Основания гражданского иска по уголовному делу

Основания гражданского иска по уголовному делу

Одной из задач уголовного процесса является устранение последствий преступления, в том числе и тех, которые связаны с нарушением имущественных прав граждан, предприятий, учреждений, организаций.

В соответствии со ст. 44 УПК РФ лицо (как физическое, так и юридическое), понесшее имущественный ущерб от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или иным лицам, несущим материальную ответственность за его действия, гражданский иск. Основанием для предъявления гражданского иска является причинение имущественного вреда непосредственно преступлением или общественно – опасным деянием невменяемого, освобожденного в силу этого от уголовной ответственности, т.е. наличие прямой причинно-следственной связи между преступным деянием и причиненным вредом.

Таким образом, гражданский иск в уголовном процессе представляет собой требование, предъявленное гражданином или юридическим лицом о возмещении имущественного вреда, непосредственно причиненного гражданину, предприятию, учреждению, организации к обвиняемому или иным лицам, несущим за его действия материальную ответственность. Гражданский иск рассматривается совместно с уголовным делом. Совместно с уголовным делом, кроме иска о возмещении имущественного вреда, могут рассматриваться только иски о компенсации причиненного морального вреда.

Совместное рассмотрение и разрешение гражданского иска и уголовного дела обусловлено и тем, что точное установление размера вреда имеет не только гражданско-правовое значение, но и уголовно-правовое. К примеру, по делам о кражах – квалифицирующий признак, в том числе и о решении вопроса о наличии в деянии состава преступления. В силу ст. 73 УПК характер и размер ущерба обязателен для доказывания.

Требование о возмещении имущественного вреда вправе предъявить не только лицо, которому причинен вред, но и прокурор, если этого требует охрана прав граждан, государственных или общественных интересов.

Гражданский иск в уголовном деле освобождается от государственной пошлины. Подсудность гражданского иска, независимо от его размера, определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен.

www.allpravo.ru

Прокуратура Московской области

Преступление как общественно опасное деяние посягает на охраняемые законом права и свободы лиц, защита которых в ряде случаев осуществляется
в рамках гражданского законодательства Российской Федерации. Предъявление гражданского иска в уголовном процессе является способом защиты нарушенного права. В соответствии со статьей 44 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. В этом случае гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины. Иск в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, лиц, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы, может быть предъявлен их законными представителями или прокурором.

В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение.

Основанием для предъявления соответствующего иска является причинение вреда потерпевшему преступлением и такой вред в соответствии с пунктом
1 статьи 1064 ГК РФ подлежит возмещению в полном объеме. При этом под вредом (убытками) в гражданском законодательстве понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Моральным вредом следует считать физические или нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом
с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Положениями статьи 250 УПК РФ определен порядок участия гражданского истца и ответчика в уголовном процессе. Лицо, которое предъявило иск, обязано явиться в судебное заседание для того, чтобы донести до суда свою позицию. В случае его неявки суд вправе оставить иск без рассмотрения, что не препятствует повторному предъявлению требований в рамках гражданского судопроизводства. В то же время суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если: 1) об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; 2) гражданский иск поддерживает прокурор; 3) подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском (ч. 2 ст. 250 УПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 309 УПК РФ в резолютивной части приговора должно содержаться решение по предъявленному гражданскому иску.

При необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные
с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (часть 2 статьи
309 УПК РФ).

Гражданский иск, вытекающий из уголовного дела, если он не был предъявлен или не был разрешен при производстве уголовного дела, предъявляется для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства
по общим правилам подсудности, т.е. по месту жительства или месту нахождения ответчика.

Возможность предъявления гражданского иска в уголовном процессе позволяет комплексно и с наименьшими временными и материальными затратами защитить права потерпевшего и способствует достижению цели восстановления социальной справедливости.

mosoblproc.ru

Гражданский иск в уголовном процессе

Понятие и юридическая природа гражданского иска в уголовном процессе: теория соединенного процесса

Производство по уголовному делу возникает в связи с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления, т.е. деяния, запрещенного уголовным законом и им наказуемого по причине общественной опасности. Такова элементарная конструкция, связывающая материальное уголовное право с уголовно-процессуальной формой: выявление признаков преступления приводит к появлению уголовного дела, которое в конечном итоге рассматривается по существу, в результате чего разрешается его основной вопрос — о виновности лица в совершении преступления и о его наказании. Но сложность заключается в том, что деяние, квалифицируемое уголовным законом как преступление, может одновременно посягать на субъективные гражданские права определенных лиц. В таком случае преступление не остается только преступлением по смыслу уголовного права, но и становится гражданско-правовым деликтом по смыслу права гражданского. В результате совершения преступления возникает то, что гражданским законом квалифицируется в качестве «обязательства вследствие причинения вреда» (гл. 59 ГК РФ), так как согласно п. 6 ч. 1 ст. 8 ГК РФ «причинение вреда другому лицу» служит основанием возникновения гражданских прав и обязанностей. Причинитель вреда становится должником по гражданско-правовому обязательству, обязанным возместить причиненный вред, тогда как лицо, которому вред причинен, — кредитором по этому обязательству, имеющим право требовать возмещения вреда.

