Следовая картина преступления

1.3. Типичная следовая картина

Одним из элементов криминалистической характеристики является типичная следовая картина, включающая время, обста

новку и комплекс следов, характерных для определенного вида преступлений.

Типизация тех или иных следов, характеризующих определенное преступление, есть следствие обобщения значительного объема преступных проявлений того или иного вида, где способы преступной деятельности являлись достаточно сходными, что и рассматривалось в качестве основания для образования своего рода банка сведений, характеризующих определенный вид преступления. Отдельные виды преступлений находили свое отражение в таких позициях как сходное время совершения преступления, его обстановка и комплекс следов, имеющих определенный характер.
В криминалистической литературе названная триада и именуется типичной следовой картиной. Однако, не все авторы склонны объединять эти понятия, полагая, что каждое из них составляет отдельный элемент криминалистической характеристики преступлений[XX]. Особенно это относится к тем авторам, которые следовой картиной называют только комплекс следов в криминалистическом их понимании, как отражение вещественного характера, несущих информацию о событии, действиях определенных лиц и др., связанных с совершенным преступлением. Представляется, что избранная нами позиция дает представление о следовой картине более полно и многосторонне, что может способствовать быстрой ориентации следователя при организации расследования.
Рассмотрим названные элементы криминалистической характеристики в той последовательности, которая в соответствии с логикой развития сообщений о преступном событии представляет следовую картину.
Время совершения преступления имеет определенное значение для раскрытия и расследования преступлений. Его установление позволяет определить время совершения другого преступления, его продолжительность, сопутствующие ему обстоятельства.
Время с криминалистических позиций способствует выяснению возможности совершения преступления в называемый период, определить причастность лица к тому или иному преступному

событию. Уголовно-правовое значение “время” важно для выяснения периода совершения преступления. Криминологическое значение времени означает период существования условий, способствующих совершению преступления и возможность предпринять профилактические меры.
С позиции методики расследования отдельных видов преступлений установление времени приобретает большое значение для определения протяженности преступных действий, приобретающих постоянный характер. Таким образом, как отмечается в криминалистической литературе, установление времени не только важно для выяснения множества обстоятельств, способствующих расследованию преступлений, но и рассматривается как необходимое условие изучения причинно-следственных связей и взаимоотношений между элементами криминалистической характеристики[XXI].
Рассмотрим понятие “время”, как элемент криминалистической характеристики, применительно к такой категории преступлений как взяточничество. Так, как отмечалось ранее, время дачи взятки позволяет установить и другое преступление, совершаемое за взятку, в частности хищение государственного имущества, выдачу незаконных лицензий на занятие коммерческой деятельностью, в частности, медицинской, юридической и др.
Установление времени дачи взятки может способствовать определению продолжительности преступных действий, то есть установлению периода действий взяткополучателя, носящих постоянный характер. Наиболее яркое отражение это находит в банковской деятельности при предоставлении крупных кредитов при отсутствии необходимых документов у лиц, целью которых является хищение полученных средств. Это же относится к даче взяток в разрешительные органы с целью получения разрешения для организации ложных фирм, предприятий-однодневок, различного рода лжефинансовых организаций, фондов, создание которых имеет единственную целью — хищение.
При расследовании взяточничества установление времени дачи взятки позволяет определить причины и условия, способствующие
совершению преступления в плане выяснения организационной структуры предприятия или учреждения, где имело место такое преступление, уровня криминогенной обстановки в нем.
Важно отметить и такое обстоятельство, имеющее значение при расследовании взяточничества, как оговор того или иного должностного лица, когда указанное время получения взятки совпадает с его длительным отсутствием на работе, ввиду командировки или болезни, что важно для определения его причастности к преступлению.
Следующим элементом, составляющим “следовую картину” события преступления является место и обстановка события.
Место совершения преступления, в том числе и взяточничества (передачи взятки) является фрагментом события и содержит значительный объем информации, которая относится к способу совершения преступления, характеристике следов в широком и узком смысле слова, некоторых данных о личности преступника. В некоторых случаях место преступного события может ориентировать следователя на обнаружение сведений о лицах, которые слышали или наблюдали событие и могут сообщить определенные сведения о нем. Следует отметить, что место преступления сохраняет целый комплекс взаимосвязанных признаков, отражающих происшедшее событие. Прочтение данных с места события, их правильная интерпретация позволяют выяснить характер преступления, возможные места расположения следов и определить пути расследования. Как справедливо отмечет И. Ф. Герасимов, что “необходимо изучить и понять весь механизм системы, где совершено преступление”’. Глубокое изучение всего комплекса информации, обнаруженной на месте события, прослеживание логики связей между отдельными следами в их действительной или мысленной схеме, позволяют обнаружить нити, ведущие к расследованию преступного события. Место события в этом отношении составляет необходимый фрагмент всей модели преступного события и в этом своем качестве способствует выдвижению версий. [XXII]
При расследовании взяточничества место передачи взятки определяется в зависимости от того, какой характер она имела — овеществленный (материальные ценности, деньги, антикварные предметы, драгоценности и др.) или документальный (различного рода распоряжения, приказы, лицензии, разрешения на выдачу ссуд, коммерческих предприятий и т. п.).
Местами передачи взятки, имеющей овеществленный характер, могут быть следующие: служебный кабинет должностного лица; квартира, дача или машина взяткодателя или взяткополучателя; рестораны, бары, общественный транспорт, сауны, в которых происходят как запланированные, так и незапланированные встречи взяткодателя и взяткополучателя; номера гостиниц либо служебных помещений о встрече в которых договаривались с взяткополучателем; условные места в парках, на улице, в магазине, в поезде, у дома и иных местах, о которых заранее договорились; любые места встречи двух лиц, при которой передавалась взятка без предварительной договоренности, как услуга за впредь выполняемое одолжение (устройство на работу, сдача экзаменов для поступления в высшее учебное заведение, открытие коммерческого предприятия, сдача в аренду престижного помещения и ДР-)-
Что же касается взяточничества (передачи взятки, ее организации) носящей неовеществленный характер, то местом ее, как правило, является та организация, ведомство, структура, в которых происходит оформление той или иной документации, характер которой имеет форму взятки.
В понятие следовой картины обычно включают такой элемент криминалистической характеристики как обстановка преступления. Обстановка при совершении любых действий, в том числе и не преступных является фактором, способствующим совершению их либо препятствующим последним. Очень редко обстановка тех или иных действий остается незамеченной, игнорируется. Тем более, обстановка, в которой совершается преступление, всегда оказывает определенное психологическое влияние на лицо, в котором главным моментом является ее состояние, являющееся наиболее благоприятным для сокрытия преступления. Преступник избирает такие условия (обстановку) для совершения преступления, где бы его действия не были объектом наблюдения ни случайного, ни преднамеренного. В этом плане, преступление всегда сопряжено с тайной, которая скрывает и действия и намерения преступника.
Обстановка, в которой совершается преступление, почти во всех случаях отражает действия преступника. Последнее находит свое проявление в перестановке тех или иных предметов, мебели, в наличии следов рук, обуви, микроследов, а на открытой местности в наличии следов транспорта, а также в действиях, связанных с инсценировкой события.
Применительно к расследованию взяточничества обстановка как отражение деятельности преступника носит достаточно ограниченный характер.

