Закон о депозитарном учете

О депозитарной системе Украины
Статья 6. Депозитарный учет ценных бумаг

1. Депозитарный учет ценных бумаг — учет ценных бумаг, прав на ценные бумаги и их ограничений на счетах в ценных бумагах (далее — депозитарный учет).

Депозитарный учет в системе депозитарного учета ценных бумаг ведется в количественном выражении.

При этом учет прав на ценные бумаги конкретного владельца ведется исключительно депозитарными учреждениями, Национальным банком Украины в определенных настоящим Законом случаях и депозитариями-корреспондентами или их клиентами, а учет ценных бумаг и прав по ценным бумагам — исключительно Центральным депозитарием или Национальным банком Украины.

Учет обязательств эмитента по ценным бумагам собственных выпусков эмитента ведется Центральным депозитарием, а в случаях, установленных настоящим Законом, — Национальным банком Украины, в отношении каждого выпуска ценных бумаг на основании депонирования глобального сертификата и / или временного глобального сертификата.

2. Внесение изменений в систему депозитарного учета относительно ценных бумаг конкретного владельца осуществляется депозитарными учреждениями (в определенных законодательством случаях — Национальным банком Украины или депозитариями-корреспондентами), в установленном Комиссией порядке на основании:

подаваемой Центральным депозитарием, в случае совершения сделки с ценными бумагами на фондовой бирже с ценными бумагами, учет которых в соответствии с компетенцией, установленной настоящим Законом, ведет Центральный депозитарий;

подаваемой Национальным банком Украины, в случае совершения сделки на фондовой бирже с ценными бумагами, учет которых в соответствии с компетенцией, установленной настоящим Законом, ведет Национальный банк Украины;

распоряжения, подается каждым депонентом, являющегося стороной сделки, — в случае совершения депонентами одной депозитарного учреждения сделки с ценными бумагами вне фондовых бирж без соблюдения при расчетах принципа «поставка ценных бумаг против оплаты»;

распоряжения, подается депонентом и Центральным депозитарием или Национальным банком Украины в случае совершения депонентами разных депозитарных учреждений сделки с ценными бумагами вне фондовых бирж без соблюдения при расчетах принципа «поставка ценных бумаг против оплаты»;

распоряжения и другие документы (в случаях, установленных Комиссией), которые подаются депонентом, — в случае установления или снятия ограничения прав на ценные бумаги и прав по ценным бумагам относительно прав этого депонента;

документов, определенных Комиссией, в случае наследования, правопреемства или в иных установленных Комиссией случаях;

решения суда или уполномоченного законом государственного органа или его должностного лица.

В порядке, сроки и объемах, которые установлены Центральным депозитарием по согласованию с Комиссией, в Центральном депозитарии отображается информация обо всех операциях на счетах в ценных бумагах депонентов каждой депозитарного учреждения.

3. Внесение изменений в систему депозитарного учета относительно осуществления расчетов по сделкам с ценными бумагами, совершенных на фондовых биржах или вне фондовой биржи, если проводятся расчеты по принципу «поставка ценных бумаг против оплаты», осуществляется Центральным депозитарием или Национальным банком Украины (в соответствии с компетенцией, определенной настоящим Законом) с последующим отображением (в случае необходимости) таких изменений на счетах в ценных бумагах депозитарными учреждениями и / или депозитариями-корреспондентами в установленном Комиссией порядке, на основании информации, представляемой Расчетным центром (подаваемой фондовой биржей, в при осуществлении клиринговой деятельности Центральным депозитарием).

Центральный депозитарий или Национальный банк Украины обязан подтвердить получение указанной информации в порядке и сроки, определенные Комиссией.

