Преступления ставящие в опасность жизнь и здоровье личности

§ 5. Преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье

Законодатель различает две разновидности такого рода деяний: а) связанные с совершением насильственных действий, ставящих в опасность жизнь и здоровье (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — ст. 119 УК; принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации — ст. 120 УК); б) не связанные с применением насилия, но также ставящие в опасность жизнь и здоровье (незаконное производство аборта — ст. 123 УК; неоказание помощи больному — ст. 124 УК; оставление в опасности — ст. 125 УК).

Объективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 119, 120, 123 УК, характеризуется совершением активных действий, названных в ст. 124, 125 УК — бездействием, невыполнением специальных обязанностей, возложенных на субъекта законом либо подзаконным нормативным актом.

Составы преступлений в большинстве случаев сконструированы как формальные: ответственность наступает за совершение самих противоправных действий (бездействия). Исключением из этого правила являются составы преступления, предусмотренные ст. 124 и ч. 3 ст. 123 УК, которые сформулированы как материальные.

С субъективной стороны все преступления, входящие в рассматриваемую группу, совершаются с прямым умыслом. Субъект сознает общественную опасность действий (бездействия), ставящих человека в опасное для его жизни и здоровья состояние, и желает их совершения. Мотивы рассматриваемых преступлений разнообразны.

www.bibliotekar.ru

Лекция 21. Преступления против жизни и здоровья

21.4. Преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье человека

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). Объективная сторона этого преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить ему тяжкий вред. Способ угрозы при этом значения не имеет — устно, письменно, с помощью жестов, по телефону. Угроза другому человеку (или нескольким людям) может быть высказана непосредственно или передана через третьих лиц.

Обязательным условием ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является реальность высказываемой угрозы. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу не как пустую декларацию или шутливое заявление, а именно как намерение виновного через какое-то время реализовать ее. Явно устрашающее воздействие имеет угроза, подкрепленная, например, демонстрацией оружия либо изъятых у других потерпевших органов или тканей, сопровождающаяся описанием конкретных способов причинения смерти или тяжкого вреда здоровью, особыми клятвами и др.

При решении вопроса о реальности угрозы должны учитываться как объективные, так и субъективные обстоятельства дела в их совокупности. Однако вовсе не важно, намеревался ли виновный фактически осуществить высказываемую угрозу в будущем, — главное, чтобы именно так считал человек, которому она адресована.

Угроза является оконченным преступлением с момента высказывания или совершения демонстративных действий, воспринимающихся другим лицом как опасные для его жизни или здоровья.

Не образует предусмотренного ст. 119 УК РФ преступления угроза совершить иные противоправные деяния, например изнасилование, уничтожение или присвоение имущества, разгласить конфиденциальные сведения.

В некоторых случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения другого, более тяжкого преступления и охватывается соответствующей статьей УК РФ (например, ст. 120, 132, 296, 302, 318).

Субъективная сторона преступления — вина в форме прямого умысла.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированным видом признается то же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (ч. 2 ст. 119 УК РФ).

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ). Изъятие органов и тканей человека для трансплантации регулируется Законом РФ от 22 декабря 1992 года «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Он регламентирует условия и порядок изъятия и пересадки соответствующих внутренних органов или тканей человека — объектов трансплантации. Статья 1 этого Закона, в частности, устанавливает, что трансплантация органов или тканей от живого донора или от трупа может быть применена только в случае, если медицинские средства не могут гарантировать сохранения жизни больного (реципиента) либо восстановления его здоровья. У живого донора изъятие органов или тканей допустимо только в случае, если его здоровью по заключению консилиума врачей-специалистов не будет причинен значительный вред. Трансплантация органов или тканей допускается исключительно с согласия живого донора.

Объективную сторону преступления образует принуждение живого донора к согласию на изъятие у него органов или тканей для трансплантации. Способами принуждения выступают при этом, во-первых, насилие, во-вторых, угроза применения насилия. Состав преступления формальный, поэтому преступление является оконченным с момента совершения действий, направленных на принуждение лица дать согласие на проведение соответствующей операции по изъятию органов или тканей его организма, независимо от наступления общественно опасных последствий.

