Правила монашеской жизни

Монашеская жизнь на Востоке

Начало монашества относится к 3 столетию. В 4 в. оно получило полное развитие. Способствовало этому вступление в Церковь не осознавших духа христианства язычников, заботившихся о мирских интересах. Ревнители благочестия из-за этого стремились покидать города и селения, уходить в пустыни. Там они могли проводить жизнь в молитве, подвигах самоотречения, помышлениях о Боге. Среди этих подвижников основоположником монашества является преподобный Антоний Великий (251-356 гг.).

Она был уроженцем городка Комы, в верхнем Египте, и унаследовал после родителей богатое состояние. Помышляя о благоугождении Богу и спасении души, он однажды вошел, во время богослужения, в храм, и услышал там слова из Евангелия: «Если хочешь быть совершен, иди продай имение свое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и пойди и следуй за Мною». Эти слова спасителя богатому юноше (Мф. 19:21) показались Антонию ответом на его мысли. Он так и поступил. Свою малолетнюю сестру он поручил благочестивым женщинам, жившим общиной, и на 21-м году жизни поселился в пещере, недалеко от места своего рождения. Там он начал подвизаться под руководством старца-отшельника. Через некоторое время, стремясь к совершенному уединению, он ушел в удаленное место пустыни, переплыв через Нил, поселился на восточном его берегу в пустой гробовой пещере, а потом в развалинах старой крепости, вдали от человеческих жилищ.

Двадцать лет прожил в этих развалинах святой Антоний в совершенном уединении, подвизаясь в посте и молитве и подвергая себя всевозможным лишениям.

Только два раза в год некоторые из его друзей приходили к нему сюда и приносили ему хлеб, получая взамен сплетенные руками преподобного корзины. Суровая отшельническая жизнь, которую вел преподобный, проходила, однако, для него не без тревог и волнений. С одной стороны, великий подвижник нередко подвергался искушениям от демонов, наводивших на него страх и ужас разными чудовищными привидениями, а с другой его душу смущали собственные его помыслы об удовольствиях и наслаждениях, оставленных им в миру. Однажды в порыве глубокого уныния от осаждавших его мирских желаний он воскликнул: «Господи, что мне делать? Хочу спастись, но помыслы мешают мне», После этих слов преподобный вдруг увидел перед собой человека, который работал, а затем начал молиться, после же молитвы снова начал работать. Это видение вразумило Антония: он понял, что постоянный труд и молитва самое лучшее средство успокоить душу и очистить сердце от нечистых пожеланий. Увеличив свои труды и усилив молитву, он, наконец, настолько укрепился в духовной жизни, что ни демонские искушения, ни его собственные помыслы не тревожили его больше. Слава о необыкновенной жизни Антония, между тем, распространилась по всему Египту, и многие из христиан стали посещать его, а некоторые даже пожелали поселиться возле него, чтобы, под его руководством, вести такую же подвижническую жизнь. Антоний согласился принять на себя обязанность руководителя в отшельнической жизни, и вокруг него образовалось целое общество учеников-подвижников. Это была первая монашеская община (305 г.). Подробных правил относительно монашеской жизни Антоний не давал своим ученикам; но в общем виде он точно определял те требования, которые они должны были выполнять, чтобы достигнуть высшего нравственного совершенства. Так, он словом и примером собственной жизни заповедовал им: полное отречение от всех земных благ, совершенную преданность воле Божией, молитву, уединенные размышления о Боге и мире духовном, телесный труд и проч. Через шесть лет (312 г.) после основания монашеской общины преподобный Антоний, обеспокоенный множеством посетителей, удалился из развалин крепости в так называемую внутреннюю пустыню, отстоявшую на три дня пути к востоку от места его последних подвигов, и поселился в одной горной пещере. Только иногда приходил он к оставленной им братии для назидания и укрепления их в духовной жизни. Но народ нашел его и в новом уединении, тем более, что Господь сподобил великого подвижника дара чудотворения и прозрения. Люди всех сословий, богатые и бедные, знатные и незнатные, приходили к нему в пустыню, одни — чтобы видеть святого мужа, другие — чтобы получить от него совет, утешение или исцеление. Приходили к нему даже языческие ученые, привлеченные его славой, и вступали с ним в споры о вере. Антоний, глубоко изучивший человеческую природу и уединенными размышлениями достигший полного христианского ведения, своими простыми безыскусственными рассуждениями всегда одерживал над ними верх. Слава Антония была так велика, что даже сам император Константин обращался к нему с письмом, в котором называл его отцом и убеждал писать ему о нуждах. Но Антоний, порвавший все связи с миром, не хотел было даже принять письма и, только по убеждению братии, принял и написал ответное письмо, в котором, верный самому себе, хваля благочестие царя, советовал ему не превозноситься царским званием, так как цари земные имеют над собою Царя небесного, Иисуса Христа. В течение своей долговременной отшельнической жизни преподобный Антоний только два раза оставлял свою пустыню и появлялся в мире. В первый раз он приходил в Александрию в 311 году, во время гонения Максимина, чтобы ободрить и утешить страдальцев за веру, а во второй раз — тоже в Александрию в 351 году, чтобы поддержать православных в борьбе с арианами. В последний раз появление в шумном городе уважаемого столетнего пустынника было особенно благодетельно для Церкви; в несколько дней он обратил ко Христу значительное число язычников и еретиков.

