Приобретение права на объекты интеллектуальной собственности

Права на объекты интеллектуальной собственности

Компания «Гарант» провела очередной Всероссийский онлайн-семинар, который был посвящен налогообложению объектов интеллектуальной собственности (ОИС). Перед аудиторией выступил менеджер компании «Делойт и Туш Риджинал Консалтинг Сервисис Лимитед» (Deloitte), доцент кафедры административного права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук Алексей Валерьевич Сергеев.

Первая часть онлайн-семинара была посвящена вопросам, связанным с налоговыми рисками, которые возникают в связи с использованием объектов интеллектуальной собственности. Алексей Сергеев рассказал, насколько серьезны данные риски, и разобрал некоторые способы их снижения, пользуясь последними разъяснениями Минфина России и ФНС России, а также конкретными примерами из судебной практики.

Гражданско-правовые основы

1 января 2008 года вступила в действие часть 4 Гражданского кодекса, которая регулирует гражданско-правовые вопросы, связанные с использованием объектов интеллектуальной собственности. Данные изменения косвенно связаны и с налоговыми аспектами.

В результате нововведений некоторые определения исчезли из Гражданского кодекса, но остались в Налоговом кодексе, например понятие авторского договора. Особое внимание хотелось бы обратить на то, что статьей 1226 Гражданского кодекса права на объекты интеллектуальной собственности отнесены к имущественным правам. Соответственно, везде, где в Налоговом кодексе упоминаются имущественные права, следует подразумевать и объекты интеллектуальной собственности. Ниже мы более подробно рассмотрим отдельные положения части 4 Гражданского кодекса.

Остановимся на некоторых базовых понятиях Гражданского кодекса, имеющих отношение к интеллектуальной собственности.

Гражданским кодексом определены 16 видов объектов интеллектуальной собственности 1 . Их можно сформировать в группы. К первой группе относят авторские (произведения науки, литературы, искусства, программы для ЭВМ) и смежные (фонограммы, исполнения и т. д.) права; ко второй — патентные права (изобретения, полезные модели, промышленные образцы); к третьей — средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг (товарные знаки и знаки обслуживания, фирменные наименования, коммерческое обозначение); к четвертой — иные объекты интеллектуальной собственности (селекционные достижения, ноу-хау и т. д.). Очень важный гражданско-правовой момент связан со способом распоряжения правами на ОИС. Как показывает практика, любые налоговые проблемы в подавляющем большинстве случаев возникают именно тогда, когда налогоплательщик пытается распорядиться данными правами. С принятием части 4 Гражданского кодекса закреплены типизированные формы распоряжения правами на интеллектуальную собственность, которые действуют в отношении всех ее объектов. Фактически это 2 основные формы: договор на отчуждение исключительного права и лицензионный договор.

Договор на отчуждение исключительного права предполагает полную передачу прав на интеллектуальную собственность. При этом передающая сторона полностью теряет какие-либо права на передаваемый объект. По лицензионному же договору мы передаем права на использование ОИС определенным образом, оставаясь при этом собственником данного объекта. Лицензия может быть как исключительной (правообладатель имеет право передавать права на ОИС иным лицам), так и неисключительной (т. е. правообладатель может заключать лицензионные договоры неограниченное количество раз и с другими лицами). Причем не нужно путать отношения в части договора на отчуждение исключительного права и лицензионного договора на передачу исключительной лицензии, так как в первом случае мы лишаемся права обладания ОИС, а во втором — остаемся владельцем таких прав.

Не забудем и очень важные формальные моменты. Договор на отчуждение исключительного права, лицензионный договор, сублицензионный договор, заключенные не в письменной форме, являются ничтожными. Такие договоры зачастую требуют государственной регистрации в соответствии с гражданским законодательством. Без нее они недействительны. В лицензионном договоре обязательно должна быть отражена форма использования передаваемого права. Так, например, относительно товарного знака форма использования может быть определена как проставление данного знака на упаковке или упоминание его в рекламе продукции и т. д.

