Ст 303 ук рф пленум

Статья 303 УК РФ. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, —

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником —

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, —

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации —

Комментарии к ст. 303 УК РФ

1. В законе ответственность дифференцирована в зависимости от ряда обстоятельств. Частью 1 комментируемой статьи охватывается фальсификация доказательств по гражданскому делу, ч. 2 — по уголовному делу, в ч. 3 закреплены квалифицированные виды этих преступлений.

2. Объектом является нормальная деятельность суда и органов прокуратуры, предварительного расследования по получению достоверных доказательств. В качестве факультативного объекта могут быть интересы потерпевшего. Предмет преступления — доказательства по гражданскому или уголовному делу. Их понятие раскрывается в гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном и уголовно-процессуальном праве.

3. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303, характеризуется фальсификацией доказательств по гражданскому делу. Фальсификация означает искажение фактических данных, являющихся доказательствами. Она может проявляться в разных формах: внесение ложных сведений в документы, их подделка, подчистка, пометка другим числом. В этом случае, по существу, речь идет о так называемом материальном подлоге документа как источника доказательств. Фальсификация может выражаться и в так называемом интеллектуальном подлоге: лицом, участвующим в деле, составляются письменные доказательства, ложные по содержанию (например, письмо, в котором содержится признание долга).

4. Преступление имеет формальный состав, признается оконченным с момента предъявления фальсифицированного доказательства суду. Для квалификации содеянного не имеет значения, повлияло ли оно на вынесение решения по гражданскому делу.

Не охватываются составом рассматриваемого преступления заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод. Указанные действия образуют самостоятельное преступление, предусмотренное ст. 307 УК.

5. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Мотивы значения для квалификации не имеют.

6. Субъект преступления — лицо, участвующее в деле, или его представитель. Понятие «лицо, участвующее в деле» в данном составе преступления употребляется в том же значении, что и в других составах. Однако надо иметь в виду, что из их числа исключаются по указанным выше причинам свидетель, потерпевший, эксперт и переводчик. Понятие представителя дано в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве. Представителем может быть гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Не несут ответственности по ч. 1 ст. 303 должностные лица. Фальсификация доказательств, совершаемая ими, признается служебным подлогом и квалифицируется по ст. 292 УК.

7. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу. Она может выразиться в разных формах подлога материалов уголовного дела: составление протоколов допросов при их непроведении, внесение в них сведений, о которых не сообщал допрашиваемый, внесение изменений в заключение эксперта и т.п.

Лицом, производящим дознание, следователем и прокурором в этом случае совершается специальный вид служебного подлога, выделенный законодателем в самостоятельное преступление, в связи с чем дополнительной квалификации таких действий по ст. 292 УК не требуется.

Защитником по уголовному делу могут быть фальсифицированы документы, вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству.

8. Момент окончания преступления определяется в зависимости от того, кем оно совершено. Фальсификация доказательств лицом, производящим дознание, следователем и прокурором будет оконченной с момента совершения указанных действий; фальсификация доказательств защитником — с момента предъявления их органам дознания, предварительного следствия или суду.

9. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

10. Субъект преступления по ч. 2 статьи иной, чем по ч. 1 ст. 303. Им являются прокурор, следователь, лицо, производящее дознание (дознаватель), и защитник.

11. Квалифицирующими признаками являются: а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении; б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия (ч. 3 ст. 303).

Законодатель не определяет тот вред, который признается тяжким, предоставляя это делать суду с учетом всех обстоятельств. Приговорение лица к лишению свободы, самоубийство или покушение на самоубийство незаконно осужденного или его близких, незаконное взыскание, приведшее к банкротству предприятия, разорению предпринимателя, фермера и т.п., могут признаваться в качестве тяжких последствий.

Статья 306 УК РФ. Заведомо ложный донос

1. Заведомо ложный донос о совершении преступления —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет.

Комментарии к ст. 306 УК РФ

1. Объект преступления — нормальная деятельность суда, а также органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания.

Заявления и письма граждан являются поводом к возбуждению уголовного дела. Сообщение неверных сведений о совершении преступления, введение суда, органов прокуратуры, следствия и дознания в заблуждение серьезно нарушают их нормальную деятельность. В этом случае преступник, по существу, использует правосудие в качестве орудия для достижения своих низменных целей, иногда добиваясь не только привлечения невиновного к уголовной ответственности, но и его осуждения. Поэтому факультативным объектом могут быть интересы личности.

