Приказы сталина о расстрелах

Такой нужный Приказ 227 — Ни шагу назад!

Ровно 74 года назад 28 июля 1942 года Народным комиссаром обороны СССР И.В. Сталиным был подписан приказ № 227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций», который вошёл в историю как приказ «Ни шагу назад!» и который до настоящего времени называют: и легендарным, и самым известным, и самым страшным и даже самым спорным приказом Великой Отечественной войны.

И сегодня о нём спорят историки, участники войны, политики, особенно сторонники Советского Союза, которые считают, что предусмотренные в нём жёсткие меры сыграли одну из определяющих ролей, позволившие повернуть ход войны на 180 градусов, и «антисталинисты», считающие этот приказ лишь ещё одним ярким свидетельством кровожадности сталинского режима, его презрения к жизням собственных граждан. Приказ используют для подтверждения своей правоты сторонники различных концепций. Всё это так, но при этом в ходе дискуссий участники частенько «за деревьями не видят леса», да к тому же в спорах в качестве аргументов используются сведения, почерпнутые из «творений публицистики», ничего общего не имеющих с исторической правдой, а лишь провозглашающей антинародную точку зрения:

в силу своей бездарности советское руководство и командование РККА превращало бойцов Красной Армии в смертников, которых заставляли сражаться поставленные за их спинами пулемёты заградотрядов, а фашистов мы вообще не победили, а буквально завалили трупами штрафников, которых гнали на позиции противника едва ли не безоружными.

Исходя из изложенного, мы и посчитали необходимым рассмотреть эту тему с использованием проверенных фактов, соответствующих исторической правде.

Заметим, что мы тоже обращались к этому приказу в статье «22 июня 1941 — последствия управленческих ошибок» для обоснования тезиса о необходимости заблаговременного выстраивания такой системы самоуправления общества, которая позволяет обеспечить необходимое качество общественной безопасности, её устойчивость и способность адекватно реагировать на внешние факторы.

ПРИЧИНЫ, ОБУСЛОВИВШИЕ ПОЯВЛЕНИЕ ПРИКАЗА

Летом 1942 года, Советский Союз во второй раз за время Великой Отечественной войны оказался на грани поражения. Весеннее наступление в районе Харькова провалилось и привело к огромным потерям. Более 170 тысяч бойцов и командиров Красной Армии погибло на Южном и Юго-Западном фронтах. Провалилась и операция по освобождению Крыма.

3 июля 1942 года был оставлен Севастополь. Безвозвратные потери Крымского фронта и Черноморского флота составили более 176 тысяч человек. Кроме того, в конце июня была прорвана советская оборона, и к 6 июля немцы частично захватили Воронеж. К середине июля положение стало катастрофическим: фашисты отбросили наши войска за Дон и рвались к Сталинграду, причём фронт Красной Армии был прорван более чем на 150 километров.

24 июля пал Ростов-на-Дону, и возникла угроза захвата Северного Кавказа с его энергетическими ресурсами.

После законной гордости, вызванной разгромом немцев под Москвой в декабре 1941 года, успешными наступательными боями в начале 1942 года под Ростовом, Керчью, Калинином, Тихвином, и послужившей основанием для постановки в приказе Народного комиссара обороны № 130 от 1 мая 1942 года задачи:

Всей Красной Армии — добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения Советской земли от гитлеровских мерзавцев!

И вдруг выяснилось, что Советские Вооружённые Силы не готовы воевать в экстремальных условиях с перегруппировавшимся, подтянувшим резервы и жёстко решившим вопрос с воинской дисциплиной противником. К июлю 1942 года из-за отступления армии СССР потерял половину своего потенциала. За линией фронта, на оккупированной немцами территории, до войны проживало 80 млн. людей, производилось около 70% угля, чугуна и стали, пролегало 40% всех железных дорог СССР, находилась половина поголовья скота и посевных площадей, ранее дававших половину урожая.

Советское политическое и военное руководство оказалось перед объективной необходимостью принятия жёстких и даже жестоких мер, чтобы кардинально изменить ситуацию и не допустить катастрофы, так как речь шла буквально о самом существовании нашего государства.