В нормальной ситуации возникновение материального гражданско-правового обязательства приводит к появлению процессуального права требования со стороны кредитора, которое облекается в форму иска, предъявляемого в порядке гражданского судопроизводства. Но как быть, если гражданско-правовое обязательство возникает вследствие совершения преступления, являющегося одновременно гражданско-правовым деликтом?

В самом общем виде возможны два варианта решения поставленного вопроса.

Вариант первый. В той мере, в какой деяние является преступлением, оно рассматривается в порядке уголовного судопроизводства. В той же мере, в какой оно является деликтом, порождающим гражданское право требования, оно может стать предметом гражданского судопроизводства в случае предъявления кредитором-потерпевшим соответствующего иска. В итоге одно деяние дает ход при определенных обстоятельствах двум «параллельным» и не зависящим друг от друга процессам: уголовному и гражданскому. Именно такое положение дел по традиции имеет место, например, в англосаксонских странах (Англия, США и др.), где не известен институт гражданского иска в уголовном процессе.

Вариант второй. Поскольку основанием уголовного обвинения и гражданского иска является одно и то же деяние одного и того же лица (одних и тех же лиц), то гражданско-правовые вопросы «присоединяются» к уголовному делу и рассматриваются в одном и том же процессе одним и тем же составом суда. Возникает конструкция так называемого «соединенного процесса», впервые теоретически обоснованная и законодательно закрепленная несколько столетий назад во Франции (ордонансы 1539 и 1670 гг.), где с тех пор уголовное судопроизводство строится на соединении двух исков — публичного (уголовного) и гражданского.

Отечественное уголовно-процессуальное право уже полтора столетия придерживается французской конструкции «соединенного процесса», известной у нас в виде института гражданского иска в уголовном процессе. В этом смысле совершенно несостоятельны иногда встречающиеся в литературе утверждения о том, что институт гражданского иска якобы является «рудиментом» советской уголовно-процессуальной системы, от которого следует отказаться. Такого рода оценки неверны. Поэтому отрадно, что «соединенный процесс» в виде института гражданского иска в уголовном деле сохранился и в действующем УПК РФ, хотя последний в отличие от предыдущих российских кодификаций и не содержит отдельной специальной нормы или группы норм, регулирующей данный институт. Положения о гражданском иске рассредоточены по разным статьям и разделам Кодекса.

Соединение в одном судопроизводстве вопросов уголовного и гражданского права требует решения проблемы суда, компетентного их рассматривать. Таким судом во всех случаях является суд уголовный, т.е. гражданский иск всегда имеет акцессорный характер по отношению к уголовному делу. Данное положение наглядно иллюстрируется ч. 10 ст. 31 УПК РФ, где сказано: «Подсудность гражданского иска, вытекающего из уголовного дела, определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен».

В теории гражданского процессуального права принято различать две стороны любого иска: иск в материально-правовом смысле, т.е. основанное на нормах гражданского права материально-правовое притязание истца к ответчику (право требования), и иск в процессуальном смысле — обращенное к гражданскому суду в соответствующей форме требование о защите гипотетически нарушенного субъективного гражданского права. В этом смысле очень важно понять, что в материально-правовом смысле гражданский иск в уголовном процессе также основан на нормах гражданского права (здесь нет ничего экстраординарного), но в смысле процессуальном он представляет собой обращение к тому суду, который рассматривает уголовное дело, причем обращение это формулируется зачастую еще до принятия судом дела к производству (во время досудебных стадий уголовного процесса). Иными словами, перед нами тот единственный случай, когда материальное гражданское право применяется в уголовно-процессуальной форме. Получается нечто вроде «перекрещивания» процессуального и материального права, соотношение которых обычно имеет прямой характер и выглядит следующим образом: уголовное — уголовно-процессуальное право; гражданское — гражданское процессуальное право. В результате такого «перекрещивания» возникает несколько менее типичная, но теоретически вполне допустимая схема, характерная в практическом плане для стран, признавших концепцию «соединенного процесса» (Россия, Франция, Бельгия и др.): гражданское — уголовно-процессуальное право.

Институт гражданского иска в уголовном процессе подчиняется правилам диспозитивности, т.е. движение «гражданского дела внутри дела уголовного» полностью зависит от воли лица, обладающего правом на предъявление гражданского иска в рамках уголовного дела. Это выражается в том, что органы, ведущие производство по уголовному делу, не могут никого признать гражданским истцом ex officio (необходимо соответствующее требование обладателя гражданских прав). Кроме того, гражданский истец вправе в любой момент производства по делу (до удаления суда в совещательную комнату) отказаться от иска. Отказ от гражданского иска обычно влечет за собой прекращение производства по нему (ч. 5 ст. 44 УПК РФ), что не влияет на судьбу дела уголовного.

Наконец, принцип диспозитивности проявляется также в том, что право на предъявление иска в уголовном процессе не является единственно допустимой формой защиты гражданских прав лица, которому преступлением причинен вред. За ним всегда остается возможность выбора: использовать институт гражданского иска в уголовном процессе или в пределах сроков исковой давности обратиться с исковым заявлением в суд в порядке гражданского судопроизводства, действуя вне рамок уголовного дела. Действующий УПК РФ в отличие от предыдущего (ч. 6 ст. 29 УПК РСФСР 1960 г.) не содержит прямого указания на этот счет. Но «альтернативный характер» процессуальной формы защиты гражданских прав, нарушенных преступлением, вытекает, во-первых, из систематического толкования ГК РФ, ГПК РФ и УПК РФ, где по данному поводу нет никаких изъятий из общих правил реализации права на судебную защиту, а, во-вторых, косвенно соответствующее положение подтверждается и в действующем УПК РФ (ч. 4 ст. 42 и ч. 3 ст. 250).

