Постановления пленума верховного суда по делам о хулиганстве

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

от 14 июня 2002 года №9

О судебной практике по делам о хулиганстве

В целях обеспечения правильного применения законов в судебной практике по делам о хулиганстве, на основании ст. 17 Закона «О судах» Пленум Верховного суда Республики Узбекистан постановляет:

1. Разъяснить, что хулиганство — преступление, направленное против общественного порядка, выражающееся в умышленном пренебрежении правилами поведения в обществе, сопряженное с побоями, причинением легких телесных повреждений либо уничтожением или повреждением чужого имущества, причинившим значительный ущерб. Для квалификации деяния по части 1 статьи 277 Уголовного кодекса не требуется наличия одновременно всех вышеперечисленных последствий.

Под пренебрежением правилами поведения в обществе следует понимать проявление неуважения к законам, правилам социального общежития, нормам морали и нравственности, общепринятым традициям и обычаям, сформировавшемуся укладу жизни.

По смыслу закона виновный должен сознавать, что своими действиями нарушает общественный порядок. При этом обязательно наличие причинной связи между указанными неправомерными действиями и нарушением общественного порядка. При отсутствии причинной связи деяние должно оцениваться как преступление, направленное против личности либо собственности.

2. Суды должны отличать уголовно наказуемое хулиганство от правонарушения в виде мелкого хулиганства, за которое установлена административная ответственность. Понятие мелкого хулиганства дано в статье 183 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности, согласно которой мелкое хулиганство есть открытое пренебрежение правилами поведения в обществе, выраженное в нецензурной брани, высказывании непристойных слов в общественных местах, оскорбительном приставании к гражданам, циничных выходках и других подобных действиях, нарушающих общественный порядок и спокойствие граждан. При этом не должны иметь место преступные последствия, предусмотренные в части 1 статьи 277 Уголовного кодекса. Нельзя квалифицировать по пункту «б» части 2 статьи 277 Уголовного кодекса мелкое хулиганство, совершенное группой лиц, если в действиях правонарушителей отсутствуют признаки части 1 статьи 277 Уголовного кодекса.

Мелкое хулиганство, совершенное опасным рецидивистом, также само по себе не может повлечь уголовную ответственность.

Если мелкое хулиганство продолжается и последующие действия виновного совершаются с нанесением побоев, причинением легких телесных повреждений либо уничтожением или повреждением имущества, причинившим значительный ущерб, лицо не подлежит административной ответственности, а привлекается только к уголовной ответственности.

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

base.spinform.ru

Постановления пленума верховного суда по делам о хулиганстве

Справка по результатам изучения судебной практики Ленинского районного суда г. Магнитогорска и мировых судей Ленинского района г. Магнитогорска по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, за период с 01 января 2014 года по первое полугодие 2015 года.

1. Как хулиганство в соответствии со ст. 213 УК РФ судом квалифицировалось такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судом учитывались способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражалось в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним. Такое неуважение должно быть очевидным, не вызывающим сомнений, как у самого виновного, так и других граждан, ставших потерпевшими от хулиганства или очевидцами данного преступления.

Так, по уголовному делу 1-39/2015 по обвинению Зяблова М. С. по ст. 213 ч. 1 п. «а» , в судебном заседании было установлено, что Зяблов М. С. в вечернее время совместно с неустановленным дознанием лицом, беспричинно, из хулиганских побуждений, вооружившись бейсбольной битой, намеревался использовать ее в качестве оружия при избиении незнакомого мужчины. После этого Зяблов М. С. подошел к незнакомому мужчине и умышленно нанес один удар битой по правой ноге Буткина Д. В. Кроме этого Зяблов М. С., беспричинно, из хулиганских побуждений, удерживая Буткина Д.В. за ворот одежды, повалил Буткина Д.В. на землю, поднял с земли камень и умышленно нанес удар камнем в голову потерпевшего. После чего совместно с неустановленным дознанием лицом, группой лиц без предварительного сговора, из хулиганских побуждений, выражая явное неуважение, с целью причинения телесных повреждений потерпевшему, умышленно нанесли множество ударов ногами и руками по голове и различным частям тела потерпевшего, причинив потерпевшему физическую боль и побои.

О хулиганских побуждениях подсудимого свидетельствуют фактическое отсутствие повода к совершению преступления в отношении ранее совершенно незнакомого мужчины, агрессивный характер действий подсудимого, умышленное, демонстративное нарушение подсудимым сложившегося в обществе комплекса отношений между людьми, обеспечивающегося общественное спокойствие, неприкосновенность личности.

