Переход права собственности по агентскому договору

Переход права собственности по агентскому договору

Выскажитесь, пожалуйста, по следующей ситуации:

Между 1(Принципал) и 2 (Агент) заключен агентский договор по которому агент обязуется от своего имени, но за счет принципала приобрести долю в ООО, а также после приобретения доли в ООО и перехода права собственности к агенту осуществлять все фактические и юридические действия в отношении доли только по поручению принципала. Договор бессрочный. Принципал в любое время может потребовать от агента перехода права собственности на долю в ООО к себе или на любое третье лицо.

В соответствии с абзацем 2 п. 1 ст. 1005 ГК РФ:
По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

Некоторые высказывают мнение, что права собственности вообще не может переходить к агенту, а только сразу на принципала (ссылаясь на ст. 1011 и п. 1 ст 996 ГК РФ). Но с другой стороны в нашем случае договор шире, чем просто приобретение доли в ООО, он регулирует также ее последующее «сопровождение» (участие агента в собраниях, выдвижениях кандидатур в Совет директоров) по поручениям принципала. То есть мы применяем ту же ст. 1011 ГК РФ:
К отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные главой 49 или главой 51 ГК РФ, в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени, если эти правила не противоречат положениям настоящей главы или существу агентского договора.

Применение главы 51 ГК РФ «Комиссия» противоречит существу нашего агентского договора, таким образом, не може быть применена к нашему случаю.

Некоторые высказывают мнение, что права собственности вообще не может переходить к агенту, а только сразу на принципала (ссылаясь на ст. 1011 и п. 1 ст 996 ГК РФ).
Правильно думают.

Применение главы 51 ГК РФ «Комиссия» противоречит существу нашего агентского договора, таким образом, не може быть применена к нашему случаю.
Тут как бы наоборот не вышло. 🙂

З.ы. интересный вопрос.

агент всегда ДЕЙСТВУЕТ В ИНТЕРЕСАХ принципала.
Да и как право собственности можно обременить каким то поручением.
Про поручение можно «чуть чуть» забыть и право собственности реализовать. и что?

Между 1(Принципал) и 2 (Агент) заключен агентский договор по которому агент обязуется от своего имени, но за счет принципала приобрести долю в ООО.

В соответствии с абзацем 2 п. 1 ст. 1005 ГК РФ:
По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент,

Возникает вопрос:может ли агент вообще исполнить подобное обязательство..

Какое по Вашему мнению агент не может исполнить обязательство?

forum.klerk.ru

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики — Чувашии от 05 февраля 2014 г. по делу N 33-436/2014 (ключевые темы: агентский договор — договор лизинга — переход права собственности — договор купли-продажи квартиры — сделки)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики — Чувашии от 05 февраля 2014 г. по делу N 33-436/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе председательствующего Евлогиевой Т.Н.,

судей БлиновойМ.А., Спиридонова А.Е.,

при секретаре Михайловой И.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Чувашской Республики гражданское дело по иску Ефимовой С.А. к ФИО1 о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, признании права собственности на жилое помещение во исполнение агентского договора, поступившее по апелляционной жалобе представителя истца Ефимовой С.А. — Михайлова Е.А. на решение Московского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 02 декабря 2013 г.

Заслушав доклад судьи БлиновойМ.А., выслушав объяснения представителя истца Ефимовой С.А. — Михайлова Е.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы; представителей конкурсного управляющего ИП ФИО1 — Кузнецова А.В. и Ратобыльского М.А., возражавших против доводов апелляционной жалобы на решение суда, судебная коллегия

