Сроки производства судебных экспертиз

Сроки производства судебных экспертиз: практика, закон, перспективы, или что нужно делать, чтобы эти сроки были разумными и соблюдались (И.А. Ефремов, «Адвокат», N 10, октябрь 2009 г.)

Сроки производства судебных экспертиз: практика, закон, перспективы, или что нужно делать, чтобы эти сроки были разумными и соблюдались

Сроки производства судебных экспертиз по ряду дел имеют существенное значение. Данная статья подготовлена кандидатом юридических наук, доцентом, экспертом-криминалистом (адвокатский кабинет «Право — Экспертиза — Защита») И.А. Ефремовым, имеющим более чем 30-летний стаж эксперта, а также опыт участия в делах в качестве защитника и представителя.

Автор предлагает определять сроки производства судебных экспертиз на законодательном уровне путем установления периода. При этом он говорит о недопустимости «двойного» регулирования сроков производства экспертиз, что было предложено Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедевым. Кроме этого И.А. Ефремов предлагает конкретные практические меры по производству судебных экспертиз в кратчайшие (разумные) сроки.

Федеральным законом от 28 июня 2009 г. N 124-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»*(1) в ряд законов внесены изменения, касающиеся сроков производства судебных экспертиз.

Благодаря этим изменениям, уже вступившим в силу, действуют правила, согласно которым арбитражные суды и суды общей юрисдикции по гражданским делам при назначении экспертизы могут устанавливать для экспертов и руководителей государственных судебно-экспертных учреждений (ГСЭУ) срок производства судебной экспертизы путем указания календарной даты. В случае несоблюдения этого срока при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или ГСЭУ (его руководителя) о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам отказа от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний эксперта, а также в случае, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения, т.е. в случае виновного невыполнения в срок экспертизы, на руководителя ГСЭУ или виновного в указанных нарушениях эксперта будет налагаться судебный штраф.

Анализ законодательства о судебной экспертизе и следственно-судебной практики, а также опыт автора этих строк, который на протяжении многих лет участвовал в судопроизводстве в качестве специалиста (эксперта) или представителя (защитника), позволяют высказать несколько предложений о том, как должны определяться сроки производства судебных экспертиз и что нужно делать для того, чтобы они соблюдались.

Согласно внесенным вышеуказанным Законом изменениям в абзац пятый ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»*(2) (далее — Закон об экспертной деятельности), в статью 55 (дополнена частью 6) АПК РФ*(3) и в часть 1 ст. 80 ГПК РФ*(4) срок производства судебной экспертизы будет устанавливать суд путем указания в определении о назначении экспертизы даты, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу.

То есть законодателем установлен способ определения названного срока календарной датой. При установлении такого способа определения срока производства экспертизы учтено одно из предложений Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева по установлению указанного срока. В своем выступлении на VII Всероссийском съезде судей, предшествовавшем принятию вышеуказанных изменений, он высказал в отношении таких сроков два предложения: «Необходимо предоставить суду возможность устанавливать сроки проведения экспертных исследований, а также предусмотреть в законе предельно допустимую продолжительность проведения экспертиз»*(5).

На взгляд автора указанных выше строк, это два взаимоисключающих предложения. Если сроки будут устанавливаться судом путем указания календарной даты, то устанавливать в законе предельно допустимую продолжительность проведения экспертиз (периода, т.е. дней, недель месяцев и т.д.) нет необходимости. И наоборот, если законом будет установлена «предельно допустимая продолжительность проведения экспертизы», то теряется смысл установления срока судом путем установления календарной даты. Более того, в случае закрепления такого права за судами могут возникать определенные проблемы. При «двойном» регулировании одного и того же отношения по поводу срока производства судебной экспертизы в практике применения таких норм может возникнуть коллизия, которая, в свою очередь, может способствовать коррупции *(6).

Вышеуказанные изменения в законы не дают ответа на вопрос, чем должен руководствоваться суд, определяя срок производства конкретной экспертизы путем указания календарной даты, не позднее которой экспертиза должна быть выполнена.

Исходя из практики назначения и производства судебных экспертиз, сроки их производства в таком случае могут и должны устанавливаться судом только с учетом мнения ГСЭУ (эксперта), т.е. они должны согласовываться. Причем это мнение должно быть выражено в письменной форме, например в ответе ГСЭУ (эксперта) на запрос суда. Игнорирование судом мнения ГСЭУ (эксперта) может привести к тому, что в ответ на определение о назначении судебной экспертизы последние пришлют вместо заключения эксперта ответ об отказе в производстве экспертизы. Причем ответ будет дан в порядке и сроки, установленные законом, и ответ будет обоснованный, но суд получит его уже после истечения срока для производства экспертизы, который будет определен судом.