В глубокой старости преп. Антоний встретил во внутренней пустыне преп. Павла Фивейского, раньше него начавшего подвижническую жизнь и, до встречи с ним, не видевшего человеческого лица. Кончина этого праведника относится к 314 году. Преп. Антоний похоронил его в мантии, полученной от ревнителя православия святителя Афанасия Александрийского. Преп. Антоний преставился в 356 году, прожив в пустыне около 85 лет.

Преп. Антоний является основателем иночества отшельнического, скитского. Подвижники, руководимые старцем, аввой (отцом), жили отдельно в хижинах или пещерах, предаваясь уединенным подвигам. Такие общины назывались лаврами. Но еще при жизни преп. Антония создался иной род монашества — общежительное иночество. Подвижники образовывали одну общину, под управлением одного аввы, называвшегося также архимандритом, т.е. начальником общества монахов. Иноки жили в одном или нескольких помещениях, соблюдая установленные общие правила. Такие общины именовались киновиями, монастырями. Основателем общежительного монашества был преподобный Пахомий Великий (292-348 или 349 гг.).

Родиной его был египетская Фиваида. Будучи язычником, он в 18-летнем возрасте был призван на военную службу. Его поразило проявление любви к нему и другим воинам христиан, жителей одного городка. По окончании службы он крестился. Услышав о египетских подвижниках, он сблизился со строгим аскетом Паламоном и провел с ним десять лет, изучая христианское подвижничество. В 325 г. Пахомий, по внушению Божию, удалился в пустыню при реке Нил, под названием Тавенны. Сюда к нему пришел его брат Иоанн. Они подвизались вдвоем, питаясь трудами своих рук. У Пахомия созрела мысль об основании общежительного иночества, и он создал монастырь на одном острове Нила.