lib.sale

Следовая картина;

Следовая картина. Время, место, обстановка

Поведение человека неизбежно отражается в окружающей среде в виде комплексного личностно-регуляционного «следа». Этот след не менее пригоден для идентификации личности преступника, чем след его пальца. Но в отличие от следа пальца поведенческий след всегда имеется на месте происшествия и несет неизмеримо боль­ший объем криминалистически значимой информации о лично­сти преступника 1 .

1 Антонов Ю.М. Еникеев М.И. Эминов В.Е. Психология преступления и на­казания. М.: Пенатес — Пенаты, 2000. С.150.

Одним из элементов криминалистической характеристики убийств является так называемая «следовая картина», то есть ком­плекс следов, отражающих картину события преступления.

При формировании такой новой научной абстракции, как кри­миналистическая характеристика, позиции ученых относительно внесения в это понятие такого элемента как комплекс следов, вре­мя, место и обстановка события чрезвычайно громоздко и может быть излишним. Однако многие ученые защищали позицию о вне­сении этого элемента, как весьма важного при расследовании пре­ступления. В ходе дискуссии выдвигались следующие аргументы: 1) нет необходимости вносить этот комплекс в элементы кримина­листической характеристики, так как он поглощается способом со­вершения преступления и является следствием его осуществления. При этом, акцентировалось внимание на том, что расследование берет свое начало от способа и затем следам, а не наоборот 2 .

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. С. 170.

Другие авторы, формирующие элементы криминалистической характеристики, защищали иную позицию — необходимость вне­сения комплекса следов, места, времени и обстановки как элемен­тов, во многих случаях определяющих раскрытие преступления и являющихся своего рода точкой отправления расследования 3 . Не акцентируя внимания на значимости следов в раскрытии преступлений, что является общепринятой банальностью, следует обратиться к иной стороне проблемы, а именно к позиции, при ко­торой способа совершения преступления как такового нет на пер­воначальном этапе расследования, а есть только следы, характер которых не определен и неизвестен, а в отдельных случаях требу­ет консультации специалиста в той или иной области знания. Такие обстоятельства имеют места в случаях расследования убийств при исчезновении человека (расследование убийств «без трупа»), также в случаях убийств с расчленением трупа и других видах преступлений, в частности, экономических, где хищения камуфлиру­ются так называемой «банковской тайной» и выход на способ со­вершения преступления требует значительных усилий.

3 Селиванов Н.А. Криминалистическая характеристика убийств, совершенных по найму: Пособие для следователей. М.: Лига Разум, 1998.

Именно такие обстоятельства расследования преступлений, со­вершенных в условиях неочевидности, убеждают в том, что не спо­соб, отсутствующий на период обнаружения того или иного пре­ступления, а комплекс следов или даже один след дают ключ к расследованию. Поэтому ориентация на криминалистические важ­ные следы, иными словами, важные для расследования преступле­ний, является особенно необходимой в системе элементов крими­налистической характеристики преступлений. Действительно, от анализа отдельных следов — к их комплексу, в соотношении с обстановкой события, позволяют выдвинуть наиболее обоснованные версии о совершении преступлений. Выдвижение последних явля­ется результатом не только анализа, но синтеза информации, со­держащихся в следовой картине. Следы дают представление о со­бытии преступления, именно поэтому в криминалистике приняты такие определения, как «следы поджога», «следы взрыва», «следы кражи» и т.п. Типичность таких следов позволяет их соотносить с событием преступления и определять соответствующим образом. Более того, при обучении студентов юридических вузов, как и при повышении квалификации следственных работников, их внимание акцентируется на типовых «следовых картинах», позволяющих быстро ориентироваться в событии преступления.

Начало расследования всегда связано с наличием той или иной информации, объем которой может быть различным. Однако даже минимальный объем становится комплексом данных для постро­ения версии о событии преступления. Версия является мыслитель­ной моделью совершенного преступления, построенной следователем на основании исходных данных, собственных теоретических пред­ставлений и практического опыта. В такой мыслительной модели определенное место занимают обнаруженные следы, которые, как пра­вило, носят материальный и идеальный характер. Если материаль­ные следы представляют собой отображения и предметы, имеющи­еся на месте происшествия при обыске, то идеальные следы в процессуальном смысле представляют информацию, получаемую от свидетелей, потерпевших, в ряде случаев от специалистов.

Как следы, так и вербальная информация, представляют собой фрагменты построенной модели события преступления. Таким образом, определенная часть модели носит не идеальный, мысли­тельный, характер, а является материальной частью той следовой картины, которая формируется в воображении следователя и со­ставляет реальную часть информации, лежащей в основе построе­ния модели. В дальнейшем фрагменты следовой картины могут быть интерпретированы по-новому, имея в виду установление их причинно-следственных связей, но во всех случаях они являются той реальностью, которая может быть источником представлений, рассуждений и, наконец, выводов о характере преступления и лице, его совершившем. Такого рода динамическая модель, дополняемая и изменяющаяся, и является основой для версии, отличающейся от последней многообразием фрагментов, формирующихся впослед­ствии в версию в ее лаконичной форме.

studopedia.su

Следовая картина преступления

Следовая картина преступлений против безопасности производства характеризуется наличием идеальных и материальных следов преступления. Источником идеальных следов есть соответствующие категории свидетелей, а также пострадавшие,. Звин нувачени (подозреваемые). Материальные следы преступлений против безопасности производства можно классифицировать по трем группамми.

Во-первых, в материальных следов относят прежде собственно последствия преступной деятельности в материальном. Они фактически наступили в результате действия или бездействия, связанной с нарушением п правил безопасности производства, в частности ими может быть наличие трупов, телесных повреждений у потерпевших, следы разрушения или повреждения помещений, оборудовая.