По приведенным основаниям, действия подсудимого Зяблова Михаила Сергеевича суд квалифицировал по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, как хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия.

По уголовному делу 1-36/2015 по обвинению Гедз М. Н. по ст. 213 ч. 1 п. «а» , судом было установлено, что Гедз М.Н., находясь на улице, т.е. в общественном месте, грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу, в присутствии граждан, используя в качестве предмета стеклянную бутылку из-под пива, умышленно нанес ею удары по голове Саидова, а также не менее 4 ударов кулаком по голове, причинив потерпевшему физическую боль и побои.

Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд посчитал, что вина подсудимого Гедз М.Н. полностью доказана, а его действия правильно квалифицированы по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, так как он совершил хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия.

2. Трудностей, связанных с применением пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка и отграничении уголовно наказуемого хулиганства от мелкого (статья 20.1 КоАП РФ), у судей не возникает.

3. Совершение действий, указанных в диспозиции ст. 213 УК РФ, в общественном месте рассматривается судьями в качестве обязательного признака объективной стороны хулиганства. Наличие очевидцев также влияет на уголовно-правовую квалификацию совершенного преступления.

4. Уголовные дела по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ за указанный период в Ленинский районный суд г. Магнитогорска не поступали.

5. Примеров квалификации иных действий виновного, свидетельствующих о намерении лица применить насилие посредством применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия как для физического, так и для психологического воздействия, а также примеров квалификации по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ с учетом разъяснения, данного в п. 4 постановления Пленума (применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, сувенирного оружия, игрушки в виде оружия и т. п.), не имеется.

6. Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

Исходя из имеющейся практики в качестве предметов, используемых в качестве оружия, при совершении хулиганства, судом признавались: стеклянная бутылка (уголовное дело № 1-36/2015); бита (уголовное дело 1-36/2015); нож, который является «ножом хозяйственным: хлеборезным, овощным 345 ГОСТ Р 51015-97» (уголовное дело 1-42/2015).

В практике суда не было случаев, когда в качестве предметов используемых в качестве оружия, при совершении хулиганства использовались лазерные излучатели. Не имели место случаи использования виновными животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, в процессе совершения хулиганства.

7. 8. В практике суда не было случаев квалификации действий виновных по части 2, части 3 статьи 213 УК РФ.

9. В практике суда не было случаев привлечения к уголовной ответственности за совершение хулиганства при отягчающих обстоятельствах лиц, совершивших преступление в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет.

10. Трудностей при квалификации действий подсудимых при совершении ими иных преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, не возникает.

11. Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

В практике суда был случай исключения судом из обвинения этого квалифицирующего признака.

Так, по уголовному делу 1-87/2014 по обвинению Алейникова Олега Борисовича по статьям 111 ч. 1, 213 ч. 1 п. «а», 115 ч. 2 п. «а» УК РФ , в судебном заседании не нашло подтверждение обвинение в части причинения телесного повреждения Алейниковым О. Б. потерпевшему Еделеву В. Н. из хулиганских побуждений.

«Как пояснил Алейников О. Б. на предварительном следствии, он нанес удар ножом потерпевшему Еделеву В. Н., в суде Алейников О. Б. удар ножом отрицал, но не отрицал нанесение удара потерпевшему рукой в связи с неправомерными действиями потерпевшего, причастного к избиению и оскорблению его гражданской жены Подберезной Е.А.

Из показаний потерпевшего Еделева В. Н. установлено, что у него произошел конфликт с Подберезной Е. А., он толкнул потерпевшую, между ними имела места быть словесная перебранка, до тех пор, пока Еделев В. Н. не вернулся к своей компании, после этого Подберезная Е.А. ушла домой и о случившемся сообщила Алейникову О. Б. Свидетели по делу, слышали, что Еделев В. Н. и Подберезная Е. А. конфликтовали, потерпевший Еделев В. Н. понимал, почему к нему подошел Алейников О. Б. с разборками, а свидетели видели, что на Еделева В. Н. Подберезная Е А. указала, подсудимый отозвал потерпевшего в сторону. Указанные обстоятельства дают основание считать, что Алейников О. Б. действовал в отношении потерпевшего Еделева В. Н. не беспричинно, а на почве подозрения его в оскорблении и нанесении побоев его сожительнице Подберезной Е. А. с целью ее защитить. Данные мотивы нельзя признать хулиганскими. То обстоятельство, что у Подберезной Е А. не было зафиксировано существенных телесных повреждений, и она не обратилась в правоохранительные органы, не свидетельствует о наличии у Алейникова О. Б. умысла на совершение преступления из хулиганских побуждений, поскольку сам он был уверен в виновности потерпевшего. По делу отсутствуют доказательства, подтверждающие нарушение общественного порядка действиями подсудимого и направленности его умысла на это. Ссылка обвинения на место совершения преступления – улица, само по себе не может свидетельствовать о нарушении общественного порядка, поскольку на месте события посторонних не было, Алейников О. Б. отозвал потерпевшего Еделева В. Н. в сторону от его друзей, не было установлено причинение ущерба общественным интересам.