Ефимова С.А. обратилась в суд с иском к ФИО1 о признании договора купли-продажи квартиры «адрес» от 28 февраля 2013 г., заключенного между Ефимовой С.А. и ФИО1 недействительным; состоявшимся 28 февраля 2013 г. переход права собственности на указанную квартиру во исполнение агентского договора от 15 сентября 2011 г., заключенного между Ефимовой С.А. и ФИО1, признании права собственности на квартиру на основании агентского договора и внесении соответствующей записи в государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Исковые требования мотивированы тем, что 28 февраля 2013 г. между истцом в лице её представителя ФИО2 и ответчицей был заключен договор купли-продажи квартиры «адрес». В силу ст. ст. 454 п. 1 , 549 п. 1 ГК РФ обязательным признаком купли-продажи является наличие встречного удовлетворения. Вместе с тем, ранее, между истцом и ответчиком был заключен агентский договор от 15 сентября 2011 г., согласно которому агент (ответчик) обязался совершать от своего имени и за счет принципала (истца) поиск продавца недвижимого имущества с определенными характеристиками по цене не более . руб. за 1 кв.м., а принципал обязался уплатить агенту вознаграждение за выполнение поручения в соответствии с условиями договора. Согласно отчету агента от 18 октября 2011 г. ФИО1 заключила от своего имени в интересах Ефимовой С.А. (принципала) договор лизинга от 18 октября 2011 г. N с ООО » . » на спорную квартиру, стоимость которой с учетом всех платежей составляет . руб. Платежи за указанную квартиру по договору лизинга от 18 октября 2011 г. производила ответчица путем внесения в кассу за счет переданных ей истцом денежных средств, а также непосредственно путём перечисления денежных средств на счет лизингодателя. После выплаты всей стоимости квартиры по договору лизинга ФИО1 26 февраля 2013 г. зарегистрировала квартиру в свою собственность, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним была сделана запись регистрации N. Согласно п. 2.7. агентского договора от 15 сентября 2011 г. агент обязуется в течение 10 дней с момента регистрации права собственности за ним на недвижимое имущество, найденное для принципала и оплаченное за его счет, передать по акту приема-передачи недвижимое имущество принципалу в собственность. В связи с этим Ефимова С.А. обратилась к ответчику с предложением переоформить приобретенную квартиру на себя. 27 февраля 2013 г. между сторонами был подписан отчет агента, согласно которому ответчик обязалась оформить спорную квартиру на истца в срок до 10 марта 2013 г. путем регистрации перехода права собственности на неё в регистрирующем органе. Ввиду того, что у неё имеется . ребенок, Ефимова С.А. не могла явиться в регистрирующий орган и её интересы представляла ФИО2, действующая по нотариальной доверенности. В последующем истцу стало известно, что переход права собственности на спорную квартиру к ней состоялся не на основании акта приема-передачи во исполнение агентского договора от 15 сентября 2011 г., а по договору купли-продажи от 28 февраля 2013 г., хотя фактически отношений по купле-продаже не было. Считает, что к такому договору купли-продажи применяются правила о притворной сделке, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК РФ. Агентский договор от 15 октября 2011 г. и отчеты к нему от 18 октября 2011 г., 27 февраля 2013 г. содержат условия о предмете соглашения, а именно квартире, её цене, сведения о продавце и покупателе, следовательно, между сторонами фактически было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договорных отношений по передаче спорной квартиры. Обязательства по сделке сторонами исполнены: вознаграждение по агентскому договору выплачено в полном объеме, при этом она приняла указанную квартиру, о чем свидетельствует факт её проживания в спорной квартире.

Истец Ефимова С.А. в судебное заседание не явилась, о месте и времени рассмотрения дела извещена надлежащим образом, реализовала право на участие в процессе через своего представителя Михайлова Е.А.

Представитель истицы Ефимовой С.А. — Михайлов Е.А. в судебном заседании исковые требования поддержал по изложенным основаниям.

Ответчик ФИО1 исковые требования признала, указав, что Ефимова С.А. полностью произвела оплату за квартиру. Она и представитель истицы ФИО2 обратились в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике о регистрации за Ефимовой С.А. права собственности на спорную квартиру во исполнение агентского договора от 15 сентября 2011 г., заключенного между ней и Ефимовой С.А., однако регистратор отказался регистрировать право собственности по агентскому договору, предложил оформить договор купли-продажи, что ими и было сделано.