Слава о подвигах Пахомия вскоре привлекла к нему множество учеников, так что построенный им монастырь не мог вместить всех желающих, и он принужден был основать еще несколько монастырей на недалеком расстоянии друг от друга на берегах Нила. Он основал также и женский монастырь на другом берегу Нила; в нем первой жительницей была сестра Пахомия. В своих монастырях Пахомий ввел определенные правила монашеского общежития. Это первый иноческий устав. Все общество монахов, разделенное Пахомием на 24 класса, по степени развития их духовной жизни, находилось под управлением одного общего аввы, которым был при жизни Пахомий. Он осуществлял главный надзор над всей братией. Далее, каждый монастырь имел своих второстепенных начальников, называвшихся настоятелями и игуменами. Они находились в подчинении у главного аввы и доносили ему о состоянии своих монастырей. В монастырях были еще экономы с помощниками, заведовавшие хозяйственной частью. А так как каждый монастырь делился на несколько общин, состоявших из трех или четырех домов, и в каждом доме было по несколько келий, в которых жили по два или три монаха, то в каждом доме еще были и частные надзиратели, подчиненные настоятелям монастырей. Начальствующие лица должны были быть образцами строгой жизни для остальной братии. Под руководством начальников монахи должны были проводить жизнь в молитве, чтении книг духовного содержания, особенно св. Писания, и трудах. Общественное богослужение совершалось два раза в сутки — днем и ночью. Монахи собирались в церковь по данному знаку, скромно и в молчании, читали св. Писание и молитвы, пели псалмы. В первый и последний день недели они причащались св. Таин, причем литургия совершалась, обычно, пресвитерами из соседних сел, так как Пахомий, опасаясь проявления в братии духа любочестия, не допускал, чтобы кто-нибудь из них принимал пресвитерский сан, как и сам не принял его. Кроме того, иноки должны были совершать молитвы отдельно в каждом доме перед отходом ко сну и после сна. После молитвы или богослужения настоятель предлагал братии беседы о христианских истинах. Чтением монахи занимались в своих келиях в свободное от молитвы и от работ время. Книги они получали из монастырской библиотеки от эконома. Работы, которыми занимались монахи, были разного рода. Они возделывали землю, разводили сады, работали в кузницах, мельницах, кожевнях, плотничали, валяли сукна, плели корзины и циновки. Вообще иноки занимались всяким трудом, необходимым для содержания целого общества; сторонних средств к жизни у них не было никаких. На работу они выходили в порядке и молчании, вслед за своим настоятелем. Молчание, вообще, предписывалось во всякое время, во избежание пересудов. Все эти обязанности иноки должны были исполнять с безусловным послушанием, по данному знаку. Послушание, от которого зависел весь порядок монашеской жизни, предписывалось самое строжайшее. Без разрешения начальников никто из братии не только не мог выйти из монастыря, но не мог даже начать новой работы или перейти с одного места на другое. Все иноки носили одинаковую и самую простую одежду. Нижняя одежда была льняная, хитон, без рукавов, верхняя — кожаная; на голову надевалась волосяная шапочка — куколь, а на ноги сандалии. Эта одежда никогда не снималась, даже во время сна. Постелей для сна у иноков Пахомия не было, а были сидения с наклоненным задником и двумя загороженными стенками; подстилать разрешалось только рогожу. Вставали иноки задолго до рассвета. Пища была самая простая, один раз в сутки, обычно в полдень. Это были хлеб, маслины, сыр, овощи и плоды. В субботу и воскресенье была вечерняя трапеза. Ели все вместе в молчании, опустив на лицо покрывала, так что не могли видеть, как и что кто ест. Пахомий, предлагая братии все необходимое для поддержания жизни, предоставлял каждому по своей воле умерщвлять свое тело, но в то же время он осуждал тех, кто принимал пищу с жадностью. Одним из главных иноческих обетов в своих правилах Пахомий считал совершенную нестяжательность. Вступающему в общину монахов не позволялось приносить в монастырь никакого имущества; даже мирская одежда вновь прибывшего раздавалась неимущим мирянам. Монахи не должны были иметь ничего собственного. Работа, выполненная тем или другим братом, принадлежала не ему, а всей общине. Считалось важным преступлением, если кто-то из братии хранил у себя в келии деньги, хотя бы самую мелкую монету. Все необходимое для жизни — пищу, одежду, — иноки получали из общих средств монастыря. Экономы занимались снабжением братии пищей и одеждой из материалов, заготовленных в монастыре или купленных ими на стороне на деньги, вырученные от продажи иноческих изделий. Чтобы все эти строгие правила неизменно выполнялись иноками, Пахомий установил, чтобы вступающие в его общину принимались не раньше, чем через год, в течение которого опытные старцы испытывали их готовность вести жизнь согласно этим правилам. При жизни преподобного Пахомия основанное им на таких началах общество монахов возросло до 7000, а через сто лет после его кончины, — до 50 000.