Но формальное наличие двух альтернативных возможностей защиты гражданских прав не означает их реальной равноценности. Право на предъявление гражданского иска в рамках уголовного дела, предоставленное лицу, чьи гражданские права нарушены преступлением, следует рассматривать как безусловную льготу или своего рода локальную компенсацию, обеспечиваемую ему со стороны государства, не сумевшего защитить его от преступления. В этом смысле уголовно-процессуальная форма защиты гражданских прав для потерпевшего, несомненно, предпочтительнее гражданской процессуальной формы. Во-первых, при предъявлении гражданского иска в уголовном процессе истец освобождается от уплаты государственной пошлины (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Во-вторых, обязанность доказывания обстоятельств дела, в том числе характера и размера вреда, причиненного преступлением, лежит на органах, ведущих производство по уголовному делу, т.е. на гражданском истце в уголовном процессе не лежит бремя доказывания. В-третьих, в уголовном процессе действует упрощенный порядок предъявления гражданского иска, о чем подробнее будет сказано далее. В-четвертых, в интересах гражданского истца в целях обеспечения гражданского иска здесь применяется специальная мера процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество (ст. 115 и ст. 116 УПК РФ). В-пятых, гражданский истец в подавляющем большинстве случаев участвует в уголовном процессе и в качестве потерпевшего, поэтому рассмотрение его притязаний совместно с уголовным делом облегчает и без того малоприятное положение пострадавшего от преступления лица, не вынуждая его «вести» сразу два процесса, оплачивать дополнительную юридическую помощь и т.д. В то же время «соединенный процесс» соответствует и государственным интересам (процессуальная и финансовая экономия, снижение загруженности судов и т.п.), а также интересам других участников судопроизводства, скажем свидетелей, которым в противном случае часто пришлось бы дважды давать показания по одному и тому же вопросу.

Основания и предмет гражданского иска в уголовном процессе

Гражданский иск в уголовном процессе может быть предъявлен лишь при наличии определенных оснований, причем специальный характер данного института выражается в том, что здесь действуют специальные уголовно-процессуальные основания для предъявления иска, несколько сужающие тот круг общих оснований иска, который в аналогичных случаях установлен гражданским процессуальным законодательством. В то же время следует иметь в виду, что такого рода сужение оснований предъявления гражданского иска никак не ущемляет прав заинтересованного лица, поскольку те требования, которые не подлежат защите в специальном (льготном) порядке уголовного судопроизводства, могут быть параллельно или впоследствии предъявлены в общем порядке гражданского судопроизводства. Иначе говоря, законодатель, не посягая на общий режим защиты гражданских прав, создает в некоторых случаях для их эффективной защиты дополнительные возможности, которые возникают только при наличии специальных оснований, установленных уголовно-процессуальным законом, и в самом общем виде отражают процессуальный режим наибольшего благоприятствования в отношении жертв преступлений.

Прежде всего основанием гражданского иска в уголовном процессе служит наличие вреда, порождающего возникновение гражданско-правового обязательства из причинения вреда. Вред может быть либо имущественным, либо моральным (физические или нравственные страдания). Поскольку «физические или нравственные страдания» способен испытывать только человек, гражданское законодательство исключает возможность причинения морального вреда юридическим лицам (ст. 151 ГК РФ). Исходя из этого, причинение морального вреда является основанием гражданского иска исключительно в отношении физических лиц. Если речь идет о лице юридическом, таким основанием может быть лишь вред имущественный. Что касается физического вреда, то сам по себе он никогда не служит основанием гражданского иска, так как его нельзя устранить гражданско-правовыми средствами. Другое дело, что физический вред косвенно может причинить либо вред имущественный (расходы на лечение и т.д.), либо вред моральный (страдания). Но тогда основанием иска все равно будет один из этих двух видов вреда (или оба вместе).

Основанием гражданского иска в уголовном процессе имущественный или моральный вред признается только «при наличии оснований полагать», что он причинен непосредственно преступлением (ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Иными словами, деяние, порождающее возникновение гражданско-правового обязательства и влекущее деликтную ответственность, должно быть запрещено уголовным законом, т.е. квалифицироваться в качестве преступления. В противном случае предъявление гражданского иска в уголовном процессе исключено. Если первоначально речь шла о преступлении, но затем было признано отсутствие такового, в связи с чем уголовное дело прекращается или выносится оправдательный приговор, гражданский иск не может быть удовлетворен даже тогда, когда наличие в деянии признаков состава гражданского правонарушения сомнений не вызывает. Здесь проявляется акцессорная природа гражданского иска по отношению к уголовному делу: нет преступления — нет гражданского иска в уголовном процессе.

Основанием гражданского иска в уголовном процессе может быть не любой имущественный или моральный вред, причиненный преступлением (находящийся с ним в причинной связи), но только тот, который непосредственно причинен преступлением. Между преступлением и вредом должна быть прямая, но не опосредованная связь. По этой причине не может, например, предъявить гражданский иск в уголовном процессе коммерческая организация, имеющая убытки в результате длительной болезни сотрудника, наступившей вследствие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Точно так же кредиторы лица, потерпевшего от умышленного уничтожения или повреждения имущества, что лишило их возможности получить удовлетворение своих претензий, не имеют права на гражданский иск в уголовном процессе, хотя их убытки связаны (опосредованно) с преступлением. В обоих примерах нет признака непосредственности причинения вреда. Таково общее правило. Но в некоторых случаях законодатель и судебная практика от него отходят, создавая исключения, не подлежащие расширительному толкованию. Скажем, согласно до сих пор действующему в соответствующей части1 Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. № 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» гражданский иск в уголовном процессе могут предъявлять лица, имеющие право на возмещение вреда «в связи с потерей кормильца, а также лица, понесшие расходы на погребение» (п. 2). Здесь Верховный Суд применил специальное правило, в виде локального исключения допускающее предъявление гражданского иска в ситуациях, когда причинная связь между совершением преступления и возникновением имущественного вреда имеет опосредованный характер.

Основание для предъявления гражданского иска в уголовном процессе появляется именно и только у того физического либо юридического лица, которому преступлением непосредственно причинен имущественный или моральный вред (ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Право на иск в уголовном процессе имеет персональный (личный) характер. Данное право, будучи специальным правом, не отчуждаемо, что отличает уголовно-процессуальную форму исковой защиты гражданских прав от гражданской процессуальной формы. Если, допустим, кредитор передал другому лицу принадлежащие ему права требования по материально-правовому обязательству из причинения вреда в соответствии со ст. 382 ГК РФ (уступка требования), то приобретатель прав не может защищать их в порядке уголовного судопроизводства даже тогда, когда само обязательство возникло в связи с совершением преступления. В то же время ничто не мешает ему предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства. Аналогичная ситуация имеет место в случае приобретения прав в результате универсального правопреемства, например, наследования — наследник по общему правилу не может выступать гражданским истцом в уголовном процессе. Ничего не говорится в законе и о возможности предъявления в уголовном процессе регрессного иска, также связанного с материально-правовым институтом перемены лиц в обязательстве. Данная проблема особенно актуальна в связи с развитием института страхования. Согласно ст. 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит право требования страхователя к лицу, причинившему ущерб (суброгация). Вправе ли страховая компания, возместившая потерпевшему убытки на основании договора страхования, предъявить в порядке регресса гражданский иск в уголовном процессе? Ввиду молчания закона, не предусматривающего в данном случае никаких исключений, следует признать, что принцип персонального характера права на гражданский иск в уголовном процессе препятствует положительному ответу на этот вопрос, т.е. страховая компания может действовать только в рамках гражданского судопроизводства. В то же время проблема участия страховых компаний в уголовном процессе становится все более и более актуальной в России также в связи с изменением подходов к возмещению вреда, причиненного преступлением сотрудникам полиции, военнослужащим, сотрудникам органов по контролю за оборотом наркотических средств, представителям иных правоохранительных органов при исполнении ими своих служебных обязанностей, а также членам их семей, в том числе в случае смерти военнослужащего или сотрудника правоохранительного органа. До относительно недавнего времени вред в такой ситуации возмещался государством, которое в свою очередь в исключение из отмеченного выше принципа непосредственного причинения вреда имело право на предъявление затем к виновному гражданского иска в рамках соответствующего уголовного дела, о чем имелось специальное разъяснение Верховного Суда РФ. Однако после принятия ряда специальных законодательных актов1 ныне действует система государственного личного страхования сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего, когда государство заключает за свой счет договор страхования каждого сотрудника или военнослужащего с одной из страховых компаний, имеющих соответствующий допуск к оказанию такого рода страховых услуг. В случае причинения сотруднику правоохранительного органа или военнослужащему преступлением вреда при исполнении им служебных обязанностей вред возмещается уже не государством, а страховой компанией, включая возмещение вреда родственникам в случае смерти сотрудника правоохранительного органа (военнослужащего). Однако ни один закон не содержит специальных указаний на то, что страховая компания, возместившая в данной ситуации вред, имеет право на предъявление гражданского иска в рамках соответствующего уголовного дела. Нет таких разъяснений и в судебной практике, тем более что прежние указания Верховного Суда РФ официально утратили силу. Иными словами, даже в такого рода особых случаях российское уголовно-процессуальное право не допускает страховые компании к предъявлению гражданских исков в уголовном процессе, обязывая их действовать исключительно в рамках гражданского судопроизводства.

Предметом гражданского иска в уголовном процессе является само требование физического или юридического лица о возмещении имущественного вреда или, если речь идет о физических лицах, имущественной компенсации вреда морального. Надо подчеркнуть, что данное требование всегда должно иметь имущественный характер. Неимущественные иски в уголовном процессе не допускаются. Кроме того, в уголовном процессе не действует принцип полного возмещения причиненных убытков, предусмотренный ст. 15 ГК РФ, согласно которому в случае причинения имущественного вреда убытки включают реальный ущерб и неполученные доходы (упущенную выгоду). Поскольку основанием гражданского иска в уголовном процессе служит только вред, непосредственно причиненный преступлением, предметом иска при наличии имущественного ущерба может быть лишь требование о возмещении реального ущерба, включающего расходы на восстановление нарушенного права, утрату или повреждение имущества (ч. 2 ст. 15 ГК РФ). Что касается упущенной выгоды, то у потерпевшего остается право взыскать ее в дальнейшем в порядке гражданского судопроизводства.

Порядок предъявления гражданского иска в уголовном процессе

Предъявление лицом в рамках уголовного дела гражданского иска о возмещении имущественного или компенсации морального вреда, причиненного преступлением, осуществляется в уголовно-процессуальной форме, которая существенно отличается от формы предъявления гражданского иска, предусмотренной гражданским процессуальным законодательством.

Гражданский иск может быть предъявлен только после возбуждения уголовного дела (вынесения соответствующего постановления) и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного дела в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). В этих положениях, безусловно, есть своя процессуальная логика. Акцессорная природа гражданского иска по отношению к уголовному делу делает невозможным предъявление иска до возбуждения уголовного дела, поскольку без уголовного дела «соединенный процесс» существовать не может — для того, чтобы «присоединить» гражданский иск к уголовному делу требуется сначала решить вопрос о возбуждении последнего. Что касается ограничения предъявления гражданского иска в уголовном процессе моментом «окончания судебного следствия», исключающего возможность предъявления иска позднее, скажем, в ходе судебных прений или при удалении суда в совещательную комнату для постановления приговора, то оно объясняется доказательственными правилами. Судебное следствие — это единственный этап судебного разбирательства, где происходит уголовно-процессуальное доказывание, необходимое в том числе для исследования вопросов, касающихся гражданского иска. Если допустить предъявление гражданского иска уже после окончания судебного следствия, то это поставит суд в положение, когда он вынужден будет разрешать гражданский иск без исследования соответствующих доказательств, что просто-напросто невозможно. В то же время лицо, по каким-то причинам вовремя не предъявившее гражданский иск в уголовном процессе, вправе отстаивать свои права в порядке гражданского судопроизводства.

Важно также учитывать, что гражданский иск в уголовном процессе часто имеет абстрактный характер в том смысле, что он предъявляется к неизвестному лицу (группе лиц). Лицо, несущее ответственность за вред, причиненный преступлением, и подлежащее привлечению в качестве гражданского ответчика, нередко устанавливается много позже предъявления иска (или, к сожалению, не устанавливается вовсе, так как преступление остается нераскрытым). Специфика уголовно-процессуальной формы предъявления гражданского иска заключается и в том, что наличие гражданского истца не обязательно означает здесь наличие гражданского ответчика (ситуация, немыслимая для гражданского судопроизводства). Кроме того, данная специфика проявляется также в обязанности следователя (дознавателя) по собственной инициативе установить имущество лица, несущего гражданскую ответственность за вред, причиненный преступлением, и наложить на него арест, причем независимо от того, предъявлен к этому моменту гражданский иск или нет (ст. 160′ УПК РФ). Иначе говоря, в уголовном процессе гражданский иск может быть обеспечен еще до его официального предъявления (превентивное обеспечение), что объясняется принципом максимального благоприятствования лицу, понесшему вред от преступления

В ходе предварительного расследования или судебного разбирательства дела по первой инстанции, как только соответственно дознаватель, следователь или судья (суд) убедится в наличии оснований для предъявления в уголовном процессе гражданского иска, он обязан разъяснить соответствующее право потерпевшему, что вытекает из ч. 1 ст. 11 УПК РФ (обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда разъяснять участникам уголовного судопроизводства все их права и обязанности). Если потерпевший в устной или письменной форме выразит волеизъявление, направленное на предъявление иска, то дознаватель, следователь или судья (суд) обязан сразу вынести постановление (определение) о признании его гражданским истцом. Гражданский иск в таком случае считается предъявленным.

Если по каким-то причинам право на предъявление гражданского иска не было разъяснено потерпевшему, он может самостоятельно ходатайствовать о своем признании гражданским истцом перед дознавателем, следователем или судьей (судом). Выраженное в ходатайстве волеизъявление при наличии оснований иска, подтверждаемых материалами уголовного дела, также обязывает ведущее производство по делу лицо вынести указанное постановление, что опять-таки означает предъявление гражданского иска.

В обоих случаях не требуется составления даже какого-либо подобия искового заявления, что объясняется уголовно-процессуальной природой института гражданского иска в уголовном процессе. Если допустить необходимость применения по аналогии ст. 131 ГПК РФ (ввиду того, что об исковом заявлении не упоминает УПК РФ), то тогда исковое заявление должно содержать «наименование суда, в который оно подается»; «наименование ответчика» (включая указание на его место жительства или место нахождения); «доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства»; «цену иска» и т.п. Но в уголовном процессе невозможно требовать подобных сведений от потерпевшего. Во-первых, иск зачастую предъявляется в досудебных, но не судебных стадиях уголовного процесса. Во-вторых, он очень часто имеет, как было показано выше, абстрактный характер в силу неизвестности гражданского ответчика. В-третьих, собирание доказательств в уголовном судопроизводстве является прерогативой не потерпевшего, а государственных органов, которые обязаны установить с их помощью в том числе «характер и размер вреда, причиненного преступлением» (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), и которые имеют для этого в своем распоряжении целую стадию предварительного расследования. В такой ситуации требовать от потерпевшего уже сразу «после возбуждения уголовного дела» указания на цену иска (т.е., по сути, на размер вреда) и подтверждения своих притязаний доказательствами просто-напросто незаконно. Именно поэтому, когда речь идет о предъявлении потерпевшим в уголовном процессе иска в защиту своих гражданских прав, применение по аналогии ст. 131 ГПК РФ категорически исключено. Другое дело, что ничто не препятствует самому потерпевшему облечь свои требования в письменную форму и назвать их «исковым заявлением», но такое «исковое заявление» в уголовно-процессуальном смысле является не более чем ходатайством о признании гражданским истцом.

Кроме того, встречается особая ситуация, когда по определенным причинам физическое лицо не в состоянии распорядиться своими процессуальными правами (несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные лица; лица, которые в силу иных обстоятельств не способны защищать собственные интересы1). Гражданский иск в таком случае должен быть предъявлен законными представителями или прокурором, которые рассматриваются в качестве так называемых «процессуальных истцов», т.е. истцов, имеющих исключительно процессуальные права. Обладателями гражданских прав в материально-правовом смысле («истцами в материальном аспекте») остаются физические лица, от имени и в интересах которых действуют законные представители или прокурор. Впрочем, предъявление гражданского иска законным представителем и прокурором происходит в разной процессуальной форме. Если от имени «истца в материально-правовом смысле» (несовершеннолетнего, недееспособного и т.п.) действует законный представитель, то иск предъявляется в общем порядке, т.е. законный представитель заявляет соответствующее ходатайство после разъяснения ему права на предъявление иска или по собственной инициативе, после чего дознаватель, следователь или судья (суд) выносит постановление о признании гражданским истцом лица, в интересах которого действует законный представитель. Если же от имени такого лица действует прокурор, то он обязан составить соответствующее исковое заявление2 на этапе окончания предварительного расследования, утверждения обвинительного заключения (акта) и направления уголовного дела в суд. Направление прокурором искового заявления вместе с уголовным делом в суд означает предъявление гражданского иска. Кроме того, по смыслу ч. 6 ст. 246 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен прокурором непосредственно в судебных стадиях уголовного процесса: в ходе подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства (до окончания судебного следствия). При этом вынесения затем судом специального решения о признании лица, в интересах которого действует прокурор, гражданским истцом не требуется, поскольку исковое заявление прокурора представляет собой не «ходатайство», подлежащее удовлетворению или отклонению в форме специального постановления, а требование, которое суд обязан рассмотреть по существу.

Наконец, истцом в уголовном процессе может быть и государство, если имущественный вред преступлением причинен именно ему. Иск от имени государства предъявляет и поддерживает прокурор. В такой ситуации в уголовном процессе не появляется специальной фигуры «гражданского истца», поскольку именно в лице прокурора персонифицируется защита государственных (публично-правовых) интересов. Следовательно, здесь тем более нет никакой необходимости выносить специальное процессуальное решение о признании государства гражданским истцом по уголовному делу, поскольку такое решение будет лишено малейшего процессуального смысла. Предъявление гражданского иска от имени государства осуществляется путем составления прокурором искового заявления на все том же этапе окончания предварительного расследования, утверждения обвинительного заключения (акта) и направления уголовного дела в суд или в судебных стадиях уголовного процесса до окончания судебного следствия, что вытекает из систематического толкования ч. 3 ст. 44, ст. 220, ст. 222, ч. 6 ст. 246 УПК РФ.

В целом можно выделить два способа предъявления гражданского иска в уголовном процессе:

а) путем вынесения постановления о признании соответствующего лица гражданским истцом, что происходит в большинстве случаев и не требует составления искового заявления (общий порядок);

б) путем предъявления прокурором иска от имени лиц, не способных защищать свои процессуальные права, или от имени государства, что является специальным случаем и предполагает обязательное составление прокурором искового заявления в момент направления уголовного дела в суд по окончании предварительного расследования или в судебных стадиях уголовного процесса до окончания судебного следствия (специальный порядок).

Порядок привлечения гражданского ответчика в уголовном процессе

Как мы уже отмечали, гражданский иск в уголовном процессе очень часто имеет абстрактный характер, не будучи предъявлен к определенному лицу ввиду неизвестности последнего. Иначе говоря, гражданский истец и гражданский ответчик появляются в уголовном деле отнюдь не всегда одновременно, что совершенно исключено в гражданском судопроизводстве и является уголовно-процессуальной спецификой. Поэтому порядок привлечения к участию в деле гражданского ответчика является автономной уголовно-процессуальной проблемой, не связанной с уголовно-процессуальным механизмом предъявления гражданского иска в уголовном процессе.

В силу природы соединенного процесса, предполагающего что соответствующее лицо (лица) единым действием совершает как уголовное преступление, так и гражданско-правовой деликт, в подавляющем большинстве случаев имеет место совпадение в одном физическом лице обвиняемого по уголовному преступлению и должника по гражданско-правовому обязательству. Иначе говоря, в нормальной ситуации по гражданскому иску в уголовном процессе отвечает лицо, против которого выдвинуто обвинение в совершении преступления. Именно обвиняемый в уголовно-процессуальном смысле является одновременно ответчиком по гражданскому иску в смысле гражданско-правовом. В уголовно-процессуальной литературе эту самую стандартную и типичную для уголовного процесса ситуацию принято называть вариантом «обвиняемого-ответчика». Естественно, что в такой ситуации появление в уголовном процессе лица, которое должно отвечать по гражданскому иску, полностью зависит от наличия оснований для появления в уголовном процессе обвиняемого и передачи дела в его отношении в суд с обвинительным заключением (актом). Гражданско-правовые требования к обвиняемому просто присоединяются в такой ситуации к уголовному обвинению, выдвинутому против него, что характерно для «соединенного процесса».