Третье лицо конкурсный управляющий ИП ФИО1 Кузнецов А.А. в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Представители конкурсного управляющего ИП ФИО1 — Кузнецов А.В. и Ратобыльский М.А. просили в удовлетворении исковых требований отказать, суду пояснили, что срок агентского договора, установленный в п. 1.3. агентского договора от 15 сентября 2011 г. истек 01 декабря 2011 г., следовательно, сделка по переходу права собственности не может быть совершена на основании прекратившего на данный момент своё действие договора. В договоре лизинга N от 18 октября 2011 г. указано, что ФИО1 действует от своего имени и в своих интересах, а не в интересах Ефимовой С.А. Приобретая квартиру по договору лизинга, ФИО1 действовала в своих интересах, а не в интересах Ефимовой С.А. Квартира ФИО1 приобреталась для себя, а не на основании агентского договора для Ефимовой С.А. Нотариально оформленная доверенность от 22 ноября 2012 г., выданная Ефимовой С.А. на ФИО2, не отзывалась, никоим образом оспорена не была. Отношения по агентскому договору, на наличие которых ссылается истица, и которые по её словам предшествуют заключению договора купли-продажи, не являются основанием для признания сделки купли-продажи недействительной. Оспариваемая истицей сделка не влечёт нарушения прав и законных интересов истца, следовательно, её требования не подлежат судебной защите. На первом судебном заседании ответчица пояснила, что спор возник в связи с наличием в Арбитражном суде Чувашской Республики заявления конкурсного управляющего ИП ФИО1 о признании недействительной сделки купли-продажи квартиры как совершенной в нарушение положений Федерального закона о несостоятельности (банкротстве) и применении последствий недействительности сделки в виде возврата имущества в конкурсную массу. Настоящие исковые требования направлены исключительно на подмену договора купли-продажи агентским договором, с целью избежать применения к предмету договора купли-продажи последствий, предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». На основании агентского договора не может возникнуть право собственности, так как предмет агентского договора иной, агент обязался совершать поиск продавца недвижимого имущества. Не представлено доказательств оказания услуг по агентскому договору, поиск и предложения Ефимовой С.А. других квартир не производился. Данная квартира ранее была в собственности семьи Ефимовых. Агентский договор является мнимым. Ефимова С.А. и ФИО1 по отношению друг к другу являются близкими родственниками. Нотариально оформленное согласие супруга ФИО1 — ФИО3 от 28 февраля 2013 г. дано только на совершение сделки купли-продажи. Обращаясь с настоящим иском в суд, Ефимова С.А. злоупотребляет правом. Конкурсным управляющим ИП ФИО1, ООО » . » в Арбитражном суде ЧР оспорены три сделки, стороной по которым выступает Ефимова С.А. Сделка по купле-продаже спорной квартиры заключена с целью вывода имущества из конкурсной массы должника ИП ФИО1. Оспаривание договора купли-продажи, заявлено Ефимовой С.А. с целью реализации плана по противодействию конкурсному управляющему по оспариванию сделки купли-продажи квартиры в Арбитражном суде ЧР, производство по которому было приостановлено в связи с предъявлением Ефимовой С.А. настоящего иска.

Представитель третьего лица ООО » . » Кашкарова А.В. просила исковые требования удовлетворить, пояснив суду, что 15 сентября 2011 г. между Ефимовой С.А. и ФИО1 был заключен агентский договор. Согласно пункту 1.1 агентского договора агент наделен полномочиями совершать обусловленные Агентским договором действия от своего имени. 18 октября 2011 г. между ФИО1 и ООО » . » был заключен договор лизинга N, по условиям которого Общество приобрело у ФИО4 спорную квартиру, для последующего предоставления в лизинг. Пунктом 1 ст. 1005 ГК РФ предусмотрено, что по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. Во исполнение приведенной нормы, предмет лизинга был предоставлен в пользование, а в последующем в собственность ответчице как лизингополучателю и агенту, действующему от собственного имени за счет принципала. Лизинговые платежи по договору в полном объеме вносила Ефимова С.А., как наличными, так и путём перечисления в безналичном порядке. При этом приходные ордера были оформлены бухгалтерией Общества на имя ФИО1, поскольку Ефимова С.А. не являлась контрагентом Общества по рассматриваемому договору лизинга. Открытие в отношении ФИО1 конкурсного производства в рамках дела о банкротстве, прекращение в связи с этим агентского договора до момента полной уплаты лизинговых платежей и выкупа предмета лизинга не влечет прекращения правоотношений по договору лизинга и не должно повлечь для принципала утраты возможности приобрести право собственности на квартиру, являющуюся его предметом, по мере надлежащего исполнения договора лизинга. Иное привело бы к неправомерному ущемлению интересов истца, профинансировавшего оплату лизинговых платежей, и неосновательному обогащению ответчика за счет истца.