Преподобный Пахомий за свою святую жизнь был удостоен от Господа дара прозорливости и чудотворения.

И отшельническое, и общежительное монашество вскоре распространилось по всему Египту и даже в другие страны. Так, Аммон основал общество пустынножителей на Нитрийской горе с прилегающей к ней пустыней, Макарий Египетский — в так называемой Скитской пустыне, где было много замечательных подвижников, Иларион, любимый ученик Ангония, перенес монашество на свою родину, в Палестину, где около Газы основал монастырь. Отсюда монашество распространилось по всей Палестине и Сирии. Василий же Великий, совершивший путешествие по Египту и Палестине и ознакомившийся с тамошней монашеской жизнью, распространил мужское и женское монашество в Каппадокии. Устав, который он дал своим монахам, скоро распространился по востоку и стал всеобщим. В 5 веке уже весь восток был усеян множеством монастырей. Из подвижников 5 в. замечательны: Исидор Пелусиот, Симеон Столпник, Евфимий, Савва Освященный и многие другие. Исидор, человек богословски и философски образованный, удалившись в египетские пустыни, проводил жизнь подобно Иоанну Крестителю: одевался в одежду из жесткого волоса и питался только кореньями и травами. Выбранный настоятелем одной монашеской общины, он вел такую же суровую жизнь и располагал к тому же братию. Симеон, родом сириянин, много лет подвизался в молитве, не сходя со столпа и перенося голод и все атмосферные перемены. Он положил начало новому роду подвижничества — столпничеству. Евфимий, основатель палестинской лавры, за свои подвиги получил дар чудотворений. Савва, ученик Евфимия, начал пустынническую жизнь с восьми лет. Он основал множество монастырей в Палестине и ввел в них определенный богослужебный устав. Наконец, кроме столпничества, в 5 столетии появился еще особый род подвижинчества — это в обителях неусыпающих. Один инок, Александр, устроил такой монастырь, в котором богослужение совершалось непрерывно, в течение целых суток. Богатый константинопольский житель Студий, которому понравился такой порядок, построил в Константинополе монастырь и пригласил поселиться в нем общину неусыпающих. Этот монастырь получил название Студийского. 6 век славен замечательными подвижниками: Симеон Юродивый, принявший на себя новый подвиг юродства и достигший полного бесстрастия, Иоанн Лествичник, много лет подвизавшийся на Синайской горе и написавший сочинение, известное под названием Лествицы, в котором изобразил степени духовного восхождения к нравственному совершенству; в 7 веке Алипий Столпник подвизался на столпе более пятидесяти лет. В конце 8 и начале 9 века представителем строгой монашеской жизни был известный поборник иконопочитания — Феодор Студит. Из его монастыря, славившегося строгостью иноческой жизни, вышло много подвижников благочестия, например, в 9 веке Николай, подвергавшийся истязаниям за иконопочитание, Иоанникий, прославившийся даром прозрения, и другие. В 9 веке становятся известными пустынники на Афоне: св. Петр (9 в.) подвизался здесь более пятидесяти лет в одиночестве, и св. Афанасий (10 в.), устроивший на Афоне монастырь, в котором вскоре появилось множество подвижников.

www.eparhia-saratov.ru

Правила монашеской жизни

01 июля 2018:
Клирик Патриаршего благочиния в Таиланде диакон Роман Бородич рукоположен во священника.

01 июля 2018:
Православные молятся о спасении детей, пропавших на севере Таиланда

29 июня 2018:
Вышли в свет новые номера журнала «Христианский Мир Азии».

24 июня 2018:
Новый клирик для служения в Таиланде

21 июня 2018:
ОСВЯЩЕНИЕ ИКОНОСТАСА СВЯТО-НИКОЛАЕВСКОГО СОБОРА г. Бангкока.

