материалах следующего дела.

        Налоговый орган счел неправомерным учет спорных затрат в качестве страховых премий по добровольному страхованию грузов. Согласно позиции налогового органа банк не может выступать страхователем имущества в соответствии со ст. 930 ГК РФ и имеет возможность застраховать только свою ответственность за причинение вреда, предусмотренную ст. 931 ГК РФ. Следовательно, данное обстоятельство исключает возможность учета спорных затрат на основании подп. 2 п. 1 ст. 263 НК РФ в качестве расходов на добровольное страхование грузов.

        Банк обратился в арбитражный суд. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда и постановлением арбитражного суда кассационной инстанции, в удовлетворении заявленного требования отказано.

        Президиумом ВАС РФ судебные решения по делу отменены, требования налогоплательщика удовлетворены, решение налогового органа признано недействительным по следующим основаниям.

        В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Расходы на обязательное и добровольное имущественное страхование включают страховые взносы по всем видам обязательного страхования, а также, в частности, по таким видам добровольного имущественного страхования, как добровольное страхование грузов (подп. 2 п. 1 ст. 263 НК РФ).

        Таким образом, затраты на добровольное страхование грузов признаются налоговым законодательством в качестве расходов, соответствующих критериям ст. 252 НК РФ, правомерность учета которых при расчете налоговой базы по налогу на прибыль конкретизирована нормой ст. 263 НК РФ.

        В соответствии с п. 1 ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества.

        Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен (п. 2 ст. 930 ГК РФ). Из буквального толкования названной нормы следует, что основным условием для ее применения является наличие интереса в сохранении страхуемого имущества, в то время как конкретный субъектный состав лиц, имеющих такой интерес, четко не определен.

        Согласно п. 1 ст. 796 ГК РФ перевозчик груза, не являясь собственником перевозимого имущества, несет ответственность за его сохранность, и утверждение об отсутствии у банка интереса в сохранности имущества не может быть признано правомерным. В связи с изложенным, заключение договора страхования имущества не ставится законодателем в зависимость от наличия права собственности или иного комплекса прав на спорное имущество, как указали суды, а может быть связано с наличием заинтересованности страхователя в сохранении этого имущества, вызванной, в частности, возможностью несения убытков при компенсации собственнику стоимости утраченного имущества.

        С учетом изложенного Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что у нижестоящих судов отсутствовало право на переквалификацию договоров имущественного страхования, поскольку при совершении данных сделок волеизъявление сторон было направлено на заключение договора страхования имущества (грузов), а не ответственности за причинение вреда. Договоры страхования грузов (денежных средств), транспортируемых при инкассации, заключены в целях исполнения обязательств, возникающих при осуществлении основной деятельности банка с целью минимизации возможных убытков, причиненных утратой имущества в процессе транспортировки. Следовательно, указанные расходы связаны с основной деятельностью банка, направленной на получение дохода, и являются экономически обоснованными.

        В рассмотренных нами Постановлениях Президиума ВАС РФ содержатся оговорки о возможности пересмотра, вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов по делам со схожими обстоятельствами.

        Следовательно, правовая позиция Президиума ВАС РФ о толковании норм права ГК РФ и НК РФ подлежит применению как в уже рассмотренных арбитражными судами делах (пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам), так и должна применяться при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел в настоящем и будущем.

        love-credit.ru