Третье лицо Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике своего представителя в судебное заседание не направило, просили о рассмотрении дела в отсутствие их представителя.

Решением Московского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 02 декабря 2013 г. в удовлетворении иска Ефимовой С.А. отказано в полном объеме.

Указанное решение суда обжаловано представителем истца Ефимовой С.А. — Михайловым Е.А. по мотивам незаконности и необоснованности.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца Ефимовой С.А. — Михайлова Е.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы; представителей конкурсного управляющего ИП ФИО1 — Кузнецова А.В. и Ратобыльского М.А., возражавших против доводов апелляционной жалобы на решение суда, судебная коллегия приходит к следующему.

Установлено, что 28 февраля 2013 г. между ФИО1 (продавцом) и ФИО2, действующей от имени и в интересах Ефимовой С.А. (покупателя) по доверенности от 22 ноября 2012г. заключен договор купли-продажи квартиры «адрес». Переход права собственности на данную квартиру к Ефимовой С.А. на основании договора купли-продажи зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 13 марта 2013 г.

В соответствии со ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Согласно п.2 ст. 170 ГК РФ (в редакции закона на момент совершения оспариваемой сделки) притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

П.2 ст. 170 ГК РФ в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ предусматривает притворной сделку, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях.

В рамках настоящего дела в качестве основания недействительности сделки проверяются только исковые требования о притворности сделки купли-продажи от 28 февраля 2013 г. между ФИО1 и Ефимовой С.А. как прикрывающей переход права собственности по агентскому договору от 15.09.2011г. Иные основания недействительности сделки применительно к указанному договору купли-продажи квартиры, предметом судебного разбирательства по настоящему делу не являются.

Оспаривая договор купли-продажи по основанию притворности в соответствии с п.2 ст.170 ГК РФ, Ефимова С.А. указывала, что фактически отношений по купле-продаже между ней и ФИО1 не было, переход права собственности на квартиру «адрес» должен был быть осуществлен на основании акта приема-передачи во исполнение агентского договора, заключенного между ней и ФИО1.

Из материалов дела следует, что 18 октября 2011г. между ООО » . » (лизингодателем) и ФИО1 (лизингополучателем), действующей от своего имени и в своих интересах заключен договор лизинга. Согласно п.1.1. договора лизингодатель обязался приобрести в свою собственность у ФИО4 квартиру «адрес» и предоставить ее во временное владение и пользование (лизинг) с правом выкупа, т.е. последующим переходом к лизингополучателю права собственности на квартиру (л.д. . ). Указанный договор лизинга с правом выкупа в установленном порядке зарегистрирован в УФРС по Чувашской Республике 2 ноября 2011г. При этом из материалов дела следует, что в регистрирующий орган ФИО1 не представляла какие-либо сведения о наличии агентского договора от 15 октября 2011г.

На основании договора лизинга, акта приема-передачи выкупаемого по договору лизинга имущества от N от 08.02.2013г. в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним Управлением Россреестра по Чувашской Республике 26 февраля 2013г. было зарегистрировано за ФИО1 право собственности на вышеуказанную квартиру. Также в регистрирующий орган не представлялись какие-либо сведения о существовании агентского договора с Ефимовой С.А. от 15 октября 2011г.

При этом по квитанциям к приходным кассовым ордерам платежи по выкупу квартиры лизингодателю производились лизингополучателем ФИО1 от своего имени ( . руб. — согласно отчета ответчика). Платеж на сумму . произведен в безналичном порядке путем перечисления на счет ООО » . » Ефимовой С.А. платежным поручением N от 06.02.2013г. (л.д. . ).