Таким образом, действия подсудимого Алейникова О. Б. охватываются ч. 1 ст. 115 УК РФ, при этом подлежит исключению из обвинения п. «а», совершение преступления из хулиганских побуждений, так как в них отсутствует этот признак, а, следовательно, и их квалификация п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ подлежит исключению».

12. Трудностей при применении пункта 11 названного выше постановления Пленума, когда в процессе совершения хулиганства лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, не было.

Случаев возращения уголовных дел прокурору в порядке, установленном статьей 237 УПК РФ, в связи с необходимостью дополнительной квалификации действий по другим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за последствия примененного насилия, не было.

13. Данные о личности осужденных за хулиганство по ст. 213 УК РФ приведены в таблицах № 1 и № 4.

14. В практике суда не было случаев возращения уголовных дел прокурору по основаниям, указанным в п. 6 ч. 1 и п. 1 ч.1.2 статьи 237 УПК РФ, в связи с необходимостью предъявления лицу более тяжкого обвинения, связанного с наличием в его действиях признаков уголовно-наказуемого хулиганства или квалифицирующего совершения преступления из хулиганских побуждений.

15. Применение иных положений уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дел указанной категории, затруднений не вызывает.

16. За указанный период в апелляционном порядке было обжаловано 2 приговора по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений.

Приговор Ленинского районного суда от 08.05.2014 г. по уголовному делу № 1-87/2015 в отношении Алейникова О. Б., обвиняемого по статьям 111 ч. 1, 213 ч. 1 п. «а», 115 ч. 2 п. «а» УК РФ, осужденного по ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 114 УК РФ апелляционным определением от 22.07.2014 г. оставлен без изменения.

Приговор от 19.03.2015 г. по уголовному делу № 1-42/2015 в отношении Нурмеева Р. Р. осужденного по статьям 158 ч. 1 (6 эпизодов), 158 ч. 2 п. «в» (2 эпизода), 158 ч. 3 п. «а», 213 ч. 1 п. «а», 112 ч. 2 п. «д» УК РФ, апелляционным определением от 08.06.2015 изменен. Осуждение Нурмеева Р. Р. по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ исключено как излишне вмененное:

«Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, совершенное из хулиганских побуждений, может образовывать совокупность с хулиганством, если виновный, помимо причинения вреда здоровью, совершил еще и иные действия, грубо нарушавшие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу.

Согласно предъявленному обвинению умышленные действия, направленные против потерпевшего Кирчегина Ю. А., были совершены Нурмеевым Р. Р., из хулиганских побуждений, с использованием незначительного повода. Хулиганские действия Нурмеева Р. Р., продолжением которых явилось причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, как образующие идеальную совокупность с преступлением, предусмотренным п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ, дополнительной квалификации по ст. 213 УК РФ не требовали».

Врио председателя Ленинского районного

суда г. Магнитогорска И. И. Аверкина

Исп.: консультант суда Шабур О. В. 20-98-52

maglen.chel.sudrf.ru

Хулиганские побуждения, как квалифицирующий признак преступления

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства . Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц.

Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним .

Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.

В рамках п.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода.

При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений .

Для определения наличия или отсутствия квалифицирующего признака в виде хулиганских побуждений, необходимо рассматривать данный признак в рамкахвосприятия обвиняемым (подсудимым) складывающейся ситуация. Например, виновный мог воспринимать ситуацию, как агрессию в отношении себя и действовать в рамках самозащиты.

В научной статье Антоняна Ю. М. и Еркубаевой А.Ю. вжурнале «ОБЩЕСТВО И ПРАВО» Выпуск № 2 (48) в 2014 г. «Преступления из хулиганских побуждений: объяснение и мотивы» указано, что если совершались какие-либо действия, внешне носящие хулиганский характер, мотивы которых непонятны, то для их установления должны проводиться психолого-психиатрические судебные экспертизы. Если в результате будут установлены не хулиганские, а иные мотивы, действия виновного необходимо квалифицировать по другим статьям УК.