2. Объективная сторона состоит в заведомо ложном доносе о совершении преступления.

Донос — это сообщение в любой форме (устно или письменно), сделанное от собственного имени, анонимно или от имени другого лица либо через третьих лиц, о факте совершения преступления. Сообщение при доносе является ложным, т.е. не соответствует действительности. Это может относиться к событию преступления либо выразиться в приписывании его определенному лицу, в обвинении в совершении фактически имевшего место преступления лица, к нему непричастного, или в более тяжком преступлении, чем то, которое совершено на самом деле, и т.п. Ложность должна охватывать фактические обстоятельства, а не их юридическую оценку.

В законе не указаны органы и должностные лица, ложный донос которым образует состав рассматриваемого преступления. Ими в первую очередь могут быть органы, которые осуществляют борьбу с преступностью: полиция, прокуратура, органы следствия и дознания. К ним также относятся органы государственной власти и органы местного самоуправления, общественные организации, которые согласно их функциям обязаны передавать сведения о совершенных преступлениях органам и должностным лицам, наделенным правом осуществлять уголовное преследование.

3. Ложный донос относится к числу преступлений с формальным составом, считается оконченным с момента поступления в указанные органы ложного сообщения о совершении преступления. Проверка сообщения, возбуждение уголовного дела, проведение следственных действий, а тем более привлечение невиновного к уголовной ответственности находятся за пределами состава.

4. Субъективная сторона ложного доноса характеризуется только прямым умыслом. Добросовестное заблуждение относительно сообщаемых сведений исключает уголовную ответственность.

Цель в законе не указана, по смыслу комментируемой статьи такой целью выступают возбуждение уголовного дела и привлечение невиновного лица к уголовной ответственности.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

6. Ответственность по ст. 306 могут нести также подозреваемые и обвиняемые, если их ложный донос не связан с предметом доказывания по делу в отношении их.

7. Заведомо ложный донос следует отличать от клеветы. При ложном доносе деяние заключается в сообщении ложных сведений о совершении преступления, при клевете — в распространении ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, подрывающих его репутацию. Ложный донос адресован в указанным выше органам, а клевета предполагает распространение сведений среди третьих лиц. Данными преступлениями преследуются разные цели: ложным доносом — уголовное преследование невиновного лица, клеветой — унижение чести и достоинства личности.

8. Ложный донос становится квалифицированным, если он соединен с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК).

9. По ч. 3 ст. 306 наказывается ложный донос, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения. Он характеризуется тем, что виновный либо представляет фальшивые доказательства обвинения, либо фальсифицирует их.

rulaws.ru

Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Комментарий к Ст. 303 УК РФ

1. Объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие достижение целей судопроизводства в сфере процессуального доказывания. Результатом фальсификации доказательств является принятие процессуальных решений, основанных на ложной информации и, следовательно, не отвечающих требованиям законности и обоснованности.

2. Объективную сторону преступления образуют действия, выражающиеся в подделке, искажении, подмене подлинной информации или ее носителя информацией ложной, мнимой, происходящей из ненадлежащего источника или полученной с нарушением установленного порядка. Ключевым для фальсификации является именно факт подмены, при котором фальшивка выдается за подлинное, поэтому само по себе получение доказательства с нарушением требований уголовно-процессуального закона без такой подмены не образует состава данного преступления.

3. Предметом фальсификации могут быть вещественные доказательства (подброшенные на место происшествия, подменившие действительно имеющие отношение к преступлению предметы), документы (акты ревизий, доверенности, расписки), протоколы следственных и судебных действий. Фальсификация может заключаться в указании в протоколе следственного действия ложной информации как о самом исследуемом факте (например, о якобы обнаруженном при обыске предмете), так и об обстоятельствах проведения следственного действия (о времени его проведения и об участвующих в нем лицах).

4. Преступление признается оконченным в момент, когда соответствующее «доказательство» предъявляется для приобщения к материалам дела. Признание впоследствии этого «доказательства» недопустимым не влияет на квалификацию содеянного как оконченного преступления.

5. Квалификация фальсификации доказательств различается в зависимости от того, была она допущена в рамках производства по гражданскому или уголовному делу: фальсификация доказательств по гражданскому делу предусматривается ч. 1 комментируемой статьи, а по уголовному делу — ч. 2.