13 июня 2018:
Прием по случаю Дня России.

10 июня 2018:
Принято решение о масштабных ремонтно-реставрационных работ по храмам Патриаршего благочиния в Таиланде.

09 июня 2018:
Завершено написание икон для первого ряда иконостаса Свято-Николаевского собора гор. Бангкока

04 июня 2018:
Поздравления и.о. настоятеля Сергиевского храма на Ко Чанге (пров.Трат) иерею Сергию Шапкину по случаю рождения дочери.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ МОНАШЕСКОЙ ЖИЗНИ В МОНАСТЫРЯХ

Православный монастырь — это место подвига и духовного совершенствия для всех, пожелавших воплотить в жизнь Заповедь Иисуса Христа, сказавшего: «Если кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за мной» (Мф. 16,24).

Святой Василий Великий в одной из своих бесед дает обстоятельную характеристику монашеского жития: «Монаху, говорит он, должно прежде всего стяжать жизнь нестяжательную, телесное уединение, благоприличную наружность, голос иметь умеренный и слова скромные, перед старшими молчать, мудрых слушать, к равным иметь любовь, низшим подавать исполненный любви совет; удаляться людей негодных, плотских и суетных; больше думать, а меньше говорить; не быть дерзким в словах, не допускать излишества в разговорах, избегать смеха, украшаться стыдливостью, взор потуплять долу, а душу возносить горе; на прекословия не отвечать прекословием, быть благопокорным; трудиться своими руками, всегда помнить о смерти, с надеждой радоваться, скорби терпеть, непрестанно молиться, за все благодарить, перед всеми быть смиренным, ненавидеть высокомерие; быть трезвым и охранять сердце от лукавых помыслов. Заботиться о страждущих, плакать с ними. вразумлять бесчинных, утешать малодушных, служить недужным, заботиться о братолюбии«.

Монах более полно, чем какой-либо другой христианин, должен стремиться в своей жизни воплотить одну из главнейших заповедей Христовых, которая гласит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим; и возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 27, 37-39).

Пока монахами были лишь одиночки — они спасались каждый по разумению своему, но с появлением монастырей потребовался Устав, который мог бы регулировать монашескую жизнь.

II
Условия принятия в монастырь

  • Кто ради Бога отрицается мира и вступает в иночество, тому необходимо иметь искреннее расположение к монастырской жизни.
  • Никакой прежний моральный образ жизни не препятствует христианину вступить в монастырь, как о том сказано в 43-м правиле Шестого Вселенского Собора.
  • В монастырь не могут быть приняты:
    • лица, не достигшие совершеннолетия
    • муж при живой жене, не разведенной с ним
    • родители, имеющие малолетних детей, требующих их опеки
  • Новопоступивший проходит испытание в течении нескольких лет и затем, по усмотрению настоятеля и благословению Священноначалия, может принять монашеский постриг.
  • III
    Поведение новоначальных иноков

