Уведомление адвоката о следственных действиях

Уважительные причины невозможности явки адвоката в судебный процесс или на следственные действия

В последнее время участились сообщения следователей и дознавателей на то, что адвокаты не приходят в назначенное время для проведения следственных действий, несмотря на то, что были заранее извещены о дате их проведения.

Поступают сообщения судей о срыве адвокатами судебных процессов.

Сообщения следователей и дознавателей в Адвокатскую палату оформляются письмом, с просьбой помочь найти адвоката и объяснить ему его профессиональные обязанности, нередко поступают представления следователей, в которых, в ультимативной форме, предписывается строго наказать адвоката за неявку на следственное действие, и сообщить о принятых мерах в месячный срок.

В подобных случаях, приходится разъяснять следователям, что в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 158 УПК РФ, представление вносится только по фактам установления обстоятельств, способствующих совершению преступления, а не явка адвоката на проведение следственного действия, не относится к таковым.

Кроме того, пункт 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 г.), содержит исчерпывающи перечень субъектов, наделенных правом подачи жалобы, внесения представления, направления сообщения в Адвокатскую палату на действия (бездействия) адвоката, выразившиеся в нарушении норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются:

1. Жалоба, поданная в адвокатскую палату другим адвокатом, доверителем адвоката, или его законным представителем, жалоба лица, которому адвокат отказал в бесплатной юридической помощи без достаточных оснований.

2. Представление, внесенное вице-президентом адвокатской палаты.

3. Представление, внесенное в адвокатскую палату гос. органом, уполномоченным в области адвокатуры (Управление Минюста РФ по Омской области).

4. Сообщение суда (судьи).

Однако эти обстоятельства не освобождают адвокатов от неукоснительного выполнения требований п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которому, при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

Ни одно сообщение следователей и прокуроров не остается без законного реагирования со стороны руководства Адвокатской палаты, и в случаях явных нарушений требований п. 1 ст. 14 КПЭА, вице–президентом АПОО вносится представление о возбуждении дисциплинарного производства против допустившего нарушение адвоката.

Руководство Управления Минюста РФ по Омской области, по обращениям прокуроров и следователей,

вносит представления в Адвокатскую палату, в соответствии с положением п.п. 3 п. 1 ст. 20 КПЭА.

Практический смысл умышленного затягивания проведения следственных действий адвокатом, мало понятен. Либо возникает конфликт между следователем и адвокатом, а адвокат ничего умнее не придумывает, как, указанным способом, вынуждает следователя продлевать сроки расследования, что почти всегда не желательно следствию. Либо, по своим соображениям обвиняемый или его близкие, просят адвоката затянуть ход следствия.

Почти исключены случаи, когда истекает срок предварительного расследования и, умышленное затягивание проведения следственных действий, способствует освобождению обвиняемого из-под стражи.

Этот запрещенный прием малоэффективен, т.к. действующий УПК РФ, предусматривает возможность судебного продления срока содержания под стражей, а также, возможность ограничения сроков ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, в случаях умышленного затягивания сроков ознакомления с делом.

Были случаи, когда адвокаты отказывались выполнять следственные действия до той поры, пока суд не рассмотрит их жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, на неправомерные, по их мнению, действия следователя, но эти случаи, скорее результат непрофессионализма адвоката, чем допустимый тактический прием защиты, т.к., жалобы и ходатайства адвоката в любые инстанции, не приостанавливают ход предварительного следствия.

В основном причины срыва проведения следственных действий и судебных заседаний по вине адвокатов намного банальней, в нарушение требований п.п. 5. п. 1 ст. 9 КПЭА, адвокат, погоне за заработком, принимает поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем он в состоянии выполнить. Результат такой гонки известен – страдает качество профессиональной юридической помощи, т.к. она превращается в скорую помощь, адвокат приобретает проблемы, связанные с нарушениями ритмичной работы следствия и суда.

Помимо указанных причин, остальные — наша забывчивость и просто халатность, что недопустимо в любой сфере профессиональной деятельности.

Во избежание неприятных последствий, связанных с возбуждением дисциплинарного производства против адвоката, допустившего срыв судебного процесса или следственного действия, необходимо уяснить следующие положения:

1. Надлежащее извещение адвоката о времени судебного процесса или следственного действия.

ч. 4 ст. 231 УПК РФ определяет – стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Не соблюдение этого требования судом, явилось основанием для отказа в возбуждении дисциплинарного производства против двух адвокатов, по сообщениям судей.

Действующим УПК РФ установлен порядок вызова на допрос свидетеля и потерпевшего (ст. 188 УПК РФ). Установлен порядок вызова обвиняемого для предъявления обвинения (ч. 3, 4 ст. 172 УПК РФ). Порядок вызова адвоката для производства следственного действия не регламентирован.

По многолетней сложившейся практике, приемлемой является передача следователем, дознавателем информации для адвоката о времени и месте проведения следственного действия, любыми средствами — связи – почтовое уведомление, телефонное сообщение лично адвокату, телефонограмма по месту работы адвоката, осуществляющего профессиональную деятельность адвокатским кабинетом, телефонограмма руководителю адвокатского образования для передачи адвокату и т.п.

Допустим любой доступный способ сообщения следователем, дознавателем адвокату о времени и месте проведения следственного действия. Главное, чтобы указанная информация своевременно дошла до адвоката, чтобы он имел реальную возможность спланировать график своей работы, и в случае реальной занятости по иным делам, иметь возможность заблаговременно уведомить следователя, дознавателя о том, что адвокат по уважительной причине не может прибыть в назначенное время для проведения следственного действия, и согласовать со следователем, дознавателем другое время для проведения этих действий.

В случаях возникновения претензий к адвокату со стороны следствия, по не явке для проведения следственного действия, следствие должно документально подтвердить факт своевременного извещения адвоката о времени и месте проведения следственного действия, подтверждение того факта, что данное сообщение было получено адвокатом.

Совершенно недопустимы случаи, когда в адвокатском образовании дежурный адвокат принимает от следователя, дознавателя сообщение о вызове для проведения следственного действия конкретного адвоката, записывает эту информацию в журнал телефонограмм, который должен быть заведен в каждом образовании, и на этом считает свои функции исчерпанными. Адвокат для которого предназначена информация, не заглядывает каждодневно в журнал и, в лучшем случае, обнаруживает запись по истечению сроков вызова. К сожалению, такие ситуации не редки.

Прямая обязанность дежурного адвоката, либо адвоката, принявшего информацию от следователей, дознавателей, либо суда, в тот же день лично довести данную информацию до адвоката, которого она касается. Это будет способствовать исключению многих конфликтных ситуаций, связанных со срывом адвокатами судебных процессов и следственных действий.

Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность адвокатским кабинетом, в соответствии с Постановлением Совета АПОО от 28.07.2010 года « Об организации деятельности адвокатских кабинетов АПОО »,

должны иметь реальное рабочее место со стационарной телефонной связью, и организовать свою работу так, чтобы имелась возможность непосредственной связи с адвокатом.

2. Уважительные причины не явки адвоката в судебный процесс или на проведения следственного действия.

Ситуаций в профессиональной деятельности адвоката, препятствующих своевременной явки на назначенное процессуальное действие, может возникнуть великое множество.

Наиболее типичные: А. Когда факт невозможности по уважительной причине прибыть на процессуальное действие, возник до назначения даты судебного заседания или следственного действия.

Б. Когда обстоятельства, препятствующие своевременному прибытью адвоката, возникли внезапно, (не своевременное возвращение адвоката из командировки или отпуска в результате задержки транспорта, внезапная болезнь адвоката и т.п.).

Как правило, уважительными причинами, препятствующими адвокату, своевременно принять участие в судебном процессе или в следственном действии могут признаваться:

— ранее согласованное с адвокатом и назначенное судебное заседание или следственное действие по другому делу.

— участие адвоката в длительном судебном процессе.

— временная нетрудоспособность адвоката.

— назначение судебного заседания или следственного действия в период нахождения адвоката в отпуске либо в командировке.

3. Заблаговременность уведомления суда или следствия о невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном процессе или следственном действии.

Заблаговременность – то время, которого достаточно для замены адвоката в процессе, либо переносе дела слушанием на иной срок, если подсудимый не согласен на замену адвоката, по делам, в которых адвокат участвует по соглашению, а также, время, достаточное для принятия решения судом, следователем, дознавателем о переносе процессуального действия на другой срок.

По делам, в которых адвокат участвует по соглашению, в случаях невозможности по уважительным причинам прибыть в процесс, адвокат должен в обязательном порядке согласовать с подзащитным вопрос о его отказе от замены защитника. Адвокат должен разъяснить подзащитному его права , предусмотренные ст. ст. 16, 46, 47, ч.ч. 3,4 ст. 50, ч. 1 ст. 52 УПК РФ. Подзащитный должен письменно подтвердить свой отказ от замены защитника.

В случаях, согласия подзащитного на замену защитника, ввиду невозможности избранного защитника принять участие в судебной процессе по уважительной причине, необходимо передать новому защитнику, на которого согласен подзащитный, всю информацию по делу, включая адвокатское производство. Совершенно естественно, что новый защитник не может принять участия в процессе не изучив материалы уголовного дела, заблаговременность, подразумевает время достаточное для изучения новым защитником материалов дела.

В случаях внезапно возникших ситуаций невозможности адвокатом по уважительной причине принять участие в назначенном процессе, при согласии подзащитного на замену защитника, суд должен предоставить новому защитнику время для ознакомления с материалами дела и согласования позиции с подзащитным.

К сожалению, в дисциплинарной практике нередки случаи, когда работа адвоката по делам в порядке ст. 51 УПК РФ существенно отличается от работы по по соглашению, в то время как, п. 8 ст. 10 КПЭА устанавливает, что обязанности адвоката при оказании юридической помощи бесплатно не должны отличаться от работы по оказанию помощи за гонорар.

Из жалоб осужденных в Адвокатскую палату усматривается, что на следствии у обвиняемого был один адвокат в порядке ст. 51 УПК РФ, в суд пришел другой адвокат, и пошептавшись через огорождение с подсудимым, забрав у него обвинительное заключение, не обременяя суд вопросами по существу дела, адвокат произнес предельно краткую защитительную речь и обещал написать «касашку» (выражения адвоката приводятся дословно).

Иные адвокаты считают, излишним объяснять задержанному, подозреваемому, обвиняемому, подсудимому весь комплекс их прав и обязанностей, т.к. следствие и суд обязаны этот делать. Подобное мнение опровергают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона об адвокатуре, согласно которому, адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя.

Невозможно оказывать профессиональную юридическую помощь доверителю, не разъяснив ему его законные права, не выработав совместно позицию по делу, пути и методы отстаивания законных интересов доверителя .

Нельзя утверждать, что подобное поведение адвоката в работе по бесплатным делам – система. Большинство адвокатов профессионально исполняют свои обязанности, но, случаи откровенной халтуры, имеют место быть.

4. Порядок направления адвокатами уведомлений о невозможности прибыть по уважительным причинам в назначенное время в судебное заседание или для выполнения следственного действия. Подтверждающие документы.

Рекомендуется письменно информировать суд и следствие о невозможности по уважительной причине прибыть в назначенное время для проведения процессуальных действий. Уведомления адвокатов должны быть зарегистрированы в суде и на следствии, или могут быть переданы электронной связью. Важен факт регистрации уведомления адвоката, в случаях возникновения конфликтной ситуации.

Малоэффективны звонки секретарям судебного заседания, либо помощникам судей, как и звонки в кабинет следователя, дознавателя, т.к. в случае конфликта интересов, могут возникнуть сложности доказывания совершенного звонка.

В случаях внезапно возникшей ситуации, препятствующей адвокату в назначенное время выполнить заранее назначенное процессуальное действие, (внезапная нетрудоспособность адвоката, госпитализация, не возможность прибыть из отпуска или командировки, по причине задержки транспорта и т.п.), необходимо всеми доступными средствами связи через коллег, родственников, знакомых информировать суд и следствие о случившемся.

Совершенно недопустимы ситуации, когда следователь, дознаватель либо сотрудники суда не могут осуществить связь с адвокатом, только потому, что мобильный телефон адвоката не отвечает, либо выключен, а адвокат не явился в назначенное время, будучи заранее предупрежден о сроке проведения процессуального действия, естественно,

исключая редкие случаи внезапной госпитализации либо тяжкой болезни, и другие неординарные моменты. Налицо явное нарушение адвокатом требований ст. 14 КПЭА, обязывающей адвоката уведомлять суд и следствие о невозможности своей явки. Подобное поведение адвоката, безусловный повод для возбуждения против него дисциплинарного производства.

У адвокатов, ответственно относящихся к каждому поручения доверителей, риск возникновения проблем по своевременной явке на следствие и в суд минимален, т.к., ответственный адвокат следит за своими делами, согласовывает со следователем, дознавателем время проведения следственных действий, согласовывает график выполнения требований ст. 217 УПК РФ, справляется о дальнейшем движении дела, заранее уточняет дату рассмотрения дела, согласовывает с судом дни последующих заседаний, и по возможности, просит суд назначать слушания в приемлемые для суда и адвоката дни.

Подобная практика устраивает всех, и не порождает недоразумений, связанных со срывами судебных заседаний и следственных действий.

Не редко в сообщениях следователей, дознавателей и судов, о срыве процессуальных действий по вине адвокатов, указывается на то, что адвокат не представил оправдательных документов его не явки по уважительной причине, не представил листа нетрудоспособности, либо проездных документов, свидетельствующих о выезде адвоката за пределы региона.

Поступало сообщение следователя о том, что в результате проведенной проверки, установлено, что адвокат в назначенный день проведения следственного действия, для проведения которого адвокат не явился, адвокат не находился за пределами Омской области, что подтверждается документами железнодорожной кассы.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство, Федеральный закон о судах общей юрисдикции, закон о статусе судей, не предоставляют следователям, дознавателям, судьям права проверок подлинности сведений сообщенных адвокатами, в обоснование уважительности причины не возможности явки для проведения процессуального действия. Никто не вправе требовать от адвоката представления документов, подтверждающих его нетрудоспособность, с указанием диагноза заболевания, проездных документов, подтверждающих факт выезда адвоката в отпуск либо в командировку.

Ст.ст. 17, 18 Конституции РФ гарантируют гражданам основные права и свободы. Вмешательство в их личную жизнь запрещено законом. Адвокат не должен никому объяснять, куда и с кем он поехал в отпуск, не должен объяснять по каким делам он отбыл в командировку, тем более, не обязан раскрывать диагноз своего заболевания, в случаях нетрудоспособности. Тайна диагноза охраняется медицинским законодательством.

П. 1 ст. 8 Федерального закона об адвокатуре гласит – адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

П. 3. ст. 18, того же закона запрещает истребование от адвоката сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам.

Для подтверждения невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для проведения процессуального действия, вполне достаточно уведомления адвоката следствию либо суду о его занятости, для адвокатов, работающих в адвокатских образованиях, возможно, направлять справку руководителя адвокатского образования.

Если адвокат сочтет допустимым, он может приложить к своему уведомлению, в качестве оправдательных документов, практически любые документы, подтверждающие его занятость по уважительной причине.

В данном случае, адвокат сам распоряжается предоставленными ему гарантиями и правами, при этом необходимо согласовывать с доверителем возможность обнародования тех либо иных сведений, если они касаются интересов доверителя.

Никто не вправе требовать от адвоката документов, подтверждающие невозможность его явки на назначенное процессуальное действие, и производить проверку подлинности этих документов, но адвокат имеет право обосновать уважительную причину невозможности явки, прилагая к уведомлению подтверждающие документы.

Иногда судьи считают, что не явка адвоката в судебный процесс равноценна проявлению неуважения к суду, и указывают на это в своих сообщениях.

Эти доводы юридически не обоснованны, т.к. необходимы доказательства прямого умысла адвоката на совершение действий, связанных с оскорблением участников судебного разбирательства или лиц, участвующих в отправлении правосудия, и объективно это должно, в чем-то выражаться.

Таких доказательств суды не представляют.

Вопросы взаимоотношений адвоката с предварительным следствием и судом, в случаях невозможности по уважительным причинам явки адвоката для проведения процессуального действия, не четко регламентированы Кодексом профессиональной этики адвоката. Соблюдение вышеизложенных элементарных правил, выработанных адвокатской практикой, позволит исключить конфликтные ситуации в этой сфере профессиональной деятельности.

advokatura55.ru

Участие адвоката-защитника в следственных действиях

В данной публикации рассмотрим тему — участие адвоката в следственных действиях на стадии предварительного расследования уголовного дела. Производство следственных действий с участием защитника повышает гарантии соблюдения принципа законности со стороны следователя.

Одним из действенных средств осуществления защитником своих функций на предварительном следствии является его право «присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе обвиняемого и подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с их участием» (статья 53 УПК РФ). Эти права защитника должны быть обеспечены следователем, который обязан создать все необходимые условия для работы адвоката по делу, например, уведомить его о времени и месте, где он может участвовать в конкретном следственном действии. Однако прямого указания об этом в законе нет, в связи с чем многие юристы предлагают, и, на наш взгляд, совершенно справедливо, чтобы защитник сразу же после вступления в дело ставил в известность следователя в письменной форме о своем намерении участвовать в следственных действиях [1]. В связи с этим необходимо отметить, что в изученных нами уголовных делах было лишь четыре случая уведомления адвокатом следователя о своем намерении участвовать в следственных действиях в письменной форме, а ведь такое уведомление обеспечивает право адвоката на участие в следственных действиях и, кроме того, способствует установлению психологического контакта между указанными участниками судопроизводства.

Следственная практика показывает, что защитник чаще всего появляется впервые при предъявлении обвинения, хотя в настоящее время, как указывалось выше, в связи с допуском защитника на значительно более ранних стадиях расследования преступлений, он нередко вступает в дело и ранее. Присутствуя при предъявлении обвинения своему подзащитному, защитник может обоснованно потребовать от следователя конкретизации предъявленного обвинения, в частности, указать в постановлении конкретные квалифицирующие признаки преступления. Защитник будет также совершенно прав, указывая, что «завышенная» квалификация преступления при предъявлении обвинения также нарушает право обвиняемого на защиту и создает условия для нарушения других конституционных прав.

Согласно статьи 53 УПК РФ адвокат, участвующий в производстве следственного действия, имеет право задавать вопросы допрашиваемым лицам. Закон устанавливает, что для реализации данного права требуется получение разрешения у следователя (часть 2 статьи 53 УПК РФ). Однако последний вправе отвести вопрос защитника с обязательным занесением отведенного вопроса в протокол. Защитнику удобней уведомить следователя о намерении задать вопрос, чтобы не мешать намеченному следователем ходу следственного действия, и предоставить следователю решить вопрос о его моменте. Защитник может вмешаться в ход следственного действия, только в том случае, если следователь применяет неправомерные действия. Кроме того, адвокату необходимо посоветовать подзащитному не отвечать на вопросы, таящие в себе ловушки, так как никто не вправе заставить обвиняемого давать показания.

Защитник не обязан заранее сообщать, какие вопросы он собирается задать. Часть из них может быть продумана заранее, часть может возникнуть в ходе допроса, но они не должны содержать информацию, неизвестную допрашиваемому, касаться характеристики предмета допроса.

Защитник сам, исходя из конкретных обстоятельств дела, должен принять решение, каким образом он воспользуется своим правом на участие в следственных действиях. По категории дел, где закон требует обязательного участия адвоката, ему ни в коем случае не следует устраняться от участия в допросах и очных ставках, дающих значительный объем материала для реализации эффективной защиты.

Для того чтобы право обвиняемого иметь защитника было в действительности реально осуществлено во всех необходимых случаях, нужно создать соответствующие условия, при которых адвокат мог бы осуществлять свои права, предусмотренные статьей 53 УПК РФ, т.е. необходимо обеспечение данного права. Для этого следователь, прежде всего, должен уведомить защитника о времени и месте производства следственных действий, в которых тот вправе участвовать; в случаях, когда адвокат в намеченное время занят в другом деле, по согласованию с ним перенести следственное действие на другие часы. Последнее, конечно, возможно только в случае, если отложение следственного действия не помешает установлению истины по делу.

Кроме того, защитник должен иметь возможность просить следователя прервать допрос, если какой-то вопрос требует обсуждения с подзащитным, и предоставить ему свидание с обвиняемым наедине. Здесь мы согласны с Л. Батищевой и А. Леви, что следователю лучше отложить выяснение вопроса, вызвавшего требование защитника о немедленном свидании со своим подзащитным, и продолжить допрос о других обстоятельствах дела, а после его окончания удовлетворить просьбу адвоката [2]. Все это, конечно, при условии, что следователь найдет возможным продолжить допрос без выяснения вопроса, вызвавшего просьбу о свидании. В противном же случае следователю ничего другого не остается, как предоставить свидание, так как если этого не произойдет, то обвиняемый может просто прекратить давать показания (это его право) и следователю придется прервать допрос. Если следователь допустит подобный перерыв, то об этом делается отметка в протоколе допроса.

Защитник может участвовать в осмотре места происшествия с целью оказания помощи в более полной и точной фиксации его обстановки, обнаружения материальных следов и иных вещественных доказательств, уяснения механизма происшествия. Участие защитника в осмотре способствует полному соблюдению всех процессуальных правил его проведения, устраняет нередко имеющие место, процессуальные «упрощенчества».

Защитник может ходатайствовать о приглашении для участия в осмотре специалиста, причем может иногда назвать такового, может указать на целесообразность изъятия с места происшествия определенных предметов и следов и их фиксации с использованием современных методов и технических средств, обратить внимание на необходимость тщательной упаковки и опечатывания изъятого. Защитником могут быть сделаны существенные замечания, касающиеся содержания протокола осмотра и заявлена просьба о его дополнении.

Защитник, участвующий в опознании следит за точным выполнением всех правил производства этого, нередко решающего следственного действия. При несоблюдении следователем этих правил защитник должен добиваться признания результатов такого следственного действия не имеющими доказательственного значения.

Особенно важным и полезным как для подзащитного, так и для объективности следствия в целом является участие защитника при назначении, а иногда и проведении экспертизы.

Защитник может ходатайствовать о проведении экспертизы для определения психического состояния обвиняемого и потерпевшего, может требовать производства экспертизы в целях установления причин смерти и характера телесных повреждений, а также возраста подзащитного, если по данным вопросам возникают сомнения. Могут быть высказаны пожелания о проведении экспертизы для выяснения самых различных иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Защитник может советоваться со специалистом с целью уточнения, какие вопросы целесообразно задать эксперту, какой специальностью должен обладать эксперт, куда лучше направить материалы для производства экспертизы и какие это должны быть материалы, а затем заявлять соответствующее ходатайство.

Следователь обязан своевременно проинформировать защитника о назначении экспертизы и дать ему возможность составить вопросы, согласовав их со своим подзащитным. Защитник должен следить за своевременностью сообщения обвиняемому о назначении экспертизы и за сообщением ему о ее результатах. Защитник не может слепо идти за положениями заключения эксперта, которое является лишь одним из предусмотренных законом доказательств по делу и подлежит оценке. Он также может обратить внимание следователя на необоснованное изменение экспертом поставленных перед ним вопросов, на выход эксперта за пределы своей компетенции.

При соответствующем ходатайстве защитник может присутствовать при допросе эксперта следователем, задавать допрашиваемому уточняющие и дополнительные вопросы, выяснять обоснование выводов эксперта, которые вызывают у него сомнения.

Статья 198 УПК РФ предоставляет защитнику право и достаточные возможности для того, чтобы глубоко ознакомиться и правильно оценить заключение эксперта. Вместе с тем многие адвокаты не знакомятся с полным текстом заключения, ограничиваясь лишь анализом выводов, причем делают это при ознакомлении с материалами дела, когда следствие уже завершено.

Исследование показало, что защитники практически не участвуют в производстве таких следственных действий, как выемка, обыск, осмотр, освидетельствование.

Причина подобной пассивности заключается, не только в том, что они не видят реальной возможности использовать результаты этих следственных действий для оправдания либо смягчения ответственности подзащитного. Немаловажную роль играет и «трудоемкость» этих следственных действий, а также нежелание следователя сообщать защитнику о предстоящем их проведении, в том числе и по тактическим соображениям (особенно о предстоящем обыске).

Надо ли ему участвовать в производстве следственных действий, решает сам защитник. Однако он обязан это делать, если подзащитный изъявил такое желание, а также в случаях, когда тот является несовершеннолетним либо страдает психическими или физическими недостатками, препятствующими самостоятельному осуществлению защиты.

Даже тогда, когда адвокат считает, что его присутствие на том или ином следственном действии ничего не дает с точки зрения защиты, но подзащитный настаивает на своем, игнорировать его волю нельзя.

  1. См., например: Лобанов А. Участие защитника в следственных действиях // Законность. 1995. № 6. С. 48.
  2. Батищева Л., Леви А. Тактика следственных действий при участии защитника // Законность. 1993. № 12. С. 8.

advokatsidorov.ru

В Башкирии адвоката попытались заставить привести доверителя в полицию

В редакцию «АГ» обратился адвокат АП Республики Башкортостан Рамиль Гизатуллин, который рассказал о беспрецедентном случае, с которым он столкнулся: полицейские попытались обязать его обеспечить явку его доверителя на следственные действия.

Как сообщил адвокат, в мае в адрес Октябрьского специального филиала Башкирской республиканской коллегии адвокатов несколько раз из органа дознания поступали уведомления о необходимости его явки на следственные действия по уголовному делу в отношении его подзащитного, находящегося под подпиской о невыезде, которое было возвращено для производства дополнительного дознания.

При этом в уведомлении имелась формулировка о том, что Рамиль Гизатуллин должен явиться совместно со своим доверителем. В указанное время защитник прибывал в отдел полиции, однако сам обвиняемый – не появлялся. По словам адвоката, сотрудники полиции признавали, что сами не уведомляли его доверителя о необходимости явиться, отмечая, что сделать это должен был адвокат.

После этого, 4 июня начальник органа дознания – начальник отдела полиции № 6 УМВД по г. Уфе И. Амиров направил председателю БРКА, президенту АП РБ, члену Совета ФПА Булату Юмадилову обращение (имеется в распоряжении «АГ»), в котором указал, что своими действиями Рамиль Гизатуллин «умышленно затягивает сроки проведения дознания и направления дела в прокуратуру для утверждения обвинительного акта». В связи с этим начальник отдела полиции просил обязать Рамиля Гизатуллина явиться на следственные действия совместно с его подзащитным.

Рамиль Гизатуллин сообщил «АГ», что впервые столкнулся с подобным и никто из его коллег также ни разу не встречал таких требований со стороны органов дознания или следствия. При этом, по его мнению, ситуация возникла потому, что уголовное дело возбуждено по незначительному преступлению, но расследуется уже более полугода, и сейчас правоохранители просто пытаются сделать ответственным за затягивание сроков защитника. «Хотя на протяжении всего расследования никаких препон мы не чинили», – подчеркнул он.

Адвокат уже подал в суд жалобу о признании действий начальника отдела полиции незаконными (имеется у «АГ»). В ней он указал, что фактически письмо является извещением в порядке ст. 50 УПК о необходимости явки адвоката для участия в следственных действиях, однако в соответствии со ст. 40.2 УПК начальник органа дознания таким правом не обладает.

Также Рамиль Гизатуллин указал, что вызов подозреваемого, обвиняемого и его защитника для проведения следственных действий возможен только при наличии законных оснований и в рамках сроков, предусмотренных ст. 223 УПК. Но ни в адрес адвоката, ни в адрес его доверителя уведомления о продлении срока дознания не направлялись, при этом соответствующий срок истек еще 28 мая.

«Полномочия защитника подробно регламентированы в ст. 53 УПК РФ, однако в них не предусмотрена обязанность по уведомлению и обеспечению явки своих подзащитных», – подчеркнул Рамиль Гизатуллин в своей жалобе.

Кроме того, защитник подал жалобу и на имя министра внутренних дел – в настоящий момент она находится на рассмотрении и контроле в Управлении организации дознания.

Заместитель руководителя Октябрьского специального филиала БРКА Екатерина Деньгуб также назвала ситуацию уникальной. Она отметила, что требование начальника 6-го отдела полиции стало шоком для всего филиала.

Редакция «АГ» обратилась за комментарием и к председателю БРКА Булату Юмадилову, который сообщил, что пока официальный ответ на данное обращение не направлялся, но это будет сделано в ближайшее время. «Мы укажем, что подобные действия не входят в наши полномочия и что вопросом обеспечения явки подозреваемых и обвиняемых должны заниматься правоохранительные органы, а никак не адвокаты», – прокомментировал он.

www.advgazeta.ru