Прокурор чайка с сыном

Генеральный прокурор Юрий Чайка «крышует» преступный бизнес своего сына?

Покупка крупного месторождения соли, ранее принадлежащего государству, неизвестной компанией ООО «Солидарность», грозит обернуться крупным политическим скандалом. Ведь эту компанию, по слухам, контролирует сын генпрокурора России Артем Чайка. Об этом рассказывает корреспондент The Moscow Post. «Семейный бизнес» уже не раз подводил генеральных прокуроров России. К примеру, сын экс-генпрокурора Юрия Скуратова по юридической линии работал в структурах беглого депутата Госдумы Ашота Егиазаряна, который обвиняется в крупном мошенничестве. В результате, между Егиазаряном и Скуратовым произошел конфликт, повлекший за собой знаменитое «порно-шоу» с участием «человека, похожего на генерального прокурора» и отставку Юрия Скуратова. Нынешний генеральный прокурор Юрий Чайка тезка Скуратова более осторожен, но преступный бизнес своего сына он замаскировать все равно не смог. Поговаривают, что именно Артем Чайка, сын генпрокурора, контролирует ранее никому не известное иркутское ООО «Солидарность», которое внезапно сумело выкупить у государства четвертое по объему добычи в России месторождение соли ОАО «Тыретский солерудник» всего за 660,667 млн. руб. С учетом того, что стартовая цена составляла 639,667 млн. руб. «Солидарности» пришлось доплатить за этот сверхвыгодный актив всего-то 20 млн. руб. Ну и где же тут прибыль государства? Неужели, правительство будет довольно этими «копейками». Более того, не понятно, на каком основании ООО «Солидарность» вообще выиграло конкурс, если на «Тыретский солерудник» претендовали такие крупные компании, как «Руссоль», Akzo Nobel и «Минерал»? Чем объяснимо то загадочное обстоятельство, что аукцион переносился целых пять раз? Так же как-то не вяжется продажа солерудника по фактически стартовой цене с тем, что этот актив, согласно распоряжению правительства от 30 ноября 2009 года был отмечен как «бюджетообразующий объект приватизации в 2010 году». Но самая главная загадка заключается в том, что девяти желающим поучаствовать в аукционе компаниям (включая, влиятельную на солевом рынке «Руссоль» и крупный инвестиционный банк «Иркутский» ) было отказано. В итоге, к аукциону было допущено всего две компании, одной из которых и было «загадочное» ООО «Солидарность», которое ранее на солевом рынке никак себя не проявило. Более того, ООО «Солидарность» прошла государственную регистрацию лишь в сентябре 2009 года. Причем, основным профилем компании, согласно документам, является оптовая торговля через агентов и производство прочих пищевых продуктов. Так как же это ООО связано с солевым бизнесом. Оказывается, что «Солидарностью» владеет Николай Кульгаев, который руководит ООО «РТИ-Центр плюс», принадлежащем Михаилу Карамушке. Именно его в 2008 году Росимущество выдвигало на пост гендиректора ОАО «Тыретский солерудник». Таким образом, этот ребус постепенно начинает разрешаться. Однако, все-таки не очень понятно, как Карамушке и Кульгаеву удалось отстранить от участии в аукционе таких влиятельных игроков солевого рынка, как «Руссоль»? Ответ на этот вопрос заключается в том, что по информации самих сотрудников из Росимущества, Карамушка и Кульгаев аффилированы с Артемом Чайкой, а само ООО «Солидарность» представляет интересы бизнес-структур сына генерального прокурора России. Кстати, Артем Юрьевич Чайка давно и прочно зарекомендовал себя в бизнесе. Правда, далеко не с лучшей стороны. Чтобы понять этапы взлета бизнес-карьеры сына генпрокурора, нужно немного вспомнить продвижение по службе его отца – от прокурора Иркутской области – до министра юстиции и генерального прокурора России. Первый раз Артем Юрьевич стал фигурантом криминальной хроники, когда весной 1999 года в Подмосковье была задержана его машина, которой по доверенности пользовались его давние приятели и охранники — уроженцы Ингушетии Сызыр Чумаков и Ибрагим Евлоев, являющиеся членами ингушской ОПГ и, кстати, известными в о время рэкетирами. Тогда Артем, используя связи своего отца, попытался их «отмазать». Однако в результате в прессе разразился скандал и выяснилось, что у машины, которой управляли бандиты, имелись блатные номера и спецталон без права проверки. Всеми этими «прелестями» Артема снабдил его любящий отец. Затем Юрий Яковлевич, по слухам, помог своему сынишке «хапнуть» активы Верхнеленского речного пароходства (ВЛРП), которые перешли под контроль малоизвестной фирмы ЗАО «Лаэна», которую учредили сын на тот период министра юстиции РФ Юрия Чайки Артем и депутат Госдумы Башир Ильясович Кодзоев. В начале Артем Чайка убедил руководство ВЛРП взять льготный кредит, а потом внезапно потребовал кредит обратно, одновременно начав процедуру банкротства ВЛРП. Этому процессу, по слухам, способствовала ставленница Юрия Чайки глава Иркутского отделения ФСФО Наталья Безик. Более того, Юрий Яковлевич устроил своему сыну встречу с губернатором Иркутской области Б.А.Говориным. Окончательным актом рейдерского захвата ВЛРП структурами Артема Чайки стало убийство несговорчивого генерального директора пароходства Николая Паленного. Это преступление, без сомнения, было выгодно именно Артему Чайке, но его отец – министр – с успехом «замял» это дело. Впрочем, Юрия Яковлевичу не привыкать участвовать в «криминальных делах». Взять хотя бы его многолетнюю дружбу с прокурором Николаем Небудчиковым, который по совместительству являлся лидером влиятельной преступной группировки. В последнее время мы все чаще слышим о преступлениях, совершенных прокурорскими работками. Но это не мудрено, пока Генпрокуратурой РФ руководит Юрий Чайка, который фактически много лет «крышует» преступный бизнес своего сына… Биография Чайки изобилует колоритными эпизодами, на фоне которых бледнеют грехи Скуратова. Нынешний генеральный прокурор до последнего времени считался едва ли не символом непотопляемости — более десяти лет ему удается удерживаться на командных высотах российской власти, удачно минуя многочисленные крутые повороты. Похоже, пик карьеры Юрия Чайки позади — создание новой силовой структуры, Следственного комитета, грозит лишить руководимое им ведомство значительной доли прежнего могущества. Прокурор из сибирской глубинки Юрий Чайка был однокашником Юрия Скуратова по Свердловскому юридическому институту. Но если Скуратов избрал стезю научных штудий, то Чайка начал свою карьеру в глухом Усть-Удинском районе Иркутской области следователем прокуратуры, потом перебрался в не менее захолустные Тулун и Тайшет. Рвение молодого прокурора было замечено, и в конце 80-х он уже заведующий правовым отделом Иркутского обкома КПСС. В начале 90-х Чайка — прокурор Иркутской области. С этой должности в 1995-м он пошел на повышение: Скуратов, только что назначенный генпрокурором, пригласил земляка на должность своего первого зама. После разразившегося в начале 1999-го скандала, связанного с делом «Мабетекса» и пресловутым видеокомпроматом, Чайка, как считает Юрий Скуратов, предал друга и покровителя и на посту и.