Новости третейский суд

Публикации

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох»:

Третейский суд был, а закона – не было. Такая вот парадоксальная ситуация сложилась в отечественном законодательстве в 90-е годы. Первый в истории России закон «О третейских судах» был внесен группой депутатов второго созыва Госдумы РФ в 1997 году. Структура достаточно специфическая, предназначенная регулировать и разрешать споры в сфере гражданско-правовых отношений.

К тому времени ряд нормативных правовых актов уже признавал третейские суды органами, осуществляющими защиту нарушенных прав. Это законы «О страховании», «О залоге», «О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных», «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». А статья 11 Гражданского кодекса прямо указывала, что защиту нарушенных гражданских прав осуществляют арбитражный или третейский суд. Кроме того, Гражданский процессуальный кодекс РСФСР содержал приложение, предусматривающее передачу спора между гражданами на рассмотрение третейского суда. Однако непосредственно деятельность третейских судов в России регулировалась лишь «Временным положение о третейском суде для разрешения экономических споров», утвержденным еще постановлением Верховного Совета РСФСР в 1992 году. Между тем уже более 30 лет действовала Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже, служащая этим же целям. Но мы в том направлении тогда только начинали двигаться.

Первая попытка принять закон «О третейских судах в РФ» в Госдуме второго созыва потерпела неудачу, проект был отклонен в первом чтении. Доработанный вариант был представлен в феврале 1998 года.

В своем докладе Иван Грачев («Яблоко») популярно и доходчиво объяснил, что «этот закон действительно позарез нужен для того, чтобы хозяйственная жизнь наша нормализовалась, потому что большинство хозяйственных споров существующая арбитражная система и сегодня не успевает переварить». В подтверждение он привел следующие цифры, основанные на практике: если число хозяйствующих субъектов возрастет предположительно в 5 раз, то число споров возрастет в 25 раз, она в принципе не в состоянии эту проблему решить.

Грачев также сделал краткий обзор разногласий с Комитетом ГД по законодательству, в силу которых законопроект первоначально был отклонен, отметив, что сам считает их не сущностными, а редакционными. Речь в основном шла о четырех позициях: более четкое разграничение с международным арбитражем; право третейского суда иметь статус юридического лица; четкая иерархия решения споров, во главе которой стоит закон; возможность апелляции по процедуре. Он подчеркнул, что «все до единого разногласия сняты».

Олег Гонжаров (НДР) в своем содокладе обосновал экономическую значимость третейских судов. Он отнес их к числу «главных институтов, позволяющих сторонам наиболее полно реализовать принципы автономии воли, свободы договора, невмешательства государства в частные дела и так далее». Он также сослался на мировой опыт, который показывает, что распространение третейского разбирательства споров позволяет существенно упростить разрешение экономических споров, а также повысить правовую культуру хозяйствующих субъектов.

Между тем в России на тот момент суды общей юрисдикции были настолько перегружены делами, что процессуальные сроки рассмотрения дел не выдерживались. Споры рассматривались иной раз годами. Никак не была урегулирована процедура передачи споров граждан с юридическими лицами на разрешение третейского суда. Таким образом, принятие закона «О третейских судах» действительно являлось насущной задачей.

Обсуждение законопроекта было серьезным и содержательным. При этом представители практически всех фракций, высказав некоторые замечания, заявили о своей поддержке. И повторно первое чтение проекта закона «О третейских судах в РФ» прошло успешно.

А вот дальнейшее его прохождение застопорилось. В 1999 году этот законопроект дважды включали в повестку дня пленарного заседания для рассмотрения во втором чтении. И дважды этот вопрос переносили. Тем временем срок полномочий Госдумы РФ второго созыва истек, и проблема третейских судов перешла «по наследству» к депутатам третьего созыва. К счастью, в ее составе оказались и некоторые из авторов законопроекта. Поэтому в июне 2002 года докладывал вновь Иван Грачев (на сей раз – как независимый).

Поскольку законопроекту «О третейских судах» исполнилось к тому времени без малого пять лет, Грачев кратко повторил для нового думского состава его основные цели и задачи. Но поскольку при этом прозвучали некоторые новые цифры и факты, обратимся к ним и мы. Итак. Реально в России количество хозяйствующих субъектов со времен Советского Союза выросло примерно в десять раз. Есть такая закономерность, что если число хозяйствующих субъектов растет в десять раз, то число споров между ними растет в сто раз. Но в сто раз сделать эффективнее существующую арбитражную систему невозможно. Поэтому законопроект имел две основные цели – разгрузить максимально арбитражные суды и построить быстрые и эффективные процедуры решения споров.