4. Внесение изменений в систему депозитарного учета относительно всего выпуска ценных бумаг, учет которых в соответствии с компетенцией, установленной настоящим Законом, ведет Центральный депозитарий, осуществляется Центральным депозитарием в установленном Комиссией порядке на основании:

подаваемой эмитентом ценных бумаг, в случае осуществления корпоративных операций эмитента, за исключением случая совершения сделок по размещению ценных бумаг на фондовой бирже. В таком случае Центральный депозитарий обязан подтвердить получение указанной информации от фондовой биржи в порядке и сроки, определенные Комиссией;

5. Внесение изменений в систему депозитарного учета относительно всего выпуска ценных бумаг, учет которых в соответствии с компетенцией, установленной настоящим Законом, ведет Национальный банк Украины, осуществляется Национальным банком Украины в установленном им порядке по согласованию с Комиссией на основании:

подаваемой эмитентом при осуществлении корпоративных операций эмитента, за исключением случая совершения сделок по размещению ценных бумаг на фондовой бирже;

6. В случае установления или снятия ограничения прав на ценные бумаги по ценным бумагам определенного владельца владелец таких ценных бумаг обязан представить соответствующую информацию и документы, которые ее подтверждают, депозитарного учреждения, в котором ему открыт счет в ценных бумагах.

В случае установления или снятия ограничения прав на ценные бумаги по ценным бумагам определенного владельца суд или уполномоченный законом государственный орган или его должностное лицо обязаны подать соответствующее решение депозитарном учреждении, в котором открыт счет этого владельца.

В случае установления или снятия ограничения прав на ценные бумаги по отношению ко всему выпуска ценных бумаг суд или уполномоченный законом государственный орган или его должностное лицо обязаны подать соответствующее решение Центральному депозитарию или Национальному банку Украины в соответствии с компетенцией, установленной настоящим Законом.

7. Порядок представления распоряжения и других документов, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи в отношении ценных бумаг, требования к их содержанию (кроме требований к решению суда), а также порядок их регистрации в системе депозитарного учета и сроки их хранения устанавливаются Комиссией, а по ценных бумаг, учет которых в соответствии с компетенцией, установленной настоящим Законом, ведет Национальный банк Украины, — устанавливаются Национальным банком Украины по согласованию с Комиссией по предусмотренных частью третьей и четвертой — устанавливаются к миссией, а по предусмотренных частью пятой — устанавливаются Национальным банком Украины по согласованию с Комиссией.

8. Депозитарная учреждение обязано не позднее рабочего дня, следующего за днем ​​принятия от депонента распоряжение и других документов, в случаях, установленных законодательством, принять распоряжение к исполнению или предоставить мотивированный ответ об отказе в принятии. Если депозитарное учреждение в определенный в этой части срок не предоставила депоненту мотивированного ответа об отказе в принятии распоряжения к исполнению, такое распоряжение считается принятым к исполнению. В случае принятия распоряжения к исполнению депозитарное учреждение обязано внести изменения в систему депозитарного учета в соответствии с требованиями распоряжения.

В случае получения депозитарным учреждением от Центрального депозитария или Национального банка Украины информации по результатам расчетов по сделкам с ценными бумагами, заключенным на фондовой бирже и вне фондовой биржи, если проводятся расчеты по принципу «поставка ценных бумаг против оплаты», депонентами такого депозитарного учреждения или в их интересах депозитарное учреждение обязано внести изменения в соответствующие счета в ценных бумагах депонентов до конца текущего операционного дня, в течение которого указанная информация была направлена Центральным депозитарием или Национальным банком Украины.

kodeksy.com.ua

Закон о депозитарном учете

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕПОЗИТАРНОГО УЧЕТА НЕЭМИССИОННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ

Принятие федерального закона , легально закрепившего возможность отнесения безналичных ценных бумаг к объектам права собственности и других вещных прав, а также существующая практика наложения ареста и обращения взыскания на безналичные ценные бумаги привели к тому, что в последнее время теоретические споры относительно правовой природы безналичных ценных бумаг в целом поутихли. Вместе с тем дискуссии по глобальному вопросу безналичным ценным бумагам, оставили несколько в стороне обсуждение более детальных, но не менее важных вопросов.
В частности, проблема депозитарного учета неэмиссионных ценных бумаг, к числу которых относятся векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, закладные и некоторые другие виды ценных бумаг, либо упоминалась вскользь при обсуждении общей проблемы определения правовой природы безналичных ценных бумаг, либо касалась отдельных видов ценных бумаг. В частности, отмечалось, что проблема безналичных или, по терминологии ст. 149 ГК РФ, ценных бумаг закрепления удостоверяемых ими прав. Пункт 1 ст. 149 ГК РФ разрешает такой способ фиксации прав, обычно удостоверямых ценной бумагой, только в случаях, прямо предусмотренных законом, а не подзаконным актом>1.
Означает ли изложенное выше только отрицательный ответ на вопрос о возможности депозитарного учета неэмиссионных ценных бумаг? Представляется, что это далеко не так однозначно, как может показаться на первый взгляд.
Необходимо иметь в виду, что приведенная выше теоретическая позиция относительно возможности депозитарного учета только акций и облигаций основана на достаточно упрощенном представлении относительно существующих моделей депозитарного учета. Термин , приведенный в ст. 149 ГК РФ, нельзя признать удачным, хотя для 1993-1994 гг., когда шла разработка ГК РФ, это был безусловный прогресс.
По существу с позиций указанной статьи любая ценная бумага, способ фиксации прав на которую отличен от документа (сертификата), рассматривается как бездокументарная. Вместе с тем учет прав на ценные бумаги в депозитарии не означает, что ценной бумаги не существует в материальной форме. В устоявшейся терминологии, основывающейся на рекомендациях (неправительственной группы экспертов по вопросам международной финансовой системы), подготовленных еще в конце 80-х годов, применительно к документарным ценным бумагам в депозитарии происходит их обездвиживание (иммобилизация). В дальнейшем может происходить и полная дематериализация таких ценных бумаг, однако в данной статье на этой проблеме мы останавливаться не будем.
Например, в отношении эмиссионных ценных бумаг идеология федерального закона (далее — Закон) основана на том, что существуют две формы выпуска — документарная и бездокументарная. Ценные бумаги документарной формы выпуска именуются документарными ценными бумагами, а ценные бумаги бездокументарной формы выпуска — бездокументарными (ст. 16 Закона). Вместе с тем не только бездокументарные, но и, по терминологии Закона, документарные ценные бумаги могут помещаться в депозитарий. В результате этой операции происходит изменение способа фиксации прав на ценные бумаги — документ (сертификат) заменяется записью по счету депо.
Неэмиссионные ценные бумаги, процесс выпуска (выдачи) которых не регулируется указанным Законом, при отсутствии специального законодательного регулирования, безусловно, должны рассматриваться как ценные бумаги, которые должны иметь материальный (бумажный) носитель (вопрос о замене бумажного носителя ценной бумаги электронным документом, снабженным электронно-цифровой подписью, рассматриваемой как аналог собственноручной подписи, не является актуальным для рассматриваемых нами проблем, поскольку в записи по счетам депо не являются воспроизведением бумажного носителя (сертификата) ценной бумаги со всеми реквизитами последней). Однако это также не означает, что невозможен депозитарный учет этих ценных бумаг
В соответствии со ст. 149 ГК РФ в случаях, определенных законом или в установленом им порядке, лицо, получившее специальную лицензию, может производить фиксацию прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, в том числе в бездокументарной форме. Права, удостоверяемые путем указанной фиксации, порядок официальной фиксации прав и правообладателей, порядок документального подтверждения записей и порядок совершения операций с бездокументарными ценными бумагами определяются законом или в установленном им порядке (федеральный закон ). Представляется, что это означает, что ГК РФ признает легитимным регулирование этих вопросов подзаконными нормативными актами, принятыми в соответствии с законом. В частности, п. 3 ст. 42 Закона относит к компетенции ФКЦБ России разработку и утверждение единых требований к правилам осуществления профессиональной деятельности с ценными бумагами.
Сфера регулирования Закона (ст. 1), а также формулировки статей, регламентирующих профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, в которых употреблен термин , а не , позволяют сделать вывод о том, что таким образом определено, что профессиональная деятельность распространяется на сделки с любыми ценными бумагами. Эта позиция подтверждается также принятым ФКЦБ России в развитие норм федерального закона
и действующим в настоящее время положением № 36 от 16 октября 1997 г. . В п. 2.2. установлено, что Положение регулирует депозитарную деятельность по всем видам ценных бумаг: как эмиссионным, так и неэмиссионным, выпущенным в любой форме: как документарной, так и бездокументарной. В соответствии с п. 2.10 указанного Положения объектами депозитарной деятельности могут быть неэмиссионные ценные бумаги, выпущенные с соблюдением установленной законодательством формы и порядка.

ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕПОЗИТАРНОГО УЧЕТА ВЕКСЕЛЕЙ

Поскольку в настоящее время актуализировалась проблема создания рынка коммерческих ценных бумаг, к которым могут быть отнесены и векселя, а также поскольку именно для векселей возникает проблема необходимости соблюдения норм международных договоров, воспроизведенных в нормах национального законодательства, проблему депозитарного учета неэмиссионных ценных бумаг целесообразно рассмотреть именно на примере векселей.
При рассмотрении вопроса о возможности депозитарного учета векселей необходимо, в частности, понять, исключает ли наличие норм вексельного законодательства возможность применения национального гражданского законодательства по определенным вопросам обращения векселей.
Хотя вексельное обращение регулируется нормами национального гражданского законодательства, последние основаны на нормах Единообразного вексельного закона, установленного Женевскими вексельными конвенциями 1930 г. В гражданском законодательстве однозначно решен вопрос о приоритете норм международных договоров Российской Федерации над нормами национального законодательства (например, п. 2 ст. 7 ГК РФ, закрепляющий указанный общий принцип, а также ст. 815 ГК РФ, конкретизирующая этот принцип для векселей).
Однако из этого не следует невозможность применения к определенным отношениям, связанным с вексельным обращением, норм национального гражданского законодательства при соблюдении норм международных договоров. Это означает лишь, что применение норм национального законодательства не должно приводить к нарушению норм международных договоров. Изложенная позиция о возможности применения к обращению векселей норм национального гражданского законодательства подтверждается и практикой Высшего арбитражного суда РФ по отдельным делам, связанным с обращением векселей, в том числе залогом векселей (например, п. 8 Информационного письма президиума ВАС № 18 от 25 июля 1997 г. .
В связи с этим важно определить, возможно ли при организованном обращении векселей, предполагающем, в частности, нахождение векселей в депозитарии, соблюсти нормы вексельного законодательства. Представляется, что на этот вопрос может быть дан положительный ответ. В обоснование этого может быть рассмотрен целый ряд обстоятельств.
1. Соотношение сфер регулирования международного вексельного и национального законодательства в вопросах обращения векселей.
Вексельное законодательство регламентирует вопросы формы и реквизитов векселя, выдачи векселя, платежа по векселю и ряд других вопросов, касающихся отношений должник-кредитор. По существу переход права собственности (иного вещного права) на вексель в процессе его обращения вексельным законодательством специально не регламентируется. Регламентируется передача прав, удостоверенных векселем.
Однако в силу природы ценной бумаги, предполагающей неразрывную связь документа и выраженного в нем права и проистекающего из этого постулата классического принципа: , правильность совершения передаточных надписей определяет возможность рассмотрения лица, владеющего документом, во-первых, в качестве собственника (обладателя иного вещного права), а во-вторых, в качестве лица, имеющего право на осуществление прав, удостоверенных векселем.
Таким образом, именно этот последний аспект регулируется вексельным законодательством, но соблюдение требований передачи прав, удостоверенных векселем, необходимо для обеспечения возможности надлежащего перехода прав на вексель.
Вместе с тем проблема депозитарного учета векселей сопряжена с нахождением вещей, в данном случае векселей, у третьих лиц и переходом права собственности на векселя через посредство третьих лиц. Вексельное законодательство не ограничивает права собственника векселя, предоставляемые ему национальным общегражданским законодательством, передать на время вексель по какому-либо основанию третьему лицу и обеспечить с помощью этого третьего лица передачу векселя новому собственнику векселя. В рассматриваемых нами случаях в качестве такого третьего лица выступает депозитарий.
2. Нормы российского законодательства, применимые к депозитарному учету векселей.
Выше мы уже упоминали о нормативной базе, создающей правовую основу для депозитарного учета неэмиссионных ценных бумаг, к числу которых относятся и векселя.
Возникает вопрос: почему необходимо вести речь именно о депозитарном учете векселей и нельзя ограничиться простым хранением? Представляется, что ответ на этот вопрос напрямую не связан со спецификой векселей и в целом касается появления в общемировом масштабе депозитарных технологий, пришедших на смену простому хранению:

  • при хранении не происходит изменения способа фиксации прав на ценные бумаги на период нахождения ценной бумаги у хранителя, поэтому ведение учетных забалансовых записей хранителем по своим юридическим последствиям не может обеспечить переход прав от владельца к владельцу, поскольку забалансовые записи в данном случае не влекут правовых последствий в виде перехода прав на ценные бумаги к другому лицу;
  • нормы гражданского законодательства о договорах хранения не предусматривают возможности менять состав вещей на хранении (в том числе при хранении с обезличением), поскольку суть хранения заключается в обеспечении хранителем сохранности вещей (тех же самых — при хранении индивидуально-определенных вещей, либо вещей того же рода и качества — при хранении вещей с обезличением (ст. 886, ст. 890, 891, 900 ГК РФ). В связи с этим, например, изменение количества вещей, находящихся по договору хранения у хранителя, возможно по общим нормам гражданского законодательства путем внесения изменений в договор в каждом конкретном случае.
    Именно изменение способа фиксации прав на ценные бумаги, происходящее при передаче вещей на хранение и учет в депозитарий, позволяет решить проблему фиксации перехода прав на ценные бумаги от одного лица к другому без передачи самих ценных бумаг. Остается ответить на вопрос: является ли изменение способа фиксации прав на ценные бумаги нарушением вексельного законодательства?
    Представляется, что изменение способа фиксации прав на ценные бумаги при помещении векселей на хранение и учет в депозитарий не приводит к нарушению вексельного законодательства по следующим обстоятельствам:
  • помещение документарной ценной бумаги на депозитарное хранение и учет не приводит к исчезновению документа, являвшегося способом фиксации прав на вексель до передачи его в депозитарий. Происходит лишь временное, на период нахождения в депозитарии, обездвиживание ценной бумаги как документа. В любое время владелец векселя может потребовать выдачи его в виде документа, содержащего необходимые передаточные надписи, позволяющие квалифицировать данное лицо в качестве законного векселедержателя;
  • в период нахождения векселя в депозитарии, т.е. в период, когда вексель, как документ, обездвижен, права по векселю не осуществляются. Для осуществления прав по векселю (платежа по векселю, в том числе процентов в предусмотренных случаях) с точки зрения необходимости соблюдения формальных процедур вексельного законодательства вексель необходимо физически забрать из депозитария и предъявить к платежу. Это может сделать как сам владелец векселя — законный векселедержатель, так и уполномоченное им лицо, в качестве которого может выступать и сам депозитарий. Таким образом, на период нахождения векселя в депозитарии отношения, регулируемые вексельным законодательством, практически не затрагиваются. Главная задача депозитариев — обеспечить по требованию депонента счета депо владельца, на котором учитываются векселя, выдачу векселей в форме, содержащей все необходимые передаточные надписи. С позиций вексельного законодательства следует иметь в виду, что выдача векселей в форме не может быть ограничена, в том числе условиями депозитарного договора.
    Интересно, что помимо специальных нормативных актов — федерального закона и положения , устанавливающих правила осуществления депозитарной деятельности, с позиций буквального толкования ст. 149 ГК РФ можно допустить ее применение и к векселям, как ордерным ценным бумагам (даже имеющим бланковый индоссамент), поскольку в указанной статье возможность фиксации прав лицом, имеющим специальную лицензию (т.е. депозитарием), установлена в отношении ордерных ценных бумаг. Следует повториться, что изложенное не означает возможности появления бездокументарных векселей, вообще не имеющих такого способа фиксации, как документ. Это противоречило бы вексельному законодательству.
    3. Юридическо-технологические принципы организации депозитарного учета векселей.
    Проблема организации депозитарного учета векселей становится весьма актуальной, если рассматривать вексель как инструмент организованного рынка. Федеральный закон , а также нормативные акты ФКЦБ России, регулирующие деятельность организаторов торговли ценными бумагами, позволяют последним организовывать обращение неэмиссионных ценных бумаг.
    Технология депозитарного учета векселей, учитывающая требования вексельного законодательства, с одной стороны, а с другой — позволяющая сделать вексель пригодным для обращения на организованном рынке, должна базироваться на следующих принципах.
    3.1. Передача векселей на хранение и учет в депозитарий с бланковым индоссаментом.
    Именно этот способ передачи прав, удостоверенных векселем, является наиболее приемлемым с точки зрения соблюдения вексельного законодательства. По условиям дальнейшей передачи вексель фактически превращается в предъявительскую ценную бумагу (хотя формально его статус ордерной бумаги сохраняется) и подлежит дальнейшей передаче путем простого вручения.
    В связи с этим существенным является отражение в депозитарных договорах специфики учета векселей. В частности, наиболее важные положения, которые необходимо включить в депозитарные договоры, могут быть сформулированы следующим образом: .
    Предлагаемый иногда на практике способ организации депозитарного хранения и учета векселей, базирующийся на принципе проставления депозитарием именных индоссаментов на векселях в период нахождения векселей в депозитарии, проблематичен и вряд ли может быть признан адекватным. Это связано, в частности, с тем, что, осуществляя проставление индоссаментов от имени своих клиентов — депонентов, депозитарий может оказаться представителем одновременно и индоссанта, и индоссата.
    В соответствии с п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства. (При этом коммерческое представительство может возникнуть по существу только в отношениях между коммерческими организациями при осуществлении ими предпринимательской деятельности, поскольку коммерческим представителем в соответствии с п. 1 ст. 184 ГК РФ является лицо, постоянно и самостоятельно представительствующее от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности. В ГК РФ содержится исчерпывающий перечень коммерческих организаций. В их число, например, не входят физические лица, которые также могут приобретать векселя в процессе их обращения. Эти факторы позволяют сделать вывод о нецелесообразности рассмотрения указанной схемы передачи прав, удостоверенных векселями, находящимися в депозитарии.
    Поскольку речь идет о векселях с бланковым индоссаментом, при решении вопроса о возможности депозитарного обслуживания возникает вопрос о правомерности депозитарного учета предъявительских ценных бумаг.
    Во-первых, в принципе возможность депозитарного учета предъявительских ценных бумаг заложена в федеральном законе для эмиссионных ценных бумаг. Указанное следует из норм ст. 29 данного закона, определяющей момент перехода прав на эмиссионные ценные бумаги.
    Помимо этого, уже безотносительно к делению на эмиссионные и неэмиссионные ценные бумаги, возможность депозитарного учета предъявительских и ордерных ценных бумаг предусмотрена п. 8.1.5. положения ФКЦБ России № 36 от 16 октября 1997 г .
    Интересно, что если в отношении предъявительских ценных бумаг может быть отмечено формальное несоответствие норм закона и ст. 149 ГК РФ, то в отношении ордерных ценных бумаг, к которым вексель формально относится вне зависимости от наличия на нем бланкового индоссамента, на такого рода несоответствие указано быть не может. Как отмечалось, в ст. 149 ГК РФ напрямую упомянуты ордерные ценные бумаги.
    Поскольку в отношении предъявительских ценных бумаг, а также приравненных к ним по условиям обращения векселей с бланковым индоссаментом, отсутствуют специальные требования идентификации законного владельца, вопрос об определении владельца должен решаться как и для других обычных движимых вещей. Владелец движимых вещей формально определяется по факту владения ценной бумагой. Однако у депозитария, как и у других лиц, являющихся простыми держателями чужих вещей, не возникает прав на находящееся у них имущество, в том числе векселя.
    Сам по себе факт передачи ценной бумаги третьему лицу не свидетельствует об утрате юридического владения. Вопрос о сохранении статуса юридического владельца при нахождении вещей у третьих лиц рассматривался еще в классической теории римского права, в котором было дано понятие . Поэтому реальный юридический владелец такого рода ценных бумаг определяется исходя из наличия депозитарного договора, в котором обусловлено хранение и учет ценных бумаг.
    Вне зависимости от того, является ли ценная бумага предъявительской или именной, депозитарий ведет учет имущества по владельцам. Возникает вопрос: существует ли в данном случае противоречие с природой ценных бумаг? С формально-юридической точки зрения, как отмечалось выше, депозитарный учет предъявительских и ордерных ценных бумаг допускается в соответствии с федеральным законом , положением ФКЦБ России , а ордерных — также нормой ст. 149 ГК РФ. Представляется также, что индивидуализация владельца с необходимостью возникает в любых случаях передачи вещи третьему лицу, поскольку обязательственные отношения по своей природе индивидуальны. Депозитарий или, например, хранитель любого обыкновенного движимого, в том числе родового имущества, должен вести учет своих обязательств перед клиентами. Это не приводит к изменению природы предъявительских ценных бумаг, которая связана и со способом передачи прав, удостоверенных ими, — путем простого вручения, а при депозитарном учете — путем переводов по счетам депо учет предъявительских ценных бумаг по счетам депо.