В соответствии со ст.2 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» объектами трансплантации могут быть сердце, легкое, почка, печень, костный мозг и другие органы или ткани, перечень которых определяется Минздравом России. Данный закон не распространяется на органы, их части или ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетку, сперму, яичники, яички или эмбрионы), а также на кровь и ее компоненты. Однако по смыслу диспозиции ст.120 УК все указанные компоненты человеческого организма являются предметом предусматриваемого ею преступления.

Если насилие сопряжено с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то содеянное квалифицируется по п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ. Причинение менее опасного вреда здоровью охватывается составом данного преступления и квалификации по ч. 1 ст. 112 или ст. 115 УК РФ не требует. Однако умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью или истязание при отягчающих обстоятельствах квалифицируется соответственно по ч. 2 ст. 112 или ч. 2 ст. 117 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью предполагаемого донора как способ его принуждения полностью охватывается составом рассматриваемого преступления.

Субъект — лицо (в том числе медицинский работник), достигшее возраста 16 лет.

Часть 2 ст. 120 УК РФ содержит квалифицированный состав рассматриваемого преступления: то же деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного. В данном случае также не имеет значения, удалось ли виновному получить у потерпевшего согласие на изъятие органа или ткани, а тем более фактически трансплантировать их (формальный состав). Не важно, кроме того, сам ли виновный поставил предполагаемого донора в беспомощное состояние или всего лишь воспользовался объективно существующей ситуацией. Применение при этом насилия охватывается ч. 2 ст. 120 УК РФ, если содеянное не образует более опасного преступления, предусмотренного ст. 111 и ч. 2 ст. 117 УК РФ.

Незаконное производство аборта (ст. 123 УК РФ). Искусственное прерывание беременности (аборт) может проводиться лишь в соответствии со специальными правилами, допускающими производство этой операции по желанию женщины только в медицинском учреждении, получившем лицензию на указанный вид деятельности, врачами, имеющими специальную подготовку, и при отсутствии противопоказаний. Операция по искусственному прерыванию беременности проводится при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины — независимо от срока ее беременности (ст. 36 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года).

По ч. 1 ст. 123 УК РФ незаконным признается «производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля», т.е. гинекологической специальности (хирург-гинеколог, акушер). Буквальное толкование этой нормы приводит к выводу, что основание уголовной ответственности закон связывает не с самой по себе операцией при наличии установленных медициной противопоказаний для искусственного прерывания беременности (например, если ее срок превышает 12 недель или операция проводится в неприспособленном помещении) либо со способом производства криминального аборта, а именно с личностью виновного. Следовательно, производство аборта лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля, состава преступления не образует.

Состав преступления формальный, поэтому оконченным оно признается после производства операции, завершившейся изгнанием плода, независимо от того, причинен ли при этом какой-либо вред здоровью женщины.

Субъективная сторона — вина в форме прямого умысла.

Объективную сторону деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 123 УК РФ, образует производство аборта, которое повлекло по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. В свою очередь, из этого следует, что субъективная сторона характеризуется двумя формами вины: умыслом по отношению к действию (производству аборта) и неосторожностью по отношению к последствиям в виде смерти или тяжкого вреда здоровью потерпевшей. Неосторожность при этом может выражаться как в легкомыслии, так и в небрежности.

Оставление в опасности (ст. 125 УК РФ). Объективную сторону этого преступления образует бездействие — заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, когда виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.

Конкретно это может проявляться в неоказании первой медицинской помощи или иной помощи, например путем предоставления транспорта, одежды, продовольствия, вызова врача, спасателей (в горах).

Для вменения состава данного преступления необходимо установить целый ряд объективных и субъективных обстоятельств. Во-первых, лицо должно находиться в «опасном для жизни или здоровья состоянии» (т.е. ему угрожает смерть или наступление тяжкого вреда здоровью и поэтому нужны экстренные меры для спасения). Во-вторых, лицо было лишено возможности принять меры к самосохранению ввиду малолетства, старости, болезни или вследствие своей беспомощности. В-третьих, виновный имел возможность без серьезной опасности для себя или других лиц оказать требуемую помощь. В-четвертых, виновный был обязан заботиться о лице, находящемся в опасном состоянии (например, в силу родственных отношений или в силу профессии, рода деятельности), либо, в-пятых, сам поставил его в опасное для жизни и здоровья состояние (например, увлек в опасное путешествие).

Оконченным преступление является независимо от наступления реальных вредных последствий (формальный состав).