Налоговые споры, связанные с правом на товарные знаки

Растет количество судебных разбирательств, где проверяющие предъявляют претензии к расходам на приобретение объектов интеллектуальной собственности. Причем наибольшее количество налоговых споров сегодня связано с правами на товарные знаки.

Прошли те времена, когда для налогового инспектора плата за использование товарного знака или плата за использование патента (роялти) была чем-то экзотическим. Сегодня ситуация прямо противоположная. У налоговиков сложилось достаточно устойчивое мнение, что, например, плата за товарный знак — это фактически способ перераспределения денежных потоков в рамках компаний одной группы. Именно поэтому тема налоговых споров, связанных с объектами интеллектуальной собственности, очень актуальна. А значит, нужно быть всегда готовым к дискуссии с проверяющими.

Ситуация с правами на товарные знаки усугубляется тем, что в данном случае договорами о передаче права интеллектуальной собственности предусмотрены, как правило, довольно значительные суммы. Исключение налоговиками по каким-то причинам этих сумм из состава налоговых расходов приводит к плачевным последствиям для налогоплательщика.

Обращаю ваше внимание, что договоры, связанные с передачей права на товарный знак (лицензионные или об отчуждении исключительного права), подлежат обязательной регистрации в Роспатенте. Если такая регистрация отсутствует, то налоговики посчитают расходы, связанные с приобретением права на товарный знак, документально не подтвержденными и не соответствующими критериям статьи 252 Налогового кодекса.

Относительно данной группы споров нужно сказать, что в 2008 году судебная практика в большинстве случаев складывалась в пользу налогоплательщика. Вывод судей: гражданско-правовые пороки сделки никак не сказываются на ее налоговых последствиях. Например, если договор не зарегистрирован в Роспатенте, но фактически права на товарный знак были переданы и платежи за него действительно перечислялись, то оспорить данные расходы нельзя. Такая позиция высказывалась и ВАС РФ 2 , который неоднократно подчеркивал, что нарушение иных, не налоговых отраслей законодательства не должны влиять на налоговые последствия, за исключением случаев, которые прямо предусмотрены Налоговым кодексом. Однако, чтобы сэкономить свое время и сберечь усилия, регистрацию делать нужно, тем более что процедура эта не сложная. Тем организациям, в которых проверка уже началась, а регистрация договора отсутствует, можно посоветовать незамедлительно направить необходимые для регистрации документы в Роспатент с целью получить оттуда соответствующее уведомление о получении документов. Впоследствии ссылка на то обстоятельство, что шаги, направленные на госрегистрацию договора, налогоплательщиком уже предприняты, могут избавить от дополнительных претензий со стороны проверяющих.

В Гражданском кодексе закреплен принцип исчерпания прав на ОИС. Согласно ему после введения товара, маркированного товарным знаком, в гражданский оборот правообладателем или с его согласия дальнейшая реализация такого товара допускается без разрешения правообладателя и выплаты вознаграждения.

Именно с принципом исчерпания права на товарные знаки и связана отдельная категория налоговых споров. В качестве примера приведу очень показательное судебное дело, где налогоплательщиком использовалась модель разделения сбыта и производства продукции в разных юридических лицах, характерная сегодня для многих организаций 3 .

Итак, иностранная компания — обладатель исключительных прав на товарные знаки по лицензионному договору передает российской компании — дистрибьютору определенные права на товарные знаки. Ставка по данному договору составляет от 4 до 10 процентов в зависимости от товарного знака. У российской компании — дистрибьютора своих производственных мощностей нет, поэтому права на товарные знаки она передает производителю по сублицензионным договорам. Ставка по сублицензионным договорам составляет уже 0,1 процента. Впоследствии 100 процентов произведенной продукции компания-производитель поставляет российской компании — дистрибьютору, который и распространяет ее неограниченному числу покупателей в России.