Заметки на полях

Само собой разумеется, решение это вырабатывалось не на «пустом месте». В истории, как древнейшей (чего стоит только применение децимации, то есть казнь каждого десятого в римской армии за дезертирство, которое, кстати, как наказание за массовое бегство, предусматривалась и «Воинским уставом Петра I), так и новейшей (во французской армии в ходе Первой мировой войны только в 1917 году за «оставление поста перед неприятелем», за дезертирство и только по приговорам военно-полевых судов были расстреляны 4 650 человек, а были ещё и расстрелы без суда по системе отбора каждого десятого (на Марне в течение одной недели июня 1917 года было расстреляно 53 солдата), примеров принятия жесточайших мер хватает.

Имелся «соответствующий опыт» и в истории Красной Армии. В период опять-таки наибольшей опасности для советского государства в 1918 году были созданы летучие сотни и заградительные отряды, которые во исполнение приказа № 18 РВС принимали репрессивные меры против военнослужащих «самовольно отступающих» частей, вплоть до расстрела бегущих, а также комиссаров, командиров, каждого десятого из них.

Более того, в приказе «Ни шагу назад» нарком обороны прямо ссылается на «свежий» опыт противника:

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам… Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

ПРИКАЗ НКО СССР ОТ 28.07.1942 № 227 НИ ШАГУ НАЗАД!

В этой публикации мы решили привести полный текст приказа, так как считаем весьма полезным для наших читателей освежить свои знания, а кому-то может быть и вдумчиво ознакомиться, именно с полным текстом документа, хранящегося в архиве (источник: РГВА ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 122 — 128. цитируется по книге: Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. — 1942 г. — М.: Терра, 1997. — Т. 13 (2—2). — С. 276—279 — (Русский архив: Великая Отечественная). — ISBN 5-85255-708-0.):

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

О СТАЛИНСКОМ СТИЛЕ РУКОВОДСТВА

Если можно пытаться кое-как сделать вид, что Сталин будто бы не был военным специалистом, и не занимался конкретно военными вопросами, то оспаривать политическое руководство страной совсем уж анекдотично. Директивы и приказы Верховного главнокомандующего, писавшиеся Сталиным лично, постоянно разъясняли политический смысл и характер ведущейся Советским Союзом войны. Каждый из них представлял собой сплав политинформации, агитационного призыва и конкретных жёстких распоряжений. Стиль Сталина уже заслужил должную оценку даже у далёких от политики исследователей.

Приказы и речи военного времени представляют собой один из лучших образцов публицистического искусства на русском языке.

Ближайшие аналогии можно найти в посланиях Ивана Грозного и регламентах Петра I, также раскрывавших идеи и принципы русских властителей, однако как от одного, так и от другого, Сталин отличается чёткостью мышления, конкретностью вопросов и ясностью образов. Все помнят про «братьев и сестер» и «ни шагу назад». Не исключено, что и формула «наше дело правое», озвученная Молотовым, также принадлежит Сталину, принимавшему активное участие в составлении речи.

Поэтому «антисталинистами» оспаривается не сам факт такого руководства, а его благотворное влияние. Особенно досталось приказу № 227: «Ни шагу назад!», который только ленивый не называет «жестоким» и «варварским». Между тем, этот приказ заключает в себе абсолютно железную, можно сказать — математическую логику, сконцентрированную в одном абзаце:

Каждый командир, каждый красноармеец и политработник должны понять, что наши средства небезграничны. Территория Советского Союза — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жены, братья, дети… После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн. населения, более 80 млн. пудов хлеба в год и более 10 млн. тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Сталин вступил, по сути, в противостояние с идеологией «скифской войны», накрепко въевшейся в русское военное сознание, подсознательно проникавшее в представления командиров и комиссаров. Мало кто заметил, что в приказе нет выпадов или упрёков в адрес красноармейцев, то есть рядовых солдат. Сталин обращался не к армии которая, по утверждениям некоторых, «не хотела сражаться». Главный удар нанесён по паникующим или самовольничающим командирам — от командармов до комроты. И увещевания, и угрозы, и репрессии адресованы именно им. «Ни шагу назад» — это призыв к командирам Красной Армии не «мнить себя стратегами», решающими можно отступать, или нельзя, есть место для манёвра, или нет. Развитие «стратегического мышления» у солдат и офицеров, пытающихся соотносить свою боевую задачу чуть ли не с «общим положением на всех фронтах» и решать, бессмысленна или нет защита того или иного рубежа в свете общей стратегической обстановки, — это главная опасность для любой армии. И солдат, и офицер, наряду с инициативой должен иметь и известную «узость» мышления, позволяющую ему выполнять поставленную задачу, несмотря ни на что. Именно эта мнимая «узость» породила то упорное сопротивление, которое в самом безнадёжном положении оказывали окружённые советские части в 1941.

