Статья 64 федерального закона об исполнительном производстве

1. В комментируемой статье используется новое понятие — «исполнительные действия». При этом в ч. 1 приводится примерный перечень тех действий, которые вправе совершать судебный пристав-исполнитель.

Исполнительные действия являются также основным юридическим фактом, влекущим возникновение, изменение, прекращение правоотношений в исполнительном производстве. События как юридические факты в процессуальных отношениях не имеют такого значения, как в гражданском, семейном, иных материальных отраслях права. Данное суждение применимо и к исполнительному производству как сфере процессуального права.

В зависимости от порождаемых ими юридических последствий юридические факты могут быть классифицированы как правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие. В исполнительном производстве также возможна подобная классификация. В частности, в качестве правообразующего юридического факта выступает такое действие, как возбуждение исполнительного производства судебным приставом-исполнителем (ч. 8 ст. 30 Закона об исполнительном производстве), которое порождает совокупность процессуальных прав и обязанностей участников исполнительного производства.

Одним из примеров правоизменяющего юридического факта в исполнительном производстве является обращение судебного пристава-исполнителя по своей инициативе или по инициативе сторон в суд либо другой орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке или о рассрочке его исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения (ст. 37 Закона об исполнительном производстве).

В исполнительном производстве существуют и правопрекращающие юридические факты. Например, таковыми являются основания прекращения исполнительного производства: смерть взыскателя-гражданина (должника-гражданина), объявление его умершим или признание безвестно отсутствующим, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования либо обязанности не могут перейти к правопреемнику и не могут быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства; утрата возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий); отказ взыскателя от получения вещи, изъятой у должника при исполнении исполнительного документа, содержащего требование о передаче ее взыскателю, и др. (ст. 43 Закона об исполнительном производстве).

Юридические факты принято делить также на правовые действия и правовые события.

В исполнительном производстве процессуальные правоотношения возникают, изменяются и прекращаются, как правило, при наличии совокупности юридических фактов (юридический состав). Например, такое процессуальное действие, как предъявление взыскателем заявления о возбуждении исполнительного производства и исполнительного документа судебному приставу-исполнителю для принудительного исполнения (ч. 1 ст. 30 Закона об исполнительном производстве), имеет значение в совокупности с другим процессуальным действием — вынесением судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства (ч. 8 ст. 30 Закона об исполнительном производстве).

В некоторых случаях в юридический состав могут входить не только процессуальные действия, но и события. Так, смерть должника, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования либо обязанности допускают правопреемство, служит основанием для приостановления исполнительного производства полностью или частично по постановлению судебного пристава-исполнителя (п. 1 ч. 1 ст. 40 Закона об исполнительном производстве).

Основным субъектом исполнительного производства является судебный пристав-исполнитель. Поэтому в основном процессуальные действия судебного пристава-исполнителя являются определяющими развитие исполнительного производства в его принудительной форме.

Можно также отметить общие правила фиксации исполнительных действий в исполнительном производстве.

Во-первых, фиксируются те обстоятельства или процессуальные действия, в отношении которых в Законе об исполнительном производстве установлена письменная форма. Например, в соответствии со ст. 60 Закона об исполнительном производстве понятой обязан удостоверить своей подписью в акте о совершении исполнительных действий и (или) применении мер принудительного исполнения содержание и результаты указанных действий и мер, при которых он присутствовал.

Во-вторых, в исполнительном производстве фиксация тех или иных обстоятельств осуществляется в определенных документах. В качестве таковых выступают постановления и акты, выносимые и составляемые судебным приставом-исполнителем. Например, при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, судебный пристав-исполнитель может отложить исполнительные действия и применение мер принудительного исполнения на срок не более 10 дней по заявлению должника или по собственной инициативе, о чем выносится соответствующее постановление (ч. 1 ст. 38 Закона об исполнительном производстве). Другие действия судебного пристава-исполнителя могут быть оформлены актами. Так, если в процессе исполнения исполнительного документа изменились местожительство должника, место его пребывания либо выяснилось, что имущество должника, на которое можно обратить взыскание, по его прежнему местонахождению отсутствует, то судебный пристав-исполнитель продолжает исполнительное производство в порядке, установленном ч. 6 ст. 33 Закона об исполнительном производстве, или составляет акт и оканчивает исполнительное производство (ч. 7 ст. 33 Закона об исполнительном производстве).

В-третьих, в некоторых случаях существует еще более сложный порядок фиксации обстоятельств, процессуальных действий в исполнительном производстве — например, когда требуется утверждение постановления судебного пристава-исполнителя старшим судебным приставом районного (городского, межрайонного) подразделения. Согласно ч. 5 ст. 24 Закона об исполнительном производстве лица, уклоняющиеся от явки по вызову судебного пристава-исполнителя, могут подвергаться приводу на основании постановления судебного пристава-исполнителя, утверждаемого старшим судебным приставом.

Особенностью исполнительных действий как одной из предпосылок возникновения исполнительно-процессуальных правоотношений в исполнительном производстве является их последовательность.

Законом об исполнительном производстве предусмотрена очередность совершения процессуальных действий судебным приставом-исполнителем. В связи с этим можно говорить о существовании стадий исполнительного производства.

2. В соответствии с ч. 2 комментируемой статьи совершение некоторых исполнительных действий не ограничено территорией Российской Федерации и их совершение возможно на территориях иностранных государств. К таковым относятся исполнительные действия, согласно которым судебный пристав-исполнитель имеет право: запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки; давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах; в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение; производить розыск должника, его имущества, розыск ребенка самостоятельно или с привлечением органов внутренних дел; запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую

Указанные действия реализуются посредством поручения в иностранное государство, которое направляется в порядке, установленном международным договором Российской Федерации.

3. Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 213-ФЗ комментируемая статья была дополнена ч. 3, согласно которой полученные судебным приставом-исполнителем в ходе принудительного исполнения судебных актов, актов других органов или должностных лиц персональные данные обрабатываются им исключительно в целях исполнения исполнительных документов в необходимом для этого объеме с учетом требований, установленных Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» .

Российская газета. 2006. 29 июля. N 4131.

Необходимо учитывать, что обработка персональных данных представляет собой действия (операции) с персональными данными, включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение (в том числе передачу), обезличивание, блокирование, уничтожение персональных данных (п. З ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных»). При этом такая деятельность должна осуществляться на основе принципов: законности целей и способов обработки персональных данных и добросовестности; соответствия целей обработки персональных данных целям, заранее определенным и заявленным при сборе персональных данных, а также полномочиям оператора; соответствия объема и характера обрабатываемых персональных данных, способов обработки персональных данных целям обработки персональных данных; достоверности персональных данных, их достаточности для целей обработки, недопустимости обработки персональных данных, избыточных по отношению к целям, заявленным при сборе персональных данных; недопустимости объединения созданных для несовместимых между собой целей баз данных информационных систем персональных данных (ст.

МАТЕРИАЛЫ К СТАТЬЕ 64

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 июня 2009 г. по делу N А19-550/09

. Доводы апелляционных жалоб о том, что суд первой инстанции не учел различий между исполнительными действиями и мерами принудительного исполнения, судом апелляционной инстанции проверены, но не могут быть признаны обоснованными в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве» мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Легального определения понятия «исполнительные действия» действующее законодательство не содержит, однако содержание исполнительных действий, обозначенных в части 1 статьи 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве», и полномочий судебных приставов-исполнителей, определенных пунктом 2 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах», позволяет суду апелляционной инстанции прийти к выводу о том, что исполнительные действия — это полномочия судебного пристава-исполнителя по реализации возложенных на него функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Мера принудительного исполнения и исполнительное действие соотносятся как общее и частное, т.е. выбор исполнительного действия зависит от выбранной меры принудительного исполнения. Иными словами, мера принудительного исполнения представляет собой последовательность исполнительных действий, состав которых может варьироваться в зависимости от конкретного вида взыскания.

В рассматриваемом случае такая мера принудительного исполнения, как обращение взыскания на имущество должника (пункт 1 части 3 статьи 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве»), включает в себя такое исполнительное действие, как наложение ареста на имущество, и зъятие указанного имущества, передача арестованного и изъятого имущества на хранение (пункт 7 части 1 статьи 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Кроме того, пунктом 1 части 3 статьи 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что арест на имущество должника (т.е. исполнительное действие) применяется для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации (мера принудительного исполнения).

Изложенное подтверждается и тем, что в Акте описи и ареста транспортного средства от 19 декабря 2008 года (т. 1, л.д. 11 — 12, 29 — 31) указано на то, что при наложении ареста на имущество предпринимателя (легковой автомобиль) судебный пристав-исполнитель руководствовался именно положениями статей 68 и 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

от 1 февраля 2010 г. по делу N А65-13280/2009

. Общество с ограниченной ответственностью «Рубин Ко» (далее — ООО «Рубин Ко», Общество, должник) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании:

— незаконным постановления судебного пристава-исполнителя Советского районного отдела судебных приставов г. Казани Управления Федеральной службы судебных приставов России по Республике Татарстан Ахметгалеевой Л.М. (далее — судебный пристав-исполнитель) об ограничении проведения расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства от 18.05.2009, вынесенного в рамках исполнительного производства от 15.05.2009 N 92/385/28245/7/2009;

— незаконными действий судебного пристава-исполнителя по изъятию и копированию финансовых документов ООО «Рубин Ко» (договора аренды в количестве сорока четырех штук), произведенных ею 18.05.2009 без надлежаще оформленных на то документов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей сторон, судебная коллегия не находит правовых оснований для ее удовлетворения.

Как усматривается из материалов дела, 15 мая 2009 года от взыскателя в адрес судебного пристава-исполнителя поступило письменное ходатайство о наложении ареста на денежные средства, находящиеся в кассе должника.

18 мая 2009 года по письменному ходатайству взыскателя осуществлен выезд по адресу ООО «Рубин Ко», указанному в исполнительном документе: г. Казань, ул. Ад. Кутуя, д. 3, кв. 1 — для обращения взыскания на наличные денежные средства должника в кассе. Впоследствии установлено, что должник по данному адресу не располагается, помещения не арендует, имущество не имеет, о чем составлен соответствующий акт. Также осуществлен выход по адресу: г. Казань, ул. Сибирский тракт, д. 34, где на рынке был выявлен офис должника. По указанному адресу бухгалтеру должника Галиуллиной Р.М. были переданы постановление о возбуждении исполнительного производства и постановление об ограничении проведения расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства.

Согласно пунктам 1 — 3 части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать следующие исполнительные действия:

1) вызывать стороны исполнительного производства (их представителей), иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

2) запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки;

3) проводить проверку, в том числе проверку финансовых документов по исполнению исполнительных документов.

Кроме того, согласно пункту 7 части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель вправе в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество , передавать арестованное и изъятое имущество на хранение, что также является исполнительным дейс твием.

В соответствии с частью 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. При этом судебный пристав-исполнитель вправе не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника.

Согласно части 2 статьи 80 Закона об исполнительном производстве по заявлению взыскателя о наложении ареста на имущество должника судебный пристав-исполнитель принимает решение об удовлетворении указанного заявления или об отказе в его удовлетворении не позднее дня, следующего за днем подачи такого заявления.

Следовательно, суды сделали правильные выводы о том, что при наличии указанного ходатайства, вне зависимости от факта получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, у судебного пристава-исполнителя имелись все правовые основания по вынесению постановлений о наложении ареста, поскольку принимать предусмотренные Законом об исполнительном производстве меры по исполнению исполнительных документов является прерогативой судебного пристава-исполнителя, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, при условии наличия указанного ходатайства со стороны взыскателя.

Кроме того, 17.07.2009 судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об отмене ограничения проведения расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства.

18 мая 2009 года при проведении исполнительных действий в помещении администрации ООО «Рубин Ко» на столе бухгалтера обнаружены договоры аренды, заключенные между Обществом и арендаторами данной организации.

Согласно пункту 2 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон о судебных приставах) судебный пристав-исполнитель имеет право получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки.

Согласно пункту 2 статьи 14 Закона о судебных приставах информация, документы и их копии, необходимые для осуществления судебными приставами своих функций, предоставляются по их требованию безвозмездно и в установленный ими срок.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела, при обнаружении договоров аренды судебный пристав-исполнитель предложил бухгалтеру должника в добровольном порядке и в его присутствии предоставить копии этих договоров. Бухгалтер должника пояснила, что ксерокс у нее работает медленно, однако она не возражала против снятия копий в соседнем здании.

Законом не предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя предъявлять письменный запрос о выдаче ксерокопий документов, когда такие документы уже обнаружены и ответственное лицо против снятия копий не возражает.

lawbook.online

Статья 64 федерального закона об исполнительном производстве

Выступление Яны Загариной в качестве эксперта по обращению Андрея Андреева ООО «Балтлитстрой» на зас…

Последняя практика

Долго длящиеся административные правонарушения

Центр управления Ростехнадзора составил в отношении юридического лица протокол об административном п…

Последнее событие

Проведен бесплатный семинар на тему «Создание бизнеса»

16.09.2015 года специалистами ООО «Юридическая фирма Загарины и партнеры» на базе ГКУ «Центр занятос…

Последний материал

Notice: Undefined index: query in /home/d/dereliwk/baltlaw.ru/public_html/plugins/system/languagefilter/languagefilter.php on line 141

Notice: Undefined index: query in /home/d/dereliwk/baltlaw.ru/public_html/plugins/system/languagefilter/languagefilter.php on line 141

    Нотариальное подтверждение принятия решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии

    С 1 сентября 2014 года пунктом 3 статьи 67.1 ГК РФ установлено правило об обязательном порядке нотар…

    Судебному приставу-испол­нителю в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 64 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предоставлено право без согласия должника входить в жилое помещение, занимаемое должником. Однако производить подобные исполнительные действия судебный пристав может лишь с письменного разрешения старшего судебного пристава (за исключением случаев исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника, когда такое разрешение не требуется).

    Конституционность данной нормы уже была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. В Определении от 17.06.2010 № 902-О-О Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что хотя согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно, исключения из данного принципа могут устанавливаться федеральным законом либо судом. Норма, содержащаяся в п. 6 ч. 1 ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве», закрепляет такое исключение в целях защиты прав взыскателей на стадии исполнения судебного решения. А право судебного пристава-испол­нителя входить в жилое помещение для исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника прямо следует из судебного решения, что также не противоречит ст. 25 Конституции РФ.

    Исходя из Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания или месту жительства в пределах РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.07.95 № 713, граждане обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в органах регистрационного учета. При этом местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника по договору найма (поднайма), социального найма либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

    Таким образом, наличие регистрации по месту жительства подтверждает факт проживания гражданина в жилом помещении, а ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» позволяет судебному приставу-исполнителю зайти в жилое помещение без согласия проживающего в нем должника.

    На основании ст. 68 ФЗ «Об исполнительном производстве» в целях принудительного исполнения судебного решения судебный пристав-исполнитель вправе применять меры принудительного исполнения. Такие меры могут быть использованы только в отношении должника и его имущества.

    Согласно пункта 7 ч. 1 ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель вправе в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать данное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение. Закон также предоставляет приставу право производить изъятие имущества с целью передачи его взыскателю и/или принудительной реализации.

    При обнаружении в жилом помещении, в котором проживает должник, какого-либо имущества судебный пристав-исполнитель предпринимает все необходимые меры, чтобы удостовериться, что это имущество принадлежит должнику. Вопрос о принадлежности имущества должнику решается индивидуально в каждом конкретном случае. Так, в силу п. 7 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве» должник по требованию судебного пристава-исполнителя обязан представить сведения о принадлежащих ему правах на имущество.

    Если сведений об имуществе должника у пристава не имеется, то пристав запрашивает их у налоговых органов, а также иных органов и организаций (подп. 8–10 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве»). В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» в процессе исполнения требований ис­пол­нительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки.

    Документами, подтверждающими права на имущество, могут выступать договоры различных видов, кассовые и товарные чеки на приобретение имущества и т. п.

    На основании ст. 119 ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица имеют право обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи, а также о возмещении причиненных им убытков.

    При этом следует учесть, что в ст. 446 ГПК РФ содержится перечень имущества гражданина-должника, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

    После определения принадлежности имущества должнику судебный пристав-исполнитель в целях принудительного исполнения исполнительного документа вправе наложить арест на принадлежащее должнику имущество, передать его на ответственное хранение, изъять для дальнейшей реализации или передачи взыскателю с учетом закрепленных законами ограничений и с соблюдением порядка, установленного ФЗ «Об исполнительном производстве».

    baltlaw.ru

    Статья 64. Исполнительные действия

    Комментарий к статье 64

    1. Положения гл. 7 нового ФЗ «Об исполнительном производстве» — правовая основа сущности (правовой фундамент) современного отечественного исполнительного производства как института принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц (ч.

    Соответствие таких правовых инструментов текущему состоянию гражданского общества предопределяет реальную исполнимость судебных и несудебных актов о присуждении, которая, как известно, далека от желаемого.

    Иные положения ФЗ «Об исполнительном производстве» и других федеральных законов определяют исполнительную форму (условия и порядок применения мер принудительного исполнения, совершения исполнительных действий), в силу чего сами по себе существенного влияния на исполнимость судебных и несудебных актов не оказывают.

    2. Новый ФЗ «Об исполнительном производстве» подразделяет «исполнительные инструменты» на два вида:

    — меры принудительного исполнения;

    Мера принудительного исполнения — это действия судебного пристава-исполнителя, направленные на получение с должника денежных средств, имущества, нематериального блага, присужденных судебным актом, актом другого органа (должностного лица). Это следует из положений ст. 68 ФЗ «Об исполнительном производстве».

    Закон об исполнительном производстве не дает определения понятию «исполнительные действия».

    Исходя из содержания исполнительных действий, обозначенных в ч. 1 комментируемой статьи, следует, что исполнительные действия — это полномочия судебного пристава-исполнителя по реализации возложенных на него функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц (ч. ч. 2, 3 ст. 5 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

    Изначально в современном отечественном исполнительном производстве такие полномочия судебного пристава-исполнителя определены в ст. 12 ФЗ «О судебных приставах».

    Мера принудительного исполнения и исполнительное действие соотносятся как общее и частное.

    Выбор исполнительного действия зависит от выбранной меры принудительного исполнения.

    В литературе встречается определение меры принудительного исполнения как «последовательности исполнительных действий, состав которых может варьироваться в зависимости от конкретного вида взыскания» .

    См.: Беляева Н.Г., Закарлюка А.В., Намятов А.С. О применении отдельных положений Федерального закона «Об исполнительном производстве» 2007 года и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в практике арбитражных судов // Вестник ФАС Уральского округа. 2008. N 2. С. 89 — 91.

    Нелогичным исключением из данного правила является отнесение временного ограничения должника на выезд за рубеж (ст. 67 ФЗ «Об исполнительном производстве») к исполнительным действиям (п. 15 ч. 1 комментируемой статьи). В литературе такое ограничение должника принято относить к косвенным мерам принудительного исполнения .

    О косвенных мерах принудительного исполнения и об ограничении должника на выезд за рубеж см.: комментарий к ст. 67, п. 2 комментария к ст. 68.

    Судебный пристав-исполнитель как публичный субъект вправе применять и совершать лишь те меры принудительного исполнения и исполнительное действие, которые прямо предусмотрены в федеральном законе. Это обусловлено общим запретом в деятельности властвующего субъекта («Полномочен совершать лишь то, что федеральным законом прямо предусмотрено»). ФЗ «Об исполнительном производстве» оговаривает, что «мерами принудительного исполнения (кроме тех, что прямо обозначены в ч. 3 ст. 68 данного Закона. — Примеч. авт.) являются. иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом» (п. 11 ч. 3 ст. 68 данного Закона). В связи с этим применение мер принуждения к должнику, не предусмотренных федеральным законом, не допускается .

    См.: п. 3 комментария к ст. 68.

    3. Исполнительные действия, обозначенные в ч. 1 комментируемой статьи и других ФЗ «Об исполнительном производстве» и в других федеральных законах, могут совершаться только судебным приставом-исполнителем как уполномоченным на то федеральным законом лицом (п. 1 ст. 4 ФЗ «О судебных приставах», ч. ч. 2, 3 ст. 5 ФЗ «Об исполнительном производстве») и только в рамках возбужденного исполнительного производства, т.е. с момента вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства (ст. 30 данного Закона) до вынесения постановления о его окончании (ст. 47 данного Закона), а в ряде случаев — и после окончания исполнительного производства, когда такое исполнительное действие предусмотрено федеральным законом.

    Совершение исполнительных действий другим должностным лицом ФССП России (старшим судебным приставом, главным судебным приставом субъекта РФ и др.) недопустимо (ст. ст. 8 — 10 ФЗ «О судебных приставах»).

    4. Полномочия судебного пристава-исполнителя, предусмотренные ст. 12 ФЗ «О судебных приставах», в период действия данного Закона ранее и Закона 1997 г. об исполнительном производстве вызывали неоднозначное толкование как судебными приставами, так и судами, лицами, участвующими в исполнительном производстве, и др.

    Несмотря на то что с вступлением с 1 февраля 2008 г. в силу нового ФЗ «Об исполнительном производстве» ФЗ «О судебных приставах» (а следовательно, и положения его ст. 12) не утратил силу, указанные полномочия судебного пристава-исполнителя определены в комментируемой статье (в контексте ФЗ «Об исполнительном производстве» — «исполнительные действия»). В сравнении с ФЗ «О судебных приставах» в комментируемой статье такие полномочия не претерпели существенных изменений, а лишь «прозрачнее» и недвусмысленно обозначены с учетом положений других федеральных законов и 10-летней практики применения ФЗ «О судебных приставах» и Закона 1997 г. об исполнительном производстве.

    5. Содержание и объем истребуемых судебным приставом-исполнителем у физических лиц, организаций и органов, в том числе не являющихся стороной исполнительного производства, сведений (объяснений, информации, справок) (п. 2 ч. 1 комментируемой статьи) определяются необходимостью исполнения требований исполнительного документа.

    В силу п. 2 ст. 14 ФЗ «О судебных приставах» информация, документы и их копии, необходимые для осуществления судебными приставами своих функций, предоставляются по их требованию безвозмездно и в установленный ими срок.

    Такое истребование (запрос) не обусловлены прямым указанием на это (в отношении судебного пристава-исполнителя) в другом федеральном законе. Неуказание на судебного пристава-исполнителя как на должностное лицо, полномочное получать соответствующие сведения, в другом федеральном законе даже при указании в нем других органов и должностных лиц (суд (судья), налоговый орган, следственный орган и др.) само по себе не означает, что у судебного пристава-исполнителя отсутствует соответствующее полномочие.

    Данная правовая позиция выражена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 мая 2003 г. N 8-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 14 Федерального закона «О судебных приставах» в связи с запросом Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа», признавшем не противоречащим Конституции РФ положение п. 2 ст. 14 ФЗ «О судебных приставах» в той мере, в какой им предусматривается право судебного пристава-исполнителя в связи с исполнением постановления суда запрашивать и получать в банках, иных кредитных организациях необходимые сведения о вкладах физических лиц в том размере, который требуется для исполнения исполнительного документа, и в пределах, определяемых постановлением суда. «. Федеральный законодатель вправе возложить на банк, иную кредитную организацию обязанность по предоставлению государственным органам и их должностным лицам сведений, составляющих банковскую тайну, только в пределах и объеме, необходимых для реализации указанных в Конституции Российской Федерации целей, включая публичные интересы и интересы других лиц.

    Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина. Это означает, что защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт своевременно не исполняется, и что государство обязано предусмотреть в законодательстве эффективный механизм реализации судебных решений.

    Из этого следует, что Конституции Российской Федерации. не противоречит возложение ответственности за эффективное исполнение решений судов на тот или иной орган либо должностное лицо, причем в силу самой логики правового регулирования. ДАННАЯ ПУБЛИЧНАЯ ФУНКЦИЯ ПРЕДПОЛАГАЕТ АДЕКВАТНЫЕ И СОРАЗМЕРНЫЕ СРЕДСТВА И СПОСОБЫ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ, В ТОМ ЧИСЛЕ НАДЕЛЕНИЕ ТАКОГО ОРГАНА ИЛИ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА ОПРЕДЕЛЕННЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ И УСТАНОВЛЕНИЕ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ДЛЯ ИНЫХ УЧАСТНИКОВ ПРОЦЕССА ИСПОЛНЕНИЯ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ (выделено мной. — А.З.).

    Положения пункта 2 статьи 12 («Судебный пристав-исполнитель имеет право. получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки». — Примеч. авт.) и пункта 2 статьи 14 Федерального закона «О судебных приставах» в части, касающейся обязательности для банков, иных кредитных организаций и их служащих требований судебного пристава-исполнителя о предоставлении ему в связи с исполнением им постановления суда сведений о денежных вкладах физических лиц, в их конституционно-правовом истолковании означают, что судебный пристав-исполнитель, действуя в рамках публичной функции по принудительному исполнению постановления суда, вправе требовать предоставления сведений о банковском вкладе физического лица, а банк, иная кредитная организация обязаны предоставить такие сведения — в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу» .

    До принятия указанного Постановления Конституционного Суда РФ банки зачастую отказывали судебным приставам-исполнителям в представлении информации о счетах и вкладах должников, а суды общей юрисдикции исходили из того, что судебный пристав-исполнитель как должностное лицо, прямо не обозначенное в ч.

    6. Проведение проверки, в том числе финансовых документов, по исполнению исполнительного документа (п. 3 ч. 1 комментируемой статьи) схоже с проведением проверки правильности удержаний и перечисления денежных средств по заявлению взыскателя или по инициативе судебного пристава-исполнителя (п. 16 ч. 1 комментируемой статьи).

    Проведение такой проверки определяется необходимостью осуществления судебным приставом-исполнителем контроля за исполнением исполнительного документа о взыскании денежных средств исполнительским агентом — лицом, выплачивающим должнику-гражданину заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи (ст. 9, п. 2 ч. 3 ст. 68, ст. 98 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

    В силу абз. 3 п. 2 ст. 12 ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав-исполнитель имеет право проводить у работодателей проверку исполнения исполнительных документов на работающих у них должников и ведения финансовой документации по исполнению указанных документов.

    По смыслу положений п. 16 ч. 1 комментируемой статьи («по заявлению или по собственной инициативе», «организация или иное лицо, указанные в части 1 статьи 9») во взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 9 Закона об исполнительном производстве («исполнительный документ. может быть направлен в организацию или лицу, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи, непосредственно взыскателем»), ч. 8 ст. 47 данного Закона («по оконченному исполнительному производству о взыскании периодических платежей судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия, предусмотренные пунктом 16 части 1 статьи 64») и ст. 98 «Обращение взыскания на заработную плату и иные доходы должника-гражданина» проведение указанной проверки судебным приставом-исполнителем возможно при направлении исполнительного документа для исполнения исполнительскому агенту:

    — как судебным приставом-исполнителем;

    — так и непосредственно взыскателем.

    Иного должностного лица, уполномоченного на указанную проверку в случае направления исполнительного документа исполнительскому агенту непосредственно взыскателем, законодательство РФ не знает. Недопущение же к проверке судебного пристава-исполнителя в этом случае делает действия исполнительского агента бесконтрольными, а в ряде случаев — безнаказанными, оставляет взыскателя «один на один» со своими проблемами.

    7. В дополнение к ранее известным исполнительным действиям (имея в виду полномочия судебного пристава-исполнителя, предусмотренные ст. 12 ФЗ «О судебных приставах») новый ФЗ «Об исполнительном производстве» предусматривает ряд совершенно новых исполнительных действий:

    — инициирование государственной регистрации прав на имущество за должником (п. 14 ч. 1 комментируемой статьи) ;

    См.: комментарий к ст. 66.

    — установление для должника-гражданина временного ограничения на выезд за рубеж .

    См.: комментарий к ст. 67.

    8. В силу ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

    Новый ФЗ «Об исполнительном производстве» отчасти разрешил неопределенность в вопросе о праве судебного пристава-исполнителя входить в жилое помещение (по ФЗ «О судебных приставах» — «Судебный пристав-исполнитель имеет право. входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их, а также на основании определения соответствующего суда совершать указанные действия в отношении помещений и хранилищ, занимаемых другими лицами или принадлежащих им» (абз. 5 п. 2 ст. 12)), четко обозначив вид помещений, в которые судебный пристав-исполнитель вправе входить без согласия их собственника и лица, обладающего правом их пользования:

    — в нежилое помещение — как принадлежащее должнику (в том числе занимаемое другим лицом), так и принадлежащее другому лицу (в том числе занимаемое должником) (п. 5 ч. 1 комментируемой статьи);

    — в жилое помещение — исключительно занимаемое должником (в том числе принадлежащее другому лицу) (п. 6 ч. 1 комментируемой статьи).

    Вместе с тем в части, касающейся права судебного пристава-исполнителя входить в жилое помещение, принадлежащее должнику, но занимаемое другим лицом (например, для обращения взыскания на имущество должника, находящееся в принадлежащем ему жилом помещении либо на такое помещение), указанный вопрос не нашел прямого разрешения в ФЗ «Об исполнительном производстве».

    Думается, для обращения взыскания на имущество должника судебный пристав-исполнитель вправе входить в жилое помещение, принадлежащее должнику, но занимаемое другим лицом, на основании соответствующего определения суда (судебной санкции), поскольку такое жилое помещение, принадлежащее должнику, обременено правами другого лица, что равнозначно нахождению имущества должника у других лиц (ч. 1 ст. 77 ФЗ «Об исполнительном производстве») .

    О непротиворечии Конституции РФ положения абз. 5 п. 2 ст. 12 ФЗ «О судебных приставах» о праве судебного пристава-исполнителя входить в жилое помещение, занимаемое должником, см.: Определение Конституционного Суда РФ от 14 октября 2004 г. N 297-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Магденко Александра Михайловича и Магденко Натальи Николаевны на нарушение их конституционных прав положением пункта 2 статьи 12 Федерального закона «О судебных приставах» // СПС «КонсультантПлюс».

    9. Перечень исполнительных действий, предусмотренный ч. 1 комментируемой статьи, не является исчерпывающим.

    Исполнительное действие, не предусмотренное ч. 1 комментируемой статьи, может следовать из положений других статей ФЗ «Об исполнительном производстве» и других федеральных законов.

    10. Исполнительные действия, предусмотренные п. п. 1 (в части касающейся принудительного привода лиц, уклоняющихся от явки судебного пристава-исполнителя к месту совершения исполнительных действий или применения мер принудительного исполнения), 2 (в части, касающейся истребования необходимой информации у органа, уполномоченного на государственную регистрацию прав на имущество, регистратора прав на ценные бумаги, банка (иной кредитной организации)), 6 (за исключением случаев вселения и выселения), 10, 13, 14, 15 (в части, касающейся установления временного ограничения на выезд за рубеж для должника по исполнительному документу суда (исполнительный лист, судебный приказ)) ч. 1 комментируемой статьи, а также любые исполнительные действия в нерабочее время судебный пристав-исполнитель вправе совершать с письменного разрешения старшего судебного пристава. Это следует из положений ч. 5 ст. 24, ч. ч. 3, 4 ст. 35, ч. 1 ст. 65, ч. 3 ст. 66, ч. ч. 1 — 3 ст. 67, ч. 8 ст. 69, ч. 2 ст. 115 ФЗ «Об исполнительном производстве».

    Исполнительные действия, предусмотренные п. п. 5 (в части, касающейся права судебного пристава-исполнителя входить в нежилое помещение, занимаемое должником, но принадлежащее другому лицу, а равно принадлежащее должнику, но занимаемое другим лицом), 6 (в части, касающейся права судебного пристава-исполнителя входить в жилое помещение, занимаемое должником, но принадлежащее другому лицу) ч. 1 комментируемой статьи, судебный пристав-исполнитель вправе совершать на основании соответствующего определения суда (с судебной санкции), поскольку такое помещение (в том числе жилое) в любом случае обременено правами другого лица, что равнозначно нахождению имущества должника у других лиц (ч. 1 ст. 77 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Отсутствие в комментируемой статье (в том числе в указанных пунктах ее ч. 1) оговорки «на основании судебного акта» не отменяет положение ч. 1 ст. 77 данного Закона, носящее в этих случаях специальный характер.

    11. Положения ч. 2 комментируемой статьи о совершении судебным приставом-исполнителем исполнительных действий, предусмотренных п. п. 4, 7, 10 ч. 1 комментируемой статьи, на территориях иностранных государств вызывают недоумение.

    Юрисдикция судебного пристава-исполнителя ФССП России распространяется исключительно на территорию РФ.

    Возможность же принудительного исполнения судебного акта за рубежом, вытекающая из международно-правовых норм и обязательств России с другими государствами, сама по себе не допускает совершение исполнительных действий уполномоченным на то органом (должностным лицом) одного государства на территории другого государства. Судебный акт в этом случае исполняется в соответствии с национальным законодательством того государства, на территории которого он подлежит исполнению, в том числе его уполномоченным органом (должностным лицом).

    Упоминание о таком порядке принудительного исполнения в ФЗ «Об исполнительном производстве» (тем более в комментируемой статье) неуместно.

    sci-book.com