Если лицо своевременно сообщит о необходимости оказания помощи надлежащим учреждениям или лицам (милиции, пожарной охране, медицинским работникам), состав преступления отсутствует.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом исключается желание наступления смерти лица, находящегося в опасном для жизни состоянии: если виновный умышленно поставил потерпевшего в опасное для жизни состояние и, предвидя неизбежность наступления смерти, желал этого последствия, содеянное образует покушение на убийство.

Субъект преступления специальный: достигшее возраста 16 лет лицо, обязанное иметь заботу о другом человеке (родители, опекуны, телохранители и др.) либо само поставившее потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние (наехавший на пешехода водитель, руководитель туристической группы).

www.konsalter.ru

Преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье

УК РФ предусматривает ответственность не только за непосредственное лишение жизни или причинение вреда здоровью, но и за деяния, ставящие названные объекты в опасность причинения вреда.

Объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека.

Субъект данных преступлений — лица, достигшие на момент совершения криминального деяния 16-летнего возраста. В ст. 119,120, 123 УК речь идет об общем субъекте, в ст. 124 и 125 УК — субъект специальный: это или медицинские работники, или те лица, которые были обязаны заботиться о потерпевшем либо сами поставили потерпевшего в опасное для его жизни и здоровья состояние.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК).В отличие от УК РСФСР 1960 г., который относил данное преступление к числу посягательств на общественный порядок (ст. 207), УК РФ совершенно обоснованно включил его в гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья», поскольку оно непосредственно ставит в опасность жизнь и здоровье человека.

Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека. Потерпевшим от преступления может быть любое физическое лицо.

Объективная сторона данного преступления выражается в угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Угроза представляет собой разновидность психического насилия над личностью. Угроза — это выражение вовне намерения лишить потерпевшего жизни или причинить тяжкий вред его здоровью. Она рассчитана на запугивание.

Способы выражения угрозы разнообразны. Угроза адресуется потерпевшему устно, письменно, с помощью жестов, по телефону и т. д. Она может быть высказана как непосредственно тому, к кому обращается виновный, так и передана через третьих лиц.

Угроза может быть обращена в будущее, а может относиться к моменту ее высказывания.

Необходимым признаком состава рассматриваемого преступления является реальность угрозы. Она считается таковой, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

На практике определенную сложность представляет толкование понятия «реальность угрозы» как непременного условия правильного применения ст. 119 УК. При решении этого вопроса следует исходить из того, что реальность угрозы связывается прежде всего с наличием объективных оснований опасаться приведения ее в исполнение; субъективное же ее восприятие потерпевшим играет подчиненную роль. На реальность угрозы указывают ее конкретная форма, характер и содержание, сопутствующая ей конкретная ситуация (место, время, вся обстановка этого деяния), способ осуществления и интенсивность выражения угрозы, предшествующие взаимоотношения виновного и потерпевшего (например, систематические преследования потерпевшего), характеристика личности виновного (например, его взрывной характер, устойчивая насильственная антиобщественная ориентация, бурные проявления злобы, ненависти, жестокости, обиды, систематическое пьянство, прежние судимости за насильственные преступления, экстремальное психическое состояние и пр.). Вопрос о реальности угрозы решается в каждом случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Речь здесь, по сути, идет об индивидуальном криминологическом прогнозировании.

В качестве примера сошлемся на следующее дело.

Бывшие супруги А-вы после развода в течение 9 лет проживали в одной квартире. На протяжении всего этого времени А. систематически угрожал убийством своей бывшей жене. В ходе одной из ссор А. выломал дверь в ее комнату и стал преследовать ее с ножом в руках, угрожая убийством. Потерпевшая выскочила через окно на улицу и побежала к проживавшей недалеко дочери, куда направился и А., где он продолжал высказывать угрозы убийством. В ходе судебного заседания А. показал, что если бы он догнал бывшую жену, то наверняка убил бы ее. А. был осужден за угрозу убийством.

В данном случае имело также место приготовление к совершению убийства (ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ).

Рассматриваемое деяние относится к преступлениям с так называемым формальным составом. Оно считается оконченным с момента выражения угрозы.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что выражает угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, и желает этого.

Мотивы преступления разнообразны (месть, ревность, неприязненные отношения, стремление запугать потерпевшего и пр.).