В 1942 году именно из-за того, что об окружении речи не было, шло отступление и осыпание фронта, такого упорства командиры не проявляли, и потребовался абсолютно конкретный и на пальцах разъясняющий пагубность «скифской войны» приказ №227, чтобы обвал был остановлен , превратившись в упорную оборону Сталинграда (о конкретных результатах читайте докладную записку «О реагировании личного состава частей Сталинградкого фронта на приказ №227»

РАЗОБЛАЧЕНИЕ МИФОВ О ПРИКАЗЕ 227

А вот теперь займёмся разоблачением основных мифов, которые — и в этом можно не сомневаться — целенаправленно созданы антироссийскими силами, их клевретами из числа «так называемых историков» и «добросовестно» (причём иногда, даже талантливо — вспомним хотя бы сериал «Штрафбат») культивируемые, не имеющими совести, опять-таки «так называемыми деятелями культуры», не говоря уж о политиканах различных либеральных оттенков. К сожалению, это привело к тому, что у значительной части населения России, и прежде всего молодёжи, действующей по принципу «приказ не читал, но зато смотрел…или читал… или слышал…, поэтому осуждаю», сложилось совершенно превратное отношение к этому одному из важнейших шагов к нашей Победе.

При этом «осуждающие» в своём восприятии исходят из трёх основных мифов о приказе № 227.

  • Первый — он якобы запрещал советским командирам и красноармейцам отступать, обрекая их на смерть.
  • Второй — тех, кто всё-таки решился отступить, настигали пули бойцов специально для этого созданных заградотрядов.
  • Третий — главной силой Красной Армии стали специально созданные из несправедливо осуждённых военных и уголовников штрафные роты и батальоны, которых бросали в бой как смертников.
  • Разберём эти мифы (каждый непредвзятый человек может оценивать наши доказательства, сверяя их с текстом приказа и приводимыми в архивных документах фактами).

    ПЕРВЫЙ МИФ — ЗАПРЕТ ОТСТУПАТЬ

    Приказ № 227 якобы запрещал отступление как таковое. Согласно его тексту, «отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования». Вводившаяся приказом ответственность также относилась только к тем, кто оставлял позиции самовольно. Критики приказа настаивают: он ограничивал инициативу командиров на местах, лишая их возможности манёвра. В известной степени — это верно. Но стоит помнить, что командир среднего звена не может видеть картину в целом. Отступление, являющееся благом для батальона или полка, с точки зрения общего положения дивизии, армии, фронта, может оказаться непоправимым злом, что часто и происходило.

    А о результативности этого положения приказа свидетельствуют сводки Сталинградского фронта, согласно которым: если в июле 1942 года темпы продвижения частей вермахта на восток за сутки порой измерялись десятками километров, то в августе их уже мерили километрами, в сентябре — сотнями метров, в октябре в Сталинграде — десятками метров, а в середине октября 1942 года даже такое «наступление» фашистов было остановлено.

    Те, кто не доверяет советским документам, могут ознакомиться с августовским приказом немцев по 4-й танковой армии, наступавшей на Сталинград, в котором германское командование, со ссылкой на приказ № 227, предупреждало свои войска, что отныне «им придётся столкнуться с сильной и организованной обороной».

    МИФ ВТОРОЙ — ЗАГРАДОТРЯДЫ

    Заградительные отряды гнали солдат в бой, расстреливая в спину. «Картина маслом», созданная в результате больного (в лучшем случае), а чаще враждебного воображения некоторыми, не очень многочисленными, но весьма активными «журналистами, писателями и режиссёрами» — это когда, с одной стороны в советских солдат стреляют немцы, а с другой — пулемёты заградотрядов НКВД.