По своей наполняемости хулиганские побуждения содержат наличие безграничного, неуправляемого эгоизма, искаженные представления о границах личной свободы, культ грубой силы, стремление «испытать себя» и вспышку безотчетной злобы.

Типичным для хулиганских побуждений является то, что преступление совершается обычно без повода или с использованием незначительного повода в качестве предлога (например, избиение или убийство прохожего за то, что не дал прикурить, сделал замечание и т.п.).

advokativlev.ru

Постановление пленума верховного суда о судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений

Борис Волженкин, профессор юридического факультета СПбГУ, доктор юридических наук.

Федеральный закон от 24 июля 2007 г. внес существенные изменения в признаки состава преступления — хулиганства, а уже 15 ноября 2007 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление, разъясняющее судам некоторые вопросы применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений. К сожалению, немало предлагаемых Пленумом решений проблем уголовно-правовой квалификации названных преступлений представляется весьма спорными.

На протяжении многих лет наиболее, очевидно, сложным вопросом, возникавшим при применении уголовно-правовой нормы о хулиганстве, являлся вопрос о разграничении хулиганства и смежных преступлений против личности. Острота этого вопроса еще более возросла после известных изменений, внесенных в ст. 213 УК РФ Федеральными законами от 8 декабря 2003 г. и 24 июля 2007 г., и включения хулиганских побуждений, а также мотивов политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды и мотивов ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы в число квалифицирующих признаков деяний, предусмотренных ст. ст. 115 и 116 УК РФ. В нескольких пунктах Постановления от 15 ноября 2007 г. Пленум Верховного Суда РФ обращается к этой проблеме. Какое же предлагается решение?

В п. 1 Постановления указывается, что «при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним». Возвращаясь к этой же проблеме в п. 12 Постановления, Пленум разъясняет, что хулиганство следует отграничивать от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий. Наконец, в п. 13 Пленум Верховного Суда РФ, подчеркнув, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, указал, что оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Специалистам в области уголовного права нетрудно заметить, что, давая эти разъяснения, Пленум Верховного Суда в значительной степени повторил положения, содержавшиеся по этому вопросу в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 октября 1972 г. N 9 «О судебной практике по делам о хулиганстве» (п. 25) и Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1991 г. N 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве» (п. 15). Между тем по сравнению со ст. 206 УК РСФСР 1960 г., в связи с которой давались вышеназванные разъяснения, признаки уголовно наказуемого хулиганства существенно изменились.

Мотив преступления (хулиганские побуждения), который действительно ранее являлся основным признаком, позволявшим судить о направленности умысла виновного лица на нарушение общественного порядка и тем самым позволял разграничивать хулиганство и такие преступления против личности, как побои, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью, уже таковым не является, поскольку этот мотив, равно как мотивы политической, социальной, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды, предусмотрен сейчас в квалифицированных составах преступлений против личности. Следовательно, указание Пленума Верховного Суда на мотив соответствующих действий как на критерий, разграничивающий хулиганство и преступления против личности, является ошибочным.

Из разъяснения, содержащегося в п. 13 Постановления, следует, что Пленум Верховного Суда не связывает совершение хулиганства только с хулиганскими побуждениями и другими мотивами, указанными в п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, поскольку допускает возможность признания хулиганством действий (оскорбления, побои, причинения вреда здоровью различной степени тяжести), совершенных в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванных личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших, если эти действия совершались при наличии признаков преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ. Такими признаками, очевидно, являются грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, если, конечно, при этом применялось оружие или предметы, используемые в качестве оружия. Однако в чем может выражаться при этом нарушение общественного порядка, какое значение имеют способ, время и место совершения соответствующих действий, их интенсивность и продолжительность, постановление не разъясняет.

Пленум, по сути, не разъяснил вопрос об объекте хулиганства, содержании понятия «общественный порядок». Совершенно правильно в Постановлении указано, что «явное неуважение к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованных желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним» (п. 1). Но разве не нарушаются общепризнанные нормы и правила поведения, когда субъект из хулиганских побуждений избивает потерпевшего, причиняет вред его здоровью, применяя при этом оружие или другие предметы, но делает это не в общественном месте и не публично? Тем более что в Постановлении справедливо отмечено: хулиганские действия могут быть совершены не только в отношении неопределенного круга людей, но и в отношении конкретного человека. Если же лицо совершает действия, грубо нарушающие общественный порядок, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды или вражды в отношении каких-либо социальных групп, то утверждать, что эти действия продиктованы желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним, конечно, нельзя.