  • Новоначальный, прежде всего, должен внимательно прочитать монастырский Устав, чтобы при первых же шагах своего пребывания в обители не нарушать заведенного в ней порядка и дисциплины.
  • По прочтении Устава новоначальный дает подписку в том, что он знаком с ним и обязуется свято выполнять все, изложенное в нем. В случае же нарушения монастырского Устава он обязуется, по благословению наместника (игумена), немедленно удалиться из обители.
  • Новоначальный должен всемерно стремиться к духовной жизни, оставляя светские привычки, помня наставления святого Василия Великого к начинающим инокам: «Походку иметь скромную, не говорить громогласно, соблюдать в беседе благочиние, употреблять пищу и питие благоговейно, хранить молчание при старейших, быть внимательным к мудрым, послушным к начальствующим, иметь к равным и меньшим нелицемерную любовь, удаляться от злых, мало говорить, тщательно собирать познание, не многословить, не быть скорым на смех, украшаться скромностью».
  • По отношению к наместнику (игумену) и насельникам монастыря новоначальный должен оказывать смиренную почтительность.
  • Новоначальному у наместника, иеромонахов следует брать благословение, а иным при встрече сделать поясной поклон.
  • Входить в чужую келию следует с молитвой Иисусовой и вход в келию возможен только тогда, когда будет получен ответ: «Аминь».
  • После вечернего Правила всякие праздные разговоры и прогулки воспрещаются.
  • Подобает беспрекословно повиноваться наместнику (игумену), начальствующим монастыря, помня, что и Сам Христос сказал о Себе: «Ибо я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Иоанн. 6, 38).
  • Послушание для новоначальных — залог их будущего возрастания духовного и спасения.
  • Избегать своеволия, ничего не делать без благословения вышестоящих, даже похвального, дабы не впасть в соблазн.
  • Распоряжения наместника (игумена) не должны монашествующими обсуждаться или критиковаться, но выполняться с молитвою и смирением.
  • Если какой-то брат не согласен с распоряжением начальствующих, он с кротостью и наедине может высказать свое мнение давшему это распоряжение.
  • Новоначальный должен находиться в постоянном мире и любви со всей братией обители, стараясь быть со всеми приветливым и услужливым.
  • Никто не должен без благословения старших брать себе в келию никакой вещи, даже самой необходимой, помня, что взятое без благословения есть кража, равно как и всякое приобретение без благословения.
  • Монашествующим не должно заводить мшелоимства (лишних вещей). Лучшим украшением иноческой келии служат святые иконы и книга Священного Писания, а также творения Святых Отцов.
  • Курение, употребление спиртных напитков и сквернословие в монастыре воспрещаются, и нарушение сего правила влечет за собой серьезные наказания, вплоть до исключения из обители.
  • Целомудрие или чистота души состоит не только в хранении себя от порочных дел, но и от нечистых помыслов.
  • Везде и всегда нужно воздерживаться от празднословия: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут ответ в День Суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36).
  • Если какой-либо из новоначальных или монашествующих постоянно нарушает правила иноческой жизни, то такового стараются при помощи увещеваний исправить; если же он упорствует в своих грехах, то таких после многократных увещаний следует, как поврежденный член тела, отсечь от общества иночествующих.
  • Каждый новоначальный инок должен быть под особым руководством духовника, которому надлежит открывать свое духовное состояние: недоумения, сомнения, затруднения, искушения и получить от него наставления и духовную поддержку.
  • Исповедь происходит в четыре годовых поста: Рождественский, Великий, Петровский и Успенский, в День своего Ангела, а также когда монашествующий чувствует в этом потребность.
  • Для духовного возрастания каждый монашествующий должен ежедневно прочитывать несколько глав Священного Писания, читать творения Святых Отцов и другую душеполезную литературу, находя в ней духовную пищу и утешение.
  • Без духовника монашествующий не должен ничего особенного предпринимать по своей только мысли и воле, например, налагать на себя пост, сверх положенного Уставом, или что-то другое, дабы не впасть в прелесть и не повредить своему спасению.
  • Если между братьями произойдет какое-нибудь недоразумение, ссора, то они должны стремиться к скорейшему примирению, ибо сказано: «Солнце да не зайдет во гневе вашем».
  • Брат, нарушающий монастырскую дисциплину, может быть подвергнут духовному взысканию через наложение епитимьи.
  • На епитимью не следует смотреть, как на карающий бич, это необходимое врачевание, исцеляющее духовные болезни и немощи.