    На самом деле созданные (командованием, а не органами НКВД) из числа наиболее сознательных и морально устойчивых солдат Красной Армии, а вовсе не военнослужащих войск НКВД, для предотвращения панического отступления заградотряды действительно получили полномочия расстреливать трусов и паникёров на месте. Но главная задача заградотрядов состояла в приведение в чувство дрогнувших. Кроме того, помимо остановки бегущих частей, они занимались охраной тыла. Приходилось таким отрядам не только выполнять поставленные приказом № 227 задачи, но и драться с наступающим врагом. Так, в ходе Сталинградской битвы один из заградотрядов 62-й армии почти полностью погиб в жестоких боях.

    А вот как выполняли на практике заградотряды требования приказа № 227.

    Сводка о деятельности заградительных отрядов Донского фронта с 1 августа по 1 октября 1942 года.

    Всего за этот период заградотрядами было задержано 36 109 солдат и офицеров, сбежавших с передовой. Из них возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 993 человека, направлено в штрафные роты — 1056 человек, направлено в штрафные батальоны — 33 человека, арестовано — 736 человек, расстреляно — 433 человека.

    Как-то не похоже на массовые пулемётные расстрелы даже нарушивших присягу военнослужащих. Не так ли?

    ТРЕТИЙ МИФ — ШТРАФБАТЫ

    Штрафные подразделения состояли сплошь из уголовников, которых и за людей-то не считали. Самый устойчивый и самый «разукрашенный».

    Количество штрафных батальонов и рот, действовавших на фронтах Великой Отечественной Войны (надо отметить, что они могли существовать не весь год, а много меньшие сроки)

    И чего только не наплели вокруг них «неуважаемые авторы»… Действительно, «уши вянут». Про то, что путают два понятия: штрафбат и штрафрота — это так, «мелочи». Главная «изюминка» мифа в том, что в штрафбаты якобы направлялись осуждённые за государственные преступления, «воры в законе» и вообще преступники, отбывающие наказания в местах лишения свободы, из которых эти подразделения в основном и состояли. Поэтому остановимся на развенчании этого вранья подробнее, приведя опять-таки только проверенные исторические факты.

    Штрафные подразделения существовали в Красной Армии с 25 июля 1942 года по 6 июня 1945 года. Они направлялись на самые трудные участки фронтов, чтобы дать штрафникам возможность «кровью искупить свою вину перед Родиной». При этом никто и не скрывает, что они несли неизбежные большие потери, которые были выше, чем в линейных подразделениях, примерно в 3 — 6 раз.

    С момента выхода приказа № 227 и до окончания войны было сформировано 65 штрафбатов и 1048 штрафных рот. За этот период через «переменный состав» штрафников прошло 428 тысяч человек, то есть не более 3 из каждых 100 военнослужащих, находившихся на линии фронта.

    Что такое штрафбат?

    Штрафной батальон — штрафное подразделение в ранге батальона. Положение о штрафных батальонах Действующей армии утверждено Приказом наркома обороны СССР № 298 28 сентября 1942 года.

    В Красной Армии туда направлялись военнослужащие ТОЛЬКО ОФИЦЕРСКОГО состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Командовали штрафбатами кадровые офицеры.

    Штрафрота

    Штрафная рота — штрафное подразделение в ранге роты.

    В Красной Армии туда направлялись военнослужащие только рядового и младшего командного (сержантского) состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Командовали штрафными ротами кадровые офицеры.

    Штрафные эскадрильи

    Не все даже слышали о них, но и такие штрафные подразделения были, куда направляли лётчиков, проявивших саботаж, трусость и шкурничество. Правда, просуществовали они недолго — с лета по декабрь 1942 года.

    Основанием для направления военнослужащего в штрафное воинское подразделение служил приказ командования в связи с нарушением воинской дисциплины или приговор суда за совершение воинского или общеуголовного преступления (за исключением преступления, по которому как мера наказания была предусмотрена смертная казнь).

    Заметки на полях о мерах наказания

    Заметим в скобках, что в качестве альтернативной меры наказания допускалось направление в штрафные роты гражданских лиц, осуждённых судом и по приговору суда за совершение нетяжких и средней тяжести общеуголовного преступления. Более того, имелись отдельные случаи, в виде исключения, причём каждый из них санкционировался лично наркомом внутренних дел Л.Берия, направления в штрафные роты отдельных лиц, отбывающих наказание за тяжкие уголовные преступления, в том числе и за государственные. Яркий пример: в 1942 году в 45-ю штрафную роту был направлен осуждённый в 1941 году на 5 лет лагерей по 58-й статье Владимир Карпов, ставший впоследствии Героем Советского Союза. Но это действительно были единичные случаи, и не о каком массовом направлении «зэков», находящихся в местах лишения свободы в штрафные подразделения, речь идти не может. И не надо их путать с данными о направлении за все годы войны в линейные части действующей армии более 1 миллиона человек из числа амнистированных и досрочно освобождённых.

    Основаниями для освобождения лиц, отбывающих наказание в штрафных войсковых подразделениях, являлись:

    • Отбытие срока наказания (не более 3-х месяцев);
    • Полученное военнослужащим, отбывающим наказание, средней тяжести или тяжелого ранения, требовавшего госпитализации;
    • Досрочно, решением военного совета армии по ходатайству командира штрафного войскового подразделения в виде поощрения в отношении военнослужащих, проявивших исключительное мужество и храбрость.

    Что касается роли штрафников в войне, то, безусловно, они внесли свой (и немалый) вклад в Победу, однако назвать его решающим было бы, по крайней мере, неуважением по отношению к миллионам советских солдат, к этим подразделениям не имеющим никакого отношения.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Полагаем, что ознакомившись с изложенным выше текстом, наш читатель сможет сделать однозначный вывод о том, что, несмотря на его жёсткость, приказ № 227 «Ни шагу назад» сыграл свою положительную роль в истории Великой Отечественной войны, тем более, что главные наши судьи в этом вопросе — ветераны войны, в том числе и штрафники, оценивают его как суровый, но своевременный:

    Олимпиев Всеволод Иванович, в 1942 году боец гвардейского кавалерийского корпуса:

    Это был, безусловно, исторический документ, появившийся в нужное время с целью создать в армии психологический перелом. В необычном по содержанию приказе впервые многие вещи назывались своими именами… Уже первая фраза «Войска Южного фронта покрыли позором свои знамена, оставив без боя Ростов и Новочеркасск…» вводила в шок. После выхода приказа № 227 мы почти физически начали ощущать, как в армии заворачиваются гайки.

    Шаров Константин Михайлович, участник войны, в 2013 году вспоминал:

    Правильный приказ был. В 1942 году началось колоссальное отступление, даже бегство. Моральный дух войск упал. Так что приказ № 227 не зря вышел. Он же вышел после того, как Ростов оставили, а вот если бы Ростов стоял так же, как Сталинград…

    Александр Пыльцын, Герой Советского Союза, командир роты штрафного батальона, историк:

    Приказ 227, который мы хорошо знаем, и знаем его в действии, был действительно необходим и действительно сыграл огромную роль в укреплении дисциплины в армии. Потому что, несмотря на целый ряд больших крупных успехов наших армейских, отступление было колоссальным. В плен сдавались сотнями тысяч.

    И как пишет редактор раздела «Общество» интернет-портала «АиФ.ru» Андрей Сидорчик:

    Приказ «Ни шагу назад!» стал той отрезвляющей пощёчиной, которая вывела армию из нокдауна, полученного после неудач лета 1942 года. Сражавшиеся за каждый сантиметр родной земли защитники Сталинграда и Кавказа повернули ход войны на 180 градусов, начав долгий и трудный путь на запад, к Берлину.

    И с этим выводом нельзя не согласиться. Надеемся, что и наши читатели разделяют это мнение.

    Приказ НКО СССР от 28.07.1942 № 227

    Приказ НКО СССР от 01.05. 1942 № 130

    Ни шагу назад. Приказ 227

    Знаменитое «Ни шагу назад»

    Приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад!»