Вот, собственно, с учетом этих целей и шла работа с поправками. Особых разногласий таблицы поправок, рекомендованных к принятию и отклонению, не вызвали. На отдельном голосовании по паре поправок настоял представитель Президента РФ Александр Котенков. Но они носили скорее технический характер и приводили законопроект «О третейских судах» в соответствие с проектом Арбитражного процессуального кодекса. А на отдельное голосование были вынесены для «юридической чистоты». И были, разумеется, приняты.

В третьем чтении проект закона «О третейских судах в РФ» был принят спустя две недели в «час голосования» (это значит — только голосование, без докладов и вопросов). Причем конституционным большинством.

Пройдя беспрепятственно «фильтр» Совета Федерации, закон в июле того де 2002 года был подписан Президентом РФ, вступил в силу и прослужил без малого полтора десятка лет.

Сегодня деятельность российских третейских судов регулируется на нескольких уровнях: общеевропейский (Европейская конвенция «О внешнеторговом арбитраже»); федеральный (закон 2015 года «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»; местный (регламент постоянно действующего арбитражного учреждения).

rapsinews.ru

В России осталось четыре третейских суда

1 ноября 2017 года завершился переходный этап реформирования системы третейских судов. В результате в России на сегодняшний день осталось лишь четыре таких суда.

В чем суть реформы?

Если раньше третейские суды могли быть созданы на базе любой формы юридического лица, то теперь они могут создаваться лишь при некоммерческой организации (НКО). Кроме того, эти НКО должны получить соответствующее разрешение Правительства, а заявку должен одобрить Совет по совершенствованию третейского разбирательства.

«С этого момента заниматься администрированием арбитража, то есть выбирать, назначать, отводить арбитров, вести делопроизводство, смогут только те институты, которые были созданы при некоммерческих организациях и получили на это специальное разрешение. Это позволит приблизить российский арбитраж к общемировым стандартам в части качества и количества этих учреждений«, – заявил глава Правительства Дмитрий Медведев.

Какие суды остались?

До проведения арбитражной реформы в России насчитывалось более 1500 третейских судов. Теперь их осталось только четыре: АНО «Институт современного арбитража» и Общероссийская общественная организация «Российский союз промышленников и предпринимателей» (РСПП), которые получили разрешение Правительства, а также Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате, которым одобрение Правительства не требуется.

Зачем нужны третейские суды?

Администратор Арбитражного центра при Институте современного арбитража Андрей Горленко заявил, что у третейского суда большое количество преимуществ: гибкая процедура, отсутствие множества инстанций, возможность выбора профессиональных арбитров с определенной специализацией, конфиденциальность, возможность исполнить решение более чем в 150 странах мира.

В связи с деофшоризацией наличие современного арбитража в России является одним из важных стимулов перевода коммерческих активов в отечественную юрисдикцию. Также одной из задач, стоящих перед Арбитражным центром, является повышение инвестиционной привлекательности России.

pravo.ru

Лента новостей. Постоянная палата третейского суда

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
  • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

    В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

    ria.ru

    Да здравствует суд ad hoc!

    В 2017 году завершился основной этап третейской реформы. Из-за жесточайшего фильтра Минюста получить право на рассмотрение споров смогли лишь два арбитражных центра, цены которых высоки, а сроки рассмотрения дел сравнимы с госсудами. Но те, кого Минюст больше всего хотел убрать с рынка, уже нашли лазейки. Если министерство не смягчит политику и не допустит больше игроков, на смену сотням ликвидированных ТС придут сотни отдельных арбитров, которые будут продолжать судить под старыми вывесками. То есть реформа окажется просто фикцией.

    Рассматривать третейские споры в РФ с 1 ноября могут только постоянно действующие арбитражные учреждения (ПДАУ), получившие разрешение правительства. Главным трендом года стало сокращение участников рынка в сотни раз в результате нетерпимого к неточностям и постоянно меняющего правила игры Минюста. Сейчас в стране действуют лишь четыре таких учреждения — два при ТПП РФ, которые получили право по закону, и по одному центру при РСПП и Институте современного арбитража, рекомендованные советом по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте.

    Фактически борьба Минюста с мошенниками, ради которой, по официальной версии, затевалась реформа, обернулась масштабной ликвидацией ТС, которую юристы уже успели окрестить «арбитрацидом».

    Замминистра юстиции Михаил Гальперин на вопрос “Ъ” о том, как бороться с такими дельцами, ответил, что решать проблему должны госсуды, которые могут признавать или отказывать в признании третейских решений. По мнению чиновника, мошенники должны были просто исчезнуть. Но эти радужные надежды не сбылись. Те, кто не прошел фильтр министерства, сумели выкрутиться.

    Первая ласточка прилетела 20 ноября из Арбитражного суда Москвы, где рассматривалось дело об исполнении решения суда ad hoc о взыскании 90 тыс. руб. за оказание юруслуг. Единоличным арбитром в деле выступала некая Анна Орлова, заявление было подано предпринимателем Ириной Тихоновой к ООО «Вейликс». Госсуд выдал исполнительный лист, не найдя оснований для отказа (даже противоречия публичному порядку, которое в последнее время часто используется для отмены третейских решений).