  • Если больные считают врачей за благодетелей, хотя они и дают им горькие лекарства, так следует перед очами иметь ту цель, с которой даются епитимьи, и принимать их, как знак милосердия для спасения души (Василий Великий, правило 52).
  • Каждому согрешившему дается епитимья сообразно его положению и его немощи. Как нельзя различные телесные болезни лечить одним и тем же лекарством, так и духовные прещения должны носить разнообразный характер: «Как нет одного врачевания для телесных недугов, так нет и для душевных», — говорит Исаак Сирин.
  • Важнейшим моментом монашеской жизни является церковное Богослужение, общее молитвенное правило, и, потому, присутствие при оных должно быть первейшею заботою всех живущих в монастыре.
  • Уклонение или нерадивое отношение к молитве в этом священнейшем деле должно считаться важным нарушением распорядка духовной жизни монастыря.
  • Цель молитвы та, чтобы приобрести навык о непрестанном памятовании о Боге, жить в Боге и стяжать в своем сердце благодать Святаго Духа.
  • Каждый из иночествующих должен стараться придти в церковь до начала Богослужения. Никому также не следует уходить из храма прежде окончания службы. О нарушителях благочинный докладывает наместнику (игумену).
  • Богослужения, по благословению начальствующих монастыря, могут пропускать те монахи, которые заняты другими послушаниями или выполняют какое-либо срочное дело для обители.
  • Священнослужащие, читающие и поющие в церкви должны исполнять свое дело с неослабным вниманием, без поспешности, «со страхом и трепетом», не нарушая монастырского Устава.
  • На пути в церковь и из церкви не должно останавливаться с посторонними и входить с ними в разговоры, а если от кого будут спрошены о чем-либо, то нужно ограничиваться кратким ответом.
  • Стоя в церкви, не нужно разговаривать, оглядываться по сторонам, но быть сосредоточенным, внимать Богу и себе.
  • Монашествующие к Богослужению должны являться без опозданий, одетыми по форме : в клобуках и рясах, а послушники — в подрясниках.
  • Если непосредственно за Богослужением следует монашеская трапеза, то братия прямо из церкви идут трапезовать; если есть перерыв во времени, то все отдыхают в своих келиях.
  • Получив благословение у наместника (игумена), трапезный ударяет в колокол и братия в клобуках и рясах немедленно, но чинно собираются на трапезу, которая начинается и оканчивается молитвами.
  • В продолжение трапезы братия сохраняет безмолвие, слушая предлагаемое чтение.
  • Вхождение в трапезную с опозданием или исхождение из нее прежде окончания трапезы без благословения признается нарушением дисциплины и достойны порицания.
  • Никто не должен брать пищу в келию, кроме тех, которым разрешает сие наместник (игумен) или благочинный, как не могущим прийти на общую трапезу по болезни или каким-либо иным уважительным причинам.
  • Монашествующий должен со смирением вкушать поданную пищу и не говорить: «Это не вкусно, а то мне вредно».
  • На особое, диетическое питание монашествующий должен взять благословение у наместника (игумена).
  • Время, оставшееся от церковного Богослужения и исполнения послушания, проводимое монашествующим в келии, должно употребляться с благоразумием и бережно, с желанием приобрести как можно больше пользы, главным образом — духовной.
  • Таковыми полезными келейными занятиями могут быть:
    • келейное Правило по Уставу и по благословению духовника;
    • чтение душеполезных книг;
    • упражнение в церковном пении и чтении, изучение нотной грамоты, церковно-славянского языка, церковного Устава и приготовление к церковной службе;
    • уборка келии, чистка и ремонт одежды, обуви и прочее;
    • рукоделие на пользу обители или для собственных нужд.
    • Среди духовно-нравственной литературы могут быть рекомендованы к келейному чтению сочинения следующих подвижников благочестия: аввы Дорофея, Василия Великого, Исаака Сирина, Иоанна Лествичника, Ефрема Сирина, Макария Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Афонский Патерик, Тихона Задонского, Димитрия Ростовского, Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, пять томов Добротолюбия, Луг Духовный, Пролог, Киево-Печерский Патерик, Жития Святых и многие другие сочинения наших Святых Отцов и духовных писателей.
    • Одежда братии должна быть чистой, простой, без претензий на роскошь. «От роскоши одежды является тщеславие и ожесточение», — говорит Исаак Сирин.
    • В случае болезни монах может обратиться к врачу, предварительно взяв на это благословение у начальствующих.
    • Молитва келейная, чтение Псалтири гасит всякие страсти.
    • Келейное богомыслие возвышает ум и очищает сердце.
    • Ум, по учению Святых Отцов, никогда не должен быть праздным.
    • VIII
      О внешних посетителях и посещении келий