Поскольку по смыслу ст. 118 Конституции гражданское судопроизводство осуществляется в соответствии как с гражданским процессуальным, так и с арбитражным процессуальным законодательством, ответственность по ч. 1 комментируемой статьи может наступать в том числе и для участников арбитражного судопроизводства в случае фальсификации ими доказательств по делу.

6. Субъектами преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, выступают лица, обладающие специальными признаками в соответствии с функцией, выполняемой ими при производстве по конкретному делу: в соответствии с ч. 1 комментируемой статьи ими являются лица, участвующие в гражданском деле (гражданский истец, гражданский ответчик) и их представители; согласно ч. 2 — лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник.

Совершение действий, направленных на фальсификацию доказательств, лицом, не относящимся к числу перечисленных в настоящей статье участников уголовного судопроизводства, при определенных условиях может быть квалифицировано как соучастие в фальсификации доказательств .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 22.12.2011 N 66-О11-149.

Установление ч. 2 комментируемой статьи в качестве обязательного дополнительного наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью указывает на то, что в качестве субъекта преступления, предусмотренного этой нормой, могут признаваться только защитники — адвокаты; иные же лица, выступающие в качестве защитников (в том числе близкие родственники обвиняемого), ответственность по данной статье уголовного закона не несут.

7. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла, при котором виновный осознает, что он изменяет содержание или иные характеристики используемой в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства доказательственной информации, и желает этого.

Целью преступления может быть осуждение невиновного либо, наоборот, ограждение от ответственности виновного, обеспечение получения заинтересованным лицом материального дохода, мотивом — ложно понятые интересы службы, мнимая справедливость, продвижение по служебной лестнице, корысть.

8. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи квалифицирующими признаками преступлений являются: фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении либо наступление тяжких последствий. Причем по буквальному смыслу данной нормы не имеет значения, являлось ли целью фальсификации доказательств осуждение лица за тяжкое или особо тяжкое преступление или его оправдание в этом.

К числу тяжких последствий, предусмотренных ч. 3, могут быть отнесены длительное содержание лица под стражей, незаконное осуждение, необоснованное оправдание виновного.

9. Понятия оперативно-розыскной деятельности и оперативно-розыскного мероприятия, а также обозначение круга органов и лиц, уполномоченных на проведение оперативно-розыскных мероприятий, содержатся в Федеральном законе от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 29.11.2012) .
———————————
СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 1997. N 29. Ст. 3502; 1998. N 30. Ст. 3613; 1999. N 2. Ст. 233; 2000. N 1 (ч. 1). Ст. 8; 2001. N 13. Ст. 1140; 2003. N 2. Ст. 167; N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2004. N 27. Ст. 2711; N 35. Ст. 3607; 2005. N 49. Ст. 5128; 2007. N 31. Ст. 4008, 4011; 2008. N 18. Ст. 1941; N 52 (ч. 1). Ст. 6227, 6235, 6248; 2011. N 1. Ст. 16; N 48. Ст. 6730; N 50. Ст. 7366; 2012. N 29. Ст. 3994; N 49. Ст. 6752.

Как следует из названного Закона, посредством оперативно-розыскной деятельности осуществляются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклонения от уголовного наказания, а также розыск без вести пропавших; добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной экономической или биологической безопасности страны.

В качестве результатов оперативно-розыскных мероприятий, за фальсификацию которых наступает уголовная ответственность по комментируемой статье, могут выступать в том числе данные о проведении или непроведении того или иного оперативно-розыскного мероприятия, его участниках, сроке и порядке осуществления, полученные в результате оперативно-розыскного мероприятия сведения.

10. Лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, могут выступать должностные лица оперативных подразделений органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны, таможенных органов, Службы внешней разведки, Федеральной службы исполнения наказаний, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органа внешней разведки Минобороны России. Соответственно, только эти лица и могут быть субъектами преступления, предусмотренного ч. 4 комментируемой статьи. Иные участвующие в оперативно-розыскных мероприятиях лица, в том числе негласные сотрудники, субъектами этого преступления не являются и могут нести ответственность лишь за соучастие в нем, скажем, в качестве пособника. Не могут нести ответственность по данной статье также частные детективы и частные охранники, несмотря на то что их деятельность по своим внешним признакам имеет сходство с оперативно-розыскной деятельностью.

11. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4, отличается прямым умыслом, предполагающим, что виновное лицо осознает противоправный и общественно опасный характер своих действий по искажению результатов оперативно-розыскной деятельности, подложный характер представляемых им материалов или передаваемой иным способом информации, предвидит негативные последствия сообщения этой информации и желает их наступления, а также целью создать условия для уголовного преследования лица или причинения вреда его чести, достоинству и деловой репутации. Мотив, исходя из которого совершается фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности, определяющего значения для квалификации содеянного не имеет.

По смыслу закона фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности, имеющая своей целью ограждение виновного от уголовной ответственности, создание условий для перехода права собственности на имущество (наследство) безвестно отсутствующего лица, обеспечение поступления лица на работу или, напротив, отказа в назначении его на определенную должность, не образует состава преступления, предусмотренного ч. 4 комментируемой статьи.

12. В отличие от фальсификации доказательств квалифицированные виды фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в законе не выделяются, поэтому и в случае, если использование таких результатов повлекло для гражданина наступление тяжких последствий, действия виновного подлежат квалификации по ч. 4 данной статьи, если, конечно, содеянное им не образует состава какого-либо другого преступления.

stykrf.ru

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ФАЛЬСИФИКАЦИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Ю. Щиголев, кандидат юридических наук.

Новый Уголовный кодекс существенно расширил число уголовно наказуемых деяний, связанных с подлогом документов. Среди них отдельно предусматривается ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому или уголовному делу (ст. 303 УК). В первую очередь это связано с усилением охраны важнейших принципов судопроизводства, обеспечением конституционных гарантий отправления правосудия, защитой основных прав и свобод граждан. С другой стороны, сегодня необходимы специальные меры ответственности за фабрикацию искусственных доказательств, что все чаще встречается в судебной практике.

Названная норма — новелла в уголовном законодательстве. В УК РСФСР 1960 г. подобного состава преступления не было.

В ряде составов преступлений в УК РСФСР против правосудия (ст. ст. 176, 180, 181) в качестве одного из признаков предусматривалось искусственное создание доказательств обвинения. В новом УК этот признак сохранился только в ч. 2 ст. 306, что во многом связано с введением самостоятельного состава преступления — фальсификации доказательств.

Статья 303 УК содержит три части: первая относится к фальсификации доказательств по гражданскому делу, вторая и третья — к фальсификации доказательств по уголовному делу.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, заключается в фальсификации доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем.

Указанная норма охватывает три основные категории дел, подлог доказательств по которым влечет уголовную ответственность: а) дела, рассматриваемые судом общей юрисдикции по правилам ГПК РСФСР (ст. 25); б) дела, рассматриваемые арбитражным судом по правилам Арбитражного процессуального кодекса РФ (ст. 22); в) дела, рассматриваемые Конституционным Судом РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан (п. 3 ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Сразу отметим, что при рассмотрении дела в Конституционном Суде РФ возможность представления фальсифицированных документов сведена до минимума. В частности, в соответствии со ст. 65 названного Закона в заседании Конституционного Суда РФ по ходатайству сторон могут быть оглашены все документы. Однако те из них, подлинность которых вызывает сомнение, не подлежат оглашению. В то же время вероятность подделки какого-либо документа при обращении в Конституционный Суд РФ полностью исключить нельзя. Среди документов, которые могут быть фальсифицированы стороной, можно назвать, например, копию официального документа, подтверждающего применение или возможность применения обжалуемого закона.

Фальсификация документов при разрешении спора, переданного на рассмотрение третейского суда, не наказуема по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Не подпадают под признаки указанной нормы также любые действия по фабрикации доказательственных документов по делам об административных правонарушениях; при обжаловании действий органа государственного управления или должностного лица вышестоящему в порядке подчиненности органу или должностному лицу. Фальсифицированный документ в смысле ст. 303 УК должен быть предметом рассмотрения только судебными органами.

Согласно ст. 49 ГПК РСФСР, «доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела». Сходное определение доказательств содержится в ст. 52 АПК РФ.

Указанные данные устанавливаются объяснениями сторон, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами, заключениями экспертов (ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ).