Во-вторых, выделяют материальные следы, тесно связаны с обстановкой совершения преступления, в частности такими обстоятельствами как время, место, вид производства, характер выполняемых работ. Эта группа следов может произноси ити об определенных обстоятельствах, совершение преступления, в частности: а) характер события, условия работы (высокая или слишком низкая температура и влажность воздуха, беспорядок на рабочих местах, значительная концентрация пыли или отру йних веществ, слабая освещенность) б) нерабочее состояние механизмов, приспособлений и инструментов, которыми пользовался пострадавший в) причина происшествия (неисправность станков и механизмов, контрольных, измерение ювальних и сигнальных приборов, оплавления проводов, свидетельствует о коротком замыкании, отсутствие средств индивидуальной защиты и т.д.).

В-третьих, материальными следами есть определенные сведения, отраженные в различных документах, связанных с организацией безопасности производства на данном предприятии, участке, при выполнении определенного вида робе т.. Носителями таких сведений могут быть следующие документы: 1) приказы по вопросам охраны труда, обеспечение безопасности производства, назначения и перемещения работников, возложение на должностных обязанностей и по обеспечению безопасности труда и производства, 2) журналы учета инструктажей по технике безопасности 3) наряды-задания на выполнение работ 4) графики и акты профилактических осмотров и ремонта оборудован ния 5) ведомости на выдачу спецодежды и индивидуальных средств защиты; 6) планы профилактических проверок и ремонта оборудования; 7) графики проведения медицинских обследований работников, протоколы их пере аттестации, свидетельства на право обслуживания машин и механизмов или выполнения конкретных видов работ, 8) проектно-сметная документация на строящиеся объекты; 9) положения и инструкции по технике безопасности производства, 10) учетно-отчетная документация по травматизма. Это не исчерпывающий перечень документов. Наравне с этим в таких документах могут содержаться и следы сокрытия преступления, в частности следы вытирания, дописок, допечатывания, исправления и другие следы подделки документетів.

Выявление и анализ таких следов позволяет отметить преступный характер события, его причины и последствия, наличие причинной связи между ними, способы достижения преступной цели — конкретные нарушения пр. Равиль безопасности производства и конкретную личность потерпевшего и преступника, который является ответственным за соблюдение безопасности производства и выполнения соответствующих прави.

Характеристика личности потерпевшего

Особое значение для характеристики личности потерпевшего в преступлениях против безопасности производства имеют личные качества потерпевших, свидетельствующие о:

а) их подготовку к выполнению соответствующих производственных операций;

б) состояние здоровья и возможность в связи с этим заниматься определенным видом деятельности, в) отношение к соблюдению правил безопасности, касающихся его производственных операций (небрежность и невнимательность), пренебрегаютевнимательность), пренебрегают жнисть в использовании неисправного оборудования и непригодных инструментов, по применению защитных средств г) пренебрежительное отношение к инструктажа по технике безопасности, предупреждающих знаков, сигналов т.д.. Довольно часто для личности потерпевшего характерна неподготовленность к выполнению операций или неспособность к их выполнению, высокая степень халатности и пренебрежение определенные правила и огь.

Данные о личности потерпевшего, взаимосвязаны с конкретными нарушениями правил безопасности производства, материальными следами, предопределяют соответствующие типы (категории) личности преступников

Характеристика личности преступника

Личность преступника в таких делах является такой, что обязана соблюдать правила безопасности производства. В криминалистической характеристике важно правовой статус такого преступника. В. И. Борисов по правовому ста атусом в системе производственных отношений выделил три вида личности преступника: 1) должностные лица и граждане (субъекты предпринимательской деятельности, на что прямо указано в ст 271. УК Украины, в остальных случаях это следует понимать из закона в ст 272-275 2) рабочие и служащие (вв 272-275) 3) посторонние для производства лица (ст. ст 273 и 274 273 і 274).

В обобщенном виде личность преступника необходимо характеризовать с такими чертами: 1) профессиональная подготовка, а также наличие специальной в сфере безопасности производства, 2) стаж работы, 3) отношение к выполнения служебных обязанностей, в частности личное организованность, требовательность, осторожность, склонности и другие как положительные, так и отрицательные свойства 4) мотивация нарушений правил техники безопасности в иробництва. Типичная лицо преступников в таких делах является опытным с высоким уровнем профессиональной подготовки должностным лицом, которая обязана следить за безопасностью производства (мастера, бригадиры, конк кретных исполнители работы), но одновременно может небрежно относиться к выполнению собственных обязанностей, при этом являясь социально позитивным человеком. В отдельных случаях, особенно когда речь идет о нарушении прави л безопасности на взрывоопасных предприятиях (цехах), производствах, где используются ядерные и радиационные материалы, личность преступника можно характеризовать как постороннее лицо, которое на законных основаниях находится на производстве, например как экскурсант, работник другого предприятия, учреждения, организации, которая также обязана соблюдать правила безопасности, содержание которых можно понять без специально й подготовки. Например, такое лицо на взрывоопасном производстве может нарушить требование»курить запрещаетсяняється».

Все элементы криминалистической характеристики взаимообусловлены и взаимосвязаны, именно эти элементы определяют направление и средства расследования преступлений против безопасности производства

Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая

uchebnikirus.com

Криминалистический анализ следовой картины расследуемого события с признаками преступления Дикунов Александр Иванович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Дикунов Александр Иванович. Криминалистический анализ следовой картины расследуемого события с признаками преступления : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.09 : Москва, 2005 186 c. РГБ ОД, 61:05-12/712

Содержание к диссертации

Глава I. Следовая картина расследуемого события как источник криминалистическойинформации 12

1. Следовая картина расследуемого события в системе понятий криминалистики и теории судебных доказательств 12

2. Система вещественных источников криминалистической информации 16

3. Информационная структура вещественных доказательств. Фактические основания доказывания 40

Глава II. Методологические предпосылки анализа следовой картины события с признаками преступления 63

1. Проблема систематизации задач и методов 63

2. Методическое обеспечение системных технико-криминалистических задач. 68

Глава III. Основы системного анализа механизма расследуемого события с использованием его следовой картины 128

1 Задачи и направления информационного анализа механизма расследуемого события 128

2. Методы исследования 135

I.Общенаучная и специальная литература на русском языке 165

II. Литература на иностранных языках 178

III. Архивные материалы, следственная, судебная и экспертная практика 180

IV. Нормативные материалы 180

Введение к работе

Актуальность темы исследования.