Что в первую очередь привлекает внимание проверяющих? Конечно, огромная разница в ставках по лицензионным и сублицензионным договорам. Проверяющие приходят к выводу, что лицензионные права дистрибьюторской компании просто не нужны, поскольку фактически права на товарные знаки использует производитель. При этом проверяющие ссылаются на принцип исчерпания прав на товарный знак, указывая, что в гражданский оборот товары, маркированные товарными знаками, вводит производитель на этапе продажи всей произведенной продукции дистрибьютору. Для дальнейшего распространения этих товаров права на товарные знаки дистрибьютору просто не нужны. Таким образом, дистрибьютор в части разницы ставок по лицензионным и сублицензионным договорам несет расходы по уплате роялти в пользу третьего лица (производителя). Кроме того, операции по сублицензированию из-за разницы в ставках являются заведомо убыточными. Исходя из этого, налоговый орган сделал вывод, что расходы на уплату роялти экономически не оправданы и направлены только на занижение базы по налогу на прибыль и НДС, что не соответствует положениям статьи 252 Налогового кодекса.

В данном судебном разбирательстве налогоплательщик проиграл дело в части налога на прибыль, понеся значительные финансовые потери. Налоговики представили все вышесказанное как схему, направленную на уклонение от налогообложения и получение необоснованной налоговой выгоды. Нужно отметить, что налогоплательщик смог отстоять свою позицию в части правомерности учета вычетов по НДС в ВАС РФ 4 . Таким образом, риск по НДС теперь может быть оценен как незначительный, а риск по налогу на прибыль высок.

О.А. Москвитин,
служба Правового консалтинга ГАРАНТ,
заместитель руководителя отдела поддержки пользователей

Как правило, продавцы дисков с программным обеспечением не заключают отдельного письменного лицензионного (сублицензионного) договора со своими покупателями. Это влечет за собой налоговые риски для продавцов, о которых говорится в ряде писем Минфина России (от 21.02.2008 N 03-07-08/36, от 19.02.2008 N 03-07-11/68). Насколько обоснованна позиция финансового ведомства? Согласно статье 1286 Гражданского кодекса передача права использования программы для ЭВМ осуществляется путем заключения лицензионного договора. В момент передачи диска заключения договора, а следовательно, и передачи прав не происходит. Более того, текст «оберточной» лицензии, как правило, связывает пользователя и создателя программы. Но торговец дисками очень часто создателем программы (первым правообладателем) не является. В связи с этим трудно говорить о заключении «оберточного» лицензионного (сублицензионного) договора между продавцом и пользователем. Продавец может выступать лишь представителем правообладателя (посредником). Поэтому полагаем, что для использования льготы, предусмотренной подпунктом 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса, продавцу программ следует разработать сублицензионный договор и заключать его со своими покупателями. Сублицензионный договор должен предусматривать передачу пользователю не только права использования программы «по назначению» (ст. 1280 ГК РФ), но и каких-то других правомочий.

Очень часто у налогоплательщиков возникает вопрос, связанный с тем, нужны ли права на товарные знаки при импорте.

Да, нужны. Поскольку об этом прямо сказано в Гражданском кодексе. Ввоз товаров на территорию Российской Федерации является способом использования прав на товарные знаки 5 . Поэтому для того, чтобы ввезти на территорию России товары, маркированные товарным знаком, необходимо приобрести соответствующие права на товарные знаки. Данная позиция была поддержана и Конституционным Судом РФ в Определении от 22 апреля 2004 года N 171-О, где сказано, что запрещение такого способа использования товарного знака правообладателя, как ввоз маркированной таким знаком продукции на территорию России, направлено на соблюдение международных обязательств нашей страны в области охраны интеллектуальной собственности.

С вступлением в силу с 2008 года части 4 Гражданского кодекса реклама стала рассматриваться как форма использования прав на товарный знак.

С одной стороны, это аргумент в пользу налогоплательщика. Предположим, что у компании есть лицензионный договор, по которому налоговики пытаются оспорить экономическую обоснованность платежей. Налогоплательщик может ссылаться на то, что он использует права на товарный знак при рекламе соответствующих товаров, поэтому платежи за его использование экономически обоснованы.

С другой стороны, мы видим, что многие налогоплательщики фактически рекламируют чужие товарные знаки (например, официальные дилеры). При этом никаких лицензионных договоров с правообладателем у них нет. Помимо того что здесь присутствуют гражданско-правовые риски, связанные с незаконным использованием чужого знака, нужно помнить еще и о налоговых рисках, поскольку имеет место безвозмездное использование налогоплательщиком имущественных прав на товарный знак. Как мы знаем, получение прав на безвозмездной основе является доходом и облагается налогом на прибыль 6 . А согласно статье 146 Налогового кодекса еще и объектом обложения НДС.

Учет расходов при налогообложении прибыли

Поговорим о порядке учета расходов на приобретение (создание) объектов интеллектуальной собственности.

Если объект интеллектуальной собственности является НМА, то его стоимость погашается равномерно путем начисления амортизации в течение срока полезного использования 7 . Исключение составляет подпункт 8 пункта 2 статьи 256 Налогового кодекса. В том отчетном (налоговом) периоде, в котором они возникают, исходя из условий сделок (при методе начисления) 8 , признаются расходы:

  • связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по договорам с правообладателем (по лицензионным соглашениям). К указанным расходам относятся также расходы на приобретение исключительных прав на программы для ЭВМ стоимостью менее 20 000 рублей и обновление программ для ЭВМ и баз данных 9 ;
  • а также периодические (текущие) платежи за пользование правами на результаты индивидуальной деятельности и средствами индивидуализации 10 .

Казалось бы, довольно простые правила, тем не менее судебная практика свидетельствует об обратном. Так, например, налогоплательщику передается неисключительное право на использование программного обеспечения, но на длительный период. Налоговики настаивают на том, что в данном случае платежи, которые плательщик сделал за эту программу, должны учитываться равномерно в течение всего длительного срока использования программы. Налогоплательщик же говорит о том, что он приобретает неисключительное право на программное обеспечение и, соответственно, может списать эти расходы единовременно, руководствуясь статьями 264 и 272 Налогового кодекса. Судьи поддержали эту позицию, сделав вывод, что поскольку передавалось неисключительное право, то не имеет значения факт его использования в течение длительного периода 11 .

В ряде случаев невозможно определить, какие права мы передаем: исключительные, неисключительные, образуют они НМА или не образуют. Так, например, налогоплательщик приобрел депозитарный бизнес, в том числе и некоторые ОИС: базы данных о клиентах, по определенным коммерческим процедурам и т. д. Все эти расходы были списаны налогоплательщиком единовременно. Налоговики сделали вывод, что фактически здесь приобретен НМА, поскольку права были исключительными. Арбитры же поддержали плательщика, посчитав недоказанным факт исключительности прав. По мнению судей, передаваемая информация была открытой, а значит, ее нельзя расценить как НМА 12 .

Льгота по НДС при передаче прав на ОИС

Передача права на ОИС является объектом обложения НДС 13 . В то же время с 1 января 2008 года по НДС применяется льгота в отношении передачи исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также прав на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора 14 .

По поводу применения этой льготы Минфин России в 2008 году выпустил массу разъяснений. В первую очередь позитивных для плательщика. Чиновники главного финансового ведомства разрешили не облагать передачу прав на эти ОИС по сублицензионным договорам и по договорам исключительной лицензии 15 . Теперь о письмах, разъяснения в которых не выгодны для налогоплательщика. Минфин России делает вывод, что льгота не распространяется на те случаи, когда передача прав осуществляется на основании не лицензионного договора, а договора купли-продажи 16 , то есть когда программы уже были введены в гражданский оборот и в дальнейшем речь идет только о продаже экземпляра программы.

Многие программы продаются на диске в соответствующей упаковке. Поэтому довольно часто возникает вопрос: нужно ли облагать НДС реализацию программ в товарной упаковке? Распространяется ли льгота на этот случай? И Минфин России, и московские налоговики единогласно заявляют, что нет 17 . Поскольку речь идет о так называемой «коробочной» лицензии, условия которой изложены на самом диске (упаковке). В таком случае лицензионный договор начинает действовать с начала использования лицензионной программы, то есть с момента, когда вы согласились с лицензионным соглашением. По мнению чиновников, так как в момент покупки лицензионный договор еще не заключен, льгота применяться не может. Поспорить с такой позицией можно, так как в Налоговом кодексе ни слова не сказано о том, что лицензионный договор должен быть заключен именно на момент передачи права.

Иногда договоры подчинены иностранному праву. В соответствии с иностранным законодательством договор может и не являться лицензионным. Есть ли здесь основания для льготы по статье 149 Налогового кодекса? По нашему мнению, есть. Ведь в Кодексе говорится о том, что термины, которые в нем используются, должны определяться из действующего российского законодательства. Поэтому если есть договор, подчиненный иностранному законодательству, но мы видим, что в соответствии с российским законодательством он обладает всеми признаками лицензионного договора, то льгота по статье 149 главного налогового документа должна применяться.

Авторский договор и ЕСН

В статье 236 Налогового кодекса прямо определено, что выплаты по авторскому договору являются объектом налогообложения по ЕСН. В то же время не относятся к объекту обложения ЕСН выплаты, производимые в рамках договоров, связанных с передачей в пользование имущества (имущественных прав).

Сразу хотелось бы отметить, что с принятием части 4 Гражданского кодекса возникает проблема в трактовке статьи 236 Налогового кодекса. С одной стороны, объектом обложения ЕСН являются выплаты, которые производятся по авторскому договору. С другой стороны, если предмет договора — передача имущественных прав (к которым ГК РФ относит и имущественные авторские права), то выплаты не должны облагаться ЕСН. Возникает вопрос: облагаются ли данные выплаты ЕСН?

Рассмотрим один из возможных вариантов, когда вознаграждение выплачивается напрямую автору. Позиция Минфина России — эти выплаты надо облагать ЕСН. При этом логика такова: главой 24 Налогового кодекса под авторским договором понимается любой договор, связанный с обращением авторских прав, одной из сторон которого является автор, включая договоры, в которых от имени автора действует третье лицо 18 . Подобная позиция представляется крайне спорной, поскольку непонятно, откуда Минфин России делает такой вывод, ведь глава 24 Налогового кодекса просто упоминает авторский договор, понятие которого с принятием части 4 Гражданского кодекса из законодательства исчезло.

Как видим, внеся изменения в гражданское законодательство, законодатель не внес их в главный налоговый документ. Отсюда и проблема. Судебной практики по этому поводу пока нет. Поэтому предугадать, чем закончится спор с проверяющими, если организация примет решение не облагать выплаты по авторским договорам ЕСН, достаточно сложно. Еще одна ситуация, которая с этим связана, касается того, что авторское право действует и в период жизни автора, и после его смерти (может переходить по наследству). Поэтому платежи могут предназначаться не только самому автору, но и его наследникам. Официальная позиция Минфина России такова: вознаграждение наследникам автора не является выплатой по авторскому договору в смысле главы 24 Налогового кодекса и не облагается ЕСН и пенсионными взносами 19 .

Слушатели спрашивают…

По традиции вторая часть семинара была посвящена ответам на вопросы его участников. Предлагаем вашему вниманию наиболее интересные из них.

Дело в том, что если мы покупаем неисключительное право на использование программы, то у заказчика НМА не возникает. Ведь НМА — это всегда исключительное право. В самом вопросе указано, что программа остается на балансе у подрядчика, то есть именно он является ее правообладателем. Соответственно, заказчик может отразить расходы, связанные с приобретением программы, единовременно в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией.

Хочется отметить, что выбор для подобных правоотношений договора подряда не очень хорош с точки зрения НДС, так как в соответствии с Гражданским кодексом по договору подряда права на программное обеспечение не передаются, а передаются они в рамках лицензионного договора. Конечно, можно попробовать применить льготу и поспорить с проверяющими, ссылаясь на то, что, если в рамках договора подряда фактически передается право на ОИС, речь идет о смешанном договоре. Однако риск достаточно велик, и судебного разбирательства избежать не удастся.

В данном случае можно рекомендовать пересмотреть отношения в рамках договора подряда. Если передавать права на программу по лицензионному договору, право на льготу будет вполне законным.

В данном случае нужно обратиться к части 4 Гражданского кодекса, где прямо сказано, что права на товарный знак возникают только с момента его государственной регистрации. Поэтому если товарный знак нигде не зарегистрирован, то его вообще не существует как такового. Это нужно понимать абсолютно точно. Можно использовать какой-то логотип, можно проставлять его где угодно, на каких угодно товарах, можно его рекламировать. Но никакой правовой охраны данному товарному знаку на территории России предоставлено не будет. Любое лицо может использовать тот же самый логотип, и повлиять на эту ситуацию без соответствующей регистрации невозможно.

Об имеющихся налоговых рисках, связанных с безвозмездным использованием, говорить некорректно, поскольку нет, по сути, самого товарного знака. Что касается обоснованности расходов на рекламу незарегистрированного товарного знака, то вполне вероятно, что проблемы с налоговиками возникнут, если вы будете говорить о расходах на рекламу именно товарного знака. Здесь, скорее, нужно говорить о рекламе самого товара, а логотип, который на него наносится, считать средством индивидуализации этого товара. В таком случае расходы, скорее всего, будут признаны экономически обоснованными.

Вопрос этот очень интересный, так как на практике зачастую между моментом подписания договора и моментом его регистрации проходит немало времени, а платежи по данному договору уже идут. В соответствии с Гражданским кодексом 20 мы можем распространить этот договор на отношения, возникшие до момента его государственной регистрации. Чтобы снизить налоговые риски, можно рекомендовать в договор внести оговорку о том, что он распространяет свое действие на отношения сторон, возникшие с момента начала производства товаров, маркированных товарным знаком, или, например, с момента начала платежей. Если подобной оговорки в настоящее время нет, то ничто не мешает внести этот пункт сейчас, оформив соответствующее дополнительное соглашение, где будет соответствующим образом изменено условие о вступлении договора в силу.

Л.А. Котова,
заместитель начальника отдела Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России

Действительно, в соответствии с пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса объектом обложения ЕСН для налогоплательщиков-организаций являются в том числе вознаграждения по авторским договорам.
В главе 24 Налогового кодекса под авторским договором понимается любой договор, рассматриваемый в части 4 Гражданского кодекса и связанный с обращением авторских прав, при условии, что одной из сторон такого договора является автор.
Таким образом, по договорам, предусматривающим передачу автором права использования его произведения в установленных договором пределах, налоговая база по ЕСН определяется с учетом расходов, предусмотренных в статье 221 Налогового кодекса, и с сумм вознаграждений по таким договорам не уплачивается ЕСН в части, подлежащей зачислению в Фонд социального страхования Российской Федерации (п. 3 ст. 238 НК РФ).
В случае же выплаты, например, вознаграждения наследнику имущественных авторских прав, учитывая изложенное, получаемое им вознаграждение не является объектом обложения ЕСН на основании абзаца 3 пункта 1 статьи 236 Налогового кодекса.

1 ст. 1225 ГК РФ

2 Пост. Президиума ВАС РФ от 18.09.2007 N 5600/07

3 Пост. ФАС МО от 25.05.2007 N КА-А40/4205-07

4 Пост. Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 N 7419/07

5 ст. 1484 ГК РФ

6 п. 8 ст. 250 НК РФ

7 п. 1 ст. 256, п. 3 ст. 257 НК РФ

8 подп. 26, подп. 37 ст. 264, п. 1 ст. 272 НК РФ

9, 10 подп. 37 п. 1 ст. 264 НК РФ

11 Пост. ФАС СЗО от 09.01.2007 N А56-948/2006

12 Пост. ФАС СЗО от 01.08.2008 N А56-34548/2007

13 п. 1 ст. 146 НК РФ

14 подп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ

5 письмо Минфина России от 01.04.2008 N 03-07-15/44

16 письма Минфина России от 01.04.2008 N 03-07-15/44, от 15.01.2008 N 03-07-08/07, от 29.12.2007 N 03-07-11/649

17 письма Минфина России от 21.02.2008 N 03-07-08/36, от 19.02.2008 N 03-07-11/68, УФНС России по г. Москве от 18.09.2008 N 09-14/088321

18 письмо Минфина России от 03.07.2008 N 03-04-07-02/13

19 письма Минфина России от 20.06.2008 N 03-04-06-02/62, от 07.05.2008 N 03-04-06-02/48, УФНС России по г. Москве от 11.07.2008 N 21-11/065988, от 30.07.2008 N 21-11/071759

www.garant.ru

Приобретение прав на объекты интеллектуальной собственности

3.1. Цель приобретения прав

После того, как создан объект интеллектуальной собственности||, необходимо оформить права на этот объект, то есть получить правовую охрану.

Любая|какая-нибудь| собственность нуждается в охране. |Интеллектуальная| собственность не является исключением. Однако способы охраны||роняй| объектов интеллектуальной собственности отличаются от охраны материальных объектов. Если материальный объект собственности достаточно поместить|заключить| под «замок» или приставить к|до| его охранника, то для охраны объектов интеллектуальной собственности такие средства непригодны. Основным способом охраны в этом случае является выдача автору (разработчику|) объекта интеллектуальной собственности охранительного|охранного| документа: патента| или свидетельства.

Охрана, предоставляемая интеллектуальной собственности законами| Украины, способствует|содействует| увеличению количества рационализаторских|| предложений и изобретений, росту инвестиций, развитию научно-исследовательской деятельности, что приводит к|до| техническому прогрессу, улучшению качества промышленной продукции, повышению|| культурного уровня граждан.

Сущность|сущность| охраны интеллектуальной собственности заключается в том, что автор (разработчик|) объекта интеллектуальной собственности|| раскрывает информацию об этом объекте для неограниченного|| круга|окружности| лиц|личностей|, а вместо этого получает от государства исключительные|| права на созданный им объект интеллектуальной собственности на определенный период времени. Эти права регламентируются|| охранительным|охранным| документом, который выдается|издается,кажется| владельцу|собственнику| объекта интеллектуальной собственности.

Автор, который получил охранительный|охранный| документ, например патент, чувствует себя уверенно, поскольку его права охраняются|| законом. Если бы автор не имел охранительного|охранного| документа||да|, то он, скорее всего, не раскрыл бы|б| информацию, никто бы|б| не смог воспользоваться ею и объект интеллектуальной собственности|| остался бы|б| неизвестным. Кроме того, закрепление охранным|| документом присвоения личных (неимущественных), а также имущественных прав способствует|содействует| использованию|употреблению| объекта интеллектуальной|| собственности и это, по-видимому|пожалуй|, единственный|единый| способ получения|| выгоды автором в результате использования|употребления| объекта интеллектуальной собственности самостоятельно с получением преимуществ|| над конкурентами или путем разрешения третьим лицам использовать объект интеллектуальной собственности за лицензионные|| платежи.

Часто охрану интеллектуальной собственности отождествляют|| с ее защитой и пользуются термином|термином| «защита прав интеллектуальной собственности». По нашему мнению, понятия «охрана||» и «защита» имеют разное|различное| значения. Основанием для этого служит то, что эти два действия должны быть разделены, потому|| что, во-первых|в первых|, они имеют разные|различные| цели, а, во-вторых, осуществляются|| разными|различными| организационными структурами. Охраной| (оформлением прав с выдачей охранительного|охранного| документа) занимаются патентные ведомства, а защитой (в случае нарушения|трогаться| этих прав) — административные и судебные органы.

3.2. Приобретение прав на объекты промышленной собственности||

3.2.1. Приобретение прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы

Право на изобретение, полезную модель и промышленный образец охраняется государством. В Украине установлена единственная|единая| форма правовой охраны изобретений, полезных моделей| и промышленных образцов — патент.