Представляется, что показания в суде не могут быть предметом преступления, предусмотренного ст. 303 УК, поскольку ответственность за заведомо ложные показания, принуждение к даче показаний и другие действия, умышленно искажающие личностную доказательственную информацию, установлена ст. ст. 306, 307, 309 УК. Поэтому под фальсификацией доказательств по гражданскому делу следует понимать подделку либо фабрикацию вещественных или письменных доказательств. Вещественными доказательствами являются любые предметы, выступающие средством установления значимых для дела обстоятельств. Письменные доказательства составляют в основном документы различного рода: акты, договоры, справки, материалы, позволяющие установить достоверность документа, а также деловая корреспонденция, письма личного характера и т.п.

Полагаем, что фальсификация доказательств по гражданскому делу заключается в изготовлении соответствующего фиктивного документа и предъявлении его суду. Только лишь изготовление ложного документа, якобы подтверждающего те или иные факты, не может квалифицироваться по ч. 1 ст. 303 УК. Во-первых потому, что в ч. 1 ст. 303 УК говорится о фальсификации по гражданскому делу, что подразумевает судебное разбирательство по делу, подготовку дела к слушанию. Во-вторых, указывается на фальсификацию доказательств, т.е. определенных фактических данных или сведений, оцениваемых или устанавливаемых в судебном порядке.

В судебной практике, как известно, не всякое доказательство может быть принято судом, а лишь то, которое имеет отношение к делу. Кроме того, определенные обстоятельства дела в соответствии с законом или иными нормативными актами могут доказываться только конкретными средствами (ст. 54 ГПК РСФСР, ст. 57 АПК РФ). Иными словами, в законодательстве нередко прямо предписывается, какие средства доказывания, конкретные документы надлежит использовать (накладные, коммерческие акты, платежные поручения, векселя и т.п.). В связи с этим в случае фальсификации таких документов они изначально не будут рассматриваться как доказательства. Означает ли это отсутствие состава преступления?

Фабрикация документов, которые по тем или иным причинам не были приняты судом и не рассматривались в качестве доказательств, в полной мере образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303. Действия предъявителя поддельных доказательств не зависят от судебной оценки представляемых суду фиктивных документов.

Уголовный закон строго ограничивает круг лиц, в отношении которых устанавливается ответственность по ч. 1 ст. 303. Таким лицом может быть только участник рассматриваемого дела или его представитель. В свою очередь состав участников дела и их представителей очерчен гражданско — процессуальным законодательством. В частности, в соответствии со ст. 32 АПК РФ (ст. 29 ГПК РСФСР) лицами, участвующими в деле, являются: стороны, третьи лица, заявители и иные заинтересованные лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, обратившиеся в суд с иском в защиту государственных и общественных интересов. Состав лиц, которые могут быть представителями в суде, определен в ст. 44 ГПК РСФСР и ст. 48 АПК РФ.

Анализируемый состав преступления может конкурировать с иными нормами УК. Например, при фальсификации документов — доказательств, которые одновременно являются предметом иного подлога документов: протокола избирательной комиссии (ст. 142 УК), платежного поручения (ст. 187), протокола об административном правонарушении (ст. 292), нотариально заверенного завещания (ст. 327) и т.д. Рассмотрим эти варианты.

В случае подделки официального документа с целью использования его в качестве доказательства по гражданскому делу безусловное предпочтение должно отдаваться ст. 303 УК. Этот случай составляет конкуренцию общей и специальной норм: специальная норма отменяет действие общей.

Этим же правилом следует руководствоваться при конкуренции ст. 292 и ст. 303 УК РФ — при фальсификации доказательств должностным лицом. К данному случаю, на наш взгляд, полностью применимы Разъяснения Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге». В п. 18 этого Постановления указывается: «Если ответственность за допущенное должностным лицом нарушение служебных полномочий предусмотрена специальной правовой нормой (в частности, ст. ст. 132 — 143, 152 — 152.2, 176 — 179, 214 — 217 УК РСФСР. ), содеянное подлежит квалификации по этой норме, без совокупности со статьями, предусматривающими общие составы должностных преступлений». Поэтому неточны, на наш взгляд, рекомендации по квалификации подлога доказательств (документов) должностным лицом или государственным служащим по ст. 292 УК РФ .
———————————
Уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С. 637.
С другой стороны, когда фальсификация документов — доказательств и соответствующий специальный вид подлога (подлог избирательных документов, подделка платежных документов, служебный подлог) каким-либо образом сочетаются (к примеру, рассмотрение дела обусловлено фальсификацией соответствующих документов; специальный подлог предшествует использованию фиктивных документов в судебном разбирательстве и т.д.), обоснованной будет квалификация таких действий по совокупности.