    Почему реформа третейских судов привела к конфликту с Минюстом

    Казалось бы, рядовой случай, но не все так просто. Оказалось, что госпожа Орлова ранее работала в Арбитражном третейском суде Москвы (АТСМ), который не прошел фильтр Минюста, не получил лицензии и с 1 ноября должен был бы закрыться, но в итоге преобразовался в Коллегию автономных третейских судей АТСМ. Коллегию возглавляет бывший председатель этого ТС Алексей Кравцов. По данным сайта, Анна Орлова и господин Кравцов стали «автономными третейскими арбитрами» коллегии и имеют для рассмотрения дел свои «личные регламенты», которые по закону требуются ПДАУ, но не арбитрам. Третейские оговорки для рассмотрения споров коллегия АТСМ рекомендует составлять на такого автономного арбитра в качестве суда ad hoc — закон это разрешает. Но даже сам факт составления таких регламентов и их нотариальное заверение юристы расценивают как попытку обхода закона и создание видимости государственного одобрения.

    Это дело показывает, что бывшие ТС могут продолжить работу, причем под той же вывеской, без прохождения сложной процедуры, просто мимикрировав под суд ad hoc. Да, ad hoc не может рассматривать корпоративные споры, но они таким арбитрам не слишком и интересны.

    Дело с ООО «Вейликс», судя по всему, было пробным шаром, тестированием новой технологии. И теперь можно ожидать, что мода на «автономных арбитров», решающих споры в качестве суда ad hoc, распространится. Только АТСМ уже готовит еще 50 «личных регламентов», и дело наверняка не ограничится одним бывшим ТС.

    Можно ли мошенничать после реформы ТС

    Стоило ли закручивать гайки и придираться к арбитражам с приличной репутацией, чтобы на выходе получить абсолютно неконтролируемых частных арбитров, не входящих ни в одно ПДАУ? В итоге реформы признанные центры, например при арбитражной ассоциации, где состоят арбитры из 18 государств, оказались не у дел. А как раз те, существование которых, по словам близких к Минюсту источников, и послужило поводом для реформы, успешно обкатали новую схему и сводят весь полезный эффект регулирования к нулю. Можно предположить, если Минюст не смягчит свою политику и продолжит отсекать все, даже добросовестные ПДАУ, на российский рынок выйдут сотни арбитров ad hoc, действующих под старыми вывесками.

    www.kommersant.ru

    Россия не обязана выполнять волю Третейского суда в Гааге по Крыму — эксперты

    Москва, 10 мая. Доктор юридических наук профессор ВШЭ Александр Домрин заявил Федеральному агентству новостей, что Россия не обязана выполнять решение Международного арбитражного суда в Гааге, присудившего выплатить группе украинских компаний компенсацию за утрату их имущества, находившегося в Крыму.

    Эксперт напомнил, что российская сторона в процессе не участвовала и, кроме того, в соответствии с принятым в декабре 2015 года законом, приоритет над вердиктами международных инстанций отдается Конституционному суду РФ, который только и может расставить все точки над i.

    «В свое время Крым был частью единого СССР, и большинство объектов и предприятий появились именно в то время, а не когда Крым контролировался Украиной», — напомнил собеседник ФАН.

    Кроме того, Александр Домрин обратил внимание, что в случае согласия с решением Гаагского арбитражного суда Россия «тем самым создала бы прецедент, когда любая страна, имеющая к нашей стране территориальные претензии, начала бы требовать компенсации».

    В свою очередь, юрист-международник и специалист по конституционному праву Олег Денисов, также считая требования Гаагского суда необоснованными, отмечает, что стремление украинских истцов получить компенсации за имущество в Крыму означает де-факто признание ими юрисдикции российской стороны над ним.

    «Если вы признаете российский суверенитет над какими-то конкретными объектами, требуя за них компенсации, то отсюда может вытекать и потенциальное признание суверенитета над всей территорией Крыма».

    Также, по мнению эксперта, вопросы имущества, расположенного на территории Крыма, украинским структурам следовало бы решать не в Гааге, а путем прямых переговоров с российской стороной.

    Напомним, что Арбитраж, созданный при Постоянной палате третейского суда в Гааге, 2 мая вынес решение по иску ряда украинских компаний против России в связи с ее воссоединением с Крымом. Об этом в четверг было сказано в сообщении на сайте палаты. По данным украинских СМИ, арбитраж удовлетворил требования компаний о компенсации на сумму 159 млн долларов.

    В свою очередь, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что на этом суде «Россия никак не была представлена, не направляла своего представителя в суд, и мы не считаем себя стороной в данном случае».

    riafan.ru