При этом обвиняемый участвует в уголовном процессе в качестве именно обвиняемого независимо от того, предъявлен ли к нему гражданский иск или не предъявлен, поскольку уголовно-процессуальный статус обвиняемого предоставляет достаточно прав, дающих возможность эффективно защищаться не только от уголовного обвинения, но и от гражданского иска. Поэтому в данной ситуации в деле не появляется «гражданский ответчик» как отдельный участник уголовного судопроизводства — сторонами иска здесь являются гражданский истец и обвиняемый. Нет, следовательно, никакой необходимости и в вынесении постановления о признании обвиняемого гражданским ответчиком в порядке ст. 54 УПК РФ. Более того, вынесение такого постановления недопустимо, поскольку приводит к неоправданным процессуальным коллизиям. Ознакомление обвиняемого с предъявленным гражданским иском происходит иначе. Если иск предъявлен в досудебных стадиях уголовного процесса, то обвиняемый узнает, что ему придется отвечать по нему, при ознакомлении со всеми материалами уголовного дела и получении копии обвинительного заключения, к которому в обязательном порядке прилагается справка о предъявленном гражданском иске, принятых мерах по его обеспечению и т.д. (ч. 5 ст. 220 УПК РФ). Если иск предъявлен в судебных стадиях уголовного процесса, то права обвиняемого, связанные с необходимостью защищаться от иска, обеспечиваются за счет устных, гласных судебных процедур и общих гарантий прав сторон, участвующих в судебном разбирательстве.

Однако возможна и иная ситуация, когда обвиняемый несет уголовную ответственность за свои действия, но не несет за них гражданскую ответственность, которая возлагается на иных лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства. Подобные случаи возникают исключительно по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, знающим институт гражданской ответственности за действия третьих лиц, т.е. они имеют не уголовно-процессуальную, а гражданско-правовую природу. Иначе говоря, по сугубо гражданско-правовым основаниям в условиях «соединенного процесса» здесь происходит своего рода «расщепление» уголовной и гражданской ответственности, возлагаемой на разных лиц. Наиболее типичными примерами являются ответственность родителей и попечителей за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 1074 ГК РФ), или ответственность владельца источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ).

В таком случае возникает техническая уголовно-процессуальная проблема: как обеспечить права лиц, не являющихся сторонами уголовно-правового спора, поскольку в уголовно-правовом смысле никакой ответственности они не несут, но отвечающих за действия обвиняемого по гражданскому иску, «присоединенному» к уголовному делу? Именно для обеспечения их прав был создан специальный уголовно-процессуальный статус «гражданского ответчика», которого необходимо специально привлечь к уголовному делу, но только в связи с предъявленным гражданским иском (вариант «привлечение гражданского ответчика»). Привлечение гражданского ответчика происходит путем вынесения постановления в порядке ч. 1 ст. 54 УПК РФ. Такое постановление должно быть вынесено после появления в деле гражданского истца, установления обвиняемого (применительно к досудебным стадиям уголовного процесса) и выяснения того, что гражданскую ответственность за действия обвиняемого несет иное лицо. В дальнейшем гражданский ответчик становится участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, но его процессуальные права ограничиваются исключительно предоставленной ему возможностью защищаться от гражданского иска.

Рассмотрение и разрешение гражданского иска в уголовном процессе

Если гражданский иск в уголовном процессе в большинстве случаев предъявляется в стадии предварительного расследования, то рассматривается по существу он исключительно в стадии судебного разбирательства.

По общему правилу рассмотрение судом гражданского иска может происходить только при участии в судебном разбирательстве гражданского истца или его представителя. Неявка гражданского истца (или его представителя, когда отсутствует гражданский истец) дает суду право оставить иск без рассмотрения, что не препятствует его последующему предъявлению в порядке гражданского судопроизводства (ч. 3 ст. 250 УПК РФ). Правило персонального участия лица, поддерживающего иск, в его рассмотрении знает три исключения, предусмотренных ч. 2 ст. 250 УПК РФ. Иск может быть рассмотрен без гражданского истца или его представителя, во-первых, по их ходатайству; во-вторых, если иск поддерживается прокурором, выступающим в качестве «процессуального истца»; в-третьих, если имеет место признание иска со стороны подсудимого.

Что касается участия в судебном разбирательстве гражданского ответчика, то, как уже отмечалось выше, здесь надо различать две ситуации. Если гражданскую ответственность по иску несет непосредственно обвиняемый (вариант «обвиняемый-ответчик»), то в такой ситуации действуют общие правила участия подсудимого в судебном разбирательстве (ст. 247 УПК РФ), предполагающие обязательность его участия, кроме некоторых случаев, установленных законом (так называемое «заочное производство»). Иными словами, в данном случае нет и не может быть никаких специальных правил, касающихся участия в судебном разбирательстве гражданского ответчика, поскольку нет самой фигуры «гражданского ответчика» — в вопросах гражданского иска гражданскому истцу оппонирует сам обвиняемый (подсудимый). Если гражданскую ответственность по иску несет иное лицо, не являющееся обвиняемым и специально признанное гражданским ответчиком (вариант «привлечение гражданского ответчика»), то участие в судебном разбирательстве такого лица относится к числу его процессуальных прав, но не обязанностей (п. 10 ч. 2 ст. 54 УПК РФ). Следовательно, неявка гражданского ответчика в данном случае не препятствует рассмотрению и разрешению гражданского иска. В то же время суд вправе признать явку гражданского ответчика обязательной (п. 1 ч. 3 ст. 54 УПК РФ) и наложить на него денежное взыскание в случае неявки в судебное разбирательство по вызову суда (ст. 117). Но и в этой ситуации суд обязан рассмотреть гражданский иск по существу, независимо от того, уклоняется ли ответчик от вызова в суд или нет. Иначе говоря, наложение на гражданского ответчика денежного взыскания является автономной процедурой и не освобождает суд от разрешения гражданского иска даже в случае неявки гражданского ответчика, тем более что подвергнуть гражданского ответчика принудительному приводу суд в любом случае не вправе.