Наиболее актуальные задачи современной науки криминалистики находятся в плоскости повышения эффективности инструментов информационно-познавательной деятельности при раскрытии и расследовании преступлений. К их числу относятся как общенаучные, так и специально-криминалистические и судебно-экспертные методы, обеспечивающие выявление и использование новой криминалистической и доказательственной информации.

Именно они позволяют восполнить дефицит исходной оперативно-розыскной и доказательственной информации, необходимой для раскрытия преступления и принятия законных и обоснованных следственных и судебных решений.

Наряду с активным внедрением инструментально-аналитических методов исследования вещественных доказательств, позволяющих выделить в источниках новые «срезы» и «пласты» доказательственной информации, важнейшее значение приобретает системно-структурный и деятельностный подходы. Они обеспечивают выявление в объектах исследования новые связи, содержащие важнейшую доказательственную информацию, недоступную другим методам анализа.

Реализация этих подходов потребовала пересмотра и уточнения ряда традиционных понятий криминалистики и теории судебных доказательств, что и составило содержание настоящего исследования.

Практика государственных органов в области борьбы с преступностью ставит перед криминалистикой ряд новых сложных задач. Появились новые виды трудных для выявления и расследования преступления в экономике и банковской сфере. Большее распространение получила организованная преступность и коррупция. Криминалитет стал шире использовать новейшее оружие и технические достижения. На фоне общего роста преступности происходит ее структурная перестройка преступности, повышается

интеллектуальная, финансовая, техническая, организационная

В связи с этим усложняются условия профессиональной деятельности работников следственного аппарата. Современный российский следователь пока остается недостаточно вооруженным в противостоянии силам преступного мира.

В то же время следственный аппарат России сохранил надежный кадровый «костяк», который составляют профессионалы высочайшего уровня, работающие не ради денег и славы, а побуждаемые профессиональной честью и любовью к избранному делу. Людьми, приходящими на работу в следственные органы, движет не корысть и не поиски легкого труда, а стремление приобщиться к одной из самых трудных и самых благородных профессий — профессии следователя.

В значительной мере следственная деятельность носит творческий характер, но в то же время в сегодняшних условиях эта деятельность как никогда требует серьезной научной и технической подготовки. Современный следователь должен хорошо ориентироваться в последних научно-технических достижениях, применимых в следственной и экспертной деятельности.

Вот почему так актуальна для современной науки криминалистики разработка эффективных методов и инструментов информационно-познавательной деятельности при раскрытии и расследовании преступлений.

Особое значение при этом имеет пласт исходной оперативно-розыскной и доказательственной информации, представляющий непосредственные отпечатки расследуемого события в материальной обстановке преступления. Значимость этой информации, именуемой в дальнейшем «следовой картиной» расследуемого криминального события, состоит в том, что она является исходной информационной основой расследования, базой всех логических построений следователя и критерием верификации всех доказательственных систем.

В то же время в научной литературе по криминалистике проблема анализа следовой картины в стадии предварительного и судебного следствия, а также использования результатов этого анализа в доказывании пока не получили

достаточно исчерпывающего и систематического освещения. Настоящая работа призвана в известной мере восполнить этот пробел.

Итак, актуальность темы настоящего исследования обусловлена:

1) качественным усложнением условий следственной деятельности на
современном этапе, что связано с структурной перестройкой преступности,
повышением ее интеллектуальной, финансовой, технической,
организационной оснащенности;

связанной с этим необходимостью повышения научно-методологического уровня следственной деятельности путем полномасштабного использования при разработке криминалистических методов системно-структурного и деятельностного подходов;

недостаточной разработанностью информационных основ следственной, экспертной и доказательственной деятельности в криминалистической литературе.

Объект и предмет исследования.

Объектом исследования выступает следовая картина расследуемого события с признаками преступления как целостная система материальных источников уголовно релевантной информации.

Предметом исследования являются закономерности формирования следовой картины указанного события и разработка на этой основе научного определения понятия следовой картины расследуемого события, а также общей методики ее криминалистического анализа.

Степень разработанности темы.

Как показал анализ научной литературы, проблемы анализа исходной криминалистической информации достаточно глубоко разработаны в трудах отечественных криминалистов. В их числе следует отметить труды таких ученых как Арцишевский Г.В.; Белкин Р.С.; Богачев А.В.; Гапанович Н.Н.; Грановский Г.Л.; Зинченко Т.П.; Зотчев В.А.; ИщенкоП.П.; Колдин В Л.; Колмаков В.П.; Лубин А.Ф.; Лузган И.М.; Майлис Н.П.; Медведев СИ.; Митричев B.C.; Михайлов А.И.; Николайчик В.М.; Петелин БЛ.; Сегай МЛ., Стрижа В.К.; Селиванов Н.А.; Теребилов В.И.; Силкин П.Ф.; Снетков ВА.; Соколовский З.М.; Эйсман А. А.; Юрин Г.С; Яблоков Н.П.; Ялышев СА. и др. Вместе с тем, проблема

научного определения понятия и общая методика анализа следовой картины как целостного системного объекта еще не была предметом самостоятельного научного исследования.

Цель настоящей работы состоит в том, чтобы, опираясь на фундаментальные положения криминалистической науки, с учетом новых достижений в области научной методологии и результатов естественных наук, исследовать проблемы криминалистического анализа следовой картины расследуемого преступления, дать ее научное определение и выработать рекомендации, способствующие повышению эффективности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Из данной цели вытекают следующие исследовательские задачи:

а) рассмотреть следовую картину расследуемого события в системе
понятий криминалистики и теории судебных доказательств;

б) исследовать информационную структуру вещественных
доказательств и фактические основания доказывания;

в) рассмотреть методологические принципы систематизации задач и
методов исследования вещественных доказательств;

г) дать характеристику системы методов обнаружения источников
вещественных доказательств;

д) рассмотреть общую структуру методики криминалистического
исследования причинности;

е) исследовать структуру системного следственно-экспертного анализа
механизма расследуемого собыгая.

План и содержание диссертации отражает последовательность поставленных задач.

Методология и методика исследования.

Методологической базой исследования послужили общенаучный, логический, исторический, системно-структурный, системно-деятельностный, сравнительно-правовой методы. В числе основных источников исследования, наряду с научной юридической литературой, были использованы действующие нормативные акты.

В качестве методической основы исследования вещественных источников использовался анализ их информационной структуры путем выделения в них носителей доказательственной информации и релевантных информационных полей. Выделение носителей доказательственной информации в виде предметов, следов-отображений и иных материальных образований осуществляется на основе следственных версий и информационных моделей механизма расследуемого события. Такое выделение представляет важный первоначальный этап работы с вещественными доказательствами, без которого невозможна индивидуализация источника и обеспечение технических условий его анализа.

