Закон как по-французски

В Санкт-Петербурге
июль, 15, 2018 год
27 °C

Читают все

Н овости партнёров

L entainform

Как во Франции борются за чистоту французского языка

23/05/2013

В России официальные и неофициальные лица часто заявляют, что сохранение чистоты русского языка — это вопрос национальной безопасности. Впрочем, языковой идентичностью озабочены не только в России. О том, как оберегают французский язык рассказывает директор Французского института в Петербурге Мишель Гранж.

— К аким образом во Франции защищается чистота французского языка?
— Французская академия утверждает нормативные слова, которые входят в язык. Но это внедряется в жизнь только на уровне рекомендаций. Конечно, осуществляется некоторое давление на СМИ, на рекламу, которые используют иностранные слова, потому что у них всегда зуд — когда появляется что-то новое, хочется это знание нового продемонстрировать. Прежде всего, это то, что касается области техники, технологий, деловой сферы. И бывает даже забавно, когда вдруг что-то, изобретенное давно во Франции, сегодня обретает иностранную этикетку.

В области культуры у нас активно ведется поддержка языка, хотя важно подчеркнуть, что она идет через поддержку вообще культурного многообразия в мире.

— И сколько рекомендаций в год дает Французская академия?
— Каждый год принимают по 10 — 15 слов, которые, после обсуждения специалистами, входят во французский язык. Интересно, что франкоговорящая провинция Квебек в Канаде очень опережает Францию в подходах к французскому языку, его развитию. Например, в определении мужского и женского рода в названиях должностей (что во французском происходит за счет употребления разных артиклей), и это потом переходит во Францию и закрепляется. Так, во Франции было — «госпожа учитель», а в Квебеке — «госпожа учительница». И вот это стало входить в норму и во Франции, что с удовольствием одобряет академия.

Но вообще французский язык варьируется и ввиду влияния разных социальных слоев. Язык молодежи городских окраин не похож на язык, на котором говорю я.

— А как академия доводит свои рекомендации до широких слоев общества?
— У них есть свои издания, ежегодные словари. Главное же – французский язык, который преподается в системе образования по разработанным академией нормам.

— Во Франции говорят, что сохранение чистоты французского языка – это вопрос национального суверенитета?
— Было время, у нас существовало понятие о французской культурной исключительности. Но со временем потребовалось разъяснить нашим встревожившимся зарубежным коллегам, особенно в Испании, Италии, что речь – о защите культурного и языкового многообразия, о защите концептуально многополярного мира. И когда появляется какой-то один язык, который подавляет другие культуры, то мы, как и вы, должны отстаивать свои национально-культурные интересы. И то, что когда-то существовало, как понятие французской культурной исключительности, со временем трансформировалось в виде Международной хартии ЮНЕСКО о защите культурного многообразия. И она касается всех стран, и России.

Алан Жюпе, будучи премьер-министром, очень озабочен был этой темой и отстаивал право и необходимость представителям государства на международной трибуне говорить на родном языке. Сейчас в Европе, чтобы сэкономить время, многие начинают говорить по-английски. И происходит культурно-цивилизационная унификация.

А вообще ведь многое зависит и от личности, которая подает пример, особенно если этот человек на высоком государственном посту. Я долго работал в администрации тогда еще мэра Бордо Алена Жюпе, поборника сохранения и творческого развития родного языка. И все сотрудники очень старались следовать его примеру.

— Существуют ли какие-то меры воздействия на СМИ, которые злоупотребляет иностранными заимствованиями?
— Есть законы, которые регулируют употребление иностранных слов в СМИ. Но вот мой сын играет в рок-группе и все песни они сочиняют на английском. Они думают, что на родном языке – это не так модно. Это их выбор, и таких творцов закон не ограничивает. Но для радио существует квота – 40% песен должно быть на французском языке.

— И многие группы теперь во Франции поют по-английски?
— Большинство творцов не страдают англоманией и не подвержены такому влиянию рынка, а думают, как создать произведение именно своей национальной культуры, узнаваемой как французское. Мне, например, в России очень нравится Бичевская, Гребенщиков, Розенбаум, именно как поющие по-русски. Бичевская по-английски – это совсем уже не то явление культуры.

— В России телеведущие сплошь сыплют «трендами» и «аутсорсингами». Во Франции лексику телеведущих законом ограничивают?
— В 80-е годы у нас была мода на ТВ – употребление англицизмов. Но современное общество это уже не воспринимает. И если кто-то на экране любит такие слова, это кажется выпендрежем и плохо воспринимается в обществе. Но закона на этот счет не существует.

— ТВ во Франции как-то ограничивают в показе иностранных фильмов?
— Фильмы обычно демонстрируются дублированные. Государство создает определенные льготы ТВ при демонстрации французского кино, например, налоговые.

— Происходит ли во французском языке адаптация иностранных слов? Например, «рецепшен» в славянских странах (кроме России) употребляют как адаптированное «рецепция».
— У нас обычно напрямую воспроизводится слово, но это, думаю, связано с тем, что славянские языки другие по структуре, здесь существуют суффиксы, окончания, в отличие от западноевропейских. Думаю, надо дорожить богатством русского языка, пользоваться им, развивать родной язык.

— Какие впечатления от современного русского языка, который вы слышите в России? Это не тот, который вы учили во Франции?
— Меня, конечно, удивляет такое количество употребляемых заимствований. Забавляет и выдуманная «под Францию» целая сеть магазинов «Рив Гош».

— В России все чаще употребляют армериканизмы и в качестве междометий. «Вау!» вместо «ой!», «ах!» или «ух!». У вас тоже?
— Да. И возникло это еще после второй мировой войны, когда у нас пошла сильная американизация многих аспектов жизни, культуры. И тогда пришло много слов и междометий. Позже от этого стали отходить. Хотя потом проявилось уже влияние новых разработок в технике, технологиях.

— В России, когда давно сложившееся слово вдруг начинают говорить по-английски? Раньше, скажем, была всем понятная «тенденция», а вдруг стала «трендом».
— Бывает и у нас такое, но прежде всего там, где частое общение с иностранцами, как в туризме, например. И опять же очень интересен опыт Квебека, который по части заботы о языке совершенно не сравним с французской метрополией, потому что это небольшая территория в огромном англоязычном окружении Канады и США, стремящаяся иметь своё лицо. Так, вместо «факс» там говорят «телекопия». Вместо «и-мейл» — «курьель» (это соединение двух слов «электронная почта» по-французски). Это принято в Квебеке как официальная норма. И теперь даже Французская Академия прислушивается к их опыту и рекомендует их плоды творческих подходов к родному языку в самой метрополии. В Квебеке как слышали от меня «и-мейл» или подобное, сразу указывали: «американщина!» Они четко держат «нос по ветру» в отношении американизмов в своем американоязычном окружении. И вот теперь я и во Франции, как госчиновник, должен употреблять «курьель». Но во Франции не все пока так говорят.

Кстати, если говорить об аббревиатуре НАТО, то у нас её употребляют только во французской версии. Не по-американски — НАТО, а по по-французски — ОТАН.

— Напоследок про нашу литературу – кого из русских писателей читают во Франции?
— Конечно, прежде всего, Достоевского, а из современных — Андрея Макина, отпрыска русских эмигрантов, также Улицкую и Акунина .

www.online812.ru

1 гражданин

  1. citoyen

EN

citizen
A native or naturalized member of a state or nation who owes allegiance, bears responsibilities and obtains rights, including protection, from the government. (Source: RHW)
[http://www.eionet.europa.eu/gemet/alphabetic?langcode=en]

  • охрана окружающей среды

2 гражданин

3 гражданин

4 гражданин

См. также в других словарях:

ГРАЖДАНИН — ГРАЖДАНИН. О той экспрессивной и идейной атмосфере, которая окружала слово гражданин в сознании разных групп русского общества 20 30 х годов, дают яркое представление такие строки из рассказа Н. С. Лескова «Кадетский монастырь»: «Если кадет… … История слов

ГРАЖДАНИН — ГРАЖДАНИН, гражданина, мн. граждане (граждане устар. или прост.), граждан, муж. 1. Подданный какого нибудь государства. Американский гражданин. «Вот он (пролетариат), творец мирового труда и гражданин всей вселенной.» Самобытник. 2. Сознательный… … Толковый словарь Ушакова

ГРАЖДАНИН — муж. гражданка жен. городской житель, горожанин, посадский. | Член общины или народа, состоящего под одним общим управлением; каждое лицо или человек, из составляющих народ, землю, государство. Гражданином известного города называют приписанного… … Толковый словарь Даля

Гражданин — Государство * Армия * Война * Выборы * Демократия * Завоевание * Закон * Политика * Преступление * Приказ * Революция * Свобода * Флот Власть * Администрация * Аристокр … Сводная энциклопедия афоризмов

гражданин — См … Словарь синонимов

гражданин — ГРАЖДАНИН, а, м. 1. Ирон. дружеское обращение. «гражданин» говорят тогда, когда собираются играть в петушка на тюремной параше Ирон. ответ на официальное обращение «гражданин». 2. Солдат накануне демобилизации. 2. из арм … Словарь русского арго

ГРАЖДАНИН — политическая и литературная газета журнал консервативно монархического направления, 1872 1914, Санкт Петербург. Основатель князь В. П. Мещерский; в 1873 74 Гражданин редактировал Ф. М. Достоевский … Большой Энциклопедический словарь

ГРАЖДАНИН — лицо, принадлежащее на правовой основе к определенному государству. Г. имеет определенную правоспособность, наделен правами, свободами и обременен обязанностями. По своему правовому положению Г. конкретного государства отличаются от иностранных Г … Юридический словарь

ГРАЖДАНИН — ГРАЖДАНИН, а, мн. граждане, граждан, муж. 1. Лицо, принадлежащее к постоянному населению данного государства, пользующееся его защитой и наделённое совокупностью прав и обязанностей. 2. Взрослый человек, а также форма обращения к нему. | жен.… … Толковый словарь Ожегова

Гражданин! — Гражданин говори тогда, когда соберёшься играть в петушка на тюремной параше ( петушок педераст; параша кадка для испражнений; грубовато) недовольство вы­бранным способом обращения … Живая речь. Словарь разговорных выражений

ГРАЖДАНИН — ГРАЖДАНИН, см. в ст. Гражданство … Демографический энциклопедический словарь

translate.academic.ru

Андре Маркович: Русский переводчик, пишущий по-французски |André Markowicz: Un traducteur russe, qui écrit en français

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 13. 06. 2012 Просмотров:6401

Переводчик русской литературы Андре Маркович (© Nasha Gazeta.ch)

За спиной этого хрупкого на вид человека титанический труд: им переведено около восьмидесяти книг русских авторов 19 и 20 веков, от Пушкина до Бродского. Отдельное место занимает (и отдельного памятника заслуживает) новый перевод ВСЕХ романов и повестей Достоевского, вышедших в издательстве Actes Sud, и завершенный в 2005 году перевод «Евгения Онегина» Пушкина, над которым, по его собственным словам, он «работал всю жизнь». В 2007 году в том же издательстве вышел новый перевод Марковича «Петербургских повестей» Гоголя – в той последовательности, на которой настаивал сам автор.

Любовь к театру и желание поделиться ею с окружающими подвигли его на перевод более шестидесяти пьес русского репертуара – как всемирно известных, так и вовсе не известных за пределами России, а то и подзабытых в ней самой. Благодаря Марковичу и его верному партнеру Франсуазе Морван перед франкоязычной публикой широко распахнулись двери в театральный мир Пушкина, Лермонтова, Сухово-Кобылина, Островского, Гоголя, Чехова, Андреева, Горького, Эрдмана, Шварца, Введенского. Четыре постановки, в которых Андре Маркович участвовал как переводчик, в последние годы смогли увидеть и швейцарские театралы, это «Дачники» Горького, «Платонов» и «Дядя Ваня» Чехова и «Самоубийца» Эрдмана.

При этом в России он бывает редко, а интервью, которое мы смогли взять до начала встречи с женевскими книголюбами, ставшей для Марковича паузой в репетициях в Страсбурге, станет первым в русском Интернете.

Наша Газета.сh: Андре, Вы столько сделали для русской культуры, а известно про Вас крайне мало. Как получилось, например, что родились Вы в Праге, а первые четыре года жизни провели в Москве?

Андре Маркович: Неужели моя личная жизнь кому-то интересна?! Ну, хорошо: я родился у папы — польского еврея и мамы — еврейки ленинградской. Так что русский – мой родной, материнский язык. И Прага, и Москва оказались в моей биографии в связи с папиной работой.

Вы приехали в Женеву из Страсбурга. Над чем Вы там работаете?

Над постановкой в Национальном театре Страсбурга «Евгения Онегина». В июле этот спектакль будет показан на Фестивале в Авиньоне, а параллельно на главной фестивальной площадке, Cours d’Honneur, будет идти «Чайка», тоже в моем переводе.

Всегда ли Вы довольны тем, что возникает на сцене в результате Вашего перевода?

Нет, не всегда, но о неудачных с моей точки зрения спектаклях я Вам не скажу. Зато могу сказать, что меня всегда радует то, что делает режиссер Ален Франсон, давно ставший близким другом.

А в чем заключается Ваше участие в постановке?

В прочтении с актерами текста, в попытках проникнуть в суть авторской идеи, понять непонятное. Иногда я читаю по-русски, чтобы донести звучание оригинала, своеобразные русские интонации.

Многие мои франкоязычные знакомые жалуются на качество переводов русской литературы. Очевидно, какая-то проблема действительно существует, иначе как объяснить, почему интеллигентные начитанные люди напрочь не понимают ни «Мастера и Маргариту», ни «Двенадцать стульев», а уж о поэзии я и не говорю. Сами же французы в качестве образца перевода обычно цитируют Бодлера и Эдгара По. Но и только.

Конечно, проблема существует, и огромная! Что касается поэзии, то дело в том, что во Франции не существует традиции поэтического перевода. Как известно, французы изобрели александрийский стих – синоним неподвижности, постоянства, вечности. С его утверждением исчезли поэтические переводы: стихи, написанные на иностранном языке, переводятся на французский в прозе, а стихотворная форма существует только для французской поэзии. Иными словами, вся переводная поэзия остается вне литературы. Даже Виктор Гюго, на смерть которого Малларме написал, что «умер стих», в предисловии к переводам Шекспира, сделанным его сыном Франсуа, ни слова не написал о стихе.

Мой язык – французский, но слух и культура – русские. Для меня было бы честью считаться русским переводчиком, пишущим по-французски С переводом прозы проблема в другом, в том, что многие переводчики стремятся «облегчить жизнь читателю» и берутся упрощать текст, объясняя написанное. Но ведь тогда не понятно, что же ты читаешь? Вот только один пример из Достоевского – слово «убивец», встречающееся в «Преступлении и наказании». Конечно, можно перевести его как «assasin», то есть обычный « убийца». Но разве это имел в виду Достоевский?! Впрочем, об этом можно долго рассуждать.

Возвращаясь на секунду к поэзии, замечу, что ведь и перевод Эдгара По Бодлером осуществлен в прозе, даже знаменитое стихотворение «Ворон», все построенное на рифме к «nevermore». И также поступил Малларме. А уж наверное оба они знали, что такое звук в поэзии! И если они так поступили, то надо с этим считаться. Иностранная поэзия на французском не воспринимается, это факт. В России же все наоборот.

Это точно! До такой степени, что некоторые всерьез утверждают, например, что Шекспир в переводе Пастернака – лучше оригинала.

Пастернак и Верлена прекрасно переводил. Вот только у Рамбо нет достойного перевода на русский, а ведь по влиянию на французский язык он сравним с Пушкиным и его влиянием на русский!

Вообще же, в России существует великая школа перевода! В какой-то мере отношу себя к ее воспитанникам и я, ведь я учился в Париже у замечательного профессионала Ефима Эткинда. Наверно, можно сказать, что

С чего начался Ваш эпический труд над переводом романов Достоевского? Как вообще Вы решились за это взяться?

Знаете, в СССР была одна прекрасная традиция – издание полных собраний сочинений писателей, в одинаковых твердых элегантных переплетах. Некоторые исследователи посвящают всю жизнь работе над такими академическими изданиями – Достоевского, Чехова, Толстого – восстанавливая каждое слово, сравнивая различные существующие варианты текстов. Мне очень импонирует такой подход, и я очень хотел получить возможность применить его во Франции, создав у читателя, с помощью издателя, ощущения сообщничества, причастности к процессу, ведя его от сочинения к сочинению, от тома к тому, пока он не забудет, что читает перевод.

Но для советских издателей коммерческий успех не был приоритетом, а в условиях рыночной экономики все по-другому.

Это правда, а потому я не устаю повторять, как мне сказочно повезло встретить в 1989 году Юбера Ниссена, создателя издательства Actes du Sud – увы, в ноябре прошлого года его не стало. Я, тогда еще совсем молодой переводчик, не постеснялся подать ему список из сотни названий, сказав, что хотел бы всех их перевести. И представьте себе, он согласился! Я начал с Достоевского.

Существует запись мастер-класса, проведенного Вами в 2009 году в Ясной Поляне. Вы подчеркнули тогда, что ошибочно говорить о переводе Вами «всего Достоевского», так как Вы сознательно отказались от перевода некоторых его сочинений.

Да, я принципиально отказался переводить его статьи антисемитского содержания и прочая, мне это было неприятно.

Значит ли это, что гений и злодейство совместимы?

Эту фразу говорит не Пушкин. Вспомните, ведь Сальери очень любил музыку, занимался ею крайне серьезно. С его точки зрения, существование Моцарта – несправедливость, несправедливость Бога. «Моцарт и Сальери» — раздумье о Боге, о правде в русском понимании этого слова. Сальери намеренно убивает в Моцарте Бога, так как такого несправедливого Бога он не может принять – как не может принять его Иван Карамазов.

Чем отвечает Моцарт? Улыбкой! Улыбкой ребенка – самым страшным оружием, которому нечего противопоставить. Конечно, здесь прямая параллель со «слезой ребенка» у Достоевского…

Перевод Достоевского стал первым циклом намеченных мною работ.

После чего Вы перешли к театру.

Да, и вновь в результате фантастического везения, по-французски это называется шанс рогоносца. Всему виной – два первых полученных мною заказа. Мне еще не было 30 лет, когда легендарный Антуан Витез заказал мне перевод «Ревизора» для Comédie Française. Можете себе представить? Я начал работать и … открыл для себя совершенно особый жанр, жанр русской комедии, который, конечно, перекликается с комедией нравов, но обладает совершенно особенными характеристиками. Я называю этот жанр административной комедией, в центре которой – страх перед механизмом, системой, а внешние признаки – характерный язык и смесь различных банальных ситуаций. Но эти банальности-перевертыши очень трудно переводить. Помните, например, как при осмотре больниц Земляника объясняет Хлестакову, что «больные выздоравливают как мухи». Зощенко пользовался такими перифразами постоянно!

Второй заказ поступил от не менее известного режиссера Жоржа Лавондана, заказавшего перевод чеховского «Платонова» для городского театра Ниццы. Помню, как я удивился, что такой хороший режиссер интересуется таким занудством!

И только уже закончив перевод и придя на репетицию, я понял, что мой текст – смешной. Читать его скучно, но актеры его преображают! Тогда вместе с Франсуазой Морван мы взялись за перевод Чехова.

Перевод «Онегина» — самое важное, что я сделал в жизни, я вложил в него всего себя. Проблема же не в самом переводе, а в том – что русские верят Пушкина безоговорочно, а французы – не верят. Моя работа заключалась в том, чтобы заставить их поверить Пушкину!

А Франсуаза тоже владеет русским?

Нет, но она понимает мир Чехова и задает правильные вопросы, заостряя внимание на деталях, которые мне кажутся понятными или незначительными, а ей – нет. Чаще всего она оказывается права. Вот помните, крик птицы в «Вишневом саду»? Сколько же мы намучались, определяя, что это за птица! А это было очень важно, ведь у Чехова природа оживает – в отличие от Достоевского, у которого дерево это дерево, и все. У Чехова же пела птица бугай, которую все слышат, но никто не видит. Крик ее ужасающий, в нем звук пустого дома, туберкулеза, больных легких. Но когда Немирович-Данченко, проявлявший максимальное уважение к автору при постановке пьесы, попросил Чехова пояснить, то ответил: «Все написано».

Ох, не хочется расставаться с Чеховым, но все же пора переходить к Пушкину.

Перевод Пушкина – это дело всей жизни. В русской литературе «Евгений Онегин» — это ведь не книга, это воздух, которым люди дышат. Моя мама знает практически всего «Онегина» наизусть. Она выучила его в блокадном Ленинграде, и пока ее вместе с другими детьми везли в эвакуацию, она успокаивала плакавших, читая им наизусть Пушкина. А ведь ей самой было всего восемь лет! Одна медсестра так была растрогана, что подарила ей свой томик «Онегина», и мама с ним почти не расставалась, пока его не украли в Неаполе. Когда же я гордо принес ей свой перевод, она сказала лишь: «Ну, спасибо».

Впрочем, я не оригинален, у любого русского есть своя история с Пушкиным. У меня бывает ощущение, что я тоже его выучил еще до рождения. Когда мне было 18 лет, Ефим Эткинд показал мне французский перевод «Онегина», сделанный в 1902 году, и я тогда же решил, что сделаю свою версию. Но и тогда, и в 25 лет я понимал, что не могу, а потом наступил день, и я понял – могу!

Перевод «Онегина» — самое важное, что я сделал в жизни, я вложил в него всего себя. Проблема же не в самом переводе, а в том, что русские верят Пушкину безоговорочно, а французы – не верят. Моя работа заключалась в том, чтобы заставить их поверить Пушкину!

Но и на этом Вы не остановились, а взялись за целое поколение русских поэтов.

Да, потому что это поколение, как писал Мандельштам в 1917 году, когда на его глазах рушился весь привычный мир, было озарено «солнцем Александра», который оставался одной из немногих не рухнувших святынь.

Издательство Actes Sud издает крайне мало поэзии. И, тем не менее, они согласились издать эту книгу, приняв ее как роман. Согласились издать не просто неизвестные во Франции сочинения, но сочинения совершенно неизвестных авторов: Баратынского, Батюшкова, Кюхельбекера и так далее. То есть лучших представителей поколения, которое я ограничил 1841-м годом, годом смерти Лермонтова.

В этом прекрасном издании очень много рисунков, от чего оно напоминает один из столь модных в 19 веке альбомов…

Совершенно верно, и этим оно мне особенно дорого! Дело в том, что все поэты того поколения, причем некоторые, как, например, Жуковский или Лермонтов, занимались живописью на вполне профессиональном уровне. Пушкин же нарисовал почти всех своих сверстников, так в этой книге есть и портреты, и автопортреты – самого себя в 36 лет он видел старой обезьяной. Есть тут и двойной портрет Пушкина, выполненный Гоголем…

И как Вам кажется, французы Пушкина поняли?

Думаю, да. Ведь язык Пушкина – это не просто русский, это язык памяти, причем опять же не русской, а сборной памяти всей эпохи.

От редакции: Прочитанное Вами интервью — первое в русском Интернете. Зато нашлась любительская запись его мастер-класса в Ясной Поляне в 2009 году. Предлагаем ее вашему вниманию и уверяем — вы не пожалеете о потраченном времени.

nashagazeta.ch

Урок 1: Тренировка чтения. Спряжение глагола être — быть, — которое не надо запоминать.

], а brune женского рода прочтется [брюн]. О как! Давайте послушаем.

меня зовут (буквально: я зовуся)

il (elle/on) s’appelle

nous nous appelons

vous vous appelez

ils (elles) s’appellent

их (их — барышень) зовут

«только не пугайтесь».

Правила чтения французского языка

e, ê, é, ё под ударением

e в безударном слоге

[ ə ] / [ö] как в слове «мёбиус»

не читается (кроме односложных слов)

cuvette, purée, confiture

étoile, banal, carnaval

g перед остальными буквами

cognac, champignons, champagne

c перед остальными буквами

garçon, façon, façade

не читается НИКОГДА (кроме сочетания ch)

chance, chantage, cliché

p перед t в середине слова

bonjour, jalousie, sujet

geste, régisseur, chaussée

s между двумя гласными

fleur, cœur, maraudeur

tableau, cauchemar, débauche

trottoir, mémoire, croissant

[i] (отменяет сочетания ai, oi)

faïence, astéroïde, égoïste

Сочетания гласных и согласных

er на концах слов

[e] (кроме односложных слов)

ti + гласная буква

national, actionner, initiale

[ ɑ̃ ] / [a ñ ] / [ a ⁿ ]

in, im, ain, aim, ein, yn, ym.

[ ɛ̃ ] / [ ɛ ñ] / [ ɛ ⁿ ]

Вопросы и комментарии к уроку.

Не стесняйтесь задавать вопросы и комментировать.

Начните писать к этому уроку свой конспект! Сделайте пометку: «для Народного конспекта» — и мы перенесем сюда и закрепим вашу запись. А то просто комментируйте и задавайте вопросы.

Bienvenue à toutes et à tous ! 🙂

Алексей: написано «Les poules couvent souvent au couvent», что гугл транслейт переводит: «куры часто живут в монастыре». Все верно?))

Нет. И не стоит тут искать смысл, это просто упражнение на фонетику: окончание -ent в глаголах не читается, а в других частях речи это носовой звук а. Вот и всё.
[ле пуль кув суваñ о куваñ]
В «курином» смысле этот глагол означает «высиживать яйца».

Иногда нам кажется, что мы понимаем друг друга, в то время как каждый домысливает себе слова собеседника, как ему вздумается. (c)

www.le-francais.ru

Закон как по-французски

Мастер-класс по-французски: законы физики и чудеса

2 июня в ИЦАЭ Нижнего Новгорода прошел мастер-класс французской писательницы Дельфин Гринбер.

Автор 26-и научно-популярных книг, многочисленных статей и проектов научных выставок, Дельфин Гринбер рассказала детям о необычных изобретениях: шапке-зонтике, изготовленной из пластиковых упаковок для фруктов и «цветка для признаний в любви» с раздвижной ножкой из циркуля, пирамиде из соломинок для коктейля и проволоки. На этих примерах из своей книги писательница показала, как из бытовых отходов с помощью творчества можно делать игрушки и сувениры, сохраняя окружающую среду.

Встреча проходила на французском языке, с переводом. Гринбер ответила на вопросы, рассказала о проблемах защиты окружающей среды, утилизации отходов, а в конце мастер-класса купоны на приобретение книги и автограф у нее пожелали взять все участники встречи.

В знак признательности «как высокому мастеру в нашем общем деле по распространению необходимых знаний среди подрастающего поколения» от сотрудников ИЦАЭ Дельфин Гринбер получила в подарок фотоальбом «Нижегородская сторона», подготовленный к изданию отраслевым партнером информационного центра по атомной энергии Нижнего Новгорода.

«Нам очень повезло рассказывать детям об экологии вместе с Дельфин Гринбер, так как эта тема на сегодняшний день в мире очень важна и актуальна», — подчеркнула директор «Альянс Франсез — Нижний Новгород» Софи Жинт.

Дельфин Гринбер удостоена престижных премий за литературное творчество и популяризацию научного знания: Le Goût des sciences, La Petite Salamandre, Prix Andersen, Prix européen Science Awards, La science se livre. Ее произведения переведены на 25 языков, а в России первая книга писательницы «Большая книга простых экспериментов для детей» вышла в 2015 году.

myatom.ru