о. генпрокурора вместе с тогдашним главой ФСБ Путиным активно работал над решением «проблемы Скуратова». С августа 1999 года Чайка — министр юстиции. В июне 2006-го, после неожиданного ухода в отставку Устинова, следует очередная путинская рокировка: Чайка возвращен в прокуратуру, Устинов отправлен в Минюст. «Всегда отличался чутьем и хваткой» Непотопляемость Чайки во многом необъяснима: его биография изобилует колоритными — назовем это так — эпизодами, на фоне которых бледнеют грехи незадачливого «ходока» Скуратова. Бывший генпрокурор в интервью The New Times вспоминал: «На второй же день после подписания мною указа о назначении Чайки мне (из Иркутска) пришли развернутые материалы о его противоправной деятельности. Материалы убедительные. Я очень долго думал, что с этим делать. » Отменить собственный указ Скуратов так и не решился, а когда пикантные факты из биографии Чайки начали всплывать, у него уже появились влиятельные защитники. Бывшие коллеги Чайки по работе в сибирской глубинке сегодня оценивают его по-разному. «Следователь и юрист он средний, а вот по части «достать», «пробить», делегацию встретить, свозить на дачу, на Байкал — тут ему равных не было», — рассказал The New Times один из тех, кто знал Юрия Яковлевича еще по Тулуну и Тайшету. Заслуженный юрист РФ Николай Китаев отмечает, что у Чайки была «хорошая хватка». При этом, считает Китаев, он всегда выделялся чутьем и прекрасным знанием текущей политической конъюнктуры: понимал, что удачно отчитаться об успешном выполнении очередного постановления ЦК,— это прежде всего. За понятливость его и любило начальство. «Хватка» же помогала делать профессиональную карьеру. Анаша для рецидивиста В городе Тулуне, где работал Чайка в конце 70-х, находится спецтюрьма СТ-2, небезызвестная «тулунская крытка», в которой содержатся особо опасные преступники. Именно здесь отбывал срок знаменитый Япончик. В 1979 году в «крытке» произошел бунт заключенных. Подавление его стоило жизни пятерым. По делу о бунте в качестве зачинщиков проходило девять человек. Много позже стало известно, какими методами раскрывалось громкое дело. Заключенные Хасаншин и Купряков, наркоманы со стажем, рассказали, что член следственной группы Чайка несколько раз проносил к ним в камеру анашу — в обмен на нужные ему показания, о чем Купряков и написал в заявлении на имя тов. Пельше (документ имеется в распоряжении The New Times). Документы всплыли только в перестройку — их обнаружили в партийном архиве. «Прокурорская банда» В конце 80-х Иркутск потрясло дело сексуального маньяка Кулика. Из криминалистов, работавших в разных городах Иркутской области, была сформирована специальная следственная бригада, в которую входил и Чайка, вспоминает бывший следователь иркутской прокуратуры Николай Китаев. Будущий генпрокурор выбивал для бригады жилье, рабочие кабинеты, автотранспорт. Вместе с Чайкой в следственной бригаде по делу Кулика работал Николай Небудчиков. Они дружили. Небудчцков дослужился до должности межрайонного прокурора и в 1991-м создал фирму «Партнер ЛТД», которая официально занималась сделками с недвижимостью, юридическими консультациями, нотариальными услугами. Но была и подводная часть айсберга: под крышей фирмы действовала организованная преступная группировка. Оружия и боеприпасов в «прокурорской банде», как ее называли, было достаточно для ведения локальной войны: в Ижевске, Екатеринбурге и Туле закупались вынесенные с оружейных заводов автоматы, в арсенале небудчиковцев были гранаты и даже две бочки с напалмом. Брал к себе Небудчиков в основном людей, прежде служивших в силовых ведомствах — КГБ или милиции. Прошедший особую проверку кандидат зачислялся в одну из групп — разведки, контрразведки, специальную «группу дискредитации». Была и «группа исполнителей» (киллеры). Первой жертвой банды стал директор страховой фирмы «Мегарезерв» Усов: он, узнав, что «Партнер ЛТД» не собирается возвращать кредит, хотел рассказать об этом в прессе и был похищен, вывезен ночью за город и задушен удавкой лично Небудчиковым. «Прокурорская банда» промышляла в основном заказными убийствами и рэкетом, но затем у Небудчикова «поехала крыша», и он решил заняться «идейной» борьбой с инородцами. Им был составлен «Основной план», в котором говорилось: «. Сформировать группу особого резерва. Завербовать лучших работников КГБ. Задействовать для пробы «афганцев». Попались бандиты случайно (часть «бойцов» до сих пор в розыске), а процесс над Небудчиковым был закрытым для прессы. Все это, напомним, происходило в бытность Юрия Чайки прокурором области. О результатах проверки забыть Местная пресса писала тогда о нем немало. Благо поводы были. То Чайка вдруг выступит публично с рекламой компании «Хопёр-инвест» как раз накануне ее краха, то РУБОП во время очередного рейда обнаружит, что в подпольном борделе «по совместительству» трудятся несколько сотрудниц областной прокуратуры, и отнюдь не в качестве секретарш. .. Притчей во языцех были для иркутян близкие отношения Чайки с братьями Кодзоевыми — Темуром и Баширом. Братья промышляли «черным рейдерством», и репутация у них была дурная, но двери в областную прокуратуру они открывали ногами и были соучредителями нескольких коммерческих фирм с сыном Юрия Яковлевича, Артемом. Чайка никогда не реагировал на критические публикации о себе, не опровергал их и не судился со СМИ. Однако когда в иркутской «Байкальской Открытой газете» в конце 1999 года появился материал о Кодзоевых, в квартиру редактора газеты Виктора Прокопьева вломился ОМОН, и он был арестован по обвинению в. «изготовлении и сбыте порнографии»: соответствующие материалы были-де найдены в ходе проведенного ОМОНом обыска. После того как к делу подключились депутаты Госдумы и Фонд защиты гласности, оно было спущено на тормозах. Вскоре Башир Кодзоев избрался в парламент по списку блока «Медведь» (Блок «Медведь» был