Эмпирическую базу исследования составили материалы Российского Федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ за 1999 — 2004 гг., а также его архивы за предшествующие годы. Автором были изучены материалы экспертиз по 286 уголовным делам, изучено 286 уголовных дел, находившихся в указанный период в производстве следственных органов г. Москвы и Московской области, а также самих уголовных дел. Из них:

36 дел с использованием экспертизы следов рук человека;

32 дела с использованием экспертизы следов ног человека;

29 дел с использованием экспертизы следов зубов и других частей тела человека;

26 дел с использованием экспертизы замков;

26 дел с использованием экспертизы следов пломб;

25 дел с использованием экспертизы следов орудий и инструментов;

22 дело с использованием экспертизы целого по частям;

21 дело с использованием экспертизы механизма повреждений;

20 дел с использованием экспертизы узлов;

18 дел с использованием транспортной экспертизы;

-17 дел с использованием экспертизы следов человека; -14 дел с использованием комплексной экспертизы. Научная новизна данного диссертационного исследования обусловлена тем, что автором впервые на монографическом уровне

рассмотрена следовая картина расследуемого события как целостный системный источник криминалистической и доказательственной информации. Вместе с тем, автором получен ряд конкретных научных результатов, а именно:

осуществлен процессуальный, криминалистический и информационный анализ понятия следовой картины расследуемого события, рассмотрено его место в системе понятий криминалистики, теории судебных доказательств и теории передачи информации и дано ее научное определение;

исследована информационная структура вещественных доказательств и сделаны предложения по совершенствованию их нормативного определения;

выработаны методологические принципы систематизации задач и методов исследования вещественных доказательств;

исследована структура системного следственно-экспертного анализа механизма расследуемого собьпия.

Основные положения, выносимые на защиту:

Определение вещественного доказательства, основанное на критическом анализе нормативных, литературных источников и действующей судебно-следственной и экспертной практики, как системы релевантных в правовом отношении свойств источника, выраженных в форме физических сигналов, передаваемых или сохраняемых в канале физической причинности.

Вывод о том, что методологической основой исследования вещественного источника является анализ его информационной структуры путем выделения в ней релевантных информационных полей.

Выделение информационного поля, осуществляется следователем на основе следственно-экспертной ситуации с учетом задач доказывания в конкретных пространственно-временных и материально-технических условиях, а специалистом и экспертом на основе анализа следственно-экспертной ситуации с учетом своей специализации и научно-технических возможностей.

3. Определение существенных признаков понятия следовой картины
расследуемого события с признаками преступления, раскрытие его связи со
смежными понятиями и функции в структуре криминалистической деятельности.

Существенными признаками понятия следовой картины расследуемого события как инструмента информационно-познавательной деятельности являются: относимость, вещественная форма и интегративный уровень отражения информации, функциональность и динамичность.

В соответствии с этим, следовую картину расследуемого события целесообразно понимать как возникшую в результате взаимодействия материальных элементов происшествия целостную систему вещественных источников уголовно-релевантной информации, используемую для формирования динамической интегральной модели механизма расследуемого события на соответствующих стадиях процесса раскрытия и расследования преступления.

4. Обоснование основополагающего положения о том, что выделение
материальных комплексов, материальной обстановки и следовой картины
расследуемого события в качестве самостоятельных объектов исследования и
обоснование их целостности создает новый информационный ресурс и
позволяет получить важную доказательственную информацию о
расследуемом событии.

Методология такого исследования состоит в выделении

интегративных связей расследуемого события. Это обеспечивает возможность суммирования информации, содержащейся в отдельных вещественных источниках, и установления новых существенных обстоятельств дела. Восполняя дефицит криминалистической и доказательственной информации, такое исследование обеспечивает существенное повышение надежности конечных выводов по уголовному делу.

5. Вывод о том, что структура следственно-экспертной деятельности по
исследованию вещественной обстановки события полностью определяется
задачей исследования, которая, в свою очередь, определяется исходной
следственно-экспертной ситуацией и предметом доказывания.

Мнение о том, что для формирования экспертных методик целесообразно привлекать любые криминалистические и естественнонаучные методы, обеспечивающие успешное решение задачи, независимо от их «прописки» на территории той или иной науки. Поэтому следует признать, что идея создания специальных судебно-экспертных наук на базе соответствующих материнских наук (судебной физики, судебной химии, судебной биологии, судебной лингвистики и др.) не получило подтверждения в действующей судебно-экспертной практике.

Данные проведенного исследования свидетельствуют о том, что важнейшим направлением развития и эффективного использования следственных и судебно-экспертных методик является поиск дополнительных источников информации посредством выделения новых информационных полей в традиционных источниках и разработке методов, обеспечивающих их обнаружение, фиксацию, декодирование и формирование систем доказательств. При этом важнейшим элементом любого практического криминалистического исследования является комплексный системный анализ следовой картины расследуемого события, как самостоятельного целостного объекта.

8. Методологические следствия принятой автором концепции системности и
целостности следовой картины события состоят в том, что исследование должно
осуществляться как посредством выделения, классификации и анализа интегративных
связей в самом объекте, так и путем системного анализа его инфраструктуры.

9. Исследование механизма расследуемого события представляет высший
уровень и интегральный синтез исследования материальной обстановки
преступления и его следовой картины.

Теоретическое и практическое значение работы определяется научной ценностью и новизной перечисленных результатов. Теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в результате проведенного исследования, направлены на повышение эффективности деятельности следователя по своевременному и эффективному расследованию преступлений.

Содержание диссертации, ее основные выводы и положения могут быть использованы для дальнейшего углубленного изучения отдельных аспектов темы, а также в практике совершенствования следственной деятельности.

Основные результаты данного исследования могут быть использованы в педагогических целях, в общих курсах и спецкурсах по криминалистике, а также уголовному праву и уголовному процессу.

Научная апробация работы.

Основные результаты исследования отражены в научных публикациях автора. Выводы и предложения автора диссертации освещались на ряде представительных общероссийских научно-практических конференций, использовались при изучении архивных уголовных дел соответствующих категорий, а также экспертных производств РФЦСЭ при Минюсте РФ.

Структура диссертации определяется последовательностью поставленных исследовательских задач. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, и библиографического списка использованной литературы и правовых источников.

Следовая картина расследуемого события в системе понятий криминалистики и теории судебных доказательств

Понятие следовой картины расследуемого события не получило развернутого теоретического анализа и обоснования. В доступной ему литературе автор не обнаружил не одного научного определения этого понятия и указаний на его содержательное наполнение и функциональное назначение в системе других криминалистических понятий. Чаше всего термин «следовая картина» используется скорее как образное выражение, чем научное понятие.

Войдя в научный обиход из практики оперативно-следственной работы, понятие следовой картины преступления действительно имеет определенное информационное содержание, которое, однако, требует своего научного осмысления как с точки зрения содержательной и функциональной, так и с позиций его соответствия общей системе понятий теории криминалистики и судебных доказательств. В этой связи, должна быть прослежена его связь с такими общепринятыми понятиями, как «материальная обстановка (среда) преступления», « вещная обстановка преступления», «обстановка преступления», «следы преступления», «вещественные доказательства», «место преступления», « следственная ситуация», «исходные фактические данные», « источники доказательств» и рядом других. Речь идет, по существу о формировании нового, весьма важного для практики, криминалистического понятия. Это и составляет задачу и содержание последующего изложения.

В первую очередь, однако, следует определить информационную составляющую данного понятия, его содержательную сторону.

Для решения поставленной задачи воспользуемся классификацией криминалистической информации по степени ее «вызревания», отражающей уровни криминалистического исследования и соответствующую им доказательственную функцию: — «мертвая» — объективное отражение обстоятельств события в материальной обстановке; — латентная — обнаружение и индивидуализация источника информации; — потенциальная — выявлено (декодировано) содержание фактических данных; — актуальная — использована для установления существенных обстоятельств дела в системе других фактических данных; — доказательства — осуществлена процессуальная фиксация фактических данных (ст.166 УПК РФ).

Категория «мертвой» информации существенна с точки зрения оценки объективных возможностей расследования уголовно релевантных событий и использования оперативно-следственных резервов. Объективно отраженная в материальной обстановке расследуемого события информация может быть, как это нередко и происходит на практике, не обнаружена и не использована. В этом случае она остается «мертвой», фактически не существующей для целей расследования.

Латентная информация появляется с выделением единичного источника, его индивидуализацией, обеспечением его подлинности и незаменимости.

Потенциальная информация возникает с «прочтением», дешифровкой источника по правилам естественного (вещественные источники) или искусственного кода (личные источники).

К категории актуальной относится только та информация, которая используется для установления существенных обстоятельств дела в системе других фактических данных. При этом исключается информация, относимость которой не получила подтверждения: всякого рода случайные и сопутствующие сведения, «шумы» и т.п.

Понятие «следовой картины расследуемого события» имеет процессуально-гносеологическую природу и характеризует информацию в виде совокупности следов и иных материальных носителей информации, содержащих сведения о расследуемом событии или его отдельных обстоятельствах, на любых уровнях расследования и процессуального доказывания

К существенным признакам рассматриваемого понятия следует отнести: 1) относимость источника; 2) вещественную форму отражения содержащейся в нем информации; 3) функциональность; 4) динамичность.

Относящимися следует считать все источники фактически данных, которые могут подтвердить или опровергнуть любую из выдвинутых следователем версий (интегральных, общих, частных).

Вещественная форма содержащейся в источнике информации означает, что она передана в форме сигнала любой физической природы Изоморфизм отражения и преобразования сигналов физической природы делает возможным применения для их обнаружения фиксации и исследования точных научно-технических методов и средств. Это важнейшее свойство следовой картины расследуемого события составляет специфику и характеризует значение рассматриваемого понятие в системе понятий криминалистки и теории судебных доказательств.

Функциональность понятия следовой картины расследуемого события характеризуется тем, что это понятие представляет объект в качестве целостной системы, что позволят применить к нему методологию системного анализа и выявить недоступные при ином подходе пласты криминалистической и доказательственной информации.

Понятие следовой картины расследуемого события до настоящего времени не получило своей научной разработки. В криминалистической литературе нет содержательного анализа этого понятия и его сравнительного исследования в системе смежных криминалистических и процессуальных понятий. Между тем, понятие «следа» и «следов преступления» не может заменить понятия «следовой картины», поскольку понятие и отдельных частей не может заменить понятия целого. Целое, как известно, характергоуется совокупностью интегративных свойств, которыми не обладает часть или отдельные части.1 Именно поэтому следовая картина, как целостная информационная система, выявленная в процессе расследования, требует самостоятельного научного анализа с целью выявления ресурсов содержащейся в ней криминалистической и доказательственной информации.

Динамичность понятия следовой картины обусловлена взаимосвязью этого понятия с понятием следственной (судебной, экспертной, оперативно-розыскной) версии. Любое изменение исходной информации, содержащейся в следовой картине, ведет к модификации версионной структуры, и, наоборот: возникновение любой новой версии неизбежно ведет к пересмотру содержания и объема следовой картины.

Решающим фактором, определяющим круг версий, объем и характер привлекаемых источников, являются задачи исследования, в свою очередь определяемые стадией и формой расследования, в которых эти задачи решаются.

В соответствии с изложенным:

Следовую картину расследуемого события целесообразно понимать как сформированную в результате взаимодействия материальных элементов расследуемого события целостную систему источников уголовно-релевантной информации, отражающую обстоятельства и механизм расследуемого события и используемую для установления существенных обстоятельств дела.

В онтологическом плане данная система является подсистемой расследуемого события, в процессуально-гносеологическом плане она является подсистемой процесса доказывания.

Система вещественных источников криминалистической информации

Исходным при определении вещественного доказательства должно быть его нормативное определение, содержащееся в процессуальном законодательстве. Согласно ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами являются « любые предметы. и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела», предметы, которые служили орудиями преступления, сохранили на себе следы преступления или были объектом преступных действий обвиняемого, а также деньги и иные ценности нажитые преступным путем, и все другие предметы (курсив наш -А.Д.),

Аналогично определяет вещественные доказательства и ст.73 ГПК РФ как «предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам и месту нахождения или иным признакам могут служить средством для рассмотрения и разрешения дела».

Отправляясь от информационной сущности понятия вещественного доказательства, и в целях наиболее эффективного использования существующих информационных технологий доказывания, следует признать, что термины «предметы» и «средства», положенные в основу указанных определений, не раскрывают современного содержания этого понятия и нуждаются в уточнениях и конкретизации.

Под классическое определение «предметов», как индивидуально-определенных тел, имеющих устойчивые пространственные границы, не подпадает обширная область вещественных объектов, исследуемых методами современной судебной экспертизы. К ним относятся материалы, вещества, материальные комплексы, ареалы, источники происхождения, запахи, производственные и энергетические процессы.

В числе вещественных доказательств существенно различаются предметы, собственные свойства которых несут доказательственную информацию, и следы, несущие информацию об отображенных в них объектах.

От предметов, отображающих информацию в форме физических сигналов (признаков), следует отличать предметы, отображающие информацию в форме знаков — документы.

Имея в виду, что вещественная информация, широко используется в процессе оперативно-розыскной деятельности, а также в стадии доследственной проверки и существует проблема ее легализации, следует различать понятия вещественного источника информации и вещественного доказательства.

Поскольку вышеназванные термины относятся к тезаурусу информационно-поисковых систем, они требуют более подробного рассмотрения.

Термин «вещественное доказательство» появился в юридической науке, полицейской и судебной практике одновременно с термином «доказательство» и обозначал один из важнейших источников розыскной и доказательственной информации, используемых для расследования преступлений и судебного рассмотрения уголовных и гражданских дел.

Уже в самых первых работах по теории судебных доказательств2 осуществлялось деление доказательств на «личные» (от людей) и «вещественные» (от вещей), что подчеркивало фундаментальное различие этих источников информации с позиций практического оперирования ими.

С течением времени под влиянием научно-технической революции возможности использования вещественных доказательств в судебном процессе качественно изменились. В первую очередь, это касается возможностей исследования внутренней структуры и состава вещественных образований, микроследов и обоснования ранее считавшейся невозможной индивидуальной идентификации по свойствам внутреннего состава и строения вещественных образований.

Вместе с тем, в криминалистической науке и практике утвердилась идеология, рассматривающая любое вещественное образование не изолированно, в качестве отдельных приобщаемых к делу предметов, а в общей структуре материальной обстановки исследуемого события При этом вещественная среда события рассматривается как целостный материальный объект во всем многообразии его системных, функциональных и иных свойств, связей и отношений. Такой подход открыл качественно новые возможности комплексных исследований суммирования информации, полученной из различных источников и преодоления дефицита розыскной, идентификационной и доказательственной информации4 . Так называемые «немые свидетели» заговорили в полный голос, что в силу объективности, достоверности, научной подтверждаемо, возможности контрольных процедур и использования экспертных технологий получило убедительное подтверждение в практике процессуального доказывания.

Вместе с тем, умножение источников судебных доказательств и усложнение процедур доказывания с использованием вещественных доказательств, как показывает проведенное изучение, требует более строгих определений вещественных доказательств и более глубоких исследований их природы.

Эта природа, по правильному и глубокому определению П.И.Люблинского 5 , состоит в том, что вещественные доказательства формируются и используются в канале физической причинности.

Использование идей информационного подхода и семиотического (знакового) анализа позволяет дать более строгие содержательные и функциональные определения вещественного доказательства и отграничить его от других источников доказательств.

Физические свойства вещей, проявляющиеся в их отношениях с другими вещами, и соответствующие им процессы отражения этих свойств в признаках, составляют сущность вещественных источников информации. При этом признаки следует рассматривать как сигналы информации о свойствах объектов6.

Разграничение природы сигнала и знака позволяет практически дифференцировать вещественные и личные источники и базовые методики оперирования ими, т.е. методики обнаружения, фиксации, изъятия, исследования и оценки вещественных доказательств. Это обеспечивает правильный выбор технических и тактических средств работы с источниками, выбор специалистов, определение методов назначения, проведения и использования экспертиз. В конечном счете, разграничение вещественных и личных источников представляет обязательное условие выбора и наиболее эффективного использования технологических схем работы с источниками доказательств.

Практическая значимость указанного критерия еще более возрастает в связи с усложнением структуры вовлекаемых в судебный процесс источников доказательств, многие из которых имеют смешанную природу. Так, звучащая речь имеет форму акустического сигнала и семантику знака («фонема» и «морфема») и потому требует раздельного акустического (фонетического) и лингвистического (семантического) анализа. В случае звукозаписи акустический сигнал кодируется посредством изменения магнитных свойств звуконосителя или с использованием иных технологий кодирования и декодирования звукового сигнала. Исследование изоморфизма этих преобразований также требует раздельного анализа каждой ступени преобразования информации. Последний, в свою очередь, требует привлечения соответствующих специальных знаний, технологий и специалистов.

Проблема систематизации задач и методов

Эффективность любой деятельности обусловлена тем, насколько субъект деятельности владеет системой задач и методов деятельности, без чего невозможно построить рациональную программу или алгоритм деятельности.

При этом в любой системе деятельности система задач является интегральным элементом, определяющим структуру деятельности. Это в полной мере относится к экспертной и доказательственной деятельности. Программа (алгоритм) экспертной и доказательственной деятельности представляет систему методов (действий, средств, операций, технологий) по решению задач и подзадач указанных видов деятельности. При этом задачи полностью обусловливают средства и методы деятельности. В нормально функционирующем программно-целевом блоке акцепт любого действия возможен лишь при условии его соответствия программе ( принцип обратной связи). В силу этого любое изменение задачи и программы деятельности неизбежно влечет изменение технологии деятельности.

Так, например, при исследовании свинцовых сплавов в судебной баллистике структура задач прямо определяет структуру метода. В случае распознавания свинцового сплава достаточен качественный эмиссионный спектральный анализ. Если же ставится задача установления производственного происхождения дроби или идентификации конкретного источника происхождения боеприпасов, требуется также количественное определение компонентов сплава. При исследовании пятен, подозрительных на кровь, задача также полностью определяет методику исследования. Установление наличия крови, ее видового происхождения, определение группы и типа крови, геномная идентификация — все эти задачи требуют использования специальных методик.

Общая система задач и методов (см. Схему №2) является продуктом методологии современного судебно-экспертного научного знания. В указанной методологии для классификации экспертных методик предложены три основания: задачи, объекты и методы экспертного исследования.

Базовая классификация осуществляется по задачам, ибо именно она определяет структуру экспертной деятельности. При этом может быть построена общая методика исследования различных объектов с использованием различных инструментальных и технических средств. Так, общая методика судебно-экспертной идентификации представляет алгоритм решения экспертной идентификационной задачи применительно к любым материальным объектам с использованием любых технических средств.

Субклассификации идентификационных методик осуществляются по предметному принципу. Сохраняя принципы и структуру общей методики, они выделяют в объекте экспертизы конкретное информационное поле, которое и используется для решения экспертной задачи.

Такие субклассификации могут осуществляться на различных уровнях, например: Идентификация (общая методика) — Субстанциональная идентификация ( частная методика) — Идентификация наркотических веществ (предметная методика) — Идентификация наркотиков растительного происхождения — Идентификация наркотиков в составе химфармпрепаратов — частные предметные методики.

Методные классификации имеют в доказывании весьма ограниченное значение. Любой научный метод является общим достоянием науки и не может иметь постоянной «прописки» в какой-либо отдельной методике или даже отрасли знания. Так, системно-структурный анализ и вероятностно-статистические методы могут использоваться как для анализа типовых информационных моделей преступной деятельности, так и для анализа структуры генома в целях розыска преступников и идентификации; наблюдение в инфракрасных лучах используется как для выявления невидимых текстов, так и для наблюдения за преступниками в оперативно-следственной работе и т.д. Общий обзор методов и их классификация возможны лишь в контексте общей методологии криминалистики и судебной экспертизы.

В целях настоящей работы методы систематизируются применительно к решению конкретных задач доказывания, что и создает соответствующие конкретные методики и технологии доказывания, (см. схему №1).

Особое внимание при этом уделяется профилирующим и новейшим задачам и возможностям. Ниже будут рассмотрены технико-криминалистические задачи, методики разрешения которых находится в стадии становления. Технико-криминалистические задачи, имеющие сложившийся методический аппарат, в настоящем исследовании не рассматриваются. Это относится к задаче фиксации вещественных доказательств, детально рассмотренных в элементарных курсах криминалистики и многочисленных руководствах для следователей, а также задаче установления механизма следообразования и взаимодействия, подробно рассмотренных в руководствах по трасологии.

В практических целях методная классификация экспертных методик используется при формировании экспертных специализаций и структурных подразделений учреждений судебной экспертизы, использующих высокоспециализированные лабораторные, аппаратные, информационные и компьютерные комплексы

Эффективное использование информационных технологий доказывания требует обязательного соблюдения двух условий:

1.Органическое единство задачи, вытекающей из следственной ситуации и предмета доказывания, и метода, обусловленного возможностями информационной технологии.

2. Системного видения субъектами исследования задач и методов, учета их взаимосвязи в динамическом процессе исследования.

Задачи и направления информационного анализа механизма расследуемого события

Как было показано в предшествующих главах, основное значение следовой картины расследуемого события состоит в том, что она дает информацию о системных свойствах этого события и, в первую очередь, механизме расследуемого события. В связи с этим, в ходе последующего изложения автор рассмотрит методологию исследования механизма расследуемого события на основе анализа его следовой картины.

Под механизмом расследуемого события в контексте информационных технологий доказывания понимается целостная динамическая структура взаимодействия материальных объектов, рассматриваемая в общей структуре расследуемого события.

Понятие механизма расследуемого события и механизма преступной деятельности было предметом исследования ряда отечественных и зарубежных криминалистов

Исследование механизма расследуемого события представляет высший уровень исследования взаимодействия материальных объектов, поскольку ему предшествует анализ односторонне направленных отражений и взаимодействий в составе материальных комплексов ( см. выше).

Рассматриваемая целостная структура взаимодействий в составе расследуемого события опирается на систему интегративных связей между его материальными элементами и представляет синтез в исследовании системы материальных взаимодействий расследуемого события.

Поскольку структура взаимодействия между основными материальными элементами расследуемого события ( субъект — орудия и средства — предмет — место) и причинная связь между ними составляет основное содержание расследуемого события, их исследование обеспечивает установление предмета доказывания по уголовному и гражданскому делу.

Понятие механизма расследуемого события следует отграничивать от понятий «механизм преступления» и «механизм преступной деятельности». Последние уместны при уголовно-правовом и криминалистическом анализе раскрытого и расследованного преступления, фактический состав которого установлен. В процессе расследования событий, характер и фактический состав которых неизвестны, а также при решении задач доказывания должна быть использована другая методология и терминология. Предметом уголовно-правового анализа является преступление, а предметом расследования -уголовно релевантное событие. Поэтому механизм материальных взаимодействий должен рассматриваться в составе события, а не в составе преступной деятельности. Последняя может оказаться центральным элементом события, но может и не оказаться. Действующий субъект может оказаться центральным элементом события, но может быть и не связанным с ним причинной связью. Действия субъекта, входящие в состав события, могут оказаться преступными, но могут быть и правомерными.

На выяснение всех этих обстоятельств и направлены информационные технологии доказывания. Ответ на все эти вопросы может быть получен только в результате анализа механизма расследуемого события. Сам же этот анализ в соответствии с принципом объективности исследования должен быть абстрагирован от какой-либо субъективной оценки.

Сказанное отражает существенное различие методологии материального и процессуального права и методологии судебных наук, анализирующих информационно-познавательную деятельность по установлению юридически значимых фактов (криминалистика и судебная экспертиза).

В связи с изложенным, в настоящей работе механизм расследуемого события понимается как совокупность взаимодействующих материальных систем и процессов, образующих расследуемое событие и обусловливающих возникновение источников криминалистической информации.

В задачу исследования на данном уровне входит установление целостной динамической структуры взаимодействия материальных объектов в общей системе расследуемого события.

В состав рассматриваемой задачи входит установление следующих обстоятельств: 1) состав взаимодействующих объектов, их распознавание и идентификация; 2) система взаимодействий и интегративных связей, характеризующих целостность и индивидуальность события; 3) временная структура события: предварительная, основная, заключительная; 4) место системы взаимодействующих материальных объектов в общей структуре расследуемого события. При этом задача состоит в исследовании целостной структуры события на основе анализа его причинных, пространственно-временных, субстанциональных, информационных, энергетических и других интегративных связей.

Объектом такого исследования является материальная обстановка события, рассматриваемая как целостная материальная система и совокупный следоноситель. Исследование осуществляется субъектами доказывания, специалистами и экспертами в форме следственных и судебных действий ( осмотров, экспериментов, проверки показаний на месте, допроса на месте и др.).Обстановка события исследуется субъектом доказывания под углом зрения проверки существующих на момент исследования версий расследуемого события. Сами же эти версии строятся на базе всей исходной информации о расследуемом событии полученной, как из процессуальных , так и непроцессуальных источников. При этом в общей массе такой информации присутствует как та, которая получена из вещественных источников, так и та, которая получена из личных источников. В этом состоит важная особенность следственных действий как исследовательской процедуры, обеспечивающей проверку и исследование информации путем сопоставления указанных потоков информации.

www.dslib.net