Помимо определения сроков производства экспертизы при таком согласовании судом могут быть также уточнены другие важные вопросы, связанные с производством конкретной экспертизы. Например, выяснено, какие виды образцов для сравнительного исследования (свободные, условно свободные и экспериментальные) и их количество и качество необходимо для проведения исследования, какой наиболее оптимальный (желательный) способ направления (доставки, пересылки) объектов на экспертизу и т.д.

Такие сведения (о сроке производства судебной экспертизы и др.) могут быть получены и по запросу заинтересованного участника процесса через своего адвоката путем направления последним запроса в ГСЭУ. Ответ адвокату должен быть дан не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

В подтверждение тезиса о необходимости согласования с ГСЭУ (экспертом) срока производства экспертизы можно привести пример из практики автора этих строк как судебного эксперта. В течение 2004-2006 гг. из В-го городского суда Московской области без согласований с экспертом в его адрес поступили несколько определений с материалами гражданских дел о назначении судебных криминалистических экспертиз. В ответ на них во всех случаях в адрес суда (судей) были направлены ответы об отказе в производстве экспертиз. Причинами таких отказов явилось то, что на экспертизу было представлено недостаточное количество образцов для сравнительного исследования и их качество было ненадлежащим; или то, что в соответствии с законом должна была быть назначена комплексная экспертиза, которая выполняется не менее чем двумя экспертами разных специальностей, а судьей было вынесено определение в адрес одного эксперта; или то, что лицо, обязанное оплатить экспертизу до начала ее производства (предварительно внести деньги на банковский счет), отказывалось это делать, а обещало произвести оплату в будущем и частями. Также судьи были проинформированы, что назначенные экспертизы, с учетом уже имеющейся загруженности эксперта, являющегося одновременно адвокатом, могли быть выполнены не ранее чем в течение нескольких месяцев. Во всех случаях только переписка заняла более чем двухмесячный срок. В течение такого (двухмесячного) срока согласно ГПК РФ должно быть рассмотрено и разрешено гражданское дело по существу (ч. 1 ст. 154 ГПК РФ).

Только после направления в адрес исполняющего обязанности председателя В-го городского суда Московской области разъяснений об использовании специальных знаний при осуществлении судопроизводства направление поручений в адрес эксперта о производстве судебных экспертиз без согласования с ним прекратилось. В разъяснениях с точки зрения специалиста-криминалиста говорилось, в частности, о криминалистических правилах получения образцов для сравнительного исследования, об их необходимом количестве и качестве и т.п. Эти сведения судом могли быть получены и заранее (до направления дела на экспертизу) при устной консультации у специалиста или из специальной литературы.

Как видно из вышесказанного, при определении срока производства экспертизы судом, назначившим экспертизу, возникает необходимость дополнительной переписки между судом и ГСЭУ (экспертом) или выполнения иных действий по согласованию данного срока, что может отнять немало времени.

Для установления единого порядка определения судом сроков производства судебной экспертизы и с целью ее скорейшего производства и, в конечном итоге, в целях соблюдения процессуальных сроков рассмотрения и разрешения дел, т.е. рассмотрения дел в разумные сроки, высшим судебным органам необходимо дать разъяснения судам, имея в виду вышеизложенные особенности согласования названных сроков и решения других вопросов при назначении судебной экспертизы.

Более правильным, на мой взгляд, было бы определение срока производства судебной экспертизы в Законе об экспертной деятельности путем установления периода, в течение которого судебная экспертиза должна быть выполнена. Это можно сделать по аналогии с тем, как в этом Законе (ст. 30) определяется срок помещения лица в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Правила указанной статьи, по сути, устанавливают и срок производства экспертиз этого видов.

Максимальный срок для производства любой экспертизы мог бы быть определен в указанном законе до 30 календарных дней. Для выполнения подавляющего большинства всех выполняемых в настоящее время экспертиз этот срок с точки зрения существующих экспертных методик и научно-технических возможностей ГСЭУ является достаточным*(7). При этом по отдельным родам (видам) экспертиз могли бы быть установлены менее продолжительные сроки.