    Восстания во французской армии в 1917 году

    «Ни шагу назад»: отрезвляющая пощёчина.

    Штрафные формирования в годы Великой Отечественной Войны

    politinform.su

    Обсуждения

    Приказ Сталина о расстреле детей.

    36 сообщений

    В эфире «Эха Москвы» 16 октября М.Ю. Ганапольский заявил, что Сталин якобы подписал указ, согласно которому разрешается расстреливать детей с 12-летнего возраста как врагов народа. Вот его слова: «А что, Сталин подписал указ, что можно расстреливать детей с 12-летнего возраста, как врагов народа! Кто из ублюдков смеет сказать хоть слово в его защиту? Какая может быть польза стратегическая для страны в расстреле 12-летнего ребёнка? Пока это не выскочит из нас… Собственно, почему из нас? Из вас! Из вас! Потому что я вас призываю к тому, что бы из вас это выскочило. И Путин, и Медведев, не знаю, кто в какой степени, волочат вот этот скелет этого вонючего Сталина, с кровью этой, с похороненными детьми, которые умирали. Волочат за собой! Потому что он там построил великую страну и не дай бог, чтобы обиделись ветераны.»

    Да уж. Ублюдки как раз очерняют Сталина. А вот если бы уничтожили сына врага народа Горбачева, то мы бы жили на много лучше.
    Так как же на самом деле выглядел приказ о «расстреле детей»?
    А вот как:
    В целях быстрейшей ликвидации преступности среди несовершеннолетних, ЦИК и Совнарком СССР постановляют:

    1. Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличённых в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания.

    2. Лиц, уличённых в подстрекательстве или в привлечении несовершеннолетних к участию в различных преступлениях, а также в понуждении несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т.п., — карать тюремным заключением не ниже 5 лет.

    3. Отменить ст. 8 «Основных начал Уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик».

    4. Предложить правительствам союзных республик привести уголовное законодательство республик в соответствие с настоящим постановлением

    Постановление это было опубликовано в печати на следующий день и, разумеется, сразу же вызвало у профессиональных юристов несколько вопросов, среди которых выделим нас интересующий: как именно реализовывать это постановление, если вдруг 12-тилетний ребенок совершит преступление, предусматривающее в качестве наказания высшую меру уголовного наказания, т.е. расстрел? Ведь Постановление отменяет лишь статью 8 «Основных начал Уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик», где говорилось, что к малолетним и несовершеннолетним необходимо применять исключительно меры медико-воспитательного характера. Но ведь в УК РСФСР имеется ограничение на возраст расстреливаемых — начиная с 18-ти лет.

    В ответ на этот вопрос юристов уже через двенадцать дней после опубликования Постановления в газетах — 20.IV.35 г. — Политбюро за подписью «лучшего друга советских детей» И. Сталина утвердило секретное разъяснение органам суда и прокуратуры (цитирую): цитата:
    Ввиду поступающих запросов в связи с постановлением ЦИК и СНК СССР от 7.IV с.г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», разъясняем:

    1) К числу мер уголовного наказания, предусмотренных ст. 1 указанного постановления относятся также и высшая мера уголовного наказания (расстрел).

    2) В соответствии с этим надлежит считать отпавшими указания в примечании к ст. 13 «Основных начал Уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» и соответствующие статьи уголовных кодексов Союзных республик (22 ст. УК РСФСР и соотв. ст. УК других союзных республик), по которым расстрел к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, не применяется.

    3) Ввиду того, что применение высшей меры наказания (расстрела) может иметь место лишь в исключительных случаях, и что применение этой меры в отношении несовершеннолетних должно быть поставлено под особо тщательный контроль, предлагаем всем прокурорским и судебным органам предварительно сообщать Прокурору Союза и Председателю Верхсуда СССР о всех случаях привлечения к уголовному суду несовершеннолетних правонарушителей, в отношении которых возможно применение высшей меры наказания.

    4) При предании уголовному суду несовершеннолетних по статьям закона, предусматривающим применение высшей меры наказания (расстрела), дела о них рассматривать в краевых (областных) судах в общем порядке.

    m.vk.com