В частности, если должностное лицо фабрикует материалы об административном правонарушении, а впоследствии выступает представителем соответствующего органа в суде и использует фальсифицированные материалы в обоснование своей позиции, налицо будет совокупность служебного подлога и фальсификации доказательств. Действия, предусмотренные ч. 1 ст. 303 УК РФ, в данном случае будут заключаться в использовании, представлении фиктивных документов, доказывании с их помощью несуществующих фактов.

Перекликающиеся проблемы возникают при применении ч. 2 и ч. 3 ст. 303 УК, устанавливающих ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу. С объективной стороны это преступление выражается в подделке или фабрикации актов ревизий, документальных проверок, актов ненормативного характера, вещественных доказательств, протоколов следственных действий, иных документов.

Фальсификация доказательств, наказуемая по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК, возможна только в ходе производства по уголовному делу. Фабрикация документов или иных материальных объектов, являющихся поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, не образует составов преступлений, предусмотренных ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК. Не влекут уголовной ответственности по рассматриваемой норме также действия по фальсификации материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, а также документов, используемых при принятии решения об освобождении лица от уголовной ответственности на основании ст. ст. 75 — 78 УК. Указание законодателя на рамки производства по уголовному делу следует понимать буквально, без расширительного толкования. Ответственность применительно к указанным случаям, думается, должна наступать по ст. ст. 285, 292 УК.

Таким же образом фальсификация иных документов, находящихся в уголовном деле, однако не являющихся доказательствами, нельзя рассматривать в качестве условия привлечения к ответственности по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК. Очевидно, что фальсификация, например, акта об уничтожении наркотиков, протокола допроса вымышленного свидетеля, сфабрикованного для «движения» по делу и т.п., не может считаться подлогом доказательств по смыслу ст. 303 УК.

Субъектом рассматриваемых составов преступлений, как это предусмотрено в законе, могут быть только лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник. Добавим, что указанные лица должны быть непосредственно связаны с производством по определенному уголовному делу: иметь дело в производстве, быть в составе следственной бригады, оперативно — следственной группы, выполнять отдельное поручение и т.п. Фальсификация доказательств в данном случае выступает как специальный вид служебного подлога. В связи с этим при совершении действий, подпадающих под признаки ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК, дополнительной квалификации по ст. 292 УК не требуется. В зависимости от конкретных обстоятельств дела логичной будет дополнительная квалификация по ст. 285 УК.

Иное лицо, занимающее должность, указанную в ч. 2 ст. 303 УК, но не участвующее в производстве по делу, не может быть субъектом данного преступления. При фальсификации таким должностным лицом соответствующих документов ответственность в зависимости от конкретных обстоятельств может наступать по ст. 292 или ст. 327 УК, а в случае соучастия с надлежащим субъектом — по ст. 34 и ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК.

Сложен вопрос о соотношении фальсификации доказательств и деяния, подпадающего под признаки квалифицированного состава заведомо ложного доноса (ч. 2 ст. 306). Указанный состав предусматривает ответственность за заведомо ложное сообщение о совершении преступления, соединенное с искусственным созданием доказательств обвинения, а также иными действиями.

Обратим внимание на то, что в уголовном процессе доказывание происходит в строго определенном законом порядке, что должно гарантировать достоверность выводов. Лицо — субъект ложного доноса, строго говоря, самостоятельно не может сфабриковать доказательства тех или иных фактов. Это «прерогатива» суда и следственных органов. Законодатель не случайно говорит о заведомо ложном доносе, «соединенном» с искусственным созданием доказательств обвинения.

Доказательства неразрывно связаны с уголовным делом. Вне дела существуют лишь те или иные факты, которые только в ходе производства по нему приобретают свойства доказательств. Заведомо ложное сообщение о преступлении в большинстве случаев может служить лишь поводом к возбуждению уголовного дела и подлежит проверке в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР.

Полагаем, что в случае соучастия частного лица, ложно обвиняющего кого-либо в преступлении,

www.lawmix.ru