Разрешение судом гражданского иска по существу происходит совместно с разрешением уголовного дела и оформляется единым итоговым уголовно-процессуальным решением — приговором. При постановлении приговора суд должен, в частности, выяснить, «подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере» (п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ).

Акцессорная природа гражданского иска по отношению к уголовному делу является причиной того, что иск может быть удовлетворен лишь при постановлении обвинительного приговора. Если лицо не признано виновным в совершении преступления, то в рамках уголовного судопроизводства на него нельзя возложить ответственность по гражданско-правовому обязательству даже при наличии к тому материаль-но-правовых оснований.

Таким образом, при постановлении оправдательного приговора удовлетворение иска исключено и у суда остается только две возможности: либо отказать в удовлетворении гражданского иска, либо оставить гражданский иск без рассмотрения. Выбор между этими вариантами зависит от оснований оправдания.

В случае оправдания на основании отсутствия события преступления или непричастности подсудимого к его совершению (п. 1 и 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ) суд принимает решение об отказе в удовлетворении гражданского иска, поскольку отсутствие события преступления или непричастность лица к его совершению одновременно означают отсутствие гражданско-правового деликта. Гражданский иск тогда считается разрешенным по существу, что исключает возможность его предъявления в порядке гражданского судопроизводства.

В случае оправдания на основании отсутствия состава преступления (п. 3 ст. 302 УПК РФ) гражданский иск оставляется без рассмотрения, поскольку материальное гражданское право допускает в некоторых ситуациях ответственность без вины (например, владельца источника повышенной опасности — ст. 1079 ГК РФ) — для права уголовного немыслимую. Иначе говоря, гражданский иск тогда не разрешается по существу, что дает возможность предъявить его затем в порядке гражданского судопроизводства. Например, если по уголовному делу водитель транспортного средства, причинивший кому-либо вред в результате дорожно-транспортного происшествия, оправдывается ввиду отсутствия в его действиях вины (умышленной или неосторожной), т.е. состава преступления, собственник данного транспортного средства (тот же водитель или другое лицо) может быть в дальнейшем привлечен за причиненный вред к гражданско-правовой ответственности, но уже только в порядке гражданского судопроизводства. Уголовно-процессуальное законодательство отражает в данном случае различный подход уголовного и гражданского права к допустимости или недопустимости безвиновной ответственности, ни при каких обстоятельствах не ограничивая право потерпевшего на судебную защиту по обязательству из причинения вреда.

При прекращении судом уголовного дела по основаниям, установленным ст. 254 УПК РФ, суд оставляет иск без рассмотрения, так как если он не разрешает по существу уголовное дело, то не может разрешить по существу и гражданский иск. Единственным исключением могла бы быть ситуация, когда прокурор отказался от обвинения в связи с отсутствием события преступления или непричастностью обвиняемого к его совершению. Если следовать букве ч. 2 ст. 306 УПК РФ, то суд тогда обязан не только прекратить уголовное дело, но и одновременно вынести решение об отказе в удовлетворении гражданского иска, что лишает потерпевшего права предъявить затем иск в порядке гражданского судопроизводства. Это, несомненно, являлось бы определенным ограничением конституционного права на судебную защиту, поскольку исковые требования истца так и не получают оценки по существу со стороны суда, причем по независящим от истца обстоятельствам. Поэтому в данном случае действует специальное правило, установленное ч. 10 ст. 246 УПК РФ: при прекращении уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения гражданский иск в любом случае оставляется судом без рассмотрения, причем независимо от оснований отказа от обвинения (отсутствие события преступления, состава, непричастность и т.д.). Впрочем, здесь мы скорее сталкиваемся с одним из локальных последствий более глобальных проблем, связанных с институтом отказа прокурора от обвинения.

Остается добавить, что при постановлении обвинительного приговора суд во всех случаях обязан рассмотреть гражданский иск по существу, т.е. удовлетворить его или отказать в нем. Но не во всех случаях он обязан принять по нему окончательное решение. Может сложиться ситуация, когда при постановлении обвинительного приговора суд считает обоснованными гражданско-правовые притязания гражданского истца, но сталкивается с затруднениями, связанными с точным расчетом подлежащей взысканию денежной суммы, что требует отложения судебного разбирательства. В таком случае он вправе удовлетворить иск в принципе и передать вопрос о размере возмещения по иску на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ). Гражданский суд связан решением уголовного суда по существу спора и определяет лишь окончательное решение в цифровом исчислении.

be5.biz