    • Принятие в келиях внешних посетителей не допускается.
    • Если же возникнет необходимость встречи монашествующих с близкими родственниками, то таковые принимаются не в келии, а в особо отведенной приемной монастыря.
    • Никто из братии не имеет права ночевать в чужой келии своего же монастыря.
    • Братия могут посещать один другого в келиях для духовной беседы или помощи больным и престарелым, но не для пустых разговоров и забав.
    • После вечерней трапезы и вечернего правила монашествующий должен оставаться в своей келии, кроме тех особых случаев, когда вызывает духовное начальство, необходимо посетить больного и т.п.
    • IX
      Условия отлучек из монастыря

    • Выход из монастыря может быть: ради послушания, по должностной необходимости и по желанию имущих в том уважительную личную потребность.
    • Если кому-либо из монашествующих потребуется в дневное время (до начала богослужения) отлучиться на короткое время из обители, то для этого достаточно устного разрешения благочинного.
    • Направленные в виде особой нужды на послушание в город или другое место вне стен монастыря, должны немедленно возвращаться в обитель по окончании этого послушания.
    • Монашествующие всячески должны избегать оставления своей обители даже на самое короткое время, помня, что стены монастыря — лучшая защита от разных соблазнов и искушений.
    • Каждый инок, побывав в миру, возвращается в свою келию, в духовном плане, — худшим, чем из нее вышел. Так учат святые подвижники. Антоний Великий по этому поводу когда-то сказал: «Как рыбы, оставаясь на суше, умирают, так и монахи, пребывая с мирскими людьми, вне монастыря, теряют расположение к безмолвию. Как рыба стремиться в море, так и мы должны стремиться в свои келии, дабы, замедляя в ней, не забывать о внутреннем хранении» (Алфавитный Патерик).
    • X
      Условия увольнения из монастыря

      1. Иноки, которые изменили своей обители и стали жить зазорно, пороча Святую Церковь, после неоднократных увещаний и дисциплинарных взысканий, могут быть удалены из обители, как негодные к монашеской жизни и вносящие соблазн в среду монашествующих.
      2. Инок, уволенный из монастыря, должен в кратчайший срок сдать эконому келию, ключи от нее, монашескую одежду и другие казенные вещи, остричь волосы и в мирской одежде удалиться из обители.
      3. Если какой-либо монах, уволенный из монастыря или добровольно оставивший его, потом, поняв свое падение, возвратится и будет проситься обратно в обитель, то такового можно, по рассмотрению его дела принять, но уже в разряд вновь поступившего.
      4. От уволенных или самовольно ушедших из монастыря и вновь пожелавших возвратиться в него, следует потребовать письменное обещание впредь вести жизнь, согласную с Евангелием и монастырским Уставом.
      5. Монашество — это соль соли, это свет на фоне света, а монастыри — это маяки среди бурного житейского моря.
        Пусть Бог благословит каждого, грядущего к Нему путем чистоты и целомудрия.

        Монах (от греч. μόνος — один, одинокий) – это человек, посвятивший себя Богу через принятие обетов, сопровождающееся постригом волос в знак служения Богу. Монашество означает буквально «уединённое, одинокое жительство». В соответствии с принятыми обетами, монашество делится на три последовательные степени: рясофор, рясофорный монах – подготовительная степень к принятию малой схимы; монах малой схимы принимает обеты целомудрия, нестяжательства и послушания; схимонах, – монах великой схимы или ангельского образа, принимает обет отречения от мира и всего мирского. Человек, только готовящийся к постригу в рясофорные монахи и проходящий испытание в монастыре, называется послушником.

        www.orthodox.or.th