Возражения вызывают некоторые конкретные разъяснения Пленума Верховного Суда по вопросам квалификации хулиганства. Так, Пленум утверждает, что состав преступления, предусмотренный ст. 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и поэтому, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему наносятся побои или причиняется вред здоровью, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности соответствующих преступлений (п. 11). На мой взгляд, это утверждение не вытекает из текста закона.

Уголовно наказуемое хулиганство согласно п. «а» ч. 1 действующей редакции ст. 213 УК РФ обязательно совершается с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Оружие — это предметы и приспособления, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Поэтому применение оружия по назначению, равно как и других предметов, использованных в качестве оружия, предполагает физическое и психическое воздействие на потерпевшего, т.е. физическое и психическое насилие. Остается лишь вопрос об объеме насилия, охватываемого нормой, изложенной в ст. 213 УК РФ. В случаях совершения хулиганства, подпадающего под признаки п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, применение оружия и других предметов не является обязательным, однако в течение многих десятилетий существования нормы о хулиганстве обоснованно считалось, что грубость нарушения общественного порядка в первую очередь определяется тем, что оно (нарушение) было связано с проявлением насилия.

Неудачно, полагаю, разъяснено понятие «применение оружия или других предметов, используемых в качестве оружия». Пленум понимает под этим «умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия» (п. 2). Однако «действия, направленные на использование», — это еще не использование этих предметов, не их применение. Равно как «действия, свидетельствующие о НАМЕРЕНИИ ПРИМЕНИТЬ» (выделено мной. — Б.В.) оружие и другие предметы, никак не могут считаться их применением, о котором говорит закон.

В п. 4 Постановления разъяснено, что применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. Но ведь в этих случаях нет оружия как предмета, предназначенного для поражения живой или иной цели, равно как нет и иного предмета, используемого в качестве оружия, т.е. для поражения цели. Конечно, демонстрация подобных предметов способна оказать устрашающее воздействие, но объективно использовать в качестве оружия данные предметы, как правило, невозможно.

Применение оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, уголовный закон рассматривает как квалифицирующее обстоятельство разбоя (ч. 2 ст. 162 УК РФ). В Постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» Пленум Верховного Суда РФ указал, что, если лицо угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой, но без вменения квалифицирующего признака «с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия» либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием или имитацией оружия (п. 23). Почему же применительно к составу хулиганства предлагается прямо противоположная трактовка применения оружия или иных предметов?

Сомнение вызывает предлагаемое в Постановлении решение о квалификации хулиганских действий, связанных с сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (п. 9). Пленум заключил, что сопротивление представителю власти, о котором говорится в ч. 2 ст. 213 УК РФ, не охватывает насилия, не опасного для жизни и здоровья представителя власти, и предложил квалифицировать содеянное по ч. 2 ст. 213 УК РФ и ч. 1 ст. 318 УК РФ. Между тем при таком решении происходит «удвоение ответственности», что нарушает принцип справедливости. Характерно, что, когда сопротивление оказывается иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, и последнему наносятся побои или причиняется легкий вред здоровью, Пленум не настаивает на необходимости квалификации этих действий по совокупности ч. 2 ст. 213 и ст. ст. 116 или 115 УК РФ.

Неясно в Постановлении изложен вопрос о разграничении вандализма, совершенного по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (ч. 2 ст. 214 УК РФ), и хулиганства, совершенного по тем же мотивам (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ). В п. 15 Постановления подчеркивается, что «при вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах. В тех случаях, когда наряду с вандализмом (ст. 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ». Но ведь хулиганство, как грубое нарушение общественного порядка, совершенное по мотивам, названным в п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, вполне может выражаться в причинении вреда имуществу, осквернении зданий и прочих действиях, упоминаемых в ст. 214 УК РФ. Почему же Пленум предлагает оценивать эти действия как менее опасное преступление и квалифицировать по ст. 214 УК РФ?

Подводя итог, можно сказать, что спорность целого ряда рекомендаций, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», не столько вина Пленума Верховного Суда РФ, сколько наша общая беда, заключающаяся в несовершенстве законодательства, регламентирующего затрагиваемые в Постановлении Пленума вопросы.

Поспешные, непродуманные, принимаемые иногда из конъюнктурных соображений законодательные решения вопросов ответственности за деяния, совершаемые из хулиганских побуждений, привели к тому, что и теоретики, и практики еще больше запутались в понимании признаков уголовно наказуемого хулиганства и критериев разграничения его от смежных преступлений. К сожалению, анализируемое Постановление Пленума, преследовавшее цель обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступлений, совершенные из хулиганских побуждений, цели этой не достигло.

wiselawyer.ru