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Преступление, предусмотренное ст. 119 УК, следует отличать от приготовления к убийству или причинению тяжкого вреда здоровью и покушения на совершение этих преступлений. В последних случаях речь уже идет о совершении конкретных действий, направленных на реализацию высказанной угрозы.

В ряде случаев угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом осуществления другого, более тяжкого преступного посягательства и квалифицируется по соответствующей статье УК РФ (например, п. «в» ч. 2 ст. 131, п. «в» ч. 2 ст. 132, ч. 1 ст. 162, ст. 296, 302 и др.).

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК). Для российского уголовного законодательства эта норма является новой.

Под трансплантацией органов и тканей в современной медицине понимается пересадка органов и (или) тканей от организма одного и того же вида. Как метод лечения она представляет собой двуединую операцию, при которой жизнь или здоровье больного (реципиента) спасается за счет поставления в опасность или причинения вреда здоровью другого человека (донора).

Развитие возможностей медицины в этом отношении породило множество социально-правовых проблем и привело к возникновению криминальных ситуаций, связанных с поиском и приобретением необходимого для трансплантации материала, в том числе и путем принуждения.

Закон Российской Федерации «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. предусматривает трансплантацию органов или тканей от живого донора или от трупа только в том случае, если медицинские средства не могут гарантировать сохранение жизни больного (реципиента) либо восстановление его здоровья. При этом изъятие органов или тканей допускается по решению консилиума врачей-специалистов и только с согласия самого донора.

Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека. Предметом преступления выступают любые органы и ткани человека, для добычи которых оно совершается.

К органам и тканям человека как объектам трансплантации относятся, например, сердце, легкое, почка, печень, костный мозг и другие органы и (или) ткани, перечень которых определяется Министерством здравоохранения Российской Федерации совместно с Российской академией медицинских наук.

Потерпевшим от преступления может быть любое физическое лицо.

Объективная сторона преступления характеризуется принуждением (физическим или психическим) к изъятию органов и (или) тканей человека для трансплантации.

Принуждение означает психическое давление на потерпевшего, приневоливание его к «донорству» путем применения к нему физического насилия либо угрозы его применения.

Физическое насилие может выразиться в нанесении побоев (ст. 116 УК), причинении легкого либо средней тяжести вреда здоровью (ст. 115, 112 УК).

Психическое насилие выражается в угрозе физического насилия любой степени тяжести. Следует согласиться с позицией С. В. Бородина, полагающего, что одной из форм принуждения к изъятию органов или тканей является обман под предлогом необходимости проведения медицинской операции.

Состав преступления — формальный. Оно считается оконченным с момента принуждения независимо от того, удалось ли принудить потерпевшего к согласию на изъятие его органов или тканей.

В тех случаях, когда принуждение реализовано и орган или ткани у потерпевшего изъяты, содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. 120 УК и соответствующей статьи УК (в зависимости от тяжести последствий), предусматривающей ответственность за причинение вреда здоровью. В случае смерти потерпевшего совершенные преступления надо квалифицировать по ст. 120 и п. «м» ч. 2 ст. 105 УК, если при этом будет установлен прямой умысел на лишение жизни потерпевшего.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает, что принуждает потерпевшего к изъятию органов и тканей, и желает этого. Цель преступления заключается в получении трансплантационного материала для пересадки реципиенту. Мотивами при этом могут выступать корыстные или карьеристские побуждения, а также стремление сохранить жизнь и здоровье близкого человека за счет аналогичных благ другого.

Субъектом преступления может быть любое лицо, в том числе медицинский работник, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированный вид данного преступления имеет место, если рассмотренное деяние совершено в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного (ч. 2 ст. 120).

Понятие беспомощного состояния потерпевшего дано при рассмотрении признаков в ст. 105 УК. Понятие лица, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, — при анализе ст. 117 УК. Данные обстоятельства как отягчающие могут вменяться лишь при условии осознания их виновным.

Незаконное производство аборта

Незаконное производство аборта (ст. 123 УК). Каждая беременная женщина имеет право самостоятельно решать вопрос: иметь ребенка или нет. Операция по искусственному прерыванию беременности (аборт) может производиться лишь в соответствии со специальными правилами, допускающими производство данной операции только в медицинском учреждении, получившем лицензию на указанный вид деятельности врачами, имеющими специальную подготовку. В соответствии со ст. 36 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. искусственное прерывание беременности может производиться при сроке беременности до 12 недель, по специальным показаниям (например, смерть мужа во время беременности, отсутствие жилья, проживание в общежитии, на частной квартире, беременность в результате изнасилования и др.) — до 22 недель, а при наличии медицинских показаний (например, заболевание ВИЧ-инфекцией, активные формы туберкулеза, хронический алкоголизм, наркомания и др.) и с согласия женщины — независимо от срока беременности.