предшественником «Единой России»), а его брат Темур был расстрелян неизвестными в центре Иркутска. Покушались и на Башира: в него стреляли в Москве около Сандуновских бань. Затем интересы Кодзоевых и Артема Чайки разошлись, свой иркутский бизнес Кодзоевы свернули. По словам Виктора Прокопьева, Чайка фигурировал по меньшей мере в двух уголовных делах, возбужденных региональным управлением ФСБ по Иркутской области. В первом из них речь шла о том, что Чайка, возможно, получил взятку в виде эксклюзивных золотых часов фирмы Longines. Второе дело связано со строительством в Иркутске юридического института. Идею Чайки поддержало правительство Черномырдина и выделило деньги на строительство. Проведенная сотрудниками ФСБ проверка выявила банальные приписки, которые нанесли бюджету ущерб на сумму около миллиона долларов. Заместитель начальника регионального управления ФСБ Александр Николюк отправился к преемнику Чайки на посту областного прокурора Анатолию Мерзлякову. Увидев в деле фамилию Чайки, Мерзляков наотрез отказался выступить против предшественника, предложив попросту забыть о результатах проверки. Сын за отца: опасные связи Скандалы вокруг генпрокурора в московский период его карьеры связаны в основном с методами, которыми ведет бизнес его сын Артем. В марте 1999-го сотрудники подмосковного РУБОП задержали неких Чумакова и Евлоева по подозрению в вымогательстве $60 тысяч у одинцовской фирмы «Формпост». Вымогать деньги рэкетиры приехали на автомобиле «Донинвест Кондор» с номером О 682 ОО (Подобные номера обычно выдаются VIP-лицам и считаются «блатными»). У задержанных нашли спецталон, запрещающий задерживать и проверять такой автомобиль, разрешение на парковку у здания Госдумы, а также револьвер, гранату РГД-5 с запалом и дозу героина. Оказалось, что спецталон был выдан. генпрокурору Юрию Чайке. Следователи так и не решились допросить самого Чайку, вызвав в качестве свидетеля Артема, в чьей собственности и числилась машина. Тот заявил, что одолжил автомобиль «своим иркутским знакомым». «Там были признаки состава преступления—превышение служебных полномочий в личных целях», — прокомментировал The New Times эту историю бывший генпрокурор Скуратов. Тем не менее дело фактически закончилось ничем, а писавшая о нем корреспондент «Коммерсанта» Екатерина Заподинская позднее вспоминала, как один из следователей попросил ее тогда не упоминать о Чайке в данном контексте: «Убьют нас с тобой обоих». В декабре 2002-го гендиректора Верхнеленского речного пароходства Николая Паленного нашли повешенным в своем гараже. В самоубийство Паленного до сих пор никто не верит. Каким-то чудесным образом его смерть совпала с решающим этапом борьбы за пароходство, которое атаковали «черные рейдеры». Верхнеленское пароходство обеспечивает так называемый северный завоз по реке Лене, а это очень большие деньги. За два дня до смерти Паленный дал интервью телепрограмме «Совершенно секретно», в котором среди прочего сказал: «Хотят нас обанкротить необоснованно. Этот конфликт создается группой не совсем порядочных лиц, и в том числе за этим стоит сын министра юстиции Артем Юрьевич Чайка, он создает очень негативный фон для работы наших предприятий». В феврале 2004 года коллектив ОАО «Мострансагентство» (МТА) обратился с открытым письмом к президенту Путину и мэру Москвы Лужкову, в котором говорилось о «рейдерской войне» с целью захвата предприятия (владеющего многими объектами недвижимости на территории Москвы), развернутой неким «Агентством антикризисных технологий и инвестиций». Представители этого агентства Быстров и Першиков, предлагавшие руководству МТА отказаться от управления предприятием и продать акции, утверждали, что захватом предприятия руководит не кто-нибудь, а сын министра юстиции, а следовательно, сопротивление бесполезно. В начале февраля 2004-го были похищены жена и дочери генерального директора «Мострансагентства» Горина. Несколько дней их удерживали неизвестные лица, требуя от гендиректора выполнить все их условия. Силами правоохранительных органов заложники были освобождены, но «наезды» на МТА на этом не закончились. Конечно, как говаривал Иосиф Виссарионович, сын за отца не ответчик. Но западный чиновник калибра Чайки после любой из вышеизложенных историй немедленно подал бы в отставку. Впрочем, по словам экс-генпрокурора Скуратова, «на руководящие должности, особенно в силовые структуры, сейчас берут только людей, на которых есть компромат, чистых же не берут совсем. чтобы силовики эти потом не поднимали головы». И сладок им берег байкальский. Любопытная деталь: решение, накладывающее арест на офисы и производственные помещения «Мострансагентства», было принято. Арбитражным судом Иркутской области. О родном Иркутске Чайка не забывал никогда. И уже в начале нынешнего, 2007 года оказался причастен к очередному громкому скандалу. Касался он ситуации в Иркутском районе. А мэром района вот уже 15 лет был давний знакомец Чайки Сергей Зубарев. Для ясности: именно на территории этого района находятся самые привлекательные для элитной застройки, туристического и гостиничного бизнеса земельные участки, а значит, и самые дорогие. Накануне выборов администрация Иркутского района бесплатно передала участок площадью 1,5 га в собственность ООО «Аквамарин». Учредителями этой фирмы являются дочь, жена и сын мэра. Чуть ранее 9 га были переданы предприятию, которым владеет зять Зубарева Насонов. Иркутские экологи докопались, что 34 га на престижнейшем Байкальском тракте были проданы вообще неизвестно кому и по какой цене: никаких конкурсов по этому поводу не проводилось и никаких следов поступлений в бюджет общественности обнаружить не удалось. По информации «Российской газеты», муниципальные предприятия ЖКХ Иркутского района давно поделены между фирмами, принадлежащими родственникам Зубарева. Загвоздка, однако, состоит в том, что самые последовательные защитники мэра сидят в прокуратуре, как областной (Областную прокуратуру возглавляет старый друг и бывший заместитель Юрия Чайки Анатолий Мерзляков), так и генеральнои, куда соответствующие материалы были давно направлены депутатами Госдумы от региона, но так там и растворились. В феврале 2007 года Чайка проводил в Иркутске совещание руководителей правоохранительных органов СФО. В тот момент, когда генпрокурор выступал с докладом, за стенами «Сибэкспоцентра» проходил митинг, участники которого требовали от докладчика прекратить, наконец, «крышевать» коррупционеров

Комментарии

Вот о чем всегда и говорю, нужно лишать избирательного права часть граждан, ну за кого и за что могут проголосовать Надежда и Ангелина?

Какие еще нужны доказательства если компания принадлежайшая сыну Чайки, т.е. фактически самому Чайке купила по остаточной стоимости солевые рудники, да зачем вообще продают прибыльное стратегическое предприятие? Ума то много не надо украинскую соль перекрыли, сейчас купил за остаточную стоимость и продал в два раза дороже, т.к. цена соли вырастет, и это самая простая схема.

И какие еще нужны доказательства если клан Чайки завладел этими рудниками за копейки, это как говорить, что икру ему в пасть Обама заталкивает, ну во всем виновато США.

Вы хоть задумывались почему у ген.прокурора или его сына, короче у его клана обязательно должен быть какой то недешевый бизнес, вот почему его сын в ремонте обуви не работает, т.е. для вас лобызать боярина при власти дело само собой разумеющееся, и то, что он ворует виновато США.

Как может сказать еще одна . лента, а ты ему просто завидуешь.
Т.е. по ее логике нас в очередной раз ограбили, а мы завидуем, еще один избиратель.

vyborg-press.ru

Как по рельсам: чем зарабатывает на жизнь сын генерального прокурора Юрия Чайки

«Спокойный, образованный, вежливый молодой человек среднего роста в очках. Никогда не повышает голос, всегда выдержан и порой немногословен». Так описывали в беседах с Forbes свои впечатления от встреч со старшим сыном генерального прокурора Артемом Чайкой общавшиеся с ним люди.

Имя Артема Чайки уже несколько раз всплывало в скандальном деле о прокурорах Подмосковья, крышевавших подпольные казино, в истории о попытке захвата МУП «Серпуховские недра», потенциального участника строительства ЦКАД.

О нем немного официальной информации. Выпускник юридического факультета Иркутского госуниверситета, Артем Чайка уже через год после окончания вуза стал членом московской городской коллегии адвокатов, позднее — партнером-учредителем юридического бюро «Чаадаев, Хейфец и партнеры». «[Артем] мой любимый ученик, мой бывший стажер и мой заместитель, — объясняет Forbes партнер бюро Леонид Хейфец. — Я храню его квалификационную работу — она писалась под моим руководством». Артем Чайка активно участвует в работе бюро. «Мы на выходных должны обсудить жалобу в один международный коммерческий арбитражный суд, и Артем Юрьевич, прекрасно владеющий несколькими иностранными языками, поможет нам ее перевести», — рассказывал весной 2014-го Хейфец.

Артем Чайка успешен не только в юриспруденции. Не менее удачно складывается его бизнес-карьера.

Хозяева «Бердяуша»

Идея разрабатывать гранитный карьер в поселке Бердяуш Челябинской области принадлежала бизнесмену Арону Юдашкину. В администрации города Сатки (в него входит поселок Бердяуш) уверяют, что проект задумывался как антикризисное решение проблемы моногорода. По словам замминистра экономического развития Челябинской области Ирины Акбашевой (именно она разрабатывала антикризисный план), строительство щебеночного завода в Бердяуше началось в 2008 году, всего частный инвестор вложил в проект 1,4 млрд рублей. На полную производственную мощность завод вышел к 2010 году. Сейчас на предприятии работают 340 человек. Имя нынешнего владельца бизнеса она не назвала, заметив только, что в сентябре 2011 года управлять заводом стало другое юридическое лицо: ООО «Нерудная компания «Бердяуш» вместо ООО «Бердяушский нерудный карьер».

Соленая приватизация

Когда бывших и нынешних чиновников Росимущества спрашиваешь о конечных бенефициарах «Тыретского солерудника», они делают удивленные лица и тут же задают встречный вопрос: «А бенефициар кто? Кто, вы знаете?» Местные чиновники, по-видимому, осведомлены лучше: «Я знаю, кто бенефициар нашего рудника, но давайте вы не будете называть его имени, а я не буду говорить вам на это ни да, ни нет», — ответил чиновник из Иркутской области на просьбу Forbes сообщить имя собственника третьего в стране по запасам солерудника.

Летом 2014 года его компания приобрела у РЖД контрольный пакет крупнейшего поставщика щебня для госмонополии — «Первой нерудной компании», а компания его брата Игоря Чайки стала миноритарным владельцем крупнейшего в стране производителя шпал. Артема Чайку называют бенефициаром крупнейшего в Сибири производителя соли — «Тыретского солерудника». Именно эта компания полгода назад выиграла лицензию на право добычи каменной соли в Калужской области на единственном в стране неразведанном участке.

Как удалось 38-летнему сыну генерального прокурора построить многоотраслевую бизнес-империю, выручка которой составляет не менее $200 млн?

Щебень летит

В августе 2009 года на встречу к главе Серпуховского района Александру Шестуну приехал подмосковный бизнесмен Иван Назаров и предложил сделку: если глава района заплатит $2 млн и поставит директором МУП «Серпуховские недра» правильного человека, местная прокуратура не будет привлекать чиновника за якобы предумышленное банкротство МУП «Энергосервис».

Это один из эпизодов скандального дела о «крышевании» казино подмосковными прокурорами, ставшего причиной бюрократической войны между Следственным комитетом и Генпрокуратурой. Как позднее заявили на суде свидетели, вымогательство $2 млн у Шестуна инициировал начальник 15-го управления прокуратуры Московской области Дмитрий Урумов. Имея контроль над «Серпуховскими недрами» и используя связи в Минтрансе Московской области, прокурорские работники рассчитывали получить подряды на поставку песка и щебня для строительства новой кольцевой автодороги в Подмосковье, говорится в материалах допроса засекреченного свидетеля (копия есть в Forbes).

Добычу песка и щебня как раз и вело МУП «Серпуховские недра». По данным засекреченного свидетеля, показания которого заслушивались на одном из судебных заседаний, «интерес в этом деле имел Артем Чайка — сын генпрокурора России» (информация размещена на сайте администрации Серпуховского района). Тогда администрации удалось отстоять предприятие. Но интереса к строительной отрасли Артем Чайка не потерял.

В январе 2014-го Чайка стал единственным учредителем ООО «Сибирский элемент — Рента-К», зарегистрированного в Калужской области. Компания поставляет песок, щебень и гравий в Калужской, Ярославской, Тверской и Московской областях. Генеральный директор компании Александр Ренгач отказался от комментариев, сообщив, что совладелец их компании — «другой Чайка, полный тезка», несмотря на совпадение ИНН и имени матери среди бывших совладельцев.

Однако настоящей новостью для строительного рынка стала информация о том, что Артем Чайка с февраля 2014-го значится единственным собственником «Нерудной компании «Бердяуш». Именно эта никому не известная компания из Челябинской области приобрела в июне 2014 года контрольный пакет «дочки» РЖД и ее крупнейшего поставщика щебня, обойдя лидера отрасли «Национальную нерудную компанию» Юрия Жукова, которую к конкурсу не допустили. Как ей это удалось?

На начальном этапе партнером Арона Юдашкина по проекту оказался 30-летний Сергей Вильшенко, уроженец уральского Златоуста, сын первого секретаря горкома КПСС, а позднее руководителя отделения ФСБ по Златоусту. В 1998 году Вильшенко-младший окончил Южно-Уральский государственный университет. Знакомый Вильшенко говорит, что тот долгое время занимался строительным и дорожным бизнесом в регионе.

Спустя несколько лет карьера Сергея Вильшенко резко пошла в гору — в феврале 2009 года он занял пост коммерческого директора ТД «РЖД». Торговый дом отвечал за поставки монополии подвижного состава, а также необходимых товаров и материалов всем ее дочерним компаниям. Здесь Вильшенко проработал до июня 2011 года, затем его исключили из совета директоров. В РЖД никак не прокомментировали в своих ответах на запрос Forbes работу Вильшенко в монополии. Пресс-служба ТД «РЖД» сообщила, что подобные вопросы комментируют только в материнской компании. Получить комментарии Вильшенко ни через РЖД, ни через его супругу не удалось. По словам человека, знакомого с бизнесменом, осенью 2010-го подконтрольное Вильшенко ООО «Омега» выкупило долю Юдашкина в Бердяушском карьере.

Судя по отчетности, дела у компании сразу после запуска производства пошли в гору. Выручка «Нерудной компании «Бердяуш» в 2010 году составила почти 1 млрд рублей и позже ни разу не опускалась ниже 900 млн рублей.

В 2012 году НК «Бердяуш», судя по доступной отчетности РЖД, ее «дочек» и самой компании, стала поставщиком щебня для РЖД на 740 млн рублей. Через год ей удалось заключить еще более выгодный контракт: в 2013–2016 годах она обязалась поставить монополии 20 млн куб. м щебня на 7,5 млрд рублей. То есть примерно четверть всего необходимого РЖД на этот период щебня. В сентябре 2013 года новым генеральным директором НК «Бердяуш» стал еще один выходец из РЖД Владимир Гаца. Как минимум до ноября 2012 года в течение девяти лет он работал на различных должностях в структурах РЖД, пройдя путь от начальника финансовой службы Горьковской железной дороги до заместителя начальника центральной дирекции РЖД по ремонту пути. Именно для нее в 2009 году Бердяушский карьер начал отгружать основной объем своей продукции.

ООО «Омега» владела 95% в НК «Бердяуш» как минимум до 17 января 2014 года, следует из данных ЕГРЮЛ (в 2011 году доля в этой компании принадлежала жене Сергея Вильшенко Ольге, известному российскому дизайнеру). В феврале 2014-го единоличным владельцем компании стал Артем Чайка.

«Вечный подряд»

После упразднения Министерства путей сообщения порядка 30 щебеночных заводов перешли в собственность железнодорожной монополии. Впоследствии 18 из них вошли в «Первую нерудную компанию» (ПНК) — дочернее предприятие РЖД и основного поставщика щебня для монополии. Три года назад, в октябре 2011 года, премьер-министр Владимир Путин подписал распоряжение о продаже 75% минус две акции ПНК частному инвестору.

ПНК на рынке называют «вечным подрядом», из-за того что ее бизнес напрямую завязан на РЖД. Неудивительно, что после объявления о начале приема заявок одной из первых заявила о себе «Национальная нерудная компания» (ННК). Человек, близкий к компании, говорит, что ННК и так одна из крупнейших в отрасли, а с приобретением ПНК смогла бы окончательно укрепить свои позиции.

Однако за неделю до окончания приема заявок банк-организатор неожиданно продлил срок представления документов еще на месяц. Пресс-служба РЖД в письменном ответе на запрос объяснила перенос сроков приватизации ПНК «[с целью] привлечения к участию в торгах более широкого круга инвесторов».

Цель была достигнута: в апреле заявку на приобретение ПНК подали «Нерудная компания «Бердяуш» из Челябинской области и «Южуралавтобан» из Магнитогорска. При этом ННК к конкурсу не допустили. Пресс-служба РЖД оставила вопрос Forbes по этому поводу без ответа. «Они требования к участникам проекта не выполнили», — объяснял на Петербургском форуме старший вице-президент РЖД Валерий Решетников. ННК попыталась оспорить продажу в суде. В период судебных разбирательств у основателя ННК Юрия Жукова дома и в компании прошли обыски по делу прошлых лет, прямо никак не связанному с текущей деятельностью компании. Спустя некоторое время юристы ННК иск отозвали. Представитель компании от комментариев отказался.

Так НК «Бердяуш», владельцем которой Артем Чайка стал за несколько месяцев до конкурса, получила полный контроль над ПНК. Деньги на покупку предоставил Московский банк Сбербанка. При стоимости 4,9 млрд рублей НК «Бердяуш» получила кредит более чем на 4,2 млрд рублей. В Сбербанке эту сделку комментировать отказались, перенаправив запрос в «Бердяуш». Но и там Forbes не ответили. Источник, близкий к РЖД, говорит, что «очевидно, конкурс делался под конкретную компанию — потому что предъявлялись жесткие условия к участникам, но в РЖД всегда находят способ обосновать эти условия». По его словам, у Чайки в этом проекте маленькая доля: основной владелец актива — структуры, близкие к менеджменту РЖД. Его же взяли в долю, чтобы он «прикрыл» в случае необходимости, считает собеседник Forbes. Этой же версии придерживается и знакомый Артема.

А что же Вильшенко, бывший владелец «Бердяуша»? Как выяснилось, все это время он был при деле. Шестого августа 2014 года Артем Чайка и Сергей Вильшенко зарегистрировали в Москве ООО «Управляющая компания ПНК», в которой им принадлежит 51% и 49% соответственно. Два молодых амбициозных предпринимателя наконец-то стали полноправными владельцами «вечного подряда».

Соленая доля

За несколько дней до наступления нового, 2005 года ФГУП «Сибсоль» возглавил новый директор. Им стал 29-летний выпускник Тимирязевки Михаил Карамушка. «Сибсоль» — это 35% соли Сибири и Дальнего Востока, добываемой на градообразующем предприятии (в 2005 году на нем работали более 700 человек).

К моменту назначения у Карамушки уже был небольшой опыт работы в соляном бизнесе: в 2004 году он с февраля по декабрь трудился в должности гендиректора на другом государственном предприятии — ОАО «Тыретский солерудник» (третье в стране месторождение по запасам соли). По каким-то причинам работа здесь не задалась, и Карамушка возглавил соседнее, менее крупное предприятие «Сибсоль».

Проработав на новом месте чуть меньше года, Карамушка решился на радикальные меры. 27 октября 2005 года ФГУП «Сибсоль» подала заявление в суд о собственном банкротстве. Через два месяца суд признал предприятие несостоятельным и ввел процедуру наблюдения. С момента подачи заявления о банкротстве до ликвидации компании прошло три года.

Почему предприятие решилось на самоликвидацию? Карамушка в письменном ответе на запрос Forbes утверждает, что выполнял на предприятии роль антикризисного менеджера. «На момент моего назначения предприятие накопило более 120 млн [рублей] долгов, из которых 80% — задолженность по налогам. Счета предприятия были арестованы», — пишет Карамушка. Однако, как следовало из отчета самой компании о прибылях и убытках, опубликованного в 2007 году, в 2005-м чистая прибыль составляла 207 000 рублей при выручке 184 млн рублей. Тем не менее осенью 2007-го имущество одной из крупнейших российских соледобывающих компаний пустили с молотка.

Карамушка утверждает, что решение о введении процедуры банкротства на «Сибсоли» принимали на совещании Росимущество и налоговая «в целях сохранения производства и рабочих мест и в связи с социальной значимостью предприятия». Кредиторы единогласно одобрили продажу комбината как единого комплекса, а «вырученные от продажи средства позволили полностью погасить бюджетную задолженность, модернизировать производство и сохранить рабочие места». Завод «Сибсоль» стал вновь привлекательным для инвесторов и был приобретен структурами ООО «Руссоль», которые управляют им в настоящее время, резюмирует Михаил Карамушка.

Кто стал покупателем? Мощности «Сибсоли» в 2009 году действительно приобрела «Руссоль» Максима Протасова и Сергея Черного. Но не в ходе банкротства, как может показаться из ответов Карамушки. 16 ноября 2007 года ООО «Соледобывающая компания», основанное за месяц до этой даты, в ходе процедуры банкротства приобрело имущество банкротящегося ФГУП «Сибсоль» за 120 млн рублей. Как следует из материалов одного из судебных дел между ФАС и «Соледобывающей компанией» того времени, в период совершения сделки Михаил Карамушка являлся генеральным директором как банкротящегося предприятия, так и ООО «Соледобывающая компания», которое купило активы ФГУП. По данным ЕГРЮЛ, именно Карамушка являлся учредителем «Соледобывающей компании» в момент ее создания.

Только спустя два года, в 2009 году, структуры «Руссоли» приобрели 100% долей в ООО «Соледобывающая компания». У кого именно и по какой цене «Руссоль» приобрела актив, представитель компании не сказал, он отказался комментировать и другие детали сделки.

Пока «Руссоль» вела переговоры о покупке активов «Сибсоли», государство выставило на продажу третий в стране по величине соляной рудник — Тыретский, тоже в Иркутской области.

Тыретский солерудник государство пыталось приватизировать с конца 2008-го в течение трех лет. Его выставляли на торги шесть раз, но по разным причинам торги откладывали. И не то чтобы не было претендентов. Заявку на участие в приватизации подавали и крупнейший отечественный производитель соли в стране «Руссоль» Протасова и Черного, и российские предприятия поменьше вроде «Сильвинита», и даже крупнейший производитель порошковых покрытий голландская Akzo Nobel. Однако, как и в случае с продажей «Первой нерудной компании», лидеров к конкурсу не допустили. «Руссоль» получила отказ еще до начала конкурса: ФАС посчитала недопустимым увеличение доли компании на рынке каменной соли с 60% до 65%, в случае если Тыретский солерудник достанется «Руссоли». «Сильвинит» сам отказался от участия в конкурсе — новый собственник объединял компанию с «Уралкалием». Структуру Alzo Nobel в России не допустили к конкурсу, мотивировав отказ неполным комплектом документов.

Победителем же приватизационного аукциона в один шаг за 661 млн рублей стало никому не известное, созданное за два месяца до сделки ООО «Солидарность» из Иркутска. Его единственным учредителем и генеральным директором оказался Николай Кульгаев.

Именно этот человек должен был занять место одного из руководителей МУП «Серпуховские недра» — этого требовал от главы Серпуховского района Александра Шестуна в 2009 году бизнесмен Назаров. В той истории фигурировал и Кульгаев — как человек, действующий в интересах Артема Чайки. Это следует из материалов Следственного комитета.

Спустя четыре месяца «Солидарность», учрежденная Кульгаевым, продала 100% долей солерудника другой вновь созданной компании ООО «Восточно-сибирская торгово-промышленная компания» (ВСТПК). Единственный владелец ВСТПК — Андрей Святошенко, сын Владимира Святошенко. Святошенко-старший — депутат Мосгордумы созыва 2009–2014 годов от московского района Солнцево, где он прописан, а также заместитель председателя центральной контрольно-ревизионной комиссии КПРФ (на партийной работе с 1984 года, сказано на сайте партии). Пост генерального директора «Тыретского солерудника» сегодня занимает Михаил Карамушка, однокурсник Святошенко по Тимирязевской академии, где они вместе учились. По состоянию на начало 2014 года Кульгаев занимал пост директора по производству «Тыретского солерудника». Святошенко на запрос Forbes не ответил.

С момента приватизации в конце 2010 года предприятие в два раза нарастило выручку — до 1,17 млрд рублей и более чем в два раза — чистую прибыль, до 320 млн рублей в 2012 году. По итогам 2013 года выручка предприятия упала на 15%, до 988,8 млрд рублей, чистая прибыль — почти в два раза, до 171,8 млн рублей. Несмотря на падение финансовых показателей, «Тыретский солерудник» решил увеличить свою долю на российском рынке. В декабре 2013 года компания получила лицензию на разработку Воробьевского месторождения каменной соли в Калужской области.

Победное шествие

Воробьевское месторождение каменной соли — единственное неразведанное в стране, причем здесь залегают соли самого высокого класса. Из известных производителей документы на аукцион подали «Тыретский солерудник» и «Руссоль», а также две неизвестные компании — ООО «Малоярославецкий солепромысел» и «Энергоинвест».

К аукциону, на котором разыгрывалась лицензия, Департамент по недропользованию по Центральному федеральному округу допустил лишь две из четырех компаний: «Тыретский солерудник» из Иркутска и

«Малоярославецкий солепромысел» из Калуги. «Руссоли» отказали на основании того, что эта компания «не доказала опыта работы в отрасли». Кто составил конкуренцию «Тыретскому солеруднику»?

По данным СПАРК, ООО «Малоярославецкий солепромысел» зарегистрирован в конце августа 2013 года. Бывший вице-губернатор Калужской области Руслан Заливацкий рассказывал, что до сих пор в регионе соль никто не добывал. Учредителями «Малоярославецкого солепромысла», по ЕГРЮЛ, значатся ООО «Галит» и Анна Сумина. Как следует из судебных материалов на сайте Высшего арбитражного суда, Сумина вместе с коллегой Вячеславом Плахотнюком, который представлял «Тыретский солерудник» на аукционе, по меньшей мере один раз по доверенности представляла в суде интересы этой компании. Получается, что в аукционе принимали участие структуры, действующие в интересах одной компании.

Что касается ООО «Галит», то его единственным владельцем является Елизавета Березина (ЕГРЮЛ). Она же в 2013-м являлась младшим учредителем ООО «АЛГ», половина которого до 24 апреля 2013 года числилась за Игорем Юрьевичем Чайкой. Именно так, напомним, зовут младшего сына генпрокурора Юрия Чайки. В феврале 2014 года Игорь Чайка назначен советником губернатора Московской области на добровольных началах. Игорь Чайка подтвердил, что знаком с Березиной и действительно продавал ей долю в компании, но подробностей он уже не помнит.

Во время проведения аукциона по продаже лицензии на освоение Воробьевского участка прокурором Калужской области был 37-летний Дмитрий Демешин. Человек, знакомый с Артемом Чайкой, говорит, что Демешин очень дружен с сыном генпрокурора. Когда Демешин пришел в Калугу, прокуратура тут же начала масштабные проверки регионального правительства. В администрации области не отрицают, что новый прокурор после назначения начал активно их проверять, но считают это нормальным: «Вам вверили новый участок, и вы, конечно, должны все проверить, чтобы работа на нем соответствовала закону, — говорит представитель области. — Но каждый бы на его месте поступил точно так же». Как бы там ни было, «Тыретский солерудник» получил лицензию на разработку Воробьевского участка в декабре 2013 года. Месяц спустя Демешина повысили и перевели в Генеральную прокуратуру.

«Чем бы Артем ни занимался, его поддерживает отец», — говорит собеседник Forbes, знакомый с семьей Чайки. Сам Артем Чайка не ответил на запросы Forbes ни через юридическую компанию «Чаадаев, Хейфец и партнеры», ни через своего младшего брата Игоря Чайку, который согласился передать ему вопросы. Игорь Чайка еще весной обещал найти время, чтобы встретиться с корреспондентами Forbes и подробно ответить на вопросы, но так и не нашел.

— При участии Ксении Докукиной и Галины Зинченко

www.forbes.ru