Патент — это технико-юридический документ, выданный|изданный| заявителю на изобретение, полезную модель или промышленный образец||, который отвечает условиям патентоспособности и подтверждает|| авторство, приоритет и право собственности на отмеченные объекты.

Для оформления прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы необходимо подать соответствующим образом оформленную заявку в Государственный департамент интеллектуальной|| собственности Украины (далее Учреждение). Для этого заяв|ку| передают |до| Государственному предприятию «Украинский институт промышленной собственности», который|какой| является подчиненным Учреждению, где эта заявка проходит экспертизу. В то же время|одновременно| с публикацией|| сведений о выдаче патента, Учреждение осуществляет|| государственную регистрацию патента, для чего вносит в |до|реестр соответствующие данные. Выдача патента осуществляется Учреждением в месячный|лунный| срок|термин| после регистрации патента.

Право на подачу заявки, в первую очередь, имеет автор. В установленных законом случаях это право имеет работодатель||.

В Украине выдается|издается,кажется| два вида патентов на изобретение: патент сроком действия 20 лет, который выдается|издается,кажется| после проведения|| экспертизы|по существу|, и декларационный патент – разновидность| патента, которая выдается|издается,кажется| на 6 лет по результатам|по результатам| формальной|| экспертизы. Срок действия декларационного патента на полезную|| модель составляет 10 лет. На промышленный образец патент выдается сроком|термином| на 10 лет. Сроки действия патентов Украины принято | отнимать от даты подачи заявки в Учреждение. Если заявка сначала|| была подана в одной из стран Парижского Союза, а потом|затем| в Украине, то действие патента отчисляется от даты ранее|| поданной заявки, что называется конвенционным |приоритетом|.

Действие патента на изобретение, полезную модель и промышленный| образец может быть досрочно прекращен полностью|вполне,целиком| или частично|отчасти| при таких основаниях:

— по заявлению владельца|собственника| патента;

— через|из-за| несвоевременную уплату годового сбора за поддержку|| действия патента.

Охрана прав на изобретения, полезные модели и промышленные| образцы регламентируются законами Украины: «Об охране прав на изобретения и полезные модели», «Об охране прав на промышленные образцы», а также рядом|вереницей| подзаконных актов: положений, правил, инструкций, что разработаны Государственным| департаментом интеллектуальной собственности.

3.2.2. Приобретение прав на средства индивидуализации товаров и услуг

Правовая охрана этих объектов промышленной |собственности осуществляется на основе законов Украины: «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» и «Об охране прав на указание происхождения товаров», а также ведомственными нормативными|| актами.

Знаки для товаров и услуг — это зарегистрированные в установленном порядке обозначения, благодаря которым|каким| товары и услуги одних лиц|личностей| отличаются от однородных товаров и услуг других лиц|личностей|.

Право собственности на знаки для товаров и услуг подтверждается|| свидетельством на знак для товаров и услуг. Право на получение свидетельства имеют национальные и иностранные заявители||.

Порядок получения охранительного|охранного| документа (свидетельства||) сходен с тем, который был описан для изобретений. Лицо,|личность| которое желает получить свидетельство, подает|дает| заявку в Учреждение. В случае позитивного|положительного| решения по результатам|по результатам| экспертизы Учреждение публикует в своем официальном бюллетене ведомости о выдаче свидетельства. Одновременно оно осуществляет|свершает,совершает| государственную регистрацию знака путем внесения в|до| Реестр сведений|ведомостей| о свидетельстве. В месячный|лунный| срок|термин| после государственной регистрации знака ведомство выдает|издает| владельцу|собственнику| свидетельство, которое дает ему исключительное|| право пользоваться и распоряжаться знаком на свое усмотрение.

Срок действия свидетельства составляет 10 лет со дня даты подачи заявки в Учреждение и продолжается по ходатайству владельца|собственника| свидетельства каждые 10 лет. Срок действия свидетельства может быть прекращен в случаях, аналогичных таким патентам на изобретения.

Дата добавления: 2015-09-07 ; просмотров: 551 . Нарушение авторских прав

studopedia.info