Из материалов дела следует, что решением Арбитражного Суда Чувашской Республики от 12 мая 2012г. индивидуальный предприниматель ФИО1 признана несостоятельным (банкротом), в отношении имущества открыто конкурсное производство. (л.д. . ). При этом из содержания решения арбитражного суда следует, что по состоянию на 29 марта 2012г. в реестр требований кредиторов должника в третью очередь включены требования ОАО » . » на общую сумму . руб. . коп. На момент настоящего судебного разбирательства срок конкурсного производства продлен.

Оспариваемый договор купли-продажи от 28 февраля 2013 г. между ФИО1 и Ефимовой С.А. заключен уже после признания решением Арбитражного суда Чувашской Республики должника ИП ФИО1 несостоятельным банкротом и открытия конкурсного производства.

В обоснование своих доводов о притворности договора купли-продажи и перехода права собственности по иной сделке истец Ефимова С.А. и ответчик ФИО1 ссылаются на агентский договор от 15 октября 2011 г. При этом по данному делу истцом представлен агентский договор от 15 октября 2011г., по условиям которого ФИО1 (агент) обязалась совершать от своего имени и за счет Ефимовой С.А. (принципала) поиск продавца недвижимого имущества со следующими характеристиками: однокомнатная квартира площадью не менее . кв.м., расположенная в . , по цене не более . руб. за 1 кв.м., а принципал обязался уплатить агенту вознаграждение за выполнение этого поручения в соответствии с условиями настоящего договора. Срок исполнения не позднее 1 декабря 2011г.

Согласно ст.1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Согласно статье 1010 ГК РФ агентский договор прекращается вследствие признания индивидуального предпринимателя, являющегося агентом, несостоятельным (банкротом).

В системе гражданского законодательства агентский договор не является договором об отчуждении имущества между агентом и принципалом, а является договором опосредующим представительско -посреднические взаимоотношения сторон (наряду с договором поручения и договором комиссии).

Между тем, какие-либо сведения о наличии агентского договора от 15 октября 2011г. ИП ФИО1 не представляла в регистрирующий орган при регистрации договора лизинга квартиры с правом выкупа от своего имени и за свой счет. Она также не представляла сведения о наличии агентского договора с Ефимовой С.А. ( . ) арбитражному управляющему в ходе производства о несостоятельности (банкротстве).

Истица Ефимова С.А. в 2013г. просит суд признать за собой право собственности на квартиру на основании агентского договора от 15 октября 2011г., в то время как указанный договор в силу ст. 1010 ГК РФ является в силу закона прекращенным со дня вступления в силу решения Арбитражного суда Чувашской Республики от 12 мая 2012г. о признании индивидуального предпринимателя ФИО1 несостоятельным (банкротом). В материалах дела имеется единственный платеж от имени Ефимовой С.А. за спорную квартиру по платежному поручению N от 06.02.2013г. на сумму . руб. . коп. (за лизингополучателя ФИО1).

Договор купли-продажи квартиры от 28 февраля 2013г. содержит все существенные условия договора (предмет, цену). Вопрос о наличии полной оплаты по договору предметом настоящего разбирательства не является.

Также не является предметом настоящего судебного разбирательства вопрос о соответствии (несоответствии) договора купли -продажи нормам Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку указанный вопрос, по пояснениям представителей сторон, является предметом разбирательства в Арбитражном суде Чувашской Республики

На основании изложенного, судебная коллегия не находит оснований для признания недействительным договора-купли продажи от 28 февраля 2013г. по заявленному основанию в порядке п.2 ст. 170 ГК РФ, как прикрывающей переход права собственности по агентскому договору от 15 октября 2011г. и соответственно удовлетворения требований Ефимовой С.А. о праве собственности на квартиру на основании агентского договора от 15 октября 2011г.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия не усматривает оснований, влекущих удовлетворение апелляционной жалобы и отмену состоявшегося решения суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Апелляционную жалобу представителя истца Ефимовой С.А. — Михайлова Е.А. на решение Московского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 02 декабря 2013 г. оставить без удовлетворения.

www.garant.ru

Переход права собственности по агентскому договору, вычет по НДС

Эффективность применения:

Данный документ описывает анализ проблемной ситуации в деятельности предприятия, и на основе имеющихся норм и судебной практики указывает на варианты без рискового решения проблемы. Может использоваться в аналогичных ситуациях и в научно-исследовательских целях

Аннотация:

Ситуация:
Общество приобретает материально-технические ресурсы (далее МТР) для обеспечения
производственной деятельности по агентскому договору с централизованным поставщиком – ООО «Г»
(далее агент).
По условиям агентского договора Агент от своего имени и за счет Принципала, заключает
договоры с третьими лицами (далее поставщики) на поставку и транспортировку продукции для
Принципала. Право собственности на продукцию, доставляемую железнодорожным транспортом, от
поставщика переходит к Принципалу в день передачи продукции грузоперевозчику для доставки.
Каждую партию товаров сопровождает пакет документов (приложение). На основании
полученных документов до момента фактического поступления на склад продукция учитывается как
«товары в пути». При этом заверенная копия товарной накладной по форме ТОРГ-12, переданная
Агентом, со стороны грузополучателя (Принципала) не подписывается даже в момент поступления
продукции на склад. После осуществления комиссионной приемки оформляется приходный ордер по
форме М-4. Отчет агента подписывается и скрепляется печатью также после получения продукции.
Предоставлены документы:
1.Счет на возмещение расходов от 16.02.2011г.;
2.Заверенная Агентом копия товарной накладной от 05.02.2011 г. № ____ (дата заверения –
15.02.2011г.);
3.Заверенная Агентом копия квитанции о приёме груза (дата заверения – 05.02.2011г),(далее
квитанция о приёме груза);
4.Счёт-фактура на МТР от 05.02.2011г. №____А(далее счёт-фактура на МТР);
5.Счёт-фактура на вознаграждение агента от 16.02.2011г. №_______;
6.Товарная накладная (далее ТОРГ-12) от 05.02.2011 № ______;
7.Приходный ордер (форма М-4) от 11.03.2011г. № ______;
8.Отчёт агента от 16.02.2011 г. № 1139100201(далее отчёт Агента);
9.Извещение Агента об отгруженной продукции от 14.02.2011г. (далее Извещение Агента об
отгруженной продукции);
10.Письмо ООО «с» в адрес Агента от 05.02.2011г. №_____;
11. Агентский договор от 01.09.2006г. № 50______.
Устно уточнено следующее:
1. Общество принимает МТР к учёту как материалы в пути последней датой отчётного периода, в
котором поступает отчёт Агента с приложенными к нему подтверждающими документами.
2. Копия отчёта агента представлена без подписи Принципала, но в ходе устного запроса было
выяснено, что оригинал данного отчёта был подписан 16.02.2011г., то есть в тот же день, когда был
направлен Агентом в адрес Принципала.
Вопрос 1:
Для подтверждения перехода права собственности на товар правильно ли оформляется пакет
документов?
Заключение:

Вопрос 2:
Может ли Общество производить вычет по НДС в момент постановки продукции на учет в
качестве товаров в пути и получении счета-фактуры?
Заключение:

Все права защищены © ООО «УК «РАСТАМ», 2013-2016

www.rid-biznes.ru

Дает ли право агентский договор заключать договоры поставки?

Здравствуйте. Нужна ваша помощь, уважаемые форумчане!

Цитата (Давыдов Александр Витальевич): Здравствуйте. Нужна ваша помощь, уважаемые форумчане!

Наша организация агент, продаём товар от своего имени. Для удобства решили однократно заключать многоразовый договор купли-продажи с покупателями, и по каждой сделке прикладывать к нему спецификации.
У меня сомнения что, так делать нельзя. Вот договор поставки можно однократно заключить на сколь угодно долгое время. Но мешает одно «но», нам нужно, чтобы товар переходил в собственность покупателя сразу после его оплаты (аналогично договору купли-продажи), а не в момент его получения покупателем. Можно ли это прописать в договоре? Будет ли такая запись иметь юридическую силу? (что товар переходит в собственность покупателя после его оплаты).
И вообще имеем ли мы право заключать с нашими покупателями договор поставки, если мы агент и фактически товар находится не у нас, а у принципала на складе? То есть мы от своего имени продаём, а затем, принципал сам осуществляет доставку товара до покупателя. Дело в том, что где-то в кодексе видел, что договор поставки организация имеет право заключать только тогда, когда этот товар фактически находится у них (а у нас по факту ничего нет, весь товар на складе у принципала). Даёт ли право Агентский договор заключать договоры поставки?

Добрый день!
Договор поставки является разновидностью договора купли-продажи.
Регулируется договор поставки статьями 506 — 524 ГК РФ.
В обычных случаях право собственности по договору поставки переходит к покупателю в момент передачи ему товара.
Для договора поставки действуют общие правила купли продажи (статьи 454 — 491 ГК РФ).
Статьей 458 ГК РФ момент исполнения обязанности продавца передать товар определяется так (цитата):
1. Если иное не предусмотрено договором купли-продажи, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент:
вручения товара покупателю или указанному им лицу, если договором предусмотрена обязанность продавца по доставке товара;
предоставления товара в распоряжение покупателя, если товар должен быть передан покупателю или указанному им лицу в месте нахождения товара. Товар считается предоставленным в распоряжение покупателя, когда к сроку, предусмотренному договором, товар готов к передаче в надлежащем месте и покупатель в соответствии с условиями договора осведомлен о готовности товара к передаче. Товар не признается готовым к передаче, если он не идентифицирован для целей договора путем маркировки или иным образом.
2. В случаях, когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю, если договором не предусмотрено иное.

С моментом перехода права собственности напрямую связан и переход риска случайной гибели товара. Это уже статья 459 ГК РФ (цитата):
1. Если иное не предусмотрено договором купли-продажи, риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю.
2. Риск случайной гибели или случайного повреждения товара, проданного во время его нахождения в пути, переходит на покупателя с момента заключения договора купли-продажи, если иное не предусмотрено таким договором или обычаями делового оборота.
Условие договора о том, что риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента сдачи товара первому перевозчику, по требованию покупателя может быть признано судом недействительным, если в момент заключения договора продавец знал или должен был знать, что товар утрачен или поврежден, и не сообщил об этом покупателю.

Переход права собственности в момент оплаты тоже существует, как для купли-продажи, так и для поставки. Но, как правило, такой «особый» переход права собственности, связан с последующей оплатой, а не предварительной.

Вот, например, есть статья 491 ГК РФ, где рассматривается сохранение права собственности за продавцом, в случае неоплаты товара после его отгрузки (цитата):
В случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара или наступления иных обстоятельств, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из назначения и свойств товара.
В случаях, когда в срок, предусмотренный договором, переданный товар не будет оплачен или не наступят иные обстоятельства, при которых право собственности переходит к покупателю, продавец вправе потребовать от покупателя возвратить ему товар, если иное не предусмотрено договором.

Ситуации, когда бы в договоре купли-продажи или поставки предусматривалась предварительная оплата и переход права собственности на товар после этой оплаты (т.е. до фактической передачи товара покупателю или перевозчику), я честно говоря ни разу не встречал.
На месте покупателя я бы 30 раз подумал, прежде, чем подписывать такие условия договора. Хотя напрямую это нигде не запрещается.
Дело в том, что «особый» порядок перехода права собственности применяется, как обеспечение или гарантия оплаты этого товара после его отгрузки и передачи покупателю. Практический смысл привязывать переход права собственности к предварительной оплате, я, честно говоря, не вижу.
Тем более, что возникает необходимость оформить законность нахождения товара, ставшего для поставщика (а в Вашем случае, и для агента) чужим. Т.е., надо либо заключать договор ответственного хранения, либо условия этого договора вписывать в условия договора поставки.
Но, еще раз повторю, запрета на такие «особые» условия договора поставки нет.

Что касается агентских отношений, то, поскольку Вы заключаете с покупателем договор поставки от своего имени, то именно Вы и становитесь стороной в договоре поставки. Т.е., для покупателя поставщиком являетесь Вы, а не реальный поставщик.
Запрета для агента заключать договор поставки нет.

www.buhonline.ru