    В отличие от этого, например, по именным ценным бумагам, в том числе бездокументарным, существует дополнительное требование ведения реестра владельцев, который легитимируется перед эмитентом на основании данных из системы ведения реестра. По предъявительским ценным бумагам такой идентификации владельцев не происходит.
    3.2. Открытое (обезличенное) хранение и учет в депозитарии как условие допуска векселей для обращения на организованный рынок.
    На условиях закрытого хранения, предусматривающего индвидуализацию каждой ценной бумаги, фактически невозможно проводить нетто-расчеты по сделкам с векселями, на которых в настоящее время в существующей инфраструктуре осуществляются расчеты как по денежным средствам, так и по ценным бумагам. При нетто-расчетах невозможно определить и зачислить на счет депо ценную бумагу, которая приобреталась как индивидуальная.
    Вместе с тем, поскольку вексель изначально может обладать индивидуально-определенными признаками, обеспечение депозитарного учета и хранения векселей на условиях открытого хранения должно отвечать ряду условий.
    Участники рынка, совершающие сделки с векселями, должны отдавать себе отчет в том, что векселя, по существу, обладают признаками родовых бумаг в силу стандартизации их реквизитов. Это возможно, если изначально информация в Торговой системе о векселях дана именно как о родовых бумагах. Совершая сделку, участник будет знать параметры ценной бумаги, однако на его счет будет переводиться любая из ценных бумаг, отвечающих таким параметрам.
    Таким образом, вексель должен восприниматься как , родовая ценная бумага с позиций Торговой системы. Это не означает необходимость совпадения всех реквизитов векселей, например, выдаваемых в рамках одной так называемой вексельной программы. Главное, что на момент допуска и Торговая система могла воспринять векселя как стандартные. В связи с этим необходимо отметить, что главную роль в обеспечении векселей играют именно депозитарии, ведущие счета депо владельцев.
    Именно депозитарий имеет информацию о конкретных векселях, помещаемых на депозитарное хранение и учет, в том числе о датах погашения. С точки зрения депозитарного учета можно организовать депозитарный учет на условиях открытого хранения таким образом, что векселя, в которых большинство реквизитов, кроме даты составления и дат погашения, являются едиными (вексельная сумма; векселедатель, авалист; при наличии такового — место составления и др.), будут группироваться депозитарием , объединяемым по признаку единой даты платежа (при условии совпадения других реквизитов, кроме даты составления). Дата составления не имеет значения, поскольку для обращения векселей, в том числе формирования их рыночных цен, как и для других бумаг, значение имеет период времени, оставшийся до погашения (поэтому, в частности, наличие разных дат составления векселей не является необходимым реквизитом, делающим вексель инструментом с точки зрения организованного рынка).
    Как только в депозитарий попадает вексель, отвечающий признакам какой-либо партии, он включается в число векселей, учитываемых в рамках данной партии. Понятие партии содержится в п. 6 Указания ЦБР № 292-У от 15 июля 1998 г. и может использоваться в случае, если неэмиссионные ценные бумаги обеспечивают владельцам одинаковые права. Указанный нормативный документ распространяется на кредитные организации, однако действующие нормативные акты ФКЦБ России не запрещают организацию депозитарного учета неэмиссионных ценных бумаг на подобных условиях.
    Дополнительный вопрос, который может возникнуть в связи с изложенными принципами организации депозитарного учета векселей: — определенность предмета сделки купли-продажи, поскольку, приобретая вексель на организованном рынке, участник не будет знать, какая дата составления проставлена на векселе, который может быть ему выдан на руки по его требованию.
    Набор признаков, позволяющих признать предмет определенным, законодательством строго не определен. Хотя такой реквизит, как дата составления, относится к числу обязательных вексельных реквизитов, представляется, что достаточным для признания определенности предмета сделки может считаться знание всех параметров (реквизитов) приобретаемых векселей, за исключением даты составления, поскольку, как отмечалось, для так называемых долговых ценных бумаг значение имеет именно срок, оставшийся до погашения. Именно он влияет на формирование рыночной цены и доходности таких ценных бумаг. (Кроме того, например, в бухгалтерском учете кредитных организаций при постановке ценных бумаг на баланс кредитной организации также принимается во внимание срок, оставшийся до даты погашения.)

    www.old.rcb.ru