Также в законе должна быть предусмотрена возможность продления срока судом (судьей), назначившим экспертизу, по мотивированному ходатайству ГСЭУ (эксперта). В случае виновного невыполнения в срок экспертизы на руководителя ГСЭУ или эксперта следует налагать судебный штраф, в порядке, установленном законом (ч. 6 ст. 55 и гл. 11 АПК РФ и ч. 1 ст. 85 и гл. 8 ГПК РФ). Штраф следует налагать и тогда, когда срок судом будет продлеваться по названному ходатайству, но если суд сочтет ходатайство в части причин несоблюдения срока производства судебной экспертизы необоснованным (несостоятельным).

При таком варианте регулирования вопросов о сроке производства судебной экспертизы у суда не должно быть права указывать в определении дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу. Как отмечалось выше, в противном случае может возникнуть коллизия правовых норм.

Датой, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу, будет являться дата истечения установленного законом срока для производства судебной экспертизы. При этом срок должен исчисляться со дня, следующего за днем поступления в ГСЭУ (эксперту) определения о назначении экспертизы со всеми необходимыми объектами исследования.

Не позднее даты, в которую истекает срок, отведенный на выполнение экспертизы, руководитель ГСЭУ должен подписать сопроводительное письмо к заключению эксперта, которое (письмо) в этот же день должно быть зарегистрировано как исходящий документ. Помимо этого, с использованием средств оперативной связи (факс, телефон, электронная почта и т.п.) должен быть уведомлен суд (судья), назначивший экспертизу, с целью возможного получения подготовленного заключения эксперта через нарочного.

В пользу такого способа установления сроков производства судебных экспертиз свидетельствует и то, что в ряде ведомств, где имеются ГСЭУ, сроки производства выполняемых в ГСЭУ этого ведомства экспертиз, как отмечалось выше, уже определены. При этом устанавливается срок или единый для всех выполняемых в ГСЭУ ведомства экспертиз, или только для отдельных родов (видов) экспертиз. Например, в МВД России — это «как правило, в срок, не превышающий пятнадцати суток» (п. 12 Инструкции по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом МВД России от 29 июня 2005 г. N 511)*(8); в МЧС России — «в срок, не превышающий двадцати суток» (п. 8 Инструкции по организации и производству судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях и экспертных подразделениях Федеральной противопожарной службы, утвержденной приказом МЧС России от 19 августа 2005 г. N 640*(9); в Минюсте России — «в пределах 30 календарных дней» (Методические рекомендации по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации: приложение к приказу Минюста России от 20 декабря 2002 г. N 346)*(10); в Минздравсоцразвития России — «Общий срок производства амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы не должен превышать 20 дней» (п. 13 Положения об амбулаторной судебно-психиатрической экспертной комиссии, утвержденного Минздравом СССР 5 декабря 1985 г. N 06-14/30)*(11).

Разумеется, что уже установленные федеральным законодательством или предлагаемые автором этих строк правила по установлению сроков производства судебных экспертиз сами по себе не гарантируют и не будут гарантировать своевременного выполнения всех экспертиз в силу разных причин.

Первое, что нужно делать незамедлительно, — более широко привлекать для производства судебных экспертиз негосударственные судебные экспертные организации и «частных» экспертов.

Как известно, выполнение судебных экспертиз указанными структурами и лицами осуществляется в договорные и значительно более короткие, чем в ГСЭУ, сроки. В отличие от ниже изложенных предложений автора этих строк об узкой специализации ГСЭУ (и прочем), для реализации которых потребуется внесение изменений прежде всего в Закон об экспертной деятельности и иные нормативные правовые акты, настоящее предложение можно реализовывать уже сейчас. Процессуальное законодательство позволяет это делать согласно как правилам выбора экспертной организации и (или) эксперта, так и правилам оплаты работы судебного эксперта.

Для соблюдений единства судебной практики по такому выбору: выбору экспертной организации и (или) эксперта не только из числа государственных, но и из числа негосударственных, на мой взгляд, высшим судебным органам необходимо дать разъяснения. Они должны сводиться к тому, что в случае невозможности осуществить производство судебной экспертизы в ГСЭУ, где она должна быть выполнена в установленные ведомственными нормативными правовыми актами сроки (15, 20, 30 суток или другой срок, установленный актом ведомства, которому принадлежит ГСЭУ) и при других форс-мажорных обстоятельствах, и в целях соблюдения требования о рассмотрении и разрешении дел в разумный срок, суд (судья) вправе выбрать экспертное учреждение или эксперта по своему усмотрению как из числа ГСЭУ, так и из числа негосударственных экспертных организаций и среди «частных» экспертов.