Аборт принято подразделять на правомерный и неправомерный (криминальный). В ч. 1. ст. 123 УК криминальным признается «производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля», т. е. гинекологической специальности (гинеколог, хирург-гинеколог, акушер).

Объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья беременной женщины. Всякая операция по искусственному прерыванию беременности, а тем более незаконная, ставит под угрозу не только здоровье, но нередко и жизнь беременной.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в противоправных действиях, направленных на прерывание беременности. Способы совершения незаконного аборта могут быть различными (оперативный, механический, токсический и др.), на квалификацию преступления они не влияют.

Состав преступления — формальный. Преступление считается оконченным с момента производства операции, завершившейся изгнанием плода независимо от того, причинен ли при этом какой-либо вред здоровью женщины. Если же плодоизгнания не произошло, то содеянное следует квалифицировать как покушение на аборт.

Незаконный аборт может быть произведен и в то время, когда плод уже способен к внеутробной жизни. Если действия по производству аборта вызовут преждевременные роды и приведут к появлению на свет живорожденного ребенка, которого затем лишают жизни, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как незаконное производство аборта и убийство. Обязательным признаком незаконного производства аборта является согласие беременной женщины на его производство. В противном случае виновные должны отвечать за причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК).

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает, что, не имея соответствующего образования и, следовательно, нарушая установленные законом правила производства аборта, он тем не менее по просьбе женщины его производит, и желает совершить указанные действия.

Субъектом преступления (в соответствии с ч. 1-3 ст. 123 УК) может быть только лицо, не имеющее высшего медицинского образования необходимого профиля. Об этом недвусмысленно говорится в диспозиции ч. 1 ст. 123 УК. Поэтому мнение о том, что субъектом данного преступления может быть и лицо, имеющее требуемое образование, но нарушающее закон, которым установлены сроки, обстоятельства и место производства аборта, является неправильным.

Однако вряд ли можно считать обоснованной декриминализацию законодателем незаконного производства аборта лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля, особенно при наступлении тяжких последствий для здоровья потерпевшей. Правда, это уже относится к проблеме совершенствования нового уголовного законодательства, а не к законодательным реалиям.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 123 УК) образуют те же действия по производству аборта, совершенные лицом, ранее судимым за это преступление (специальный рецидив). Для вменения этого квалифицирующего признака необходимо установить, что прежняя судимость за незаконный аборт не погашена и не снята.

Особо квалифицированный вид данного преступления (ч. 3 ст. 123 УК) имеет место, если производство аборта повлекло по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. Необходимым признаком объективной стороны этого преступления является наличие причинной связи между действиями, направленными на прерывание, беременности, и наступившими тяжкими последствиями. Состав преступления — материальный.

Смерть потерпевшей может наступить как во время производства аборта, так и после него. Тяжким вредом для здоровья потерпевшей являются, в частности, такие последствия незаконного аборта, как бесплодие, тяжелое хроническое заболевание, а также другие последствия, указанные в ст. 111 УК.

Рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины. Для квалификации содеянного по ч. 3 ст. 123 УК должны быть установлены прямой умысел виновного по отношению к производству аборта и неосторожность в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности по отношению к наступлению смерти либо причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Неоказание помощи больному

Неоказание помощи больному (ст. 124 УК). В Основах законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. регламентированы основные виды оказания больному медицинской помощи. В ст. 38 Основ, в частности, говорится, что первичная медико-санитарная помощь является основным, доступным и бесплатным для каждого гражданина видом медицинского обслуживания, порядок оказания которой устанавливается органами управления муниципальной системы здравоохранения на основании актов Министерства здравоохранения РФ, Государственного комитета санитарно-эпидемиологического надзора РФ и др. В ст. 39 Основ говорится о случаях оказания скорой медицинской помощи. Она оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях), и осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или специальному правилу. В ст. 41 и 42 Основ соответственно зафиксированы правовые положения оказания медико-социальной помощи гражданам, страдающим заболеваниями, представляющими опасность для окружающих. Неоказание любого из перечисленных видов помощи больному расценивается как преступление (ст. 124 УК).

Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека.

Объективная сторона преступления характеризуется бездействием в виде неоказания помощи больному без уважительных причин, независимо от вида заболевания и фазы его течения. Таким образом, речь идет о недобросовестном либо несвоевременном исполнении медицинским работником своих обязанностей.

Ответственность за неоказание помощи больному наступает при наличии правовой обязанности ее оказывать и обращения больного, или его представителя, либо других лиц за оказанием такой помощи. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за неоказание помощи больному является отсутствие у виновного уважительных причин, оправдывающих его бездействие (форс-мажорные обстоятельства (непреодолимая сила), помешавшие вовремя, явиться к больному, болезнь самого медицинского работника, препятствующая выполнению профессиональных функций, отсутствие необходимых лекарств, материалов, инструментов и пр.).

Состав преступления — материальный. Уголовная ответственность наступает, если неоказание помощи повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного (ч. 1 ст. 124 УК — простой состав) или смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью (ч. 2 ст. 124 УК — квалифицированный состав). Между бездействием медицинского работника и наступившими вредными последствиями должна быть установлена причинная связь.

Субъективная сторона преступления характеризуется наличием двух форм вины. Для квалификации содеянного по ст. 124 УК должны быть установлены умысел по отношению к невыполнению лицом своих профессиональных обязанностей по оказанию помощи больному и неосторожность (в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности) по отношению к наступившим вредным последствиям, о которых идет речь в ч. 1 и 2 ст. 124 УК.

Субъект преступления — специальный: лицо, достигшее 16-летнего.возраста, обязанное оказывать помощь больному в соответствии с законом или со специальными правилами. Прежде всего это врачи, а также фельдшера, медицинские сестры, акушерки и др.

Оставление в опасности (ст. 125 УК). Законом предусмотрена ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии.

Объективная сторона преступления характеризуется бездействием виновного, заведомым оставлением без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишённого возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан проявить о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.

Рассматриваемое деяние, в частности, может проявляться в неоказании неотложной медицинской помощи, физической помощи путем предоставления транспорта, одежды, продовольствия, вызова врача, спасателей (в горах) и т. п.

Для вменения состава данного преступления необходимо установить целый ряд объективных и субъективных обстоятельств: а) лицо находится в «опасном для жизни или здоровья состоянии» ; (т. е. ему угрожает смерть или причинение тяжкого вреда здоровью, что обусловливает необходимость экстренных мер для спасения); оно лишено возможности принять меры к самосохранению ввиду малолетства, старости, болезни или вследствие своей беспомощности (например, при сильном опьянении); в) виновный имел реальную возможность без серьезной опасности для себя или других лиц оказать этому лицу помощь; г) виновный был обязан заботиться о лице, находящемся в опасном состоянии, оказывать ему помощь (например, в силу родственных отношений или в силу профессии, рода деятельности — учителя, воспитатели, руководители .спортивных секций, пожарные и др.), либо д) сам поставил его в опасное для жизни и здоровья состояние (например, уговорил плыть на дальнее расстояние, обещая в необходимом случае помощь).

Состав преступления формальный. Оконченным преступление признается с момента невыполнения обязанности по оказанию помощи потерпевшему, независимо от наступления реальных вредных последствий.

Следует иметь в виду, что если лицо своевременно сообщит о необходимости оказания помощи надлежащим учреждениям или лицам (сотрудникам милиции, пожарной охраны, медицинским работникам), состав преступления отсутствует.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он, будучи обязанным оказать помощь лицу, находящемуся заведомо в опасном для жизни или здоровья состоянии, и имея реальную возможность оказать эту помощь, желает уклониться от нее и уклоняется. Мотивы рассматриваемого преступления разнообразны (боязнь уголовной ответственности, эгоизм, месть, ревность, неприязнь и т. п.).

Субъект преступления — специальный: лицо, достигшее 16-летнего возраста, обязанное проявлять заботу о другом человеке (родители, опекуны, воспитатели, педагоги, телохранители и др.), либо само поставившее потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние (например, водитель транспортного средства, наехавший на пешехода, руководитель туристической группы, оставивший ее в горах в опасном состоянии).

www.konspekt.biz