При таком выборе основным критерием будет являться срок производства судебной экспертизы — минимальный, но не только. Выбранные экспертная организация или эксперт должны отвечать требованиям, соблюдение которых позволить получить обоснованное заключение эксперта.

Эксперт должен иметь необходимую для выполнения конкретной экспертизы подготовку, а именно специальное образование, опыт выполнения экспертиз такого вида и т.п. Для выполнения экспертизы в распоряжении эксперта или экспертной организации должна быть также необходимая материально-техническая база либо специальные условия для проведения исследования*(12).

Что касается оплаты работы эксперта или, как сказано в законе, сумм, подлежащих выплате экспертам, то в процессуальном законодательстве Российской Федерации эти вопросы достаточно подробно урегулированы. Однако суды при решении вопроса об оплате работы эксперта нередко ограничиваются только указанием в определении о назначении экспертизы лица, на которого возложена обязанность нести указанные расходы. Для решения финансовой стороны вопроса назначения судебной экспертизы негосударственному эксперту судам достаточно строго следовать букве закона.

Процессуальным законодательством расходы на оплату работы эксперта отнесены к издержкам в рамках судебных расходов (ст. 94 ГПК РФ, ст. 106 АПК РФ и др.), а также установлены правила относительно их размера и других вопросов по порядку их получения (выплаты).

В частности, статьями 95 и 96 ГПК РФ определено: при осуществлении гражданского судопроизводства размер вознаграждения экспертам определяется судом по согласованию со сторонами и по соглашению с экспертами; денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, предварительно вносятся на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации, суду общей юрисдикции; указанные суммы вносятся стороной, заявившей соответствующую просьбу о производстве экспертизы, или обеими сторонами, если указанная просьба заявлена обеими сторонами, в равных частях; если назначение экспертов осуществляется по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета, а если по инициативе мирового судьи — за счет средств бюджета субъекта Федерации; если суд, мировой судья освобождает гражданина с учетом его имущественного положения полностью или частично от уплаты названных расходов, то эти расходы возмещаются за счет средств соответствующего бюджета. Статьи 108, 109 АПК РФ предписывают: указанные денежные суммы вносятся на депозитный счет арбитражного суда лицом(ами), заявившим(и) соответствующее ходатайство, в срок, установленный судом; если в установленный судом срок на указанный счет суда не будут внесены денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, суд вправе отклонить ходатайство о назначении экспертизы, если дело может быть рассмотрено и решение принято на основании других представленных сторонами доказательств; денежные суммы, причитающиеся экспертам, выплачиваются по выполнении ими своих обязанностей.

Второе, что нужно делать в ближайшей перспективе. По мнению Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева, высказанного в упоминавшемся выше его выступлении, в целях соблюдения сроков производства судебных экспертиз и «в интересах судебной деятельности следует существенно увеличить штатную численность экспертов и количество экспертных учреждений».

С такой постановкой вопроса можно согласиться лишь с рядом оговорок.

Прежде всего, по моему мнению, говоря о недостаточной штатной численности экспертов, следует иметь в виду, что в ГСЭУ существует не столько количественный, сколько качественный дефицит экспертов. Не секрет, что в количестве госструктур и сотрудников этих структур Россия уже догнала и перегнала Советский Союз. В подтверждение этого приведу небольшой пример. Во времена СССР в одном из органов внутренних дел, где автор этих строк проходил службу на должности эксперта-криминалиста, было всего две указанные штатные должности. И обе они были заняты лицами, получившими специальную базовую экспертную подготовку. В настоящее время в этом ОВД количество экспертов увеличилось в несколько раз. При этом кратность роста численности экспертов выше кратности роста количества регистрируемых преступлений на территории, обслуживаемой ОВД, а сама эта территория даже уменьшилась за счет того, что часть ее отошла г. Москве.

Качественный дефицит экспертов ГСЭУ (равно как и качественный дефицит специалистов в других госструктурах, прежде всего в тех, которые напрямую не осуществляют организационно-властные функции) — давно существующая тенденция, обусловленная большой текучестью кадров из-за относительно невысокой зарплаты.

Несмотря на функционирующие в Российской Федерации несколько учебных заведений различных ведомств по подготовке судебных экспертов «закрыть» все экспертные должности требуемыми специалистами со специальной базовой подготовкой до настоящего времени не удается. Часть выпускников этих учебных заведений не идут работать по полученной специальности в ГСЭУ. Часть специалистов, которые идут на работу в ГСЭУ, вскоре после назначения на экспертные должности уходят на другие более «хлебные» должности в государственные или коммерческие структуры.

Вследствие текучести кадров на должности экспертов принимают лиц без специального экспертного образования. Для того чтобы такой сотрудник стал квалифицированным экспертом, требуются годы. В свою очередь, и такие эксперты, немного «оперившись» (получив допуски на производство одного или нескольких видов экспертиз), стремятся найти применение полученным специальным знаниям на других должностях (работах) с целью получения большего заработка.

Показательным в этом плане является признание руководителя ЭКП ГУВД одного из субъектов Федерации. В приватном разговоре им было сказано: хорошо уже то, что в возглавляемом им подразделении штаты укомплектованы, в том числе специалистами, не имеющими базового экспертного образования, а то вообще бы некому было работать. И, по его мнению, в ближайшем будущем рассчитывать на то, что на должности экспертов будет конкурс из числа лиц, имеющих специальную базовую экспертную подготовку, не приходится. И это в самой, можно сказать, разветвленной экспертной системе ГСЭУ в России, насчитывающей почти столетнюю историю, и для которой готовят экспертные кадры несколько вузов.

В связи с вышесказанным представляется необходимым в первую очередь принять меры не по увеличению штатной численности экспертов в ГСЭУ и не по увеличению количества этих учреждений, а разобраться с имеющимися, т.е. провести их ревизию и осуществить их реформирование. Это касается, прежде всего, улучшения качественного состава экспертов в ГСЭУ. Например, путем закрепления высококвалифицированных и зарекомендовавших себя ответственными работниками экспертов путем установления достойных зарплат и других мер социальной защищенности, как это сделано для прокуроров, в том числе для прокурорских работников Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ, и судей.

«Механическое» увеличение количества ГСЭУ также, на мой взгляд, не принесет желаемых результатов. В настоящее время практически вся территории России покрыта достаточно разветвленной сетью ГСЭУ, которые принадлежат различным ведомствам. Представляется, что желаемый эффект можно достичь не путем увеличения количества ГСЭУ, а более четкой координацией деятельности этих учреждений, которые обслуживают одну и ту же территорию. При этом должен быть решен вопрос о качественном составе экспертов, о чем говорилось выше, и должно быть исключено дублирование в штатных должностях экспертов в ГСЭУ различных ведомств по профилю (специализации).

Например, чуть ли не во всех ГСЭУ существуют штатные должности экспертов, основной специализацией которых является производство так называемых традиционных криминалистических экспертиз. Эти учреждения выполняют также пожарно-технические экспертизы, исследование наркотических средств и дублируют производство ряда других родов (видов) экспертиз.

На мой взгляд, для ГСЭУ надлежит установить узкую специализацию, обусловленную основными целями и задачами, решаемыми тем или иным ведомством. Например, в ЭКП МВД России должны выполняться все традиционные криминалистические экспертизы (исследование почерка, оружия, отпечатков, следов и т.д.) по заданиям всех органов (лиц), уполномоченных назначать судебные экспертизы и находящихся на территории, обслуживаемой конкретным ЭКП. При необходимости эксперты-криминалисты должны принимать участие в производстве комплексных экспертиз, производство которых поручено ГСЭУ другого ведомства. При этом ЭКП МВД России должны быть освобождены от «непрофильных экспертиз». К примеру, от проведения исследования наркотических средств, которые должны выполняться в ЭКП Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, от производства судебных пожарно-технических экспертиз, которые должны выполняться в ГСЭУ (ЭКП) Федеральной противопожарной службы и т.д.

При этом необходимое количество экспертов разных специальностей для обслуживания той или иной территории должно определяться в целом, а не по линии каждого ведомства, где имеются ГСЭУ. Только после этого научно обоснованную (расчетную) численность экспертов для конкретной территории (для одного или нескольких муниципальных образований, федеральных округов, субъектов Федерации или для России в целом) распределить по ведомственным ГСЭУ, призванных обслуживать ту или иную территорию.

При таком подходе общая штатная численность экспертов и ГСЭУ для отдельных территорий или в целом по России может оказаться достаточной или даже избыточной, если не «пичкать» ГСЭУ на каждом уровне (Федерации, федерального округа, субъекта и т.д.), что модно делать в последнее время в госструктурах, организационно-контрольно-аналитико-методическими и т.п. подразделениями. Для этих целей достаточно создать в каждом ведомстве, где имеются ГСЭУ, по одному небольшому подразделению, или создать межведомственную структуру по координации деятельности таких учреждений. Эта государственно-общественная структура с привлечением экспертов-практиков, ученых, работников судебных органов, следствия и других участников судопроизводства должна быть наделена полномочиями, направленными прежде всего на решение целей и задач всех видов судопроизводства.

Узкая специализация ГСЭУ в значительной мере будет способствовать сокращению сроков производства судебных экспертиз, поскольку в этом случае их выполнение можно поставить «на поток».

Параллельно с ревизией ГСЭУ может быть рассмотрен вопрос о целесообразности создания единой системы этих учреждений, о чем периодически возникают дискуссии при одном из министерств или в рамках отдельного ведомства.

И последнее. Сроки производства судебных экспертиз имеют существенное значение при расследовании или рассмотрении ряда дел. Решать вопросы, связанные с установлением оптимальных порядка и правил определения таких сроков, а также их соблюдения необходимо безотлагательно. От этого во многом зависит соблюдение разумных сроков расследования и рассмотрения различных дел при осуществлении всех видов судопроизводства. А рассмотренные порядок и правила установления сроков производства судебных экспертиз должны распространяться также на административное и уголовное судопроизводство и не только на суды (судей), но и на другие органы и лиц, которые уполномочены назначать производство судебных экспертиз.

Нормативные правовые источники

Федеральный закон от 28 июня 2009 г. N 124-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. N 26. Ст. 3122.

Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

Инструкция по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации, утверждена приказом МВД России от 29 июня 2005 г. N 511 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 35.

Инструкция по организации и производству судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях и экспертных подразделениях Федеральной противопожарной службы, утвержденной приказом МЧС России от 19 августа 2005 г. N 640 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 49.

Методические рекомендации по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации: приложение к приказу Минюста России от 20 декабря 2002 г. N 346 // Королева А.В. Требуются изменения в законодательстве (к проблеме сроков проведения экспертиз в гражданском судопроизводстве) // Российская юстиция. 2008. N 11.

Положение об амбулаторной судебно-психиатрической экспертной комиссии, утвержденного Минздравом СССР 5 декабря 1985 г. N 06-14/30 // Документ опубликован не был.

Выступление Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева на VII Всероссийском съезде судей // Российский судья. 2009. N 1.

Ефремов И.А. О выборе судебного эксперта и (или) судебной экспертной организации // Законодательство и экономика. 2009. N 10.

Ефремов И.А. Особенности поручения производства судебной экспертизы негосударственному эксперту // Эксперт-криминалист. 2006. N 4.

кандидатом юридических наук, доцент,

эксперт-криминалист (адвокатский кабинет «Право — Экспертиза — Защита»)

«Адвокат», N 10, октябрь 2009 г.

*(1) СЗ РФ. 2009. N 26. Ст. 3122.

*(2) СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

*(3) Первоначальный текст документа опубликован: СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

*(4) Первоначальный текст документа опубликован: СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

*(5) Российский судья. 2009. N 1.

*(6) Более подробно об этом см. Ефремов И.А. О выборе судебного эксперта и (или) судебной экспертной организации // Законодательство и экономика. 2009. N 10.

*(7) То, что такой срок является реальным, видно из ведомственных нормативных правовых актов по вопросам производства судебных экспертиз. В большинстве из них устанавливаются сроки производства судебных экспертиз более короткие, чем предлагаемый 30-суточный.

*(8) Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 35.

*(9) Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 49.

*(10) Цит. по: Королева А.В. Требуются изменения в законодательстве (к проблеме сроков проведения экспертиз в гражданском судопроизводстве) // Российская юстиция. 2008. N 11.

*(11) Документ опубликован не был.

*(12) Более подробно о выборе экспертной организации или эксперта см. Ефремов И.А. О выборе судебного эксперта и (или) судебной экспертной организации // Законодательство и экономика. 2009. N 10.; Особенности поручения производства судебной экспертизы негосударственному эксперту // Эксперт-криминалист. 2006. N 4.

И.А. Ефремов — кандидатом юридических наук, доцент, эксперт-криминалист (адвокатский кабинет «Право